×

8 Декабря 2014 17:25
3935
0

По мнению генерального директора компании «Альт-Инвест», 2015 год будет в рецессии. Но инвестиционный консалтинг не всегда идёт вместе с рынком, отмечает в эксклюзивном интервью для JSON.TV Дмитрий Рябых. Среди позитивных моментов он отметил возможность импортозамещения и экспорта. При стабильном рубле себестоимость производства в России росла, а сейчас снова появляются возможности заниматься экспортом. Но в России дорогие деньги и трудности в реализации инвестиций. Лишь с 2016 года мы сможем увидеть результаты того, что рубль обесценился.

 

Бизнес компании «Альт-Инвест» не растет в текущем году в той мере, как он мог бы расти, говорит Дмитрий Рябых. Среди продуктов компании есть сравнительно дешёвые, а есть и дорогие. Падение экономики бьет по спросу со стороны малых и средних компаний. Крупный государственный инвестор более формален в своих подходах, отсюда устойчивый спрос на консультантов.

 

Движения в секторе инвестиционных услуг Рябых оценивает, как разнонаправленные. Есть шок от ноябрьских событий с рублем, но есть реальность конца года, когда спрос традиционно растёт. «В январе все пьют и болеют - всегда тихий месяц, а в феврале начнет проявляться то, как рынок воспринял события. Наверное, будет спад».

 

На рынке программного обеспечения «Альт-Инвест», по словам Дмитрия Рябых, является практически монополистом. А обучение по теме «оценка инвестиционных проектов» - это узкая ниша в России. «Альт-Инвест» занимает в ней 40-45%, ещё по 15% - EY и PVC. Своими конкурентами в мире в компании считают финский продукт DataPartner в силу того, что разработчик приучил своих клиентов к сложной программе. В основном, в сфере производства доминируют простые расчеты на Excel, которым обучают в финансовых учебных заведениях. Рябых считает рынок почти пустым и присматривается к развитию за пределами России.

 

В полной видеоверсии интервью Дмитрий Рябых рассказывает о продуктах своей компании и преимуществах online-обучения, о новой программе сертификации AI PAS, об особенностях инвестиционного консалтинга в России и о многом другом.

 

Справка JSON.TV

Дмитрий Алексеевич Рябых

Родился 11 апреля 1972 года в Москве. В 1997 окончил кафедру «Интеллектуальные системы управления» МГТУ им. Баумана. В 2004 прошёл программу CharteredFinancialAnalyst. Level 2 Candidate. В данный момент получает третье специальное образование в Оксфорде. Первым собственным проектом был сайт «Корпоративные финансы» (ныне «Корпоративный менеджемент»): cfin.ru. В настоящее время руководит компанией «Альт-Инвест».

 

 

Полный текст расшифровки интервью:

 

JSON.TV: Всех приветствую. Меня зовут Сергей Корзун. Это JSON.TV. Сегодня у нас в гостях главный человек в компании «Альт-Инвест», СЕО и гендиректор компании Дмитрий Рябых. Дмитрий Алексеевич, здравствуйте.

 

 

Дмитрий Рябых: Здравствуйте.

 

 

JSON.TV: Альт – это от музыкального инструмента или от клавиши на клавиатуре компьютера? Откуда пошло название?

 

 

Дмитрий Рябых: От музыкального инструмента. Хотя то, что мы сейчас делаем, по классификации относится к альтернативным инвестициям, и кто не знает истории, думает, что название – от «альтернативные инвестиции».

 

 

JSON.TV: Это Ваше личное увлечение?

 

 

Дмитрий Рябых: Нет, у истоков «Альта» был не я. Компания начала работу в 92-м году и вначале называлась просто «Альт». Учредители назвали ее так, пытаясь передать искусство в вопросах управления, консалтинга.

 

 

JSON.TV: Партитуры управления Бесселя, в которых альт был на первом месте?

 

 

 

Дмитрий Рябых: Что-то в этом роде. В 2004 году я выкупил ту половину компании, которая касалась финансов и разработки программного обеспечения. Вторая половина до сих пор работает как ИКФ «АЛЬТ»,они занимаются стратегическим консалтингом. Гендиректор ИКФ «АЛЬТ», действительно, играет на скрипке.

 

 

JSON.TV: Вы родились в Москве, в 1972 году. Когда празднуете день рождения?

 

 

Дмитрий Рябых: 11 апреля.

 

 

JSON.TV: Первое образование получили в МГТУ им. Н.Э. Баумана, интеллектуальные системы управления, диплом инженера-исследователя. Пригодилось?

 

 

Дмитрий Рябых: Пригодилось. Это хорошая математическая база, хорошая база в аналитике. А в финансах математики достаточно много. Я успел немного поработать и по своей первой специальности. Собственно, в бизнес, связанный с инвестициями, я попал черезИнновационный центрпри Академии наук СССР. Попал я туда в рамках проекта разработки систем распознавания речи.

 

 

JSON.TV: Дополнительное образование, как я понимаю, тоже понадобилось – по специальности Chartered Financial Analyst.

 

 

Дмитрий Рябых: Это уже в последние 10 лет, в CFA Institute. Это организация, которая обеспечивает сертификацию. Есть три уровня сертификации в течение трех лет. Они разрабатывают учебную программу, проводят экзамены, а учится каждый сам. Конечно, существуют курсы, на которые можно ходить в качестве подготовки, для первого уровня они достаточно популярны. Я учился сам.

 

 

JSON.TV: Когда Вы вошли, погрузились в ИКТ-бизнес?

 

 

Дмитрий Рябых: На втором курсе института я занялся распознаванием речи, через год меня выпихнули с кафедры вИнновационный центр, сказав, что у них нет для меня больше работы. В Инновационном центре мы успели поработать полгода, затем у них закончились деньги на фундаментальные разработки, так как Академия наук СССР перестала быть связанной с Инновационным центром. Поскольку у нас были технологии работы с речью, мы перешли от систем распознавания речи к системам обучения иностранным языкам. Пока мы делали эти системы, образовались связи с инвесторами, поскольку Центр занимался инновациями, инвестициями. У самого Центра был достаточно большой негативный опыт того, как проваливаются проекты, и руководитель Центра решил, что надо всё объединить и разработать продукт, который позволяет анализировать инвестиции. Так образовалась система, которая называется Project Expert, она до сих пор существует. А руководитель того Центра сейчас является руководителем компании стратегического консалтинга при Сбербанке. У этого продукта был коммерческий успех, и все дальнейшие продукты развивались в этом направлении. До 98-го года я занимался именно разработками: был программистом, потом руководителем разработки. В 98 году я какое-то время поработал в IT-компании, за это время образовался собственный интернет-проект, сайт которого сейчас называется «Корпоративный менеджмент». На сегодняшний день в моей работе с IT-технологиями связано 20%, а 80% ‑ с финансами, аналитикой и методикой. Сегодня мы видим свои IT-продукты как инструмент доставки знаний.

 

 

JSON.TV: Если подводить итог, Вы ушли на вольные хлеба. Компания Ваша, Вы инвестор, владелец и руководитель. Давайте подробнее расскажем об этой компании. «Альт-Инвест» ‑ это ее основное наименование?

 

 

Дмитрий Рябых: Да, компания называется «Альт-Инвест». Но «Альт-Инвест» не был первой компанией. Изначально был методический интернет-сайт, посвященный вопросам финансов, управления. Компания, которая формально до сих пор существует, ведает вопросами этого сайта, называется «Корпоративные финансы», и сайт изначально назывался тоже так. Сайт возник достаточно интересно. В 98 году, когда я еще работал с программой Project Expert, мы впервые попробовали интернет-рекламу. Успех был сумасшедший. В 98 году интернет только-только появляется. У всех, кто смог до него добраться, потрясающее внимание к тому, что там происходит. Неважно, где ты рекламируешься: мы экспериментировали с рекламой на порно-сайтах, и это срабатывало так же, как и реклама в деловых изданиях. Это длилось недолго, месяца два. В течение двух месяцев мы вкладывали очень небольшие деньги, буквально тысячу-две тысячи долларов, в рекламу, в покупку баннеров, и сразу же получали 25-40 тысяч продаж только в этот месяц. За пару месяцев эта история полностью выгорела, и нужно было размещаться на тематических сайтах. А в начале 98-го года тематических сайтов не было. К тому моменту был журнал «Эксперт», на котором приходило 500 человек в день, AK&M, РБК, которые до кризиса 98 года были мало популярными сайтами. Мы обнаружили, что мы готовы купить рекламу, но негде. И тогда появилась идея сделать эту площадку. Идея появилась еще внутри компании, где я работал, но мы не успели ее реализовать. Я, уходя, спросил: «Будете делать?». Они сказали: «Нет, не будем». И я делал этот сайт в качестве частной инициативы. Сайт оказался очень успешным. Мы открылись в начале октября 98-го года, уже к началу ноября он полностью себя окупал. Это сработало просто в силу того, что рынок был очень пустой, методических сайтов о финансах, об управлении не было вообще. Был наш сайт и немного раньше открывшийся сайт о маркетинге, который я потом, спустя два года, выкупил у владельца. Аудитория очень быстро выросла до 20 тысяч человек в день. Когда я увидел, что доходов достаточно много, я ушел с работы. И, чтобы иметь стабильный доход на этом сайте, мы выпустили небольшой, достаточно простой продукт. По сути этот продукт – просто таблица в Excel, аккуратно подготовленная и немного автоматизированная, для того чтобы делать бизнес-планы. Это имело очень большой успех. На тот момент компания у меня состояла из двух человек, они в основном занимались упаковкой посылок и непрерывно отгружали бандероли с компакт-дисками. Мы продавали это как программный продукт, при этом мы отказались от всех сложных инструментов разработки. Рекламные доходы, доходы от продаж этих программ, от продаж некоторых других чужих продуктов, которые в основном в магазинах не стояли, создали доходную базу. У нас появилось достаточное количество денег, чтобы чувствовать себя хорошо. В этот момент мы договорились с компанией «Альт». Они не очень видели свое будущее в IT, в основном считая себя стратегическими консультантами. И они были заинтересованы в том, чтобы от IT-составляющей избавиться. Мы были к тому моменту с ними тесно знакомы, так как они были рекламодателями на нашем сайте и знали, что до этого я разрабатывал их основного конкурента. Мы выкупили эту компанию. Оказалось, очень хорошо, когда вводишь достаточно дорогой продукт. Если сравнить нашу «Мастерскую бизнес-планирования» и программу «Альт-Инвест», то между ними разница в цене – в 10 раз. Предложив более тяжелый продукт аудитории сайта, которая уже пользовалась более дешевым продуктом, мы получили очень быстрый рост. То есть выкупали мы продукт, продающийся в одном объеме, а за следующие 2 года у нас объем продаж этого продукта поднялся раз в пять.

 

 

JSON.TV: Давайте поговорим более подробно о продукте. Он для малого и среднего бизнеса? Или в основном обращаются крупные компании?

 

 

Дмитрий Рябых: Для малого и среднего у нас была массовая модель – «Мастерская бизнес-планирования». А программа «Альт-Инвест» (продукт и компания у нас называются одинаково) – это, в основном, для крупных. Учитывая то, что сама программа в разных модификациях стоит 2-3 тысячи долларов, понятно, что если у вас инвестиций в проекте на 50 тысяч, вы не будете покупать этот продукт. С другой стороны, когда у вас 10 млн долларов, то для вас не так важно, 100 долларов или тысяча, вам нужна максимально подробная аналитика, максимальное качество. То есть в основном продукт ориентирован на крупные компании, банки, продвинутых консультантов, у которых собственный консалтинг стоит достаточно дорого. Это уже традиционные B2B-продажи, по договорам, это длинный цикл: между знакомством с продуктом и покупкой продукта проходит месяца два, если это проходит быстро. В основном продукт покупают люди, которые узнали о нем когда-то раньше.

 

 

JSON.TV: Как Вы оцениваете текущую ситуацию в инвестиционной среде? У нас на дворе 2014 год, и ситуация, как одни говорят, «жуть-жуть», а другие говорят просто «жуть». Вы к каким относитесь?

 

 

Дмитрий Рябых: Я бы сказал, просто «жуть», потому что мы уже должны к этому привыкнуть. Это обычная каждодневная, ежегодная жуть. Из-за того что курс резко провалился, и очень видно ухудшение в экономике, это выглядит как резкий кризис. Но на самом деле он очень сильно отличается от, например, 2008 года. Потому что в сентябре 2008 года большинство руководителей бизнеса еще свято верили в светлое будущее. Они были уверены, что ничего страшного на данный момент не происходит. Состав этих людей включал в себя и руководителей бизнеса в недвижимости, которые в следующие несколько месяцев пострадали сильнее всего. Еще в сентябре люди пытались запускать новые проекты, исходя из того, что рынок должен расти. Сейчас совершенно иная ситуация. В то состояние, в котором рынок сейчас находится, он пришел плавно, без рывков, начиная с весны 2011 года. Посмотрим на фундаментальный показатель, допустим, индекс РТС. Что инвесторы думают о российских компаниях? Начиная с весны 2011 года и до сегодняшнего дня рынок стабильно, с некоторыми волнообразными колебаниями, идет вниз. И каждый год, уже три с половиной года, мы имеем стабильную доходность в размере минус 20%. Поэтому на инвестора, который видит, что у него на инвестиции в собственный капитал доходность минус 20% уже четвертый год идет, события октября-ноября 2014 года уже никаких дополнительных эффектов не производят. Этот кризис не будет выглядеть как тот, что был в 2008 году. Это, скорее, затяжная рецессия, болото. Хотя на бытовом уровне для меня тоже было шоком, что курс так скакнул. И на уровне наших каждодневных потребностей мы увидели это как неожиданное.

 

 

JSON.TV: По этой логике инвестиции должны были бы рано или поздно рухнуть, если четыре года снижаются, доходность минус 20%. Какой идиот, извините, будет тогда вкладывать? По идее, у нас инвестиций должно было быть ноль, а их не ноль.

 

 

Дмитрий Рябых: На самом деле, происходят изменения. Эти минус 20% и три с половиной года – показатели в целом по экономике, при этом всегда есть ниши для более успешных и менее успешных проектов. И новые проекты часто оказываются вполне приемлемыми. Летом у нас был разговор с инвестором, который приехал из Италии. Он рассказывал о том, насколько лучшим ему кажется инвестиционный климат в Смоленске, насколько лучше ему обеспечили условия местные власти, насколько перспективнее все по сравнению с Италией. И в Европе тоже застой, и в целом ряде стран – рецессия. Нет такого, что Россия в финансовом плане выглядит насколько кошмарно, чтобы совсем все остановилось. В последние годы фактически происходит вытеснение частных денег государственными. На сегодняшний день долгосрочные инвестиции на 90% обеспечены не деньгами частников, а либо просто государственными деньгами, бюджетными, либо деньгами государственных банков. Это плохо, потому что нет ни одной страны в мире, где государство является эффективным инвестором. В каждой стране это происходит по-своему: где-то деньги тратятся не на то, где-то не так, где-то разворовываются – это детали. Результат везде один и тот же: частные инвесторы эффективнее. И то, что они вымываются в России, постепенно приводит к тому, что мы сейчас наблюдаем: доходность, ВВП падают, всё потихоньку затухает. Это проблема.

 

 

JSON.TV: Для Вашего бизнеса это минус или, скорее, плюс, потому что люди начинают больше интересоваться теорией инвестирования, чтобы выбрать правильные точки входа/выхода?

 

 

Дмитрий Рябых: С точки зрения доходов компании «Альт-Инвест» – это плюс.

 

 

JSON.TV: То есть Ваш личный бизнес не упал?

 

 

Дмитрий Рябых: Он не растет в той степени, в которой он мог бы расти, если бы росла экономика. Было бы здорово, если бы одновременно происходило укрупнение инвесторов и рост экономики, но такого не происходит. Падение экономики очень больно по нам бьет, и в первую очередь – по дешевым быстрым продуктам: по покупкам лицензий на программный продукт, по обучению на открытых семинарах, куда приходят небольшие компании. А с другой стороны, если частный инвестор заменяется государственным, государственный более формален в своих подходах, он начинает больше требовать формального бизнес-плана, формального обоснования, разработки всевозможных концепций и стратегий, и немножко растет спрос на консультантов. Проблема у стратегических консультантов и у финансовых в том, что средний бизнес к консультантам не обращается.

 

 

JSON.TV: Большой ли у Вас штат консультантов или Вы лично всё осуществляете? Как проходят семинары, обучение?

 

 

Дмитрий Рябых: У нас и обучение, и консалтинг – это объединенный бизнес, это делает одна команда. Есть десяток человек, которые одновременно работают и в проектах, и ведут семинары, участвуют в разработках продуктов в качестве методистов, в качестве тех, кто делает непрограммную часть. Чтобы вести семинары, нужно мочь ссылаться на то, что было в твоей практике. Это принципиальный момент, для того чтобы получать качественное обучение.

 

 

JSON.TV: Какая часть Вашего бизнеса идет через программный продукт в продажу, какая – через оказание услуг в очной форме, в форме семинаров?

 

 

Дмитрий Рябых: Примерно до середины прошлого года у нас была стабильная картина, когда примерно треть бизнеса составляли лицензии, треть бизнеса – обучение и треть – консалтинг. На сегодняшний день консалтинг стал занимать большую долю. Немного провалилась продажа лицензий в силу того, что средний бизнес исчезает потихоньку, но зато больше интереса стало к консалтингу. И даже внутри обучения тоже изменилась структура, меньше стало собираемости на открытых семинарах. Если в счастливые периоды до 2008 года у нас была ситуация, когда мы добирали до 30 записавшихся на семинар и останавливали запись, потому что было невозможно столько людей взять, сейчас такого нет. И когда на открытом семинаре сидит 15 человек, мы считаем, что все хорошо. Внутри семинаров пошел сдвиг: массовый продукт, открытые семинары приносят меньше дохода, корпоративные семинары приносят теперь больше. Это потому, что в основном приходят крупные заказчики.

 

 

JSON.TV: Насколько сегментирован или монополизирован Ваш рынок? Что происходит на нем и как он соотносится с мировым рынком?

 

 

Дмитрий Рябых: Рынок очень сегментирован в части программного обеспечения и в части обучения. В отношении программного обеспечения мы близки к тому, чтобы быть монополистами в России. Еще существует на рынке продуктProject Expert, автором которого тоже являюсь я, но у него сейчас достаточно небольшая доля. В области обучения: если взять тематику «Оценка инвестиционных проектов», то это довольно узкая ниша, и в этой нише на сегодняшний день где-то 40-45% ‑ это компания «Альт-Инвест». Дальше по 15% ‑ это Ernst & Young и PricewaterhouseCoopers, и далее – компании, которые отдельными семинарами включают в свою учебную кампанию эти темы. Это очень узкий рынок.

 

 

JSON.TV: Как Вам это удалось? Яндекс и Google на российском рынке, об этом говорят много, это все на виду. Вы специально не пускаете западников сюда? Или те приемы, те знания, которые они используют, не всегда применимы для российского рынка?

 

 

Дмитрий Рябых: Дело в том, что этот рынок даже за пределами России не очень активный. А между Россией и зарубежьем в плане финансового анализа существует очень большой барьер. Барьер, который был наработан в 90-е. Что такое типичный руководитель 90-х годов, который принимает решение об инвестициях в России? Это человек с техническим образованием, скорее всего, с инженерным взглядом на жизнь и с нулевым финансовым образованием. Такой человек, когда ему говорят, что надо проанализировать инвестиционный проект, думает в терминах «давайте сделаем математическую модель и посмотрим». А что такое типичный принимающий решение руководитель на Западе? Это человек с финансовым образованием и без технического, причем этого человека в процессе получения финансового образования обучали тому, как самостоятельно проанализировать проект. У него потребность в продукте, который моделируют, гораздо ниже. На Западе до недавнего времени не было массового продукта для оценки инвестиционных проектов. На сегодняшний день у нас один конкурент в мире – это финская компания Data Partner, которая, как и мы в России, смогла в Финляндии всех приучить к тому, что если мы оцениваем проект, то мы оцениваем его в продукте компании Data Partner. В остальном наш конкурент на мировом рынке – это частные компании, которые обучают быстрому моделированию в Excel. Есть огромное количество таких компаний, они предлагают шаблоны в составе своих курсов и обучают тому, как эти шаблоны быстро переделывать. Причем интересно, что на рынке продуктового бизнеса это ‑ устоявшаяся система, и продукта нет. А рядом – очень похожий рынок в области недвижимости, и там есть один продукт, в котором моделируют во всем мире, это система «Аргус». В любых инвестиционных проектах в области недвижимости, если это за пределами России, скорее всего вы увидите модель, которая сгенерирована системой «Аргус». А если это производство, то, скорее всего, вы увидите чистый Excel, где руками собирали работу. Рынок еще пустой, и в плане развития мы смотрим именно за пределы России.

 

 

JSON.TV: Вы на рынке 15 лет, или уже даже больше. С начала 90-х годов стали говорить о том, что необходимо финансовое образование, бизнес-планы, бизнес-модели, все это появлялось. Изменилось ли что-то? Заинтересованная в бизнесе часть хочет ли обладать этими финансовыми знаниями и обладает ли ими реально?

 

 

Дмитрий Рябых: Очень многое изменилось. В 93 году более-менее пошли рыночные процессы, и финансовое образование в основном ведет отчет с 93-го года. По состоянию на 93-й год ситуация была такая: книг о финансах на русском языке нет, все люди, которые изучали что-то, связанное с экономикой и финансами, изучали экономику и финансы Советского Союза, которого нет. Образование было просто нулевое. Сейчас такой проблемы нет. Вся литература, которая используется для обучения за пределами России, доступна и на русском языке. Сейчас в работе над проектами принимают участие, как правило, люди с нормальным финансовым образованием. Оно, может быть, хуже, чем в странах, где это десятками лет устоялось. Но за последние 10-15 лет все финансовые инструменты, подходы, технологии в России кем-то в каком-то объеме применяются. Сейчас люди уже лучше ориентируются. Можно жаловаться на качество образования в отдельных местах, но все-таки мы работаем уже в общей среде.

 

 

JSON.TV: Если сравнить общие среды в России и в развитых странах, взять Европу или американский рынок, – они сопоставимы или мы еще отстаем?

 

 

Дмитрий Рябых:Они сопоставимы. Я сейчас получаю третье образование, я посередине программы Executive MBA в Оксфорде. Если сравнивать Оксфорд и то, что я видел в Высшей школе экономики в качестве преподавателя, это было в программе MBA, то, в общем, обучают одному и тому же. Но там, конечно, видно, насколько уже наработан организационный класс, насколько выше способы подачи информации, способы организации. Все-таки у нас пока образование строится на том, что отдельные преподаватели собрали материал, у них есть опыт, и они его доносят. Там же больше видна система. Но когда дело доходит до конкретных знаний, которые преподаватель охватывает, то мы, в принципе, занимаемся одним и тем же. С точки зрения методической базы в России и за ее пределами работа ведется одинаково, остается наработать школу.

 

 

JSON.TV: Насколько эффективно онлайн образование? Многие до сих пор считают, что если нет возможности задать преподавателю вопрос напрямую ‑ это ерунда.

 

 

Дмитрий Рябых: В этом году по результатам 20% доходов от некорпоративного обучения идет через дистанционные курсы. Это для нас хороший результат, учитывая, что в начале прошлого года мы только предложили первый курс. И на данный момент в онлайн только 2 курса, а в очном варианте, если по наименованиям смотреть, то примерно 6-8. То есть даже при меньшем выборе мы вышли на такой результат. И я думаю, что смещаться будет еще сильнее. Посмотрим конкретно нашу тематику «Оценка инвестиционных проектов»: если вы хотите пойти и обучиться оценке инвестиционных проектов, но вы не живете в Москве или Санкт-Петербурге, шансов у вас нет. Корпоративное обучение вы можете заказать куда угодно, мы приедем и обучим. Но если вы хотите прийти на открытый семинар ‑ они по графику происходят сейчас только в двух городах страны. От Москвы до Новосибирска, до Владивостока только прилететь – это огромная потеря времени, денег, это очень сложно. Но там есть бизнес, там живут люди, а соответственно, нужно предлагать систему обучения, которая накрывает эту территорию. Украина для нас сейчас недостижима с точки зрения обучения оффлайн, но онлайн у нас месяц назад были еще оттуда поступления новых слушателей. Это перспективно с точки зрения разницы по подаче оффлайн/онлайн. А тот факт, что вы не можете задать вопрос, почти ничего не меняет. На заочном семинаре у вас больше возможностей задать вопросы, чем на очном, потому что есть прямой контакт с преподавателем и есть время. А на открытом семинаре вы конкурируете за время, внимание преподавателя с 20-ю людьми, которые тоже здесь присутствуют.

 

 

JSON.TV: Можете статистически описать свои курсы? Сколько человек в группе на семинаре? Онлайн курсов сейчас два, Вы сказали. Какова примерная стоимость этих курсов?

 

 

Дмитрий Рябых: Можно считать, что курс один, потому что второй появился только три недели назад. По нему еще никто не начал обучаться. Мы пошли интересным путем: мы установили для обучения онлайн и оффлайн одинаковую цену. Мы предлагаем следующую идею: мы вам обеспечим – и возьмем за это деньги – полный аналог в оффлайновом и онлайновом обучении. Что-то, например, личный контакт, теряется в онлайне, но зато там приобретается возможность того, что ваши работы будут проверены индивидуально, и так далее. Мы выстроили идею абсолютного аналога. Этот курс стоит примерно 32 тысячи. Это пятидневный семинар, когда он читается лицом к лицу, и пятинедельный курс, когда он проводится дистанционно. То есть 1 день оффлайна – это одна неделя онлайна. Предполагается, что в течение недели вы найдете время посмотреть видео, материалы, и в конце недели вы делаете тесты, которые подводят итоги этого дня.

 

 

JSON.TV: В онлайне число участников не ограничено?

 

 

Дмитрий Рябых: Ограничений нет, потому что это не синхронизированный курс. Вы получаете доступ к архиву видео, материалов и к плану учебы. И в течение определенного времени вы должны успеть посмотреть видео, выполнить задание, отправить его и получить через день-два проверенное. Когда человек подписывается, мы говорим ему, что это пятинедельный курс. Но это не значит, что через 5 недель человек теряет доступ. Это длится в течение трех месяцев. Нагрузка, которую создает этот курс на железо, на сервер, ничтожна, поэтому говорить об ограничениях не приходится. Единственное, обратная связь, но у нас есть возможность оптимизировать и создавать масштабируемость, так как у нас есть выбор, как строить задание. Если это вопросы, на которые есть стандартные ответы и их можно проверить автоматически, то масштабируемость абсолютная. И мы стараемся хотя бы две трети тестов строить на таких вопросах. Проверка тоже создает небольшую нагрузку, проверяет свободный консультант и это достаточно легко. Чистого времени консультанта на то, чтобы человек прошел пятидневный курс, уходит 40 минут ‑ час на одного человека. Масштабируемость высокая, никаких ограничений нет, чем больше, тем лучше. Это перспективно, так как если рынок окажется удачным, то мы можем снять весь доход, который будет.

 

 

JSON.TV: Экспертов JSON.TVзаинтересовала Ваша программа сертификации AI PAS. Можете рассказать о ней подробнее?

 

 

Дмитрий Рябых: Этот пятидневный курс как раз является курсом подготовки к AI PAS. Курс для нас является центральным не только потому, что он самый длинный и дорогой, но и потому, что он является методической базой. Где-то в 2007 году мы перед собой поставили вопрос: чему нужно в комплексе научить специалиста? Что он должен уметь, чтобы он мог говорить: «Да, я готов заниматься оценкой инвестиционных проектов»? Говорить, что достаточно финансового образования, нельзя, так как есть еще некоторые вопросы. Маркетинг – это тоже только кусочек. И отдельные фрагменты охватываются либо стандартным образованием, либо различными сертификатами. Но набора знаний, ориентированного на оценку проекта, нет. Мы разрабатывали эту сертификацию, Alt-Invest Project Analysis Specialist, именно с идеей, что она, с одной стороны, является экзаменом и сертификатом, который подтверждает квалификацию человека, а с другой стороны, набор знаний для этого сертификата является инструкцией для подготовки любого образования. Мы проработали этот набор, у нас есть способ проверить, достиг ли человек успеха или нет. Подготовка по этому учебному плану – это и есть подготовка специалиста по оценке инвестиционных проектов. Мы разработали сертификат, экзамен под него и предлагаем его как собственно экзамен и сертификат. Но одновременно он является и методической, идейной основой наших курсов.

 

 

JSON.TV: Вопрос о портале cfin.ru, который существует уже 15 лет: как меняется его аудитория, что происходит с порталом?

 

 

Дмитрий Рябых: Это сайт, с которого начинался бизнес. Изначально он назывался «Корпоративные финансы» и был только про финансы, поэтому cfin.ru, но потом туда потихоньку добавились все вопросы управления, поэтому проходит он теперь под названием «Корпоративный менеджмент». А «финансы» осталось в названии компании и в названии доменного имени. Рождался он на базе жуткого информационного голода. Невозможно было найти методические материалы, собранные все вместе, которые давали бы возможность принимать решения и двигаться куда-то. Он был очень успешен. В начале 2000-х, поскольку никто не публиковал в интернете информацию, очень открыты были все, у кого такая информация накопилась: журналы, издатели книг, создатели всевозможных методик и прочего. Ни у кого из них не было собственного канала, где можно было бы публиковать эти материалы, и все охотно соглашались передавать материалы нам, чтобы иметь рекламу подписки на журналы или рекламу книг. Мы очень быстро собрали по тем временам грандиозную по объему методическую базу. На какой-то момент по количеству мы были одними из лидеров в мире. По общему объему у нас было 50 тысяч страниц методических материалов в бесплатном доступе. Вокруг этого источника информации собралась большая аудитория, ядро которой составляли 8-10 тысяч человек – это те, что постоянно был там, это люди, которые хорошо относились к тому, что происходило на сайте, знали друг друга. Сейчас немножко по-другому. Во-первых, сейчас меньше проблем с доступом к методической информации. Во-вторых, те, у кого есть такие материалы, научились делать свои сайты. Они, если отдают нам свои материалы, то в меньшем объеме и менее охотно. Мы по-прежнему собираем неплохой поток новых публикаций, но не настолько уникальных. Сайт стал более обычным. Правда, он обзавелся за это время сервисами, но сейчас это один проект из многих, успешных, с историей. С меньшим вливанием со стороны издателя, естественно, потому что теперь есть больший бизнес, а тогда это был центр. Он уже не такой уникальный и специальный, каким он был в 2002 и в 2003 годах. Но тогда он поднялся именно за счет того, что мы предложили материалы, которые нельзя было получить нигде. И к нам с одинаковой охотой шли и те, у кого материалы есть, и те, что эти материалы хочет прочитать.

 

 

JSON.TV: Что ждет Ваш рынок в 2015 году? Чего ожидаете, чего боитесь, на что надеетесь?

 

 

Дмитрий Рябых: Не на уровне инвесторов, а на уровне широкой публики падение рубля вызвало определенный шок. Мы его пока не видим, в том числе и в своей деятельности. У нас наложились два процесса. С одной стороны, есть шок от ноябрьских событий с рублем, с другой стороны, есть конец года. Очень многие проекты, запросы идут под конец года. И мы понимаем, что вокруг кризис. Но наш собственный кризис в том, что нам не хватает людей, чтобы сделать все, что от нас просят. Через месяц год закончится, наступит январь. В январе традиционно все пьют и болеют. Январь тихий месяц, контрактов, продаж не происходит. А вот в феврале начнет по-настоящему проявляться то, как рынок воспринял последние события. А учитывая, что и общая тенденция у нас понижающаяся, наверное, будет спад. Бюджеты, которые утверждаются на следующий год, сейчас утверждаются с урезанными инвестициями. А урезанные инвестиции – это дальнейшее падение ВВП, сложности. Я думаю, что 2015 год весь будет еще в рецессии. Это не значит, что обязательно плохо будет конкретно с нашим бизнесом, потому что есть консалтинг. Консалтинг далеко не всегда ведет себя с рынком, и пока он не ведет себя с рынком. И вполне возможно, что следующий год он будет вести себя точно также. Работать в условиях рецессии сложно, рынок будет сжиматься. Я надеюсь, что в течение 2015 года какой-то перелом произойдет. Есть ведь и позитивные моменты – не для каждодневной нашей жизни, а на перспективу. Это импортозамещение и возможности экспорта. В предыдущие три года мы практически все потеряли с точки зрения возможности производить. У нас каждый год инфляция составляет примерно 8-9%, а инфляция на Западе – 2-3%. А курс – одинаковый. Себестоимость производства в России за эти 3 года на разнице курса вырастает по сравнению с зарубежными странами где-то на 15-20% суммарно. А мы и раньше не были очень конкурентоспособны. Это убивало производство. Сейчас все обрушилось, и появились возможности заниматься экспортом, заменять импортные товары российскими. Другое дело, что у нас одновременно очень дорогие деньги, и по факту инвестиции реализовать тяжело. В 2015 году это еще не даст эффекта. Но, я думаю, с 2016 года мы уже начнем видеть результаты того, что рубль обесценился. И появится возможность инвестировать в производство и создавать собственное.

 

 

JSON.TV: Есть ли у Вас интернет-зависимость, какими гаджетами пользуетесь? Можете ли Вы обойтись, например, целый день без интернета?

 

 

Дмитрий Рябых: Интернет-зависимость у меня не настолько сильная, чтобы день не продержаться. Продержусь даже несколько дней. Телефон у меня постоянно HTC и, соответственно, Android. Есть компьютер с Windows, потому что мы разрабатываем продукты для Microsoft Office. Год назад, после того, как пришлось поработать некоторое время под Windows 8, который очень отличается от предыдущих версий, я понял, что готов перейти на Mac. Так как мне было очень некомфортно. Соответственно, мой основной компьютер – Macintosh. Хотя наша работа направлена в основном на продукты, которые ставятся на компьютер, мы очень сильно в своей работе завязаны на интернет. У нас офисы в Москве и Санкт-Петербурге, нам надо работать вместе. Консультанты вечно ездят читать корпоративные семинары, еще куда-то, я неделю в месяц нахожусь в Оксфорде, остальное время в Москве или еще где-то. У нас, фактически, вся работа компании строится на том, что мы видим друг друга в Skype, мы работаем полностью через интернет.

 

 

JSON.TV: Спасибо Вам огромное. Напомню, что в студии JSON.TVбыл Дмитрий Рябых, СЕО компании «Альт-Инвест». Мы желаем успехов Вам и всем нашим зрителям.

 

 

Дмитрий Рябых: Спасибо!

 

 

JSON.TV:Счастливо!