×

24 Ноября 2014 16:12
2677
0

За первые три месяца после назначения уполномоченного при президенте РФ по делам Интернета удалось создать Экспертный совет отрасли, отметил первый российский Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев. В эксклюзивном интервью для JSON.TV он сказал, что этот коллективный орган является агрегатором мнений сообществ и ассоциаций внутри индустрии, а позиция Экспертного совета отражает позицию всей отрасли в целом. Путём общего голосования на собрании крупнейших игроков Интернет-рынка было решено, что в Экспертный совет должны входить представители ассоциаций и объединений, и не должны входить напрямую представители конкретных организаций – участников рынка. Каждый участник рынка должен быть участником какого-либо объединения.

 

По словам Дмитрия Мариничева, за 3 месяца в его службу не поступило ни одного обращения от организации, чьи права были бы нарушены. Были даны две консультации, связанные с постановлением «Wi-Fi по паспорту». А единственное зарегистрированное обращение поступило от четырех общественных организаций, представляющих интересы компаний в Интернете, по поводу закона «О персональных данных». Это обращение рассмотрено в полной мере, по нему написана резолюция.

 

Свой статус Дмитрий Мариничев определяет как «общественный уполномоченный». На этом посту он не получает зарплаты, поэтому совмещает его с должностью директора в коммерческой структуре. Интернет-омбудсмен не имеет своего отдельного бюджета и осуществляет свою деятельность в рамках института бизнес-омбудсмена Бориса Титова.

 

Кроме того, в полной версии видеоинтервью на JSON.TV Дмитрий Мариничев ответил на вопросы о некоторых тонкостях в законе о персональных данных, о возможности регулирования Интернет-отрасли и отключения российского сегмента от мировой сети.

 

Ведущий – Сергей Корзун

 

Справка JSON.TV

Дмитрий Николаевич Мариничев.

Родился 12 июля 1975 г. в Богородицке Тульской обл. Окончил Московский институт электронной техники (факультет автоматики и электронного машиностроения), по специальности «инженер электронной техники». В 1999 году основал и возглавил компанию-системный интегратор «Радиус Груп». 8 июля 2014 г. назначен уполномоченным при президенте РФ (омбудсменом) по вопросам, связанным с ликвидацией нарушений прав предпринимателей при осуществлении регулирования, контроля функционирования и развития интернета.

 

 

Полный текст расшифровки интервью:

 

JSON.TV: Всех приветствую, я Сергей Корзун, сегодня мы в гостях у первого российского Интернет-омбудсмена, Дмитрия Мариничева. Здравствуйте Дмитрий Николаевич.

 

Дмитрий Мариничев: День добрый.

 

JSON.TV: Полностью Вашу должность не буду называть. Уполномоченный при президенте РФ по всем вопросам, связанным с защитой предпринимателей в области Интернета и регулирования Интернета.

 

Дмитрий Мариничев: Приблизительно так.

 

JSON.TV: Давайте обновим информацию о Вас. Родились Вы 12 июля 1975 года, в городе Богородицк, Тульской области. В 1997 году окончили «Московский институт электронной техники».

 

Дмитрий Мариничев: В Зеленограде, да.

 

JSON.TV: Ваша специальность?

 

Дмитрий Мариничев: Инженер электронной техники.

 

JSON.TV: Связаны с IKT- бизнесом практически с института?

 

Дмитрий Мариничев: Да, удивительно, но я, наверное, единственный, кто в перестроечный период работает по специальности.

 

JSON.TV: А как Вам удалось работать по специальности, в это, достаточно тяжелое время?

 

JSON.TV: Учиться было тяжело, работать было легче. История на самом деле простая. Я работать начал раньше, чем поступил в институт. У меня была забавная история в детстве, в школьные годы у меня был компьютер, на базе ZXSpectrum, назывался Profi. Это такая отечественная разработка, Зеленоградская, насколько я помню. Я им увлекся, программированием занимался, так его любил, ставил себе какие-то цели и задачи. У меня было много вопросов, т.к. доступ к информации был ограничен. В тот момент должности Интернет-омбудсмена еще не существовало. В то время еще не было Интернета, это был примерно 1988 год. Я приехал в гости на моменте поступления в институт в кооператив, который как-раз и занимался производством этих компьютеров и их продажей, чтобы они ответили мне на мои вопросы, но оказалось, что ответить они мне на них не могут и тут же предложили мне работать. На мои возражения, что я еще в институт не поступил, может быть в Москве не задержусь, директор махнул рукой и сказал: ну, в институт ты точно поступишь, а вот работать тебе надо. Давай с нами. Так и началась моя, почти официальная трудовая деятельность, в институт я, конечно потом поступил, спустя месяц после этой встречи. Еще через пару месяцев, будучи уже студентом, в общежитии я познакомился со старшими товарищами, которые были повернуты, помешаны на электронике. Все, кто жил в общежитии, так или иначе имели отношение к электронике, к компьютерам, к сетям, к программированию и всему, что с этим было связано. Я влился в их стройные ряды. Они занимались разработкой soft’а, паяли АОНы, антиАОНы, делали программы, все это продавали на радиорынки. И вот как-то на радиорынок попали и мои продукты, для Spectrum, тогда он был в народе очень популярным изделием, единственным народным компьютером, если можно выразиться таким образом. Вот это оказались мои первые, честно заработанные, можно сказать, с лицензией, денежные средства.

 

JSON.TV: Два года спустя, после окончания института, в 1999 году, Вы основываете компанию системный интегратор RadiusGroup и до сих пор являетесь директором и президентом этой компании?

 

Дмитрий Мариничев: Да, совершенно верно.

 

JSON.TV: Теперь о назначении Интернет-омбудсмена. Оно произошло в июле 2014 года, Вы уже освоились в этой должности отчасти?

 

Дмитрий Мариничев: Есть немного, хотя, честно так, до сих пор не привык. Потому что работа в должности мало чем отличается от работы в бизнесе. Конкретно если брать то, чем приходится заниматься. Немного тяжело, с точки зрения очень пристального внимания со стороны СМИ, этого я совершенно не ожидал, честно скажу, честно признаюсь. Не то, что это как-то внутренне напрягает или тяжело, но они все время держат в тонусе, потому что часто, они естественно мониторят и узнают первыми о всем, что у нас происходит и сразу же начинают задавать вопросы, как я к этому отношусь. Все это должно быть уже вчера в подготовленных ответах…

 

JSON.TV: Вот и мы за этими ответами, собственно, приехали.

 

Дмитрий Мариничев: Приходится все время работать над собой, на тем, что происходит. Потому, что предвосхищая даже вопрос скажу, что классическая форма омбудсменства подразумевает конкретную проблематику конкретного предпринимателя. И уже на базе этого кейса или серии кейсов определяется проблема отрасли или проблема регулирования, как бы оно идет от конкретики. С Интернетом получилось все наоборот, я не знаю другой отрасли, где нет проблемы конкретного предпринимателя, а есть проблема отрасли. Здесь такая получилась ситуация, когда приходится сражаться за всю отрасль целиком.

 

JSON.TV: Вы по статусу государственный чиновник, как омбудсмен, или нет?

 

Дмитрий Мариничев: Нет. Я по статусу общественный уполномоченный. Зарплату я не получаю, поэтому могу совмещать с должностью генерального директора в коммерческой структуре. Что я в принципе и делаю.

 

JSON.TV: Есть у вас какой-то аппарат, для осуществления этих функций?

 

Дмитрий Мариничев: Есть в институте уполномоченного аппарат, который соответственно к моему распоряжению очень много помогает, очень много что делает, юридическая служба, все это есть.

 

JSON.TV: Борис Титов, ваш начальник, если простыми словами?

 

Дмитрий Мариничев: Если простыми словами, то да. Можно сказать, непосредственный начальник, если в терминах бизнеса говорить.

 

JSON.TV: А Элла Панфилова?

 

Дмитрий Мариничев: Нет. Это параллельная история.

 

JSON.TV:  Есть ли у Вас какой-то бюджет?

 

Дмитрий Мариничев: Нет, конкретно мне бюджет не выписан. Я бюджетом не распоряжаюсь, слава Богу, нет такой задачи. Есть бюджет омбудсмена, непосредственно, ведение всей деятельности, он распоряжается, меня это более чем устраивает.

 

JSON.TV: Штат помощников есть? Потому что в одиночку со всем справиться невозможно?

 

Дмитрий Мариничев: У меня есть штат помощников, моих помощников, которые занимаются всеми вопросами, координацией. Но, самый большой штат помощников – это все ассоциации, общественные объединения, которые сформированы в среде Интернета. Они существовали, существуют, и я уверен, будут существовать. И они проделывают колоссальный пласт работ, я не могу присваивать себе результаты их труда. Единственное, я могу согласиться и не согласиться с их позицией. Но в любом случае, я стараюсь продвигать идеи авторов, те, кто это производил, как продукт и делает на сегодняшний день. Можно сказать, что у меня огромный штат людей, который вместе со мной сейчас.

 

JSON.TV: Каковы Ваши реальные полномочия? С президентом Вы общаетесь через Бориса Титова? Известны Ваши споры с Владимиром Путиным на нескольких конференциях, что как полагают, и послужило основой возможного назначения Интернет-омбудсменом. С кем Вам удалось встретиться «в верхах» за это время и каковы Ваши реальные возможности?

 

Дмитрий Мариничев: На самом деле, возможностей достаточно много, и по закону у омбудсмена много прав, затребовать те или иные дела, получать справки, информацию из Госдумы по готовящимся законопроектам, постановлениям, актам. Если это касается меня, конкретно, то я имею все те права что установлены законом «Об уполномоченных лицах».

 

JSON.TV: Вы реально уже встречались с президентом или премьер-министром за время работы в этой должности?

 

Дмитрий Мариничев: Нет, за эти 3 месяца пока этого не произошло. В целом, нет предмета для встречи. Очень много сейчас вопросов, связанных с регулированием Интернета, но я считаю, что это недостаточный объем проблем, который нельзя решить без конкретной встречи с президентом. Хотя, не для кого не секрет, что сейчас мы готовим обращение, которое непосредственно будет направлено на президента. Это касается такой болезненной темы, как закон о персональных данных.

 

JSON.TV: О нем мы поговорим подробнее еще чуть-чуть попозже. Как индустрия отреагировала на появление Вашей должности, сразу поступило много обращений? Какая обстановка?

 

Дмитрий Мариничев: Сложно ответить. Если читать отзывы, то по-разному, было много вопросов, кто такой, почему.

 

JSON.TV: Судя по количеству визитных карточек на Вашем столе, похоже, что отреагировали массовым появлением у Вас в кабинете?

 

Дмитрий Мариничев: Встреч действительно происходит очень много. С моей точки зрения, в целом, индустрия отреагировала очень хорошо. После первого знакомства, согласования общего плана действия, и после того как наметили общие горизонты, цели основные игроки, общественные организации отреагировали положительно. Отношения доверительные, комфортные. Я со своей стороны целиком и полностью всегда стараюсь открыто взаимодействовать и по возможности помогать, мне нравится, как у нас сейчас все происходит.

 

JSON.TV: Уже были встречи с ассоциациями, предпринимателями?

 

Дмитрий Мариничев: Да, буквально 2 недели назад, у нас прошло первое в истории России собрание общественных организаций, крупных игроков Интернет-рынка, в результате чего Интернет-отрасль, родилась как отрасль. Нельзя сказать, что ее не было, она была, и уже пристальное внимание со стороны власти на нее и все остальное. Но в первый раз мы собрались и определили свою общую, сбалансированную, единую позицию по многим животрепещущим вопросам. На основе этой позиции мы и будем выходить на президента РФ.

 

JSON.TV: В одном из первых интервью, вы сказали, что в задачи омбудсмена входит консолидация всего Интернет-сообщества, всех его профессиональных участников. Это как раз движение по этому пути?

 

Дмитрий Мариничев: Да, я считаю, что за первые три месяца в новом статусе, сам факт того, что это случилось и нам это удалось, это, наверное, и есть сигнал, о том, что есть с кем разговаривать. Есть конкретная точка входа, где можно получить профессиональный ответ, на возникший вопрос. Причем экспертный совет отрасли, который мы создали, он сам по себе не является чем-то, что производит этот продукт, это является неким агрегатором по сбору мнений профессиональных сообществ и ассоциаций, они дают резюме, от каждого конкретного профессионального сообщества. Позиция экспертного совета отражает позицию всей отрасли в целом. Это очень продуктивно, прогрессивно и абсолютно правильно.

 

JSON.TV: Все ли имеют представительство в экспертном совете, либо только «крупняки» отрасли?

 

Дмитрий Мариничев: Это был очень сложный момент. Путем общего мнения, мы пришли к пониманию того, что в экспертный совет должны входить представители ассоциаций и объединений, и не должны входить напрямую представители конкретных организаций, участников рынка. Я считаю, что это верное решение. Потому что каждый участник рынка должен быть участником какого-либо объединения, он должен быть сконсолидирован. Интернет состоит из огромного пласта различных подотраслей. Это те, кто занимаются телекомом, те, кто занимается инфраструктурными решениями, делают разработку программного обеспечения, те, кто в нашем понимании являются Интернет-компанией, и у всех свои потребности и задачи. Объединяясь, они формируют отношение к себе. Мы считаем, что любая компания, должна быть объединена в некую подотрасль. Какая крупная она не была, она должна быть участником какого-то общественного движения. Должна нормальным образом влиять на рынок, выражать свою позицию. Это не говорит, что мы кому-то что-то запретим, как раз наоборот, но голос бизнеса будет звучать опосредованным представительством. Чем-то похоже на Думу, т.е каким бы важным не был человек, все равно свои предложения он проводит через депутатов, а депутату доверяет общество, т.е. компания делегирует свой голос в общественную организацию, а организация представляет эксперта, который защищает позицию конкретной подотрасли.

 

JSON.TV: Кроме объединения предпринимателей определенного сектора, основная задача омбудсмена – это, в первую очередь, защита прав. Есть индустриальные комитеты, есть институт омбудсменства, который немного от этого отличается. Вы работаете с заявлениями отдельных компаний или предпринимателей, чем занимался Владимир Лукин или Алла Панфилова. К Вам приходят непосредственно обращения граждан?

 

Дмитрий Мариничев: Здесь все немного наоборот. За 3 месяца не поступило ни одного обращения от организации, чьи права были бы нарушены или были бы какие-то проблемы. Было два вопроса, но они носили скорее консультационный характер, чем проблематичный, одно обращение было от ресторана, другое от кафе. Это было связано с постановлением о Wi-Fi по паспорту, у них был вопрос, что теперь с этим делать. Единственное обращение, которое было зарегистрировано, как обращение, поступило от четырех общественных организаций, представляющих интересы компаний в Интернете, которое связано с законом «О персональных данных». Это обращение отработано в полном объеме, по нему написана резолюция, она передана в аппарат уполномоченного. И сейчас мы готовим непосредственно обращение к президенту. Оно не то, чтобы базировалось на этом заявлении, а носит скорее аналитический характер, относительно проблематики отрасли.

 

JSON.TV: Давайте поговорим подробнее о законе «О персональных данных», с чем в нем не согласны представители индустрии, и что в нем можно поправить?

 

Дмитрий Мариничев: Представители индустрии выражают общую позицию. Во-первых, 1 января 2015 года, закон в силу вступить не может, чтобы быть нормальным образом исполненным. Мы хотим его перенести на первоначальный срок, на 1 сентября 2016 года. Чтобы у всех компаний была возможность подготовиться к его вступлению. Чтобы он нормально функционировал, а не просто был принят, и потом в нем была куча исключений и полгода он был бы таким «стыдным» событием, если говорить простыми словами. Во-вторых, мы настаиваем на внесении изменений и поправок в закон «О персональных данных» от 2006 года, который уже рабоатет, для того чтобы его привести в соответствие с техническими реалиями сегодняшнего дня. Чтобы он тоже стал работоспособным и было понятно, как его исполнять. Сам по себе этот закон нужен, и индустрия никоем образом не против него.

 

JSON.TV: На какие данные распространяется этот закон? Допустим у меня есть несколько почтовых ящиков, в разных доменах.

 

Дмитрий Мариничев: Если закон вступит с 1 января, то ресурсы, которые Вам предоставляют эти сервисы, будут в черном списке, их заблокируют на территории РФ.

 

JSON.TV: Вы уже говорили, что iPhone, iPad работать не смогут, их заблокируют на территории РФ.

 

Дмитрий Мариничев: Работать они смогут, их должны заблокировать сайты, которые предоставляют этот сервис, это две большие разницы. Хотя теоретически и практически, компания Apple должна соблюдать закон на той территории, на которой она представлена, соответственно она не должна предоставлять этот сервис. Сама, не взирая на то, заблокировали его, или нет.

 

JSON.TV: Может ли что-то измениться до сентября 2016 года?

 

Дмитрий Мариничев: Конечно. Во-первых, за это время можно провести большую работу, то что будет регулироваться подзаконными актами, постановлениями и прочими документами, которые будут регламентировать и описывать как этот закон будет исполняться. В каком формате это должно контролироваться. Банальный пример: нельзя передавать персональные данные граждан РФ за пределы РФ, они должны храниться и обрабатываться здесь. Я задаюсь вопросом, как обеспечить контроль всего трафика, который входит и выходит из территории РФ, есть ли там персональные данные, или нет? Это будет такой «Великий таможенный Firewall», который будет это определять. Но криптографию и шифрование-то никто не отменял, VPN также есть. Выходит, что нужно получить доступ ко всем протоколам, кодировкам и т.п., с целью определения идут персональные данные или нет. Во-вторых, что такое персональные данные? Это имя и фамилия, получается нужно иметь общий реестр все имен и фамилий, всех возможных, даже такие имена как Люцифер, где-то это должно быть, чтобы сравнивать данные это российского гражданина или нет. Кроме того, есть фотографии, на которых могут быть написаны имя и фамилия, нужно следить за этим, чтобы они не попали в Instagram или Facebook.

 

JSON.TV: Вы уже определили круг технических проблем, которые на взгляд неспециалиста, решить за ближайшие 1,5-2 года вряд ли представляется возможным. Или есть способы решения этих проблем?

 

Дмитрий Мариничев: Есть. Первый способ: это уточнить, что вообще является персональными данными, привести закон «О персональных данных», в соответствии с европейским законодательством.

 

JSON.TV: А какая ситуация в Европе относительно данной ситуации?

 

Дмитрий Мариничев: В Европе есть возможность трансграничной передачи данных. Там есть простые или нечувствительные персональные данные. С терминологией надо определяться, я не хочу, чтобы за нее зацепились, поскольку это достаточно тонкий момент. Есть набор персональных данных, которыми может распоряжаться сам человек, и мы за то, чтобы было достаточным условием, уведомить человека, где будут храниться и обрабатываться его персональные данные и давая свое согласие, будет возможность передачи их в другую юрисдикцию. Это могут быть просто, фамилия, имя, отчество, дата рождения. Самый необходимый минимальный набор для бронирования отеля, покупки билетов и т.п. В моем понимании и в понимании отрасли, такого класса персональные данные должны иметь возможность передаваться с согласия самого владельца этих данных.

 

JSON.TV: Кроме геополитических соображений, есть еще какие-либо факторы, которые указывают на то, что закон «О персональных данных» нужно менять, делать его более жестким? Либо это политически мотивированная ситуация?

 

Дмитрий Мариничев: Всегда у любой истории есть 2 стороны. Нельзя сказать, что что-то там плохо или хорошо. Я считаю, что со временем все законы становятся плохими, это естественно, поскольку жизнь меняется, технологический уклад меняется, общество, и законы становятся неприменимы с точки зрения здравого смысла, логики и текущего существования. Примеров масса, когда-то в Венеции был налог на тень, на дым из трубы, сейчас это бессмысленно. У нас закон «О персональных данных» принимается уже устаревшим, он уже нехороший, его нужно привести в соответствие. Но этот закон так или иначе – это защита государственности, как таковой.  Потому что есть масса персональных данных, которые могут быть похищены и это может стать угрозой существованию и стабильности конкретного общества, конкретного государства. Это абсолютно правильный тренд. Если мы хотим сохранить самоидентичность, мы должны думать об этом. И закон «О персональных данных» является базисным инструментом для начала самоопределения и самосохранения.

 

JSON.TV: Что еще нужно сделать для того чтобы закон был полностью доработан, кроме уточнения понятия о персональных данных и возможности дублирования в других юрисдикциях? Какие есть еще болевые точки этого закона?

 

Дмитрий Мариничев: Достаточно много болевых точек. Я бы не хотел конкретизировать в рамках нашей передачи. Думаю, что вскоре, они будут доступны для общественности.

 

JSON.TV: Вы говорили, что готовите документы для президента, по Вашему мнению, насколько президент и его окружение прислушаются к ним? Рассчитываете ли Вы на непосредственный эффект от этого обращения, и в каком виде? В виде большого совещания, широкой дискуссии в прессе и т.д.?

 

Дмитрий Мариничев: По этому поводу уже итак много обсуждений и мнений. Наша позиция не уникальна. Я абсолютно уверен что-то будет сделано правильно, так, как мы предлагаем.

 

JSON.TV: Давайте поговорим о текущих тенденция по регулированию Интернета. Последнее время в России очень много об этом говорят, и немало делают. Анонимное или персонализированное пользование сетями Wi-Fi. На Ваш взгляд, нужно ли сильно регулировать Интернет?

 

Дмитрий Мариничев: Сложно ответить на вопрос, потому что «сильно регулировать» - немного размытое понятие.

 

JSON.TV: Хорошо, сформулирую по-другому. Многие предприниматели в области IT, с которыми мы общаемся, говорят, что в России хорошо то, что государство пока до сих пор не обращала особого внимания на эту отрасль, не входила глубоко в ее проблемы, и отсутствие государства во многих случаях способствует развитию бизнеса.

 

Дмитрий Мариничев: И да, и нет. Поясню, моя личная жизненная позиция – Интернет регулировать нужно и просто необходимо. По поводу того, стоит ли следить жестко, то вопрос не совсем корректный, регулировать его нужно правильно. Регулировать нужно не в реалиях сегодняшнего дня, а в реалиях завтрашнего дня, только тогда законы будут рабочими, только тогда они смогут правильно структурировать отрасль. То, что отрасль развивалась без участия государства – это факт. Но сейчас она «взрослеет», и что самое главное, она становится основополагающей отраслью, которая является базисом развития государственной модели, и взаимодействия людей и бизнесов между собой. Не обращать на нее внимание невозможно. Например, когда началось строение железных дорог, то внимание уделяли всем аспектам строительства. Когда только начали строить, то строить могли в разных областях нашей Родины. Государство сформировало законы о регулировании этой отрасли, и ширина колейности, и построение полустанков, и требования к почтовым поездам и т.п. И это влияет на развитие государства, как такового. Точно такая же ситуация сейчас происходит и с Интернетом. Регулировать его лишь частично нельзя, это непонимание того, к чему приведут изменения. Это можно сравнить с тем, что в 1850 году, у людей спросили бы, к чему может привести активное развитие железнодорожных дорог. Как будет функционировать, кто будет обслуживать, где находиться, что будет сопутствовать, как развиваться и т.д. Это огромное количество структурных и инфраструктурных изменений и вообще взаимодействий людей. Здесь все ровно точно также. Интернет позволяет бизнесам мигрировать в облака, и онлайн и оффлайн бизнесу. Это все идет в одной единственной парадигме. Соответственно, принимая законы, мы должны принимать во внимание соответствуют ли они завтрашнему дню, или нет. Законами мы направляем движение в одно правильное русло. Ни больше, ни меньше.

 

JSON.TV: Значит это возможно?

 

Дмитрий Мариничев: Абсолютно возможно, и это нужно делать. Тогда и соответственно позиция не то что «интернетчиков», но и страны в целом сильно изменится. Интернет позволяет консолидировать достаточно малые группы высококвалифицированных специалистов на территории всей России. Это немаловажно. Вы можете создавать фокусные, проектные команды, которые разбросаны по территории всей страны. И производить конкретный продукт, который может конкурировать на мировом уровне.

 

JSON.TV: Еще одна страшилка, это отключение России от сети Интернет в случае некой чрезвычайной ситуации. Насколько это реально на Ваш взгляд и обосновано ли это?

 

Дмитрий Мариничев: Это вполне реально. Интернет можно отключить с двух сторон, с внешней и внутренней. С внутренней, он отключается административными путями, с внешней, можно сломать техническим путем. Отключение российского сегмента Интернета – это условия даже не «холодной войны», а условия фактически полной провокации. Мы должны отдавать себе отчет, что такого класса действия приведут к эскалации реального конфликта между государствами. Это очень серьезная тема, поэтому я даже не буду рассматривать ее всерьез. Хотя, с точки зрения государства, хотя бы задуматься об этом и понять, как это функционирует, насколько мы уязвимы, абсолютно разумное, правильное решение. Вопрос в том, стоит ли это преподносить, как отключение от Интернета, наверное, нет. С другой стороны, нужно понимать, что российский сегмент Интернета, начал развиваться после того, как уже были развиты сети в Западной Европе. И технически отключить или закрыть Рунет на сегодняшний день невозможно, это приведет к невозможности обмена данными между какими-либо обособленными частями и подсетями внутри России. Для того чтобы это ликвидировать, нужно проводить достаточно много инвестиций и строить взаимодействие между подсетями, дополнительные сети, то есть тут очень много работы. Россия – большая страна, это все не очень дешево. И еще, все-таки Интернет – это сеть, которая позволяет общаться всему миру, всему человечеству и это нужно поддерживать. Дробить на отдельные княжества – это путь в никуда. Я сторонник того, что мы должны развивать сеть, которая предоставляет государственные услуги. Она может быть не связана с сетью Интернет. Она может быть достаточно прозрачной, когда вы обращаетесь через сеть Интернет и попадаете в подсеть. У нас любая компания имеет свою замкнутую сеть, в которую снаружи войти нельзя. Но подняв VPN канал, имея логин и пароль вы можете присоединиться к ней, получить доступ к ее файлам, электронным библиотекам. Здесь такой же принцип. Заботиться о сети, которая является государственной, предоставляет госуслуги, множество сервисов именно для граждан России, и закрыта от атак и взломов – это правильное решение. Оно может быть параллельное. Тогда мы получим свой конкретный Интранет, который может взаимодействовать с Интернетом, фактически мы будем находиться в двух сетях. На мой взгляд, это правильное направление, в котором имеет смысл двигаться.

 

JSON.TV: Кроме закона «О персональных данных», какие еще вопросы являются критичными для отрасли, и требуют решения, по Вашему мнению, и мнению представителей области в ближайшее время?

 

Дмитрий Мариничев: В ближайшее время, нужно решить один простой вопрос, который мы сейчас достаточно сильно эскалируем, и, наверное, являющийся самым ключевом. Мы настаиваем на том, чтобы все законопроекты, вносимые в Госдуму, принимаемые относительно отрасли, получали экспертную оценку от представителей отрасли, в обязательном порядке, прежде чем они будут приняты и рассмотрены.

 

JSON.TV: Как это возможно? Через институт омбудсменства, через правительство?

 

Дмитрий Мариничев: Мы думаем, что это будем возможно через институт омбудсмена. То обращение, которое мы готовим, достаточно четко показывает, как это можно сделать.

 

JSON.TV: Ближе к концу, если позволите, несколько общественно-профессионально-личных вопросов. Есть ли в Вашей жизни, так называемые «бизнес-иконы», те люди, на которых Вы ориентируетесь?

 

Дмитрий Мариничев: Нет, честно.

 

JSON.TV: Не сотвори себе кумира?

 

Дмитрий Мариничев: Я всегда придерживаюсь этой позиции. Вся айтишная тематика тем хороша, что она очень демократична. Здесь даже самый крутой гуру, который достиг умопомрачительных успехов, если встретиться с простым айтишников, то будет общаться с ним на равных. Это уникальная профессиональная среда, где нет ярко выраженной субординации, мне нравится это чувство. Оно всегда заводит, когда кто-то добивается успехов и тебе нравится продукт. Но это не отношение конкретно к личности, а отношение именно к тому достижению, к тому делу, которое он сотворил. Во времена студенчества, у нас в общежитии у нас были два человека, которые мало чем отличающихся от создателей Apple, по характеру, темпераменту и даже по производимым изделиям, они были одинаковыми. Помните историю, со Стивом Джобсом и Возняком, когда они продавали телефонные грабберы, и соответственно можно было куда-то позвонить. У нас была такая же штука, которую они делали и продавали. Соответственно, когда они паяли свой компьютер, они тоже паяли свои. И даже разрабатывали свои ОС. То есть и люди, и все параллели, и продукты были абсолютно идентичны, не было никакой разницы. Единственная разница в том, что мы, наверное, лет на 10 отставали от Америки, но именно это позволило отрасли вырасти самой по себе. Если задуматься, то и в США на отрасль обратили внимание, когда она созрела, поспела и ее нельзя уже было не замечать. Никто не делал каких-то усилий, чтобы взрастить тот же Apple. Он был скорее вопреки. У меня нет каких-то определенных кумиров, есть люди, мысли и идеи которых мне импонируют.

 

JSON.TV: Ну, две фамилии Вы уже назвали.

 

Дмитрий Мариничев: Да, но хотя, с точки зрения идей, я могу сказать, что в том или ином виде, реализация этих идей у нас была еще 20 с лишним лет назад. Технически, еще наши отцы придумали все очень правильно и очень хорошо.

 

JSON.TV: Какой Вы, как руководитель? Пользуетесь исключительно своими идеями, или интегратор идей и можете пойти на компромисс?

 

Дмитрий Мариничев: Я скорее увлекающийся идеей. Если она действительно стоящая, то не важно откуда она пришла, из моей головы или головы партнера, я ее поддержу.

 

JSON.TV: Какие гаджеты всегда находятся при Вас, чем пользуетесь в этой области?

 

Дмитрий Мариничев: Пользуюсь, наверное, всем. Продукцией Apple, Samsung, HP. Особых явно выраженных предпочтений нет. Хотя, последнее время, мне нравится продукция Appleбольше.

 

JSON.TV: Пользуетесь ли какими-либо современными «примочками»? «Умные» часы, google-очки, например?

 

Дмитрий Мариничев: Если честно, то я не любитель всего этого. Я этим уже переболел, эти очки еще, как идея были давно. Даже реализация была давно. Меня это не цепляет особо, я отношусь к этому спокойно. Нет такого, чтобы я был апологетом, что надо постоять в очереди, купить первым, нет.

 

JSON.TV: Спасибо Вам огромное за это интервью. Сегодня JSON.TV был в гостях у первого российского омбудсмена Дмитрия Мариничева, всем счастливо!