×

25 Июля 2014 10:53
2942
0

Основные темы:


— Чем занимался Дмитрий Ставиский после окончания геофака МГУ? Как он оказался в США? Помогла ли в работе степень кандидата географических наук? В какой момент специалист по ледникам превратился в экономиста и стартапера?


— Какие проекты были до LinguaLeo? Чем «бостонские стартапы» отличаются от калифорнийских или московских? Почему «кремниевая долина» далеко впереди всех остальных площадок?


— Почему Ставиский принял предложение российской компании? Чем его привлек сектор дистанционного образования? Какие задачи стоят перед CEO LinguaLeo? Почему в развитии компании выбран горизонт 31 декабря 2017 года?


— Контент и его поставщики, геймификация и социальное взаимодействие – почему именно на этих трёх «китах» строится платформа для развития компании?


— Есть ли особые способы мотивировать посетителей сайта на обучение? Выдаёт ли LinguaLeo сертификаты об окончании курсов? Какую роль играет персонализированный план обучения языку?


— Сотрудничает ли компания с традиционными языковыми школами? Как компенсируется отсутствие непосредственного контакта с преподавателями и носителями языка во время обучения?


— Как оценивается рынок образования в целом и рынок обучения иностранным языкам в частности? Как влияет на бизнес консервативный характер образования? Участвуют ли в конкуренции открытые видеолекции крупнейших учебных заведений мира?


— Как работает freemium-модель монетизации через платные «премиум-аккаунты»? Сколько стоит подобный аккаунт? Какой процент зарегистрировавшихся на сайте платят за обучение? Как ещё можно заработать на курсах языка?


— Какой путь развития по доходам выбрала компания LinguaLeo? Кто и как инвестировал в этот проект?


— На что делается фокус: на платформу доставки либо на новые идеи дистанционного обучения? Какими идеями компания готова удивить своих пользователей?


— На какие иностранные рынки ориентировано развитие компании? Кто следующий в очереди на локализацию после Бразилии, Украины, Казахстана и Турции?


— Почему параметр retention (удержание) слушателей является одним из основных параметров развития?


— Как распределяются пользователи сервиса по мобильным платформам: Android, iOs, Windows Mobile? Каковы доли пользователей по различным странам? Правда ли, что пользователи iOs больше других готовы платить за обучение?


— Насколько полезен опыт работы в предыдущих компаниях, в частности, в калифорнийской компании с русскими корнями Evernote? В чём преимущества «быстрого роста» старт-апа? Что можно взять из опыта выхода на иностранные рынки?

 

JSONTV: Всех приветствую. Я Сергей Корзун. Сегодня JSON TV в гостях у компании LingvaLeo, у генерального директора Дмитрия Ставиского. Дмитрий, здравствуйте.

 

Дмитрий Ставиский: Добрый день.

 

JSONTV: Дмитрий – человек культовый в этом мире. Он оставил свои следы в нескольких крупных компаниях. В том числе и в мировых стартапах, доводя их до определенного уровня. В компании LingvaLeo вы относительно недавно. Как считать – полгода, год?

 

Дмитрий Ставиский: Да, полгода. С февраля.

 

JSONTV: Давайте сначала короткую справочку. Обновим личный профайл. Год и дата рождения, если не скрываете.

 

Дмитрий Ставиский: 25-е июля 1964-го года. Город Ленинград. Это еще до того, как там стало модно рождаться. С года живу в Москве. Учился и вырос здесь. Учился в МГУ на географическом факультете (геофизик).

 

JSONTV: И окончили его?

 

Дмитрий Ставиский: Окончил его.

 

JSONTV: Не все стартаперы заканчивают обучение!

 

Дмитрий Ставиский: Нет-нет, я не типичный стартапер. Я первый раз слышу слово «культовый» в применении к себе. Спасибо, но для того, чтобы быть культовым… 

 

JSONTV: Об Evernote мы два слова скажем, естественно.

 

Дмитрий Ставиский: Да. Но чтобы быть культовым, нужно вылететь из университета. Я окончил МГУ. Занимался геофизикой, моделировал климат. Потом работал в Институте географии Академии наук. По этой же теме математического моделирования экосистемы и экономики поехал работать в Штаты в 1991-м году и там застрял.

 

С 1994-го года работаю в IT-индустрии. Ушел из Академии. Работал в нескольких стартапах разной степени успешности. Довольно быстро понял, что в больших компаниях я хуже приживаюсь, чем в стартапах. В общем, специализируюсь по стартапам.

 

JSONTV: Доктор географических наук?

 

Дмитрий Ставиский: Нет, кандидат.

 

JSONTV: Какое-то математическое специальное образование потом получали?

 

Дмитрий Ставиский: Нет. Единственное образование, которое у меня есть – географическое. Но занимался я моделированием. Географический факультет – это интересное учреждение. Там учат довольно широкому спектру наук. Широкий спектр специализаций. Была у нас кафедра «Экономической географии капиталистических стран», с одной стороны. С другой стороны, были кафедра метеорологии, кафедра гидрологии, кафедра океанологии. То есть такие достаточно математизированные специальности.

 

Нам читали курсы преподаватели с ВМК, с мехмата, с физфака. Я учился на гидрофиз-потоке, гидромет-потоке. У меня было достаточно математического аппарата. Когда надоело мерить и захотелось моделировать, пришлось подучиться, но было достаточно.

 

JSONTV: Правда, что климат ледникового периода просчитывали каким-то образом? Какие-то исследования были.

 

Дмитрий Ставиский: Не совсем. У меня была специализация – климат ледников. Я ездил во всякие интересные экзотические экспедиции: в Арктику (на Северную землю), на Тянь-Шань (в горы). Дипломная работа у меня была на эту тему. Но это была физика атмосферы над ледником, а не реконструкция палеоклимата.

 

JSONTV: Точка входа в IT-бизнес. Когда ее определяете.

 

Дмитрий Ставиский: Покатился, собственно, по наклонной плоскости – от экспериментальной геофизики к моделированию. В какой-то момент с геофизических моделей переключился на экономическую. Это был мой первый проект в США, куда я поехал как visiting scientist. В какой-то момент я поймал себя на том, что мне интереснее писать код (computer science составляющие модели), чем тема моделирования.

 

В 1994-м году я ушел из Академии. Пошел в индустрию писать код.

 

JSONTV: Из самых крупных проектов какие отметите до LingvaLeo?

 

Дмитрий Ставиский: Evernote. Это был мой самый долгий проект. Я там проработал больше семи лет – с 2006-го года до прошлого лета. Безусловно, крайне интересный. Я там очень многому научился. Много друзей из этого проекта.

 

Довольно большой проект был – SightPath. Это бостонский стартап. Мы делали contentdistribution network. Это кэширование веба, видеостриминг, video-on-demand. Некая инфраструктура интернета, которая сейчас принимается как само собой разумеющееся. В 1998 – 1999-м году это еще само собой разумеющимся не было. Был такой стартап. Он был куплен Cisco в 2000-м году. После этого я пару лет поработал в Cisco.

 

До этого было еще несколько бостонских стартапов.Narrative Communications – этостримингмультфильмов. Это было еще до B-Flash. Я перевожу с английского на самом деле! Я очень давно про это не вспоминал. Тем более по-русски. В общем, технология стриминга мультфильмов по интернету (компактно).

 

JSONTV: Чем бостонские стартапы отличаются от других? От калифорнийских, от московских.

 

Дмитрий Ставиский: По большому счету, фундаментально, ничем. Если вдаваться в детали, то калифорнийские более амбициозные, чем любые другие, включая российские и бостонские. Пока я не стал плотно работать с Калифорнией, я не понимал, насколько большой разрыв между Кремниевой долиной и 128-м шоссе, например. Я считал: ну да, Калифорния, а мы в Бостоне типа вторые. Оказалось, что вторые, но с настолько большим отрывом!

 

JSONTV: Почему вы приняли предложение именно от российской компании?

 

Дмитрий Ставиский: Когда я ушел из Evernote, то выбрал для себя, помедитировав, три темы, которые мне интересны. Одной из них было образование. В LingvaLeo меня привлекло то, что это в области, которая интересна (я потом могу рассказать, почему), и команда, и результаты. Это для меня на самом деле нетипично. Я в первый раз прихожу в столь продвинутый стартап. Когда я начал с ними разговаривать, уже было 6 миллионов пользователей. Это много. Было 6 миллионов пользователей, были продажи, уже сложившаяся команда.

 

Тут такая ситуация, что интересный рынок, интересный продукт и идея, которые себя уже доказали на российском рынке. Интересно масштабировать этот подход, этот опыт.

 

JSONTV: Вы как раз считаетесь специалистом по масштабированию. Перед вами поставлены конкретные задачи – «в два раза», «в десять раз», «утроение ВВП», «удесятерение».

 

Дмитрий Ставиский: Ну, не в таких терминах, но на порядки. Да. Не в два и не в три. В два и в три можно вырасти в России. Россия – это 2,5% от мирового рынка. Соответственно, нужно в десятки раз, чтобы было интересно. Это абсолютно реально. Это мне интересно. Тема хорошая: образование мне интереснее, чем игры. С глубоким уважением отношусь к людям, которые делают хорошие игры, но мне лично интереснее заниматься образованием.

 

JSONTV: Каким горизонтом вперед мыслите – год, три, пятилетка (по советскому образцу)?

 

Дмитрий Ставиский: Все вместе. Нужно знать, куда ты идешь. Когда мы внутри разговариваем, у нас есть такая мифическая дата: 31-е декабря 2017-го года. Мы ее просто так выбрали. Мы сформулировали, как мы хотим, чтобы LingvaLeo выглядел 31-го декабря 2017-го года. Дальше считаем и планируем вот от этой даты.

 

Соответственно, чем ближе сюда, тем четче планы. Я точно знаю, чем буду заниматься, и какие у меня цели на вторую половину дня сегодня. У нас более детально проработаны планы до конца года и менее детально дальше.

 

JSONTV: Стратегией поделитесь или это бизнес-секрет?

 

Дмитрий Ставиский: Да нет…

 

JSONTV: На что будете делать упор. В чем конкурентные преимущества LingvaLeo.

 

Дмитрий Ставиский: Упор мы будем делать на продукт. Тем более мы – продуктовая компания. Самое главное, что мы делаем, это продукт. Как мы его продвигаем. Как мы его монетизируем – это уже вторично.

 

LingvaLeo – это сервис для изучения языков. Он решает основную проблему в изучении языков, а именно: что люди это дело бросают. LingvaLeo эту проблему решает. Там метод как бы с трех сторон.

 

Во-первых, это интересный контент. Это обучение погружением. Когда ты занимаешься тем, что тебе интересно, то мозговые связи и нейроны работают гораздо лучше. Лучше запоминаешь. Плюс к интересному возвращаешься. Мы прилегаем очень много усилий к тому, чтобы в LingvaLeo был интересный контент для разных людей.

 

Недавно мы объявили, что добавили TED и еще много всего. 

 

JSONTV: Какова доля своего контента, который именно вы разрабатываете?

 

Дмитрий Ставиский: Небольшая.

 

JSONTV: В каких источниках тогда вы смотрите?

 

Дмитрий Ставиский: Хороший вопрос. Тут нужно сказать, что LingvaLeo – это не только сервис и продукт. Это платформа. Мы хотим быть платформой, на которой сходятся разные игроки, заинтересованные в изучении языков. В данный момент английского.

 

Самое главное – это, естественно, студенты, изучающие. Потом есть мы. Потом есть поставщики контента: авторы курсов, авторы каких-то видеоматериалов. Люди, которые делают TED, вряд ли думают о преподавании английского. Но оказалось, что это хороший материал для изучения английского.

 

Контент, который есть в LingvaLeo, из трех источников. Часть – это наше. Там есть какое-то количество курсов и тренировок, которые разработали мы.

 

JSONTV: То есть у вас языковые специалисты есть?

 

Дмитрий Ставиский: Да, у нас команда лингвистов, которые активно работают.

 

Второй источник – это партнеры. TED, British Council и дальше по списку.

 

Много того, что называется User-generated content. Это пользовательский контент. Люди что-то интересное выкладывают.

 

Понятно, что упор мы делаем на второе и третье: партнерский контент и пользователи. Некоторые из партнеров выкладывают «за славу», а некоторые за деньги. Есть организации, у которых мандат преподавания английского языка (например, British Council), поэтому они заинтересованы в том, чтобы мы это дело распространяли. С коммерческими организациями мы делимся выручкой.

 

Это важно. Возвращаясь к конкурентным преимуществам LingvaLeo, один из столпов LingvaLeo – это интересный, качественный, аутентичный контент.

 

Второе. Геймификация. Люди, которые делают игры, многому научились и научили нас, как удерживать внимание, как мотивировать людей. Мы этим активно пользуемся и будем пользоваться.

 

Третье. Социальная составляющая разных сортов. Многое приходит из игр. Поделиться своими достижениями в изучении английского с друзьями в Facebook или «Вконтакте». Какие-то лидерборды и такие вещи. У нас это сейчас только начинается, но мы довольно много внимания будем этому уделять.

 

JSONTV: Соревновательный третий элемент. Васе-таки главный вопрос – мотивация, поскольку это вопрос дистанционного обучения в целом и обучения иностранным языкам в частности.

 

Дмитрий Ставиский: Да.

 

JSONTV: Чем еще дополнительно мотивируете – сертификаты соответствия, помощь в экзаменах? Что еще. Цель – не процесс, а результат.

 

Дмитрий Ставиский: Безусловно, люди приходят не развлекаться, а учиться.

 

JSONTV: Кто как, наверное, но часть – учиться.

 

Дмитрий Ставиский: В основном все-таки. Просто учиться можно по-разному. Кто-то приходит учиться и говорит, что «для себя», а кто-то говорит «мне нужно ЕГЭ или TOEFL сдать». Для тех, кто приходит с конкретными целями, у нас есть курсы подготовки к ЕГЭ или TOEFL (это англо-американский экзамен). Там все конкретно. Те, кто приходит «для себя», больше времени проводят, как мы называем, в «Джунглях». Это коллекция контента.

 

Это тоже важная часть LingvaLeo: мы персонализируем ваш план обучения в зависимости от ваших целей, от уровня вашего английского, от скорости прогресса и интересов. Интерес не связан с языком. Я не знаю, футбол. К Чемпионату по футболу мы подготовили курс, который назывался DoyouspeakFootbalish? Там лексика, связанная с футболом.

 

Все это мы учитываем и делаем персонализированный план изучения. LingvaLeo – это не какой-то курс, который ты должен пройти. Это некая платформа, где мы собираем разные… У нас нет своего метода.

 

JSONTV: Человек сам выбирает, или вы предлагаете ему?

 

Дмитрий Ставиский: Мы предлагаем на основе заявленных целей, интересов, уровня, который проверяем.

 

Сертификаты. У нас есть свои сертификаты об окончании курса. Они наши. Будем над этим работать. Нам интересно будет делать общепризнанные сертификаты. Будем двигаться в этом направлении.

 

JSONTV: Два слова о сотрудничестве с офлайн-центрами обучения. Есть ли такое с университетами, языковыми школами и другими? Это общий вопрос дистанционного обучения. Оно всегда немножко хромает. Вы и я учились в советской системе, где вообще дистанционного обучения практически не было. То, что называлось заочным – это было что-то такое отдельное, и все равно съезжались все.

 

Отсутствие прямого контакта преподавателя с учеником, с одной стороны, и отсутствие живого общения с носителями языка, коим подразумевается преподаватель – это серьезный минус? Как вы его компенсируете.

 

Дмитрий Ставиский: Тут два вопроса. Начнем с более частного. Как мы конкретно работаем с языковыми школами. Мы это только начинаем. Языковые школы – естественный партнер для нас.

 

JSONTV: Не конкурент, а партнер?

 

Дмитрий Ставиский: Нет, мы не заменяем уроки с преподавателем. Мы комплементарны. То есть мы дополняем. Языковая школа или частный преподаватель могут сгрузить на LingvaLeo рутину (изучение слов, изучение грамматических правил), а во время уроков сфокусироваться на каких-то более сложных вещах. Объяснение чего-то, что человек с трудом понимает, поправка акцента, разговоры (если это групповые занятия).

 

Мы недавно начали с языковыми школами на эту тему общаться. Очень положительный отзыв, много интереса к этому. Разговоров много, но пока сформировавшихся партнерств, о которых можно объявлять, нет. Надеюсь, в обозримом будущем они будут.

 

Тут еще важно понимать, что в разных странах структура языковых школ разная. В России она достаточно фрагментированная. Много сравнительно небольших школ. А вот в Турции, Бразилии, Корее, Японии огромные франчайзинговые сети (части огромных корпораций) с миллиардными оборотами и капитализациями. То есть серьезные бизнесы. Когда мы приходим на новый рынок, нам с ними очень интересно работать.

 

Что касается важности онлайн и офлайн. Ну, тут немножко философски. Вообще рынок образования (не изучения языков, а вообще образования) – это много триллионов долларов.

 

JSONTV: Как вы его примерно оцениваете.

 

Дмитрий Ставиский: Цифры, которые я видел. Два триллиона в США, четыре с половиной – во всем мире. В США это второе после здравоохранения (больше обороны). То есть индустрия образования вторая после здравоохранения.

 

JSONTV: Не только дистанционного, а в целом индустрия образования?

 

Дмитрий Ставиский: Да, в целом. Образование – оно очень консервативно. Ели посмотреть, оно меняется меньше, чем многие другие области жизни и профессии. Темп изменения в образовании ускорился. Он ускоряется последние лет 10.

 

Это началось с каких-то умных Whiteboard, проекторов. В последние несколько лет понесло. Всякие MOOC-ки (massive open online courses), Coursera, Udacity. Они вдруг берут и выкладывают готовые университетские курсы топовых университетов за бесплатно онлайн.

 

Это меняет экономику образования. Не совсем понятно, например, зачем будут нужны посредственные университеты. Зачем тебе диплом посредственного университета, если ты в скором будущем сможешь получить какой-то сертификат от топового университета. Это в образовании в целом.

 

В языках то же самое происходит. Как традиционно учили языки. В классе на занятиях. Хорошо, если 10 человек. Плохо, если 30 человек. Те, кто могли себе позволить, в каких-то маленьких группах, с частными репетиторами. Это дорого, потому что тут учитель. Это просто не масштабируется.

 

Пока владение языком было привилегией каких-то избранных (в условиях Советского Союза) людей, которым нужно было работать с пятью иностранцами, приезжавшими в страну, МГИМО и так далее, можно было таким образом учить. Было достаточно квалифицированных преподавателей, чтобы научить тысячи людей, которым в Советском Союзе был нужен английский. Ну, реально нужен.

 

Когда все открылось, вдруг оказалось, что английский нужен десяткам миллионов людей. Это в России. Смотрим на мир – сотни миллионов людей в BRICS и других развивающихся странах присоединяются к среднему классу, получают формальное образование. У них профессиональные или полупрофессиональные работы. Их эффективность в большой мере зависит от знания языков. В первую очередь, английского. Английский – это все такой lingua franca.

 

JSONTV: Как вы оцениваете локальный рынок изучения иностранных языков в целом. Есть какие-то оценки?

 

Дмитрий Ставиский: Да, есть глобальные…

 

JSONTV: Порядок. Совершенно необязательно цифры.

 

Дмитрий Ставиский: Порядка 70 миллиардов – это онлайн изучение английского… Вы знаете, боюсь соврать.

 

JSONTV: Какова доля России в этом?

 

Дмитрий Ставиский: Россия – это несколько процентов. Я не помню оценки именно онлайнового английского, потому что это не очень интересно.

 

JSONTV: Вам это даже для бизнеса не нужно? В этой конкурентной среде вы не считаете объем? Кусок пирога, который должен приходиться на вас.

 

Дмитрий Ставиский: Дело в том, что этот пирог растет. Это greenfield в некотором роде. Зеленое поле, которое растет. Есть цифра – сегодняшний рынок изучения английского. Это миллиарды долларов. Есть цифра – сегодняшний рынок вообще изучения английского, начиная с начальной школы. Это сотни миллиардов. А наш рынок где-то между этими двумя. Какой он на самом деле, никто не знает. Какая доля пирога, тоже не очень интересно, потому что пирог растет.

 

Когда у нас спрашивают «кто ваши конкуренты» – у нас нет прямых конкурентов. Этот рынок «колбасит», он меняется. Есть довольно большое количество компаний, которые заходят на него с разных сторон. Кто-то делает онлайн Skype-уроки. Кто-то делает очень специализированные приложения, которые позволяют вам быстро выучить 70 слов, чтобы выжить во время ваших каникул.

 

JSONTV: Понятно. Недопаханное поле.

 

Дмитрий Ставиский: Да.

 

JSONTV: Тогда – по объему участников. Семь, девять миллионов?  Сколько на этот момент пользователей у LingvaLeo.

 

Дмитрий Ставиский: В январе 9,5 миллионов зарегистрированных пользователей. Больше всего в России. Потом Бразилия, потом Украина, потом Казахстан и Турция, в которой мы только что запустились.

 

JSONTV: Ваша задача, если на порядки, до100 миллионов по всему миру на ближайшие несколько лет?

 

Дмитрий Ставиский: Да, совершенно верно.

 

JSONTV: Два слова о монетизации. У вас модель – через премиум-аккаунты. Только какая-то часть пользователей платит за эти курсы. В чем преимущества и недостатки?

 

Дмитрий Ставиский: Да, у нас классическая freemium-модель. Когда мы говорили о том, что происходит с этим рынком – это сотни миллионов людей, которым нужно учить языки. Понятно, что это должно быть экономически доступно. Одна из причин, почему мы пошли таким путем – годовой курс премиум-подписки LingvaLeo стоит как ужин в хорошем ресторане. Или примерно столько же, сколько стоит пара уроков cпрофессиональным преподавателем.

 

Это для нас важно по целям (и финансовым целям). У нас около трех процентов покупает премиум-подписку. Сейчас это основной источник доходов.

 

Второй источник доходов – продажа курсов. Вы можете купить золотой статус (премиальную подписку), а можете отдельно купить какой-то курс. Он может быть наш, а может быть от партнеров. У нас там довольно большое количество авторов, которые делают курсы, которые, по сути дела, продают через  LingvaLeo. Мы осуществляем контроль качества и делимся с ними выручкой.

 

Пока так. Возможно, в будущем появятся и другие способы монетизации.

 

JSONTV: Какую-то рекламную модель рассматриваете через количество заходящих?

 

Дмитрий Ставиский: Чтобы рекламная модель работала, все-таки нужно на порядок больше, чем у нас есть сейчас. У нас все-таки образование. Поэтому реклама, которая бы не раздражала пользователей. В общем, это не очень перспективно.

 

JSONTV: Признаетесь ли – работаете в убыток, с определенной прибылью или на перспективу как многие соцсети, которые «выращивают» свою капитализацию за счет количества пользователей?

 

Дмитрий Ставиский: Все три. По каждому конкретному пользователю – с прибылью и в убыток, потому что мы, что называется, планово убыточные. Мы решили расти. Мы инвестируем в продукт, в рост, поэтому мы убыточные. Ну, да – и на перспективу.

 

Для нас важно понимать, что наша экономика работает на каждом отдельном пользователе. Легко построить бизнес, где твои убытки растут с ростом пользовательской базы. Но у нас совсем наоборот. У нас довольно здоровая маржа. Мы зарабатываем на каждом новом пользователе.

 

JSONTV: Инвестиции где находите. В каком количестве они вам требуются? Я имею в виду в России или за рубежом.

 

Дмитрий Ставиский: Первые инвесторы Айнура… Айнур Абдулнасыров основал компанию четыре года назад. Он вложил свои деньги. Потом (не помню когда) были «ангельские» инвестиции. По-моему, около 200 миллионов долларов. В 2012-м году 3 миллиона долларов – раунд от  Runa Capital. Это международный инвест-фонд с российским происхождением.

 

Мы зарабатываем. Но, как мы только что обсудили, тратим больше, чем зарабатываем, потому что растем. В следующем году нам нужно будет еще поднимать деньги.

 

JSONTV: Вернемся к продукту. В нем есть две составляющие. Ну, как минимум две. Это технология работы с контентом и сам контент – новые идеи обучения. Над чем вы работаете в первую очередь: над технологией доставки, подачи, обработки или над новыми идеями дистанционного обучения языкам?

 

Дмитрий Ставиский: У нас несколько команд, у которых разные фокусы. Есть команда контента, где в основном лингвисты. Они занимаются исключительно контентом. Есть команда, которую мы называем контентной платформой.  Это технологии доставки этих курсов. Эти две команды тесно работают.

 

Есть команда, которая разрабатывает для мобильных устройств. В вашей терминологии это тоже доставка плюс геймефикация. Все это важно. Трудно стоять на одной ноге.

 

JSONTV: Есть ли идеи, которыми готовы удивить? Совершенно свежие, которые выбрасываете на рынок как передовые идеи в обучении.

 

Дмитрий Ставиский: Мы не говорим  о свойствах продукта, который еще не вышел. Это политика компании, если будет угодно. Вообще подход, который… Эти три столпа и платформы – это, собственно, наша уникальность. Это эффективное обучение через контент, геймефикацию и социальное взаимодействие, и платформенность, где у нас есть мощный рычаг. Это авторы и паблишеры (издатели) контента. Это LingvaLeo.

 

Если посмотреть на наш продукт, там куча всяких находок. Персонаж Leo, который тебя ведет и развлекает. БриджШторм – достаточно необычная форма тренировок. Как и в любом хорошем продукте, там сотня больших и маленьких находок.

 

JSONTV: Бразилия и Турция – это рынки, на которых вы работаете, помимо России. Какие еще и куда планируете. Планируете ли выходить на огромные рынки Китая, Индии?

 

Дмитрий Ставиский: Ну, с Индией сложно. Это англоговорящая страна, по сути дела. У них там много родных языков, но они говорят по-английски со школы. Сложно выходить на рынки преподавания английского в англоговорящие страны – Штаты, Канаду. Прежде всего, вся методика и подход LingvaLeo не уникален для английского. Мы хотим пробовать учить и другим языкам, но английский в два раза больше, чем все остальные языки вместе взятые.

 

JSONTV: Пока только с английским работаете?

 

Дмитрий Ставиский: Да. Тут ничего философского – это чисто практический выбор. Мы все-таки стартап с ограниченными ресурсами. Английский больше, чем все остальные языки вместе взятые, поэтому фокус на английский.

 

JSONTV: Локализовывали на португальский в Бразилии, естественно, все документы и на турецкий?

 

Дмитрий Ставиский: Да.

 

JSONTV: Относительно недавно у вас этот процесс прошел.

 

Дмитрий Ставиский: Да. Это делали носители языка. Понятно, что для языкового продукта качественная локализация – это суперважно. Сейчас у нас локализационная платформа настроена. Она эффективна. В общем, сравнительно просто добавить то, что мы называем «языки локаля». Это язык пользователя, которого мы учим чему-то.

 

Сейчас мы учим английскому людей, для которых он не родной. Мы не пытаемся учить американских или британских школьников английскому. Мы учим русских, турецких и бразильских пользователей разного уровня английскому.

 

Мы будем на всех основных крупных рынках со временем. Следующий, над которым мы сейчас активно работаем – это испаноговорящий мир. Тут важна не страна, а локальный язык. На испанском говорят в трех больших регионах. Это Латинская Америка, если смотреть по численности. Потом это сама Испания и латинос в Соединенных Штатах. Это три рынка, на которые мы скоро будем выходить. 

 

Есть бывшие испанские колонии в Африке, но это уже экзотика. Наверное, там кто-то будет пользоваться нашими решениями, но вряд ли мы будем как-то активно продвигать в обозримом будущем.

 

Потом будем добавлять языки крупных групп пользователей. В общем, они известны: немецкий, корейский, японский и два китайских.

 

JSONTV: Давайте еще про пользователей и мотивацию. Можете ли вы сказать, какой процент из тех, кто начинает обучение, заканчивает его. Работаете ли вы над его повышением.

 

Дмитрий Ставиский:  Тут очень сложно определить, что такое «заканчивают обучение»

 

JSONTV: Как и ремонт, изучение языка закончить нельзя. Можно только остановить.

 

Дмитрий Ставиский: Я, безусловно, продолжаю изучать русский. Наверное, так же, как и вы и все остальные, здесь присутствующие. Стандартный подход в нашей индустрии – говорить о retention (так по-английски называется). Удержание, возврат пользователей. Это важный параметр. Он для нас ключевой.

 

Все мотивационные механизмы, о которых мы говорили, по сути дела о том, чтобы человека замотивировать и удержать. Мы очень много над этим работаем. Это сейчас наша основная метрика по продукту.

 

JSONTV: Про мобильные платформы, о которых вы начали говорить. У вас, естественно, есть мобильное приложение?

 

Дмитрий Ставиский: Да.

 

JSONTV: Считается, что пользователи iOS являются более платежеспособными, чем пользователи других устройств – Android и прочих. Ваша практика подтверждает это?

 

Дмитрий Ставиский: Более платящими.

 

JSONTV: Да.

 

Дмитрий Ставиский: У нас совершенно стандартная ситуация, как и в других похожих многоплатформенных сервисах. Да, у нас есть веб-приложение и приложение для трех основных платформ. Это iOS, Androidи  WindowsPhone. Больше всего на Android, больше всего зарабатываем мы на iOS. У нас, наверное, непропорционально много пользователей Windows Phone. Отчасти потому, что так сложилось – у нас наиболее развитые приложения для Windows Phone. Нас за это полюбила Nokia и продвигала на разных рынках. У нас больше Windows Phone, чем типично для компаний в нашей стадии.

 

У нас есть еще, если говорить о платформах, расширение для браузеров (extension), которое позволяет изучать язык вне контекста LingvaLeo. Это некий плагин для браузера. Вы идете почитать утренний номер FinancialTimes за кофе, видите какое-то незнакомое слово. Если у вас установлено расширение  LingvaLeo, вы кликаете по этому слову – поднимается ваш персональный словарь и показывает перевод.

 

Если вам это слово хочется проработать, вы нажимаете на кнопочку. Оно помещается в словарь и потом включается в ваши тренировки. Вы газетку дочитали, кофе допили. Садитесь в метро, достаете телефон, делаете тренировку по словам и там вдруг, бабах, видите это слово.

 

JSONTV: Это в текстовых материалах, которые могут быть в планшете или на мобильном телефоне?

 

Дмитрий Ставиский: Да.

 

JSONTV: То есть это не через камеру?

 

Дмитрий Ставиский: Нет, это браузер десктопа. К сожалению, одна из проблем с мобильными платформами (я как разработчик говорю) в том, что там нет механизма этих расширений. Видимо, ради безопасности они там все задраили наглухо. Кажется, сейчас будет ослабляться.

 

Вы спрашивали про мобильные. Понятно, что роль мобильных растет. Сейчас в России по-прежнему больше на вебе, но мы видим, что рост мобильных опережает рост веба. Все больше пользователей приходит с мобильных, все больше пользуются на мобильных. На бразильском и турецком рынке с самого начала основной поток новых людей к нам приходит с мобильных.

 

JSONTV: Запросы пользователей по сравнению со стационарными компьютерами как-то отличаются или практически то же самое?

 

Дмитрий Ставиский: У нас функциональность немножко разная. Веб пока более функционален. Не все, что есть на вебе, есть на мобильных, поэтому трудно сказать. Понятно, что на телефоне удобно делать какие-то аудио-тренировки. Там менее удобно смотреть видео, потому что не всегда есть пропускная способность канала для этого. Понятно, что нужно адаптировать разные типы тренировок под разные платформы.  

 

JSONTV: Как делите сейчас обязанности с основателем проекта Айнуром Абдулнасыровым. Он – председатель Совета директоров, насколько я понимаю. Что в его компетенции, а что в вашей.

 

Дмитрий Ставиский: У Айнура две роли в компании. Одна – председатель Совета директоров. Совет директоров, как и положено, отвечает за стратегию компании и контролирует выполнение. Его операционная роль – он отвечает за продукт. По-английски это называетсяChief product officer. Он отвечает за разработку продукта.

 

JSONTV: А вы за его продвижение и масштабирование, как сейчас модно говорить?

 

Дмитрий Ставиский: Да. Я отвечаю за успех компании. Айнур тоже отвечает за успех компании в качестве члена Совета директоров и акционера, и за успех продукта в качестве CPO.

 

JSONTV: Деятельность в Evernote помогает вам или каким-то грузом служит в нынешней работе? Это плюс или минус. В одну и ту же реку дважды войти вроде как нельзя, как говорят умные люди.

 

Дмитрий Ставиский: Да-да. Безусловно, это плюс, а не груз. Это не совсем та река… Спрашивали, почему я пошел в LingvaLeo. Одна из причин – я увидел в нем все признаки следующего Evernote на стадии, когда я пришел.

 

Evernote был моей первой бизнес-ролью. Я всегда был техническим человеком. Писал код, был архитектором в разных командах. Так получилось, что в Evernote я занялся международным развитием. Моя единственная квалификация была в том, что я географ и мог назвать столицы стран. Остальные и этого не могли, поэтому мне сказали: «Займись».

 

JSONTV: Так вы же по ледникам! В столицах ледников вроде нет.

 

Дмитрий Ставиский: Ну, ладно. Но чтобы поступить на первый курс МГУ, нужно было какие-то контурные карты заполнять, поэтому что-то осталось. Остальные и этого не знали, поэтому сказали: «Давай. Нам нужно масштабироваться. Займись».

 

Если серьезно, то это достаточно необычное решение, которое было принято Evernote. Одна из многих необычных вещей, которые делал Evernote. Мы начали расти очень быстро. У Evernote русские корни, но это была совершенно калифорнийская компания. С самого началам наш рынок был североамериканский. Но в отличие от многих наших коллег мы (отчасти в силу нашей многокультурности) понимали, что есть мир за пределами Кремниевой долины.

 

Пару месяцев после того, как мы запустили сервис в 2008-м году, встал вопрос о том, что 95% наших будущих пользователей не живет в Северной Америке и не говорит по-английски. «Давайте серьезно этим займемся».

 

Я учился многим бизнесовым функциям в Evernote. Меня как бы бросили в воду и сказали: «Давай». Ну, выплыл! Многое из того, чему научился, абсолютно применимо в LingvaLeo. Такие вещи (самое главное) как продукт. Неважно, как ты его продвигаешь. Хороший продукт продвигает себя сам. Ну и какие-то более общие, более детальные наработки здесь вполне применимы.

 

Evernote году в 2012-м уже заработал некую репутацию, что мы правильно делаем международное развитие. У меня был некий плейбук: набор рецептов, которыми я активно делился с коллегами. Этот плейбук вполне применим в  LingvaLeo. Например, как мы выходим на новые рынки. Мы выходим «малой кровью». Органический рост вместо того, чтобы сразу открывать офис, нанимать команду, покупать рекламу, заключать партнерства. Мы локализуем продукт, выпускаем его и начинаем потихонечку продвигать.

 

Мы понимаем, что лучшие новые пользователи, которые приходят к нам – это те, кто пришел по рекомендации друзей или родственников. Они знают, во что они ввязываются, знают, чего ожидать. Так называемое «сарафанное радио». Мы его подпитываем работой с прессой и socialmedia. Это все сравнительно недорого и доступно для стартапов в нашей стадии. Собственно, это и позволяет нам довольно быстро выходить на новые рынки. Дальше будем смотреть.

 

JSONTV: Гаджеты, которые всегда с вами?

 

Дмитрий Ставиский: Ну…

 

JSONTV: Грустно посмотрели на телефон!

 

Дмитрий Ставиский: У меня полный набор всей этой параферналии Apple. У меня есть iPhone, MacBook, маленький iPad. У меня даже есть AppleTV. Когда я обнаружил, что у меня есть даже Apple TV, я понял, что я типичный Mac fanboy, хотя никогда так о себе не думал.

 

JSONTV: Спасибо вам огромное. Напомню, что сегодня мы были в гостях у Дмитрия Ставиского, генерального директора LingvaLeo. Спасибо вам огромное за этот разговор! Удачи всем нашим зрителям. Счастливо!

 

Дмитрий Ставиский: Спасибо за разговор.

 

Заказать стенограмму TV-программы, Интервью, Конференции, большого Форума или Конгресса, радиопрограммы - делового или светского мероприятия можно в компании «Свежие Материалы» Тел. +7 904 64 226 79 , info@ima-ges.ru