×

29 Декабря 2016 13:54
2945
0

Слушайте подкаст программы:

 

«Решение Omnicomm оnline состоит из трёх вещей. Это датчик уровня топлива, его устанавливают прямо в автомобильный бак, потому что штатные датчики уровня топлива имеют очень большую погрешность, их очень легко обмануть. Наш датчик уровня топлива имеет погрешность менее 1 %, он внесён в официальный реестр средств измерения, поэтому даже малейший слив 500г - 1л сразу будет заметен, и об этом придёт уведомление, если этот порог слива установлен. Владелец бизнеса об этом сразу узнает. Соответственно, у водителя нет возможности провести ту или иную махинацию с топливом».

 

«Конечно, были попытки, пытались обмануть датчик, были случаи даже когда засовывали в бензобак грелку, надували её, чтобы увеличить объем. Были случаи, когда к баку приваривали трубку, которая идёт к компрессорному баллону и, выпуская воздух, за 10 секунд сливали порядка 25 – 30 л. Решение показывало, а водитель говорил: я не могу за 10 секунд слить 30 л, как это так? В итоге потом все это выяснилось, и водитель был наказан. Для того, чтобы исключить все махинации с топливом, ставится датчик уровня топлива. Второй момент – это навигационный терминал. По сути дела, он работает, как чёрный ящик в самолёте. Он собирает абсолютно всю информацию о работе техники, скорости передвижения, треке...».

 

«В некоторых случаях те люди, которые принимают решения в компаниях, намеренно не заинтересованы внедрять новые технологии, потому что они находятся в зоне интересов. По сути, когда к ним приходит наш партнёр и предлагает поставить наше решение, были случаи, когда предложили так: мы вам поставим решение, а на сэкономленные деньги вы нам оплатите это решение. Компании на это тоже идут. И нам говорили, что вы знаете, мы не хотим ставить, мы и так все знаем и контролировать не будем. Но после того, как владелец настоял и сам поставил, оказалось, что тот человек, который принимает решение, в цепочке хищений был заинтересован, финансово замотивирован и получал неплохую прибавку к зарплате».

 

«Топливо можно своровать не только вылив его из бака, как это раньше было. Сейчас очень много новых технологий, например, водитель приезжает на заправку, как правило, сейчас безналичный расчёт, говорит, мне 100 л топлива дайте, пожалуйста, в бак. Он заливает 80 в бак, 20 себе в канистру. Или, например, другой момент, когда водитель подходит и говорит: мне 80 л заправьте, а 20 л обналичьте. Есть заправки, которые тоже на это идут. Ему отдают наличкой эти деньги, и он спокойно с прибавкой едет домой.

 

Буквально недавно мы интегрировали Omnicomm online с процессингом топливных карт, которые позволяют отследить  те махинации, о которых я сказал ранее, то есть в наше решение поступает информация непосредственно с топливной карты. Оплатили 100 л. И вторая цифра – это с датчика: 100 л попало в бак. Для того, чтобы проследить полностью весь ход бензина от вылитого с заправки из пистолета до сжигания в двигателе внутреннего сгорания как раз оставят наше решение, и оно с этим справляется».


 

Полная расшифровка интервью:

 

JSON.TV: Здравствуйте. Сегодня у нас гостях Дмитрий Озман, руководитель пресс-службы компании Omnicomm

 

Дмитрий Озман: Здравствуйте.

 

JSON.TV: Расскажите вкратце о вашей компании, чем она занимается?

 

Дмитрий Озман: Компания Omnicomm на рынке с 1998 г. В то время не было такого понятия, как транспортная телематика или Интернет вещей. Мы увидели потребности рынка в контроле за транспортом. Наш генеральный директор разработал решение для его контроля. На данный момент мы производим решение для мониторинга транспорта и контроля расхода топлива. Наше решение применяется там, где есть двигатели внутреннего сгорания. Если вы хотите удалённо знать, где находится ваша техника, какие виды работ она выполняет – все эти вопросы решают наши решения.

 

JSON.TV: Это, прежде всего, решение для транспорта?

 

Дмитрий Озман: Да, там где есть двигатель внутреннего сгорания, везде применимо наше решение.

 

JSON.TV: Но оно может использоваться в совершенно различных отраслях, от сельского хозяйства до добычи сырья?

 

Дмитрий Озман: Да, абсолютно. Разброс очень большой, это и горная промышленность, и нефтяная промышленность, и сельское хозяйство, то есть везде, где нужен контроль за транспортом. Это и логистические компании – везде применяются наши решения.

 

JSON.TV: Сейчас этот термин получил некое другое название - Интернет вещей, - и, наверное, транспортная телематика – это одна из ключевых частей Интернета вещей. Как вы смотрите на рынок Интернета вещей, какое у вас видение этого рынка и позиционирование вашей компании?

 

Дмитрий Озман: Да, вы правильно говорите, сейчас очень много умных устройств общаются между собой, и в последние годы это некий тренд. Я считаю, что это очень хорошо и очень здорово, что отрасль активно развивается в нашей стране. Хорошо потому, что сейчас у руководителей бизнеса, непосредственно у тех, кто несёт финансовые затраты, появляется возможность видеть работу своего предприятия как на ладони. Если раньше им приходилось доверять словам, приходил, например, машинист или руководитель автоколонны и говорил: за сегодня мы проехали столько-то километров, потратили столько-то топлива, доставили столько грузов. Приходилось верить на слово, потому что не было инструментов это объективно проверить.

 

Ранее были, если совсем в ранний период перейти, нормы расхода, выделялось определённое количество топлива на ту или иную единицу, и все зависело от того, как водитель едет. Он мог ехать большую часть на пониженных оборотах, тем самым нанося ущерб технике, но экономя топливо, а разницу забирать просто в карман. Сейчас у водителей нет такой возможности. Если вдруг появляется соблазн у водителя своровать топливо или, например, использовать технику не по назначению, сделать какой-то левый рейс или поработать где-то на стороне – все это можно видеть на мобильном телефоне либо на компьютере, везде, где есть Интернет, и это пресекать. Сейчас в этом плане для водителей настали тяжелые времена, и, объективно, нас недолюбливают в этом плане, потому что мы очень серьезно закрутили гайки. Для владельцев бизнеса же – все наоборот. 

 

JSON.TV: Это большая экономия.

 

Дмитрий Озман: Да, конечно.

 

JSON.TV: А если конкретизировать ваше решение и разбить его на отдельные главные модули, то какие ключевые модули в вашем решении, и что они решают?

 

Дмитрий Озман: Решение Omnicomm оnlineсостоит из трёх вещей. Это датчик уровня топлива, его устанавливают прямо в автомобильный бак, потому что штатные датчики уровня топлива имеют очень большую погрешность, их очень легко обмануть. Наш датчик уровня топлива имеет погрешность менее 1 %, он внесён в официальный реестр средств измерения, поэтому даже малейший слив 500г - 1л сразу будет заметен, и об этом придёт уведомление, если этот порог слива установлен. Владелец бизнеса об этом сразу узнает. Соответственно, у водителя нет возможности провести ту или иную махинацию с топливом.

 

Конечно, были попытки, пытались обмануть датчик, были случаи даже когда засовывали в бензобак грелку, надували её, чтобы увеличить объем. Были случаи, когда к баку приваривали трубку, которая идёт к компрессорному баллону и, выпуская воздух, за 10 секунд сливали порядка 25 – 30 л. Решение показывало, а водитель говорил: я не могу за 10 секунд слить 30 л, как это так? В итоге потом все это выяснилось, и водитель был наказан. Для того, чтобы исключить все махинации с топливом, ставится датчик уровня топлива. Второй момент – это навигационный терминал. По сути дела, он работает, как чёрный ящик в самолёте. Он собирает абсолютно всю информацию о работе техники, скорости передвижения, треке...

 

JSON.TV: Он собирает информацию не только с вашего датчика?

 

Дмитрий Озман: Он собирает информацию с двух датчиков ГЛОНАСС и GPS, плюс есть возможность подключить навигационный терминал к CAN – шине транспортного средства, что позволяет видеть обороты двигателя и ряд других показателей. Плюс ко всему, к нему можно подключить дополнительное оборудование, например, если это грузовик, можно подключить датчик поднятия или опускания кузова. Вы будете видеть, выгружал тот или иной груз водитель или нет. Очень много возможностей есть подключения к терминалу, то есть под каждую задачу они совершенно разные. Все зависит от того, какой вид техники у вас находится, и какие задачи вы перед ней ставите.

 

JSON.TV: Вы, собственно, производите и датчики, и терминалы? Это ваша технология и ваше производство?

 

Дмитрий Озман: Да, это наше производство. Наши разработчики все находятся в России, в Москве, все производство тоже находится в России. Это Подмосковье, Щёлково и Зеленоград. Все производится здесь у нас, на всём оборудовании написано, что произведено в России. Даже те решения, которые мы поставляем на экспорт, везде написано Made in Russia. 

 

JSON.TV: А через какие сети происходит связь с терминалом?

 

Дмитрий Озман: Есть несколько вариантов. Более распространённая – это GSM сеть, по каналу GSM связи он передает пакетную информацию в облачный сервис. Бывают случаи, когда клиентам необходимо контролировать технику там, где нет покрытия сотовой связи. Например, это карьер или лес или поле, в некоторых случаях это, например, Крайний Север, где находятся нефтяные месторождения. Там вообще нет сотовой связи круглый год. Для того, чтобы знать, чем ваша техника занимается и какие виды работ она выполняет, ставится наше решение, которое называется Omnicomm online с функцией Wi-Fi. То есть, проезжая мимо поста или определённой точки, где может приезжать наибольшее количество единиц, устанавливается Wi-Fi антенна, которая автоматом собирает информацию о работе техники. 

 

JSON.TV: Информация идёт либо через GSM, либо через WiFi на ваши облака?

 

Дмитрий Озман: Да, все верно. Там происходит обработка полученной информации и выстраивание отчётов. Вы заранее отмечаете галочками, что для вас интересно. Кому-то интересно только топлива, кому-то интересен почти весь спектр, например, топливо, скорость передвижения, срок передвижения. Также вы можете выставить геозоны, например, зоны, в которые водитель не должен заезжать или наоборот, зоны, из которых он не должен выезжать. Например, аэропорт Шереметьево. Там ежедневно передвигается порядка 1500 единиц техники, и за всеми нужно следить.

 

JSON.TV: Там стоит ваше решение?

 

Дмитрий Озман: Там стоит наше решение, которое не позволяет автомобилям выезжать на взлётно-посадочную полосу, стоят специальные сигнализаторы, и когда водитель приближается к полосе или пересекает черту, срабатывает световой и звуковой сигнал, он понимает, что он находится в опасной зоне, куда ему заезжать нельзя. Соответственно, сразу же об этом приходит оповещение диспетчеру. Диспетчер видит, что та или иная единица нарушала место своей работы. Иногда это решение используют и сельхозпроизводители, например, в поле мы же не можем контролировать, стоять и смотреть за каждым трактором или комбайном. Той или иной единице выстраивают геозону его работы. Если вдруг водитель захотел поработать на соседний колхоз или на какое-то другое предприятие, подзаработать денег в рабочее время, эта информация сразу появляется у вас на экране, что водитель выехал из геозоны и направляется в том или ином направлении. 

 

JSON.TV: И вот это облачные решения – это тоже разработка вашей компании, или это используются какие-то другие наработки?

 

Дмитрий Озман: Да, у нас большой штат специалистов, которые ежедневно дорабатывают наши решения. Решение разработано полностью нами, все моменты, которые связаны с контролем топлива. Мы получаем обратную связь от наших партнёров, видим спрос рынка...

 

JSON.TV: А партнёры, кого вы имеете в виду?

 

Дмитрий Озман: Это наша дилерская сеть, которая распространяет наше решение. Мы понимаем, что на данный момент есть спрос на то или иное решение, есть потребность в контроле того или иного показателя, и наши специалисты стараются отвечать требованиям рынка и быстро закрыть ту или иною потребность.

 

JSON.TV: Конечный клиент в конечном итоге после оснащения всей его транспортной техники, оснащения полей дополнительными сетями, в частности, сетями WiFi, получает какие-то интерфейсы доступа в вашу облачную систему. А что это за интерфейс, какие алгоритмы там могут быть для пользователей?

 

Дмитрий Озман: Мы стараемся сделать так, чтобы клиент не вникал в суть работы. Чаще всего клиент хочет получать результат, он хочет видеть в режиме реального времени то, что происходит с его транспортом. Он может зайти в мобильный телефон, есть специальное приложение Omnicomm online, в личный кабинет, забивает логин / пароль либо заходит на компьютере в личный кабинет, и видит абсолютно всю информацию о работе его техники. Заранее он отмечает то, что ему нужно, что нужно конкретно тому или иному предприятию. Для кого-то, например, для логистических компаний, очень важно, чтобы их транспорт не нарушал правил дорожного движения, потому что приходят огромные штрафы, и потом это не очень безопасно.

 

Как только водитель превышает допустимый порог, приходит уведомление, что водитель нарушил правила дорожного движения или превысил скорость. С этим водителем ведутся беседы. В некоторых компаниях важны другие показатели, например, работа навесного оборудования как в сельском хозяйстве. По технологии, например, вспахивать поле можно при скорости не больше 10 км/час. Водитель получает зарплату от количества обработанной площади. Для того, чтобы получить зарплату больше, он нажимает чуть больше на газ, чем положено, и эта скорость увеличивается до 15, до 20 км/час. 

JSON.TV: Технология нарушается.

 

Дмитрий Озман: Конечно. Нарушается технология, и вместо того, чтобы взрыхлить почву, он просто её местами давит, корябает, царапает и, по сути, не выполняет то, что должен был выполнить. И проконтролировать мы это тоже не можем визуально, мы же не будем ходить с линейкой.

 

JSON.TV: То есть в результате потребитель получает что: он получает, мало того, что экономию топлива, мало того, что он управляет движением и безопасностью своих транспортных средств, он повышает эффективность обработки своих сельхоз угодий?

 

Дмитрий Озман: В первую очередь, он получает эффективность управления своим автопарком. Если мы говорим о сельхозпромышленности, в некоторых случаях, например, при обработке удобрениями полей, водитель может, даже не специально, уйти где-то чуть влево, где-то чуть вправо, где-то не обработать поле, а где-то слишком сильно зальет, и урожай погиб. Урожай погибнет, и могут быть потери удобрения, потери пестицидов, ядов, которыми обрабатывается почва от паразитов. Это колоссальные средства, и удобрения стоят огромных денег, и урожай тоже, поэтому для того, чтобы не допустить таких моментов, ставится наше решение.

 

JSON.TV: Насколько ваше решение востребовано на рынке? Я понимаю, что востребовано, что у вас много клиентов, я имею ввиду насколько вообще потенциальный спрос, насколько это массовое решение? Это все предприятий сельского хозяйства могут внедрять или есть какие-то ограничения?

 

Дмитрий Озман: На самом деле, ограничений никаких нет, данное решение применяется практически во всех отраслях. Везде, где есть автомобиль, и за ним хотят следить, везде применяется такое решение. Это и сельскохозяйственная, и горная промышленность, и нефтяная промышленность, то есть, абсолютно везде. На моей памяти не было такой техники, на которую мы не могли бы поставить наше решение.

 

JSON.TV: Является, например, ограничением стоимость вашего оборудования, стоимость ваших сервисов, в частности, для предприятий сельского хозяйства?

 

Дмитрий Озман: Я могу сказать так, что возврат инвестиций нашего решения достигает, в среднем, порядка двух – трёх месяцев.  Что это значит? Это значит, что за два – три месяца эксплуатации компании 100 % окупает вложенные в данный проект средства.

 

JSON.TV: За счет экономии?

 

Дмитрий Озман: За счет экономии, да.

 

JSON.TV: И снижения потерь.

 

Дмитрий Озман: Приведу пример. Есть много коммунальных компаний, которые используют наши решения. 

 

JSON.TV: Коммунальных именно?

 

Дмитрий Озман: Да, коммунальных.

 

JSON.TV: А коммунальные для чего используют ваше решение?

 

Дмитрий Озман: Пример, допустим, в Обнинске. Сравнительно небольшой городок, порядка 100 единиц техники оснастили нашим решением. Сделали публичный доступ, на сайте администрации города повесить логин / пароль, любой житель может зайти и посмотреть, когда на его улице проезжала та или иная единица, когда убирала снег или поливала дорогу. Это сделано для того, чтобы жители видели, что администрация работает, что коммунальщики работают. Если вдруг, такое тоже бывает, кто-то не выехал или не убрал ту или иную улицу, жители могут об этом гласно сказать.

 

JSON.TV: И это окупается для города? Это социальная, скажем так, выгода для города, социально-значимый сервис? Просто у меня интересный вопрос про коммунальщиков как раз всплыл, а вообще, в частности, в Москве, часто ждёшь полчаса – нет автобуса, а потом три автобуса идут. Это проблема решена? Я так понимаю, что ваше решение может решить эту проблему.

 

Дмитрий Озман: В Москве тоже и пассажирский транспорт мы оснащаем нашим решением. Чисто теоретически, опять же, можно поставить на любую технику, в том числе и автобусы. На автобусах, если из последних примеров, могу привести: Тверская область,  хоккейная школа олимпийского резерва. Как раз они, в связи с последними событиями, когда была трагедия и детишки попали в аварию, начали спешно оснащать нашими решениями свой транспорт для того, чтобы видеть, не нарушает ли водитель правил дорожного движения, правил безопасности, с какой скоростью двигается, в какое время суток. Они пошли дальше, они передали логин и пароль родителям, и каждый родитель может зайти через мобильное приложение и посмотреть, где движется автобус с его ребёнком, как скоро он будет в том или ином месте, не нарушает ли правил дорожного движения водитель, который везёт детей.

 

JSON.TV: Я так понимаю, что предложение таких сервисов – это только начало развития рынка, потому что огромное количество возможностей развиваться, то есть ограничений нет. Должен быть бурный рост этого рынка?

 

Дмитрий Озман: Да, все верно вы говорите. Ограничений нет, и по подключению различных устройств к навигационному терминалу. В России этот бум подключений пришелся на 2011-й – 2012-й – 2013 г. Я думаю, что сейчас с развитием технологий данное решение будут востребовано во всех отраслях. Но в некоторых случаях те люди, которые принимают решения в компаниях, намеренно не заинтересованы внедрять новые технологии, потому что они находятся в зоне интересов. По сути, когда к ним приходит наш партнёр и предлагает поставить наше решение, были случаи, когда предложили так: мы вам поставим решение, а на сэкономленные деньги вы нам оплатите это решение. Компании на это тоже идут. И нам говорили, что вы знаете, мы не хотим ставить, мы и так все знаем и контролировать не будем. Но после того, как владелец настоял и сам поставил, оказалось, что тот человек, который принимает решение, в цепочке хищений был заинтересован, финансово замотивирован и получал неплохую прибавку к зарплате.

 

JSON.TV: На самом деле, такая проблема существует во многих секторах, в частности, есть сложности с внедрением Интернета вещей в ЖКХ, в энергетике. Как такие проблемы можно преодолеть?

 

Дмитрий Озман: Вопрос контроля водителей – это основной драйвер роста рынка не только в России, по всему миру. Преодолеть надо, такие решения ставить, внедрять и заниматься своим автопарком.

 

JSON.TV: Это не уровень линейного и функционального менеджмента, это в интересах акционеров, и они должны принимать такие решения?

 

Дмитрий Озман: Конечно, да. Должны принимать решения люди, которые заинтересованы в этом финансово. Люди, которые тратят свои деньги на работу компании.

 

JSON.TV: В некоторых секторах, в частности, в ЖКХ, в энергетике, не всегда могут даже акционеры принять решение, потому что так построены схемы. Не всегда оптимально и эффективно, что некоторые решения принимаются на уровне государства, на уровне регулирующих органов. В частности, такое может происходить в сельском хозяйстве, потому что многие предприятия сельского хозяйства получают субсидии на семена, на посевную деятельность, на закупку, там идёт регулирование. Есть ли элемент государственной политики, который может подвинуть или, наоборот, интенсифицировать развитие ваших решений в сельском хозяйстве, помочь внедрению?

 

Дмитрий Озман: На данный момент государство очень сильно помогает сельскому хозяйству в свете последних событий. И стимулирует агрохолдинги, наоборот, к установке таких решений, потому что решения помогают оптимизировать рабочие процессы. Здесь даже не просто дело в экономии топлива. Опять же, простой пример: несоблюдение правил посевных, несоблюдение уборки, несоблюдение режима работы той или иной единицы техники влечёт за собой огромные потери.

 

Представьте, если какая-то культура близится к уборке, и водитель по ошибке обработал пестицидами не то поле. Это колоссальные потери для владельца бизнеса, потому что, во-первых, он потратил удобрения не для того поля, а во-вторых, он просто убил целое поле урожая. Были случаи, когда работает комбайн, убирает рожь или пшеницу, и к нему подъезжает КамАЗ со стороны или какой-то самосвал, и загружается. Один такой подъезд обойдётся владельцу бизнеса в 150 – 200 тысяч руб.  Для того, чтобы этого не было, к нашему терминалу подключают датчики, которые видят заполняемость комбайна, помогают контролировать. Также данные датчики ставятся на самосвал, чтобы мы могли проследить всю цепочку работы транспорта, то есть зерно убрали, выгрузили, привезли на склад, выгрузили на складе. Все, оно на складе.

 

JSON.TV: Наверное, вы знаете, сейчас пишется дорожная карта развития Интернета вещей в сельском хозяйстве, участвуют Минпромторг, Министерство сельского хозяйства, в частности, там участвуют операторы телекоммуникационного бизнеса, игроки Интернета вещей и другие компании. Они должны решить эти вопросы в комплексе и предоставить ресурсы и возможности государства для решения этих проблем?

 

Дмитрий Озман: Я думаю, что на данный момент, на рынке есть решения, которые могут отвечать тем потребностям и той повестке, которую формулирует государство. Главная, как мне кажется трудность – это всем собраться и договориться. На мой взгляд, в ближайшее время эти процессы будут решены. Все решения будут собраны воедино, лучшее решение будет выбрано и рекомендовано для использования.

 

JSON.TV: Скажите, компания Omnicomm - изначально корнями российская компания. Вы работаете на международных рынках?

 

Дмитрий Озман: Да, наше решение представлено в 108 в странах мира. Мы работаем в таких странах, как Бразилия, и наши офисы представлены в Мексике, ЮАР, Индии, Таиланде, также у нас есть свое представительство в Европе, - в Эстонии. Мы активно развиваем нашу партнёрскую сеть на всех континентах, стараемся работать с большими компаниями, в частности, у нас есть кейсы сотрудничества с компанией Lamborghini, только не те Lamborghini, которые мы привыкли видеть на российских дорогах, спорткары, а сельскохозяйственная техника. Они производят трактора, и прямо на конвейере ставятся наши решения, они уже укомплектованными нашим решением выходят на рынок. Также есть ряд других компаний, их очень много, буквально в 2014 году подконтрольная Госдепартаменту компания DELLA закупила 1500 взрывобезопасных датчиков уровня топлива. Эти датчики используются для бензовозов. Закупили они их в Афганистан для военного контингента НАТО. Дело в том, что в этой стране американские солдаты не управляют бензовозами, так как очень часто их подрывают, очень часто воруют, и они нанимают местное население. Для того, чтобы контролировать местное население, все оснащено датчиками.

 

JSON.TV: Вашими датчиками?

 

Дмитрий Озман: Да. На каждом из датчиков написано Made in Russia, наши датчики контролируют перемещение топлива на территории Афганистана.

 

JSON.TV: То есть получается, что вы достаточно конкурентоспособны и по качеству, и по цене на мировом уровне?

 

Дмитрий Озман: Наш продукт конкурентоспособный, более того, нас любят за высокое качество и за точность передаваемой информации. В России мы даем на наше оборудование пожизненную гарантию.

 

JSON.TV: В России пожизненную, а за рубежом?

 

Дмитрий Озман: За рубежом там разные правила для гарантии, в каждой стране своя политика. У нас продленная гарантия и, опять же, могу сказать, что зарубежные интеграторы и любят нас за то, что наши датчики в сравнении с аналогами очень надёжные и очень высокоточные.

 

JSON.TV: А кто ваши основные конкуренты на международных рынках, и как вам удается с ними конкурировать?

 

Дмитрий Озман: Опять же, надо понимать, конкурентов чем? Например, в датчиках уровня топлива есть одни компании, в навигационных терминалах – другие компании. И потом, помимо контроля топлива и контроля за водителем, в разных странах есть разные сопутствующие драйверы роста. Например, в Европе очень сильно заботятся об экологии. Для них очень важно, чтобы водитель не оставлял технику работать на холостом ходу, потому что идут выбросы в атмосферу, они очень об этом сильно переживают и заботятся. В некоторых странах набирает обороты страховая телематика, то есть компании следят за манерой езды водителя, и это сказывается на стоимости страхового полиса.

 

JSON.TV: То есть в разных странах разные конкуренты в разных нишах? То есть такая, достаточно сегментная и разноплановая работа. Вообще, вы чувствуйте себя уверенно на международных рынках, вы растете?

 

Дмитрий Озман: В свете последних экономических событий, могу отметить, что в 2015-м году мы показали нулевую динамику роста, несмотря на все санкции, несмотря на не очень простое экономическое положение в нашей стране. Доля нашей прибыли, в большей степени, зависит пока от нашей страны. Что касается других моментов, опять же, в разных странах по-разному. Например, в Индии очень остро стоит вопрос хищения топлива, там мы активно развиваемся. В Мексике тоже. В Европе чуть послабее. Здесь нельзя сказать однозначно, что в этом направлении мы растём.

 

JSON.TV: То есть это 2017 г. не является таким, скажем так, типичным годом для развития, потому что много негативных факторов будет, в частности, для российского рынка?

 

Дмитрий Озман: Мы потихоньку растём, несмотря на все негативные показатели, опять же, связанные с событиями многими… Мы потихоньку растём. Пока не могу сказать цифру по этому году, но мы заметили положительную динамику, я думаю, что будет незначительный рост.

 

JSON.TV: Скажите, какие перспективные направления для развития вашей компании в будущем? Может быть, это как-то связано с беспилотным автомобилем, беспилотным транспортом, другие направления? Может быть, новые ниши, в которые вы хотите войти?

 

Дмитрий Озман: На мой взгляд, в России очень много транспортных средств до сих пор неоснащенных нашим решением, и не только нашим, а вообще, телематическим решением. На данный момент, если говорить о краткосрочной перспективе, мы видим потенциал именно в этой сфере. Если говорить о беспилотном вождении, то это нам интересно, войти, например, в этот проект, интересно представить наше решение. Если в ближайшей перспективе у нас появится возможность, я думаю, мы обязательно будем этим заниматься.

 

JSON.TV: А если посмотреть на ваши облачные решения, то есть, это один из самых сложных модулей, хотя вы начинали с датчиков, и это ваша ключевая экспертиза. На рынке присутствует большое количество облачных решений, если вы имеете большую экспертизу, большой опыт, большое количество бизнес-кейсов, которые вы обрабатываете, вы можете выйти в другие сегменты? Если сейчас для вас эксклюзивной нишей является транспорт, можете ли вы, например, работать со smart grid, с решениями ЖКХ, которые не связаны с транспортом за счет своей экспертизы в облачных решениях? Можете стать некоей платформой для Интернета вещей? Есть ли такая возможность?

 

Дмитрий Озман: Знаете, некоторые наши партнёры уже сейчас дают экспертизу по тому или иному виду транспорта. Например, в некоторых компаниях для того, чтобы пользоваться нашим решением нанимаю человека, который следит за транспортом, мониторит все показатели и затем выдает руководству те или иные отчёты. Некоторые компании не нанимают своего человека, не обучают, они просто просят раз в неделю отчёт, который готовят наши партнёры, и по этому отчёту они уже видят положение дел.

 

JSON.TV: Ваши партнёры или ваша облачная система?

 

Дмитрий Озман: Это готовит, просчитывает наша облачная система, но формирует все равно человек. Он формирует те или иные показатели, важные для заказчика.

 

JSON.TV: То есть оператор создает специально сделанные под клиента отчёты, какие-то показатели, какую-то систему?

 

Дмитрий Озман: Он понимает, что для этой компании важна скорость, важно понимать, что топливо не воруют. Топливо можно своровать не только вылив его из бака, как это раньше было. Сейчас очень много новых технологий, например, водитель приезжает на заправку, как правило, сейчас безналичный расчёт, говорит, мне 100 л топлива дайте, пожалуйста, в бак. Он заливает 80 в бак, 20 себе в канистру. Или, например, другой момент, когда водитель подходит и говорит: мне 80 л заправьте, а 20 л обналичьте. Есть заправки, которые тоже на это идут. Ему отдают наличкой эти деньги, и он спокойно с прибавкой едет домой.

 

JSON.TV: То есть развивать Интернет вещи в транспорте ещё предстоит долго-долго, много, большие перспективы.

 

Дмитрий Озман: Буквально недавно мы интегрировали Omnicomm online с процессингом топливных карт, которые позволяют отследить  те махинации, о которых я сказал ранее, то есть в наше решение поступает информация непосредственно с топливной карты. Оплатили 100 л. И вторая цифра – это с датчика: 100 л попало в бак. Для того, чтобы проследить полностью весь ход бензина от вылитого с заправки из пистолета до сжигания в двигателе внутреннего сгорания как раз оставят наше решение, и оно с этим справляется.

 

JSON.TV: Отлично. Было очень интересно услышать о вашей компании, ваших решениях, о перспективах развития рынка. Больших вам успехов!

 

Дмитрий Озман: Спасибо, спасибо что пригласили.

 

JSON.TV: Спасибо. Сегодня нас гостях был Дмитрий Озман, руководитель пресс-службы компании Omnicomm.