×

23 Декабря 2014 10:21
2791
0

В России помимо самого продукта очень существенны отношения между компанией и контролирующими органами. Для клиента важно не только техническое решение, но и консалтинг - понимание, что ему помогут с оформлением отчетности в сложной ситуации. Так оценил особенности своего бизнеса член Совета директоров и руководитель направления ЭДО СКБ «Контур» Эдуард Шифман. В эксклюзивном интервью для JSON.TV он отметил, что сегодня заметных конкурентов из-за границы нет. Заграничным компаниям непросто освоить криптографию и другие особые требования. Рынок ЭДО в части B2Gподелен между игроками, обслуживающими 95% клиентов: помимо «Контура», это, по словам Эдуарда Шифмана, «Тензор», «Такском» и «Калуга Астрал».

 

Конкурентным преимуществом «Контура» на рынке является не столько наличие всех функций, но и возможность их быстрого наращивания. Программу «Контур-Фокус» конкуренты смогли повторить только сейчас, через два года после выхода на рынок.

 

Переход на электронный документооборот в России не обязателен, хотя государство в лице ФНС в нём сильно заинтересовано. ФНС старается сделать максимально прозрачным начисление главного налога страны – НДС, а этот налог сопровождается счетами-фактурами. Возможность проверять сделки для государства чрезвычайно важна. По мнению Эдуарда Шифмана, интересы государства здесь не противоречат интересам компаний. Для клиентов возможность электронного обмена документами означает ускорение бизнеса, автоматизацию многих процессов, экономию бумаги.

 

Для правильного выбора клиентом своего оператора ЭДО, считает Эдуард Шифман, особенно важны три позиции: наличие у подрядчика собственного клиентского приложения, широкий выбор инструментов для его интеграции в существующие бизнес-решения и большое число собственных клиентов у оператора ЭДО, поскольку наилучший эффект достигается при максимальном числе контрагентов.

 

В полной видеоверсии интервью - влияние кризиса на рынок ЭДО, рынок неформализованного обмена документами EDI и другие темы. 

 

Справка JSON.TV

Персональный профайл

Эдуард Романович Шифман.

Родился 30 января 1955 г. Окончил факультет авиадвигателей Пермского политехнического института по специальности «динамика и прочность машин». С ноября 2009 года является членом совета директоров и председателем финансового комитета СКБ «Контур». В 2013 году стал руководителем стратегического направления «Электронный документооборот и взаимодействие между предприятиями: Диадок и EDI».

 

 

Полный текст расшифровки интервью:

 

JSON.TV: Всех приветствую. Меня зовут Сергей Корзун. Это JSON.TV. Сегодня в гостях в нашей студии руководитель стратегического направления электронного документооборота компании СКБ Контур Эдуард Шифман. Здравствуйте!

 

Эдуард Шифман: Здравствуйте, Сергей.

 

JSON.TV: Компания знатная, существует, по-моему, дольше, чем вообще ИКТ-индустрия в Советском Союзе и в России. В88-м году она образовалась?

 

Эдуард Шифман: Да, как говорится, «столько не живут». И я в этой компании тоже довольно давно, правда, не с самых истоков ее, с 93-го года.

 

JSON.TV: Давайте о Ваших истоках два слова скажем: родились Вы когда? Дату я не нашел в источниках.

 

Эдуард Шифман: Это упущение нашей PR-службы, наверное. Я родился 30 января 1955 года.

 

JSON.TV: Учились в Пермском политехническом институте по специальности «Динамика и прочность машин», верно?

 

Эдуард Шифман: Да, я технарь до мозга костей. Всю жизнь, сколько я себя помню, начиная с института, программирование было моим самым любимым занятием.

 

JSON.TV: То есть с IT-индустрией, с ИКТ-индустрией Вы связаны с самого начала? Потому что я вот смотрю, Вы работали, рассчитывали на прочность конструкции железнодорожного транспорта? Или все расчеты уже были на ЭВМ?

 

Эдуард Шифман: Конечно, это было на ЭВМ. Это было моим первым местом, тогда еще практиковалась такая процедура, как распределение после завершения института. Это было место моего распределения. Я должен был отработать не менее трех лет, я там честно отработал 4 года, совершенствовался в части расчетов моделирования, расчетов на прочность. Это какая-то часть моей культуры, скажем так.

 

JSON.TV: В компанию Контур пришли уже специалистом-разработчиком по внедрению системы расчета заработной платы. То есть уже занимались до этого этой проблемой?

 

Эдуард Шифман: Нет, это было не совсем так. Это было в тот момент, когда наши научно-исследовательские институты динамично превращались в офисные центры. Они начинали сдавать свои помещения, которые у них были. Это был такой период, когда наука находилась в очень трудном положении. В этот момент очень много молодых, условно, ученых, которые когда-то мечтали о том, чтобы защитить диссертацию, начали покидать родные стены научно-исследовательских институтов. Также сделал я и перешел в компанию СКБ Контур. Я начал заниматься тем, что мне тогда казалось странным и неинтересным, расчетом заработной платы. А именно, начал участвовать в разработке программы, которая предназначалась для расчета заработной платы.

 

JSON.TV: Сегодня Вы являетесь членом совета директоров СКБ Контур и ответственным за направление электронного документооборота. Два слова о структуре: как организована работа по управлению СКБ Контур? Как член совета директоров, участвуете ли Вы в определении всех направлений работы, либо только в своем?

 

Эдуард Шифман: Да, я член совета директоров, и в составе этого совета занимаюсь в целом выработкой стратегии компании. И по решению нашей компании, электронный документооборот входит в число нескольких направлений, которые у нас признаются стратегическими. То есть эти направления настолько важны с точки зрения членов совета директоров, что им уделяется особое значение, они особо выделяются. И нет ничего необычного в том, что за это направление отвечаю, в частности, я в качестве члена совета директоров. Это помогает придавать направлению особый статус.

 

JSON.TV: СКБ Контур – одна из лидирующих компаний, где-то в десятке, где-то в тридцатке, в полусотне крупнейших ИКТ-компаний России по разным оценкам и в разные годы. На самом деле эта компания чисто российская? Акционированная ли она, вышла ли она на международный рынок каким-то образом?

 

Эдуард Шифман: Эта компания исключительно российская. Стартовала она вообще в качестве региональной компании. И развила свой бизнес настолько, что сегодня она является одной из самых крупных IT-компаний в целом в России. Но она пока за границы Российской Федерации не вышла. Хотя у нас есть определенные амбиции, мы ищем пути выхода. Но для того чтобы выйти за пределы Российской Федерации со своими продуктами, чтобы нами заинтересовались зарубежные компании, необходимо создать соответствующие продукты, необходимо дальнейшее развитие компании.

 

JSON.TV: Насколько продукты, которые производит компания Контур, специфичны для российского рынка в целом? Или они могут использоваться для импортозамещения в тех случаях, когда уже кто-то проник на российский рынок?

 

Эдуард Шифман: Главный продукт нашей компании сегодня – это отчетность в контролирующие органы. Он, конечно же, ориентирован исключительно на внутренний рынок. В нем довольно много специфического для России, и маловероятно, что этот продукт сможет выйти за пределы России, даже в ближнее зарубежье. Даже у наших ближайших соседей отчетность в контролирующие органы носит довольно специальный характер. Поэтому с основным продуктом мы сегодня присутствуем в основном на российском рынке. Однако у нас появляются новые продукты, с которыми у нас есть шансы выйти на зарубежные рынки. В настоящее время в рамках направления электронного документооборота у нас развивается такой продукт, как EDI. Это обмен электронными сообщениями между поставщиками и покупателями, торговыми сетями. У этого продукта есть шансы выйти сначала в ближнее зарубежье, а потом посмотрим.

 

JSON.TV: В чем отличие основного Вашего продукта, которым Вы занимаетесь, от простого? То, что он должен быть сертифицирован, аккредитован по всем инстанциям?

 

Эдуард Шифман: Если речь идет об отчетности, основной наш продукт, то да, у него есть довольно много особых требований к наличию различных лицензий, к выполнению определенных регламентов взаимодействия с налоговыми. Но это еще и определенные отношения, которые складываются между компанией и контролирующими органами. Эти отношения очень важны, мы должны помогать своим клиентам отчитаться и в тех случаях, когда возникают какие-то трудности. Это в целом бизнес не столько технический, сколько это бизнес по оказанию услуги отчетности. Для клиента важнее не столько техническое решение, которое позволяет ему отчитаться, скажем, в ФНС, в Пенсионный фонд, в другие контролирующие органы, сколько понимание, что ему помогут в сложной ситуации. Это включает в себя не только технические возможности, но и развитые отношения с самим клиентом, и развитые отношения с контролирующими органами.

 

JSON.TV: То есть консалтинговые услуги практически тоже добавляются к этому продукту?

 

Эдуард Шифман: Да, можно сказать, что так. Мы помогаем своим клиентам в сложных ситуациях.

 

JSON.TV: Давайте поговорим о конкурентной ситуации на рынке. Вы сказали, что сложно с этим продуктом выйти на внешние рынки. А извне легко ли прийти на российский рынок? Есть ли международные операторы и компании, которые работают в этой же области?

 

Эдуард Шифман: Мы сегодня таковых на рынке не видим. По крайней мере, среди тех, кто заметен на рынке. Возможно, когда-то, на берегу, такие компании могли зайти, но сегодня рынок электронной отчетности – это рынок, если честно, уже поделенный. Там, практически, четыре основных компании обеспечивают электронную отчетность для, я думаю, 95% компаний, которые в принципе сдают по каналам связи. Это СКБ Контур, «Тензор», «Такском» и «Калуга Астрал». Если взять всю статистику, то в различных регионах по-разному, есть регионы, где и более 95%, есть, наверное, где поменьше, где могут играть какие-то региональные игроки, но в целом рынок довольно сильно поделен. Зайти на него в принципе сегодня трудно. Учитывая его особенности, трудно зайти иностранным компаниям. Это нужно освоить нашу российскую криптографию, наладить отношения с контролирующими органами. Наверное, сегодня уже легче, Налоговая сегодня позволяет любому игроку начать эту деятельность, но в целом рынок довольно плотно разделен, и туда трудно сегодня заходить.

 

JSON.TV: Есть ли принципиальные отличия Вашего продукта от продукции Ваших конкурентов? Каковы Ваши конкурентные преимущества?

 

Эдуард Шифман: Вопрос непростой. Мне кажется, конкурентное преимущество сегодня – не столько в наличии определенных функций, сколько в скорости их наращивания. Сегодня, как правило, любая функция, которая появляется у одного из игроков, если она востребована на рынке, в течение года, полутора, иногда двух, воспроизводится другими игроками, и, в конце концов, на рынке существует такая ситуация, когда основные свойства продукта у основных игроков очень похожи. Это возможность для качественной подготовки отчетности, это возможность получения быстрого ответа со стороны Налоговой, это некие сопутствующие сервисы, связанные с выдачей сертификатов, с обновлением сертификатов, это дополнительные услуги по смежным вопросам. Как правило, основное конкурентное преимущество у компаний сегодня – та скорость, с которой она предоставляет своим клиентам новые возможности. В частности, у нас появился замечательный продукт какое-то время назад, это Контур.Фокус, который мы очень быстро развивали в течение двух лет, и только сегодня некоторые из наших конкурентов выходят с аналогичными продуктами. В каком-то смысле, они немножко задержались со стартом подобного продукта. Это касается любых особенностей, любых дополнительных функций. Сегодня нет ничего такого, что никто из конкурентов повторить не в состоянии. Повторят, немножко инвестиций, труда разработки, усилий продаж, маркетинга ‑ и возможности в продуктах появляются. Возможно, нам это делать сегодня немножко легче, поскольку у нас продукт является веб-сервисом, мы быстрее вносим изменения в наш продукт. С другой стороны, в таких условиях наши конкуренты тоже научились жить. Они умеют обновлять свои доступные приложения, у них тоже это неплохо получается.

 

JSON.TV: Каков вообще рынок электронного документооборота во всем документообороте? Он уже перешагнул за грань 50%, например, по объему, или нет? Насколько требования государства именно к электронному документообороту важны?

 

Эдуард Шифман: Вы имеете в виду документооборот межкорпоративный?

 

JSON.TV: Да.

 

Эдуард Шифман: Ситуация на рынке сегодня может быть охарактеризована таким образом: сегодня большинство игроков, у которых есть развитые рентабельные бизнесы, скажем, те, кто занимается электронной отчетностью, этот бизнес достаточно рентабельный, или игроки, которые успешно продают какие-то программные решения, они сегодня заходят на рынок электронного документооборота, инвестируя в это направление. Сегодня межкорпоративный обмен электронными документами – это очень небольшая часть и с точки зрения денег, и с точки зрения вовлеченности компании в эти процессы по сравнению с рынком электронного документооборота между компаниями и государством.

 

JSON.TV: Насколько велико проникновение именно безбумажного документооборота, электронного? Является ли это обязательным требованием к некоторым компаниям?

 

Эдуард Шифман: Нет, сегодня государство не оказывает какого-то специального давления, нет ни одного законодательного акта, который бы заставлял компании двигаться в направлении межкорпоративного электронного документооборота. Однако государство в лице ФНС очень сильно в нем заинтересовано. И оно создает условия, действуя довольно либерально. ФНС фактически подготовила всю необходимую законодательную базу, для того чтобы компании в этот процесс стали вступать. Но какого-то регламентирующего, регулирующего воздействия сегодня государство не оказывает. Хотя надо понимать, что ФНС достаточно сильно заинтересована в том, чтобы электронные счета-фактуры между компаниями, по возможности, как можно шире ходили в электронном виде. Это связано, прежде всего, с теми усилиями, которые ФНС прикладывает в части того, чтобы сделать как можно более прозрачным администрирование главного налога нашей страны – НДС. НДС – это налог, который сопровождается счетами-фактурами. И возможность проверять сделки, которые сопровождаются счетами-фактурами, для государства важна. Это возможность автоматизировать фактически процесс проверки, насколько эти сделки легитимны.

 

JSON.TV: Если государство все-таки не давит как пресс, то в чем интерес самих компаний переходить на электронную систему документооборота? Это экономия времени, денег, либо одно вытекает из другого?

 

Эдуард Шифман: Особенность ситуации в том, что интересы государства не противоречат, а, на мой взгляд, в каком-то смысле даже идут в одном направлении с интересами компаний. Для компаний возможность обмениваться юридически значимыми электронными документами – это ускорение бизнеса, экономия на той же бумаге, автоматизация многих процессов. Те компании, которые сегодня наиболее активны, это те компании, которые уже сегодня извлекают из этого пользу.

 

JSON.TV: Это прежде всего крупные компании или к малому и среднему бизнесу это может тоже относиться?

 

Эдуард Шифман: Во-первых, это, прежде всего, крупные компании, у которых большой объем документооборота. Во-вторых, это компании из определенных отраслей, где высоки требования к уровню рентабельности. Тут, прежде всего, ритейл. Там любая экономия в доле процента на организации взаимодействия между сетью и поставщиком – это хорошее конкурентное преимущество. Это те компании, которые реально могут экономить, заменяя бумагу электронным документом. Скажем, операторы связи, которые могут перестать рассылать бумажные документы ежемесячно своим клиентам, а начать отправлять им электронные документы. Это, конечно, прежде всего, крупные компании. Однако и небольшие компании сегодня вполне могут извлекать из этого пользу. Это компании, в которых есть отношения с какими-то удаленными партнерами. Это компании, у которых есть желание сэкономить на ведении бухгалтерского учета. Электронные документы удобны тем, что они позволяют автоматизировать процесс приема документов и процесс отправки документов. Уменьшают количество ошибок, связанных с человеческим фактором. Мне кажется, что пользу сегодня из этого всего могут извлекать многие компании.

 

JSON.TV: На что должен обратить внимание клиент, для того чтобы правильно выбрать себе поставщика услуги по электронному документообороту?

 

Эдуард Шифман: Это интересный вопрос, потому что сегодня на рынке довольно много компаний, которые заявляют о себе как о компании, готовой предоставлять такую услугу. Я бы выделил три стоп-фактора. Первым стоп-фактором является наличие у компании, которая говорит о том, что она хочет предоставлять услуги межкорпоративного электронного документооборота, клиентского приложения. Это можно сравнить с электронной почтой. Компания должна продемонстрировать клиенту, что у нее такое приложение есть. Даже если какая-то компания не будет пользоваться клиентским приложением в качестве основного для взаимодействия со своими контрагентами, такое приложение является вспомогательным и демонстрирует компании клиента то, насколько развито в целом решение оператора. Наличие клиентского приложения является обязательным. Больше того, это клиентское приложение должно быть достаточно развитым. В нем должен быть ряд функций, которые демонстрируют, что оператор способен качественно обеспечивать электронный документооборот между компаниями. Приложение должно демонстрировать клиенту то, что оператор в состоянии передавать от клиента к контрагенту и обратно основные документы, которые регламентированы сегодня ФНС. Это так называемые формализованные документы: счета-фактуры, ТОРГ-12, акты. Кроме того, это решение должно обеспечивать возможность передачи и неформализованных документов: договоры, допсоглашения, любой документ, который в принципе может двигаться от компании к компании. Должна быть возможность такой документ передавать в электронном виде. Компания также должна продемонстрировать ряд других возможностей своей системы. Самый легкий способ – клиентское приложение. Однако клиентское приложение, хотя и является очень важным элементом предложения со стороны оператора ЭДО, это не единственное, что от него требуется. Потому что для многих компаний запуск взаимодействия со своими контрагентами – это некий проект интеграции решения оператора ЭДО и внутренней информационной системы компании. Поэтому компания-оператор должна предоставить своему клиенту достаточно широкий набор инструментов, которые позволяют интегрировать решение оператора ЭДО в информационную систему компании. Это различные коннекторы, это так называемое API, которое позволяет взаимодействовать с системами на программном уровне. Кроме чисто технических особенностей, это и организационные моменты: наличие линий технической поддержки, которые помогут клиенту произвести проект интеграции. Третьим важным элементом, который каждая компания должна предоставить своему клиенту, является уверенность в том, что у оператора ЭДО достаточно собственных клиентов, которых можно подключить к данному клиенту. Это очень важный момент, потому что максимальный эффект от внедрения электронного документооборота достигается при вовлечении в эту игру максимального количества контрагентов компании. Если оператор ЭДО заходит в компанию и предлагает свою услугу, то он должен помочь этой компании подключить как можно больше контрагентов.

 

JSON.TV: В частности, именно поэтому сложно войти на этот рынок новому игроку?

 

Эдуард Шифман: Да. На этот рынок сложно входить тем, у кого нет большого количества хотя бы потенциальных собственных клиентов, которых можно подключать. Причем важно понимать, что наличие потенциальных клиентов является необходимым, но достаточным условием, для того чтобы такой игрок был интересен клиенту. Я могу привести такой пример: сегодня очень многие операторы ЭДО заявляют о том, что у них есть большое количество клиентов, которых они готовы подключать. Оператор отчетности может говорить от всех тех клиентов, у которых стоит его решение по отчетности. Банк может говорить от всех тех клиентов, которые сегодня ходят к нему в систему интернет-банка. Фирма-разработчик программного обеспечения может говорить от всех клиентов, у которых стоит их программное решение. И каждый из них говорит: «у меня вот столько-то клиентов». Если мы сегодня сложим всех клиентов, о которых заявляют операторы, их будет больше, чем юридических лиц в России. Это не говорит о том, что компания-оператор нас обманывает, просто у каждого клиента есть сегодня потенциальная возможность подключиться к нескольким операторам одновременно. Он может подключиться к оператору, который предоставляет ему отчётность в контролирующие органы. Он может подключиться к оператору, которого ему предоставляет банк. Он может подключиться к оператору, которого ему предоставляет его вендор программного обеспечения. Сегодня клиент имеет массу возможностей и может выбирать среди операторов.

 

JSON.TV: Для клиентов это, наверное, неплохо.

 

Эдуард Шифман: Это неплохо, да. Клиент имеет возможность выбирать того оператора, который предоставляет ему наиболее развитую услугу.

 

JSON.TV: В чем тогда интерес этого большого количества клиентов? Он берет лучшую программу в каждом направлении? Либо лучше все равно интегрированное решение?

 

Эдуард Шифман: Клиенту будет обременительно подключаться ко всем операторам. Поэтому он сначала выбирает одного. Некоторые компании выбирают сегодня уже двух, с тем чтобы обеспечить максимальный охват своей клиентской базы. На мой взгляд, выбирая оператора электронного документооборота, клиент должен в первую очередь ориентироваться на то, насколько оператор в состоянии решать его проблемы. Поскольку достаточно серьезной проблемой на сегодня для клиента является подключение как можно большего числа контрагентов, то оператор должен ему эту проблему помочь решить. Эта проблема, естественно, решается проще, если у оператора потенциально много клиентов, но наличие большого количества клиентов – это еще не все. Оператор должен еще и свои процессы выстроить таким образом, чтобы реально помогать клиенту.

 

JSON.TV: Как будет развиваться, на Ваш взгляд, этот рынок в ближайшее время? Необходимость импортозамещения, скачки валютных курсов – насколько они повлияют? Или они не скажутся, потому что Россия ‑ страна особая не только по требованиям к операторам электронного документооборота, но и по сути?

 

Эдуард Шифман: Мы с Вами сказали, что компания СКБ Контур – условно древняя компания. Мы за свою жизнь пережили очень много разных кризисов, мы видели и «черные четверги», и «вторники». Надо сказать, что, как правило, компания, которая предоставляет свои услуги клиентам в области программного обеспечения, из этих кризисов, по крайней мере, наша компания, благополучно выходит. Мы смотрим с оптимизмом в будущее, и нас не пугают возможные сложности, кризисы. Конечно, компаниям-клиентам будет сложнее, наверное, будет наблюдаться тенденция, связанная с тем, что надо будет где-то экономить. Но, тем не менее, подобно тому, как сегодня людям надо есть хлеб и пить молоко, юридическим лицам надо вести свой бизнес. Это значит, нужно жить, нужно развивать отношения со своими контрагентами. И, кажется, что наша услуга в части развития, ускорения этих отношений должна быть востребована независимо от того, какие сложности будут у нас происходить на рынке.

 

JSON.TV: Напоследок расскажите еще раз о различиях между ЭДО, EDOи EDI. Если EDO чисто форматизировано и должно соответствовать всем требованиям, которые выставляют контролирующие органы государства, то к EDI, то есть к автоматизированному обмену электронными данными между компаниями, наверное, не такие строгие требования?

 

Эдуард Шифман: Надо понимать некоторые различия между рынком EDI, рынком ЭДО и рынком отчётности, отношения B2G. Что касается рынка B2G, то мы про это уже поговорили, эти отношения достаточно регламентированы, очень строгие. Рынок уже достаточно развит. Что касается EDI, то этот рынок возник уже довольно давно в России, но он не был юридически значимым. Это были отношения между продавцами и покупателями на уровне обмена сообщениями, которые ускоряли в целом бизнес, но они были за рамками юридически значимых отношений. С появлением всех необходимых документов, которые ФНС инициировала, появилась возможность сделать электронным не только обмен сообщениями о заказах и подтверждениях заказов, но сделать электронными и сами документы, которые должны быть учтены в системах клиента. Это счета-фактуры, накладные, акты. Это, в каком-то смысле, расширение рынка EDI. Но это расширение настолько существенно, серьезно, что, наверное, через какое-то время рынок EDI отойдет на второй план и основным будет рынок юридически значимого электронного документооборота. По крайней мере, у нас в России. Потому что рынок EDI сегодня развит в основном в одной отрасли – это рынок ритейла, FMCG во многом. В то время как рынок ЭДО, рынок юридически значимого электронного документооборота межкорпоративного – это рынок всех компаний России, это будущее в целом бизнеса в России.

 

JSON.TV: Спасибо Вам огромное, благодарю за приход в студию и ответы на наши вопросы. Напомню, что гостем студии был сегодня руководитель стратегического направления ЭДО компании СКБ Контур Эдуард Шифман. Счастливо всем!