×

20 Мая 2014 16:40
6637
0

Основные темы интервью:

 

— Как появилась идея создать центр онлайн образования «Нетология»? Переход к сфере онлайн образования.

 

— Какова эффективность семинаров, мероприятий, школ онлайн образования так активно появляющихся в России? Может ли это быть полезно человеку желающему получить новые знания?

 

— В рамках «Нетологии» вы выбрали курс классического типа обучения с преподавателями. Однако все происходит онлайн, но при этом с элементами живого общения. Можно об этом чуть подробнее, какие плюсы это дает?

 

— Кто выступает в качестве экспертов и преподавателей? Это именитые профессионалы или же просто авторитетные представители, какого то конкретного направления?

 

— Каким образом строится работа центра? Все сотрудники находятся в офисе или же есть кто-то на удаленной основе? Если последний пункт актуален, то насколько это эффективно?

 

— Какое количество студентов, сейчас посещает курсы от «Нетологии»? Кто идет учиться чаще: женщины или мужчины? Прослеживаются ли возрастные тенденции, больше молодежи или примерно равные количества всех возрастов?

 

— Вкратце и общих чертах обрисуйте, пожалуйста, методы и стратегии привлечения новых студентов? Где обитают будущие носители знаний?

 

— Какое будущее и перспективы вы видите у подобного, пока еще молодого и нового для Рунета направления, как образование онлайн? Это станет такой же обыденной нормой или постепенно превратится в нечто иное?

 

— Коль мы заговорили о будущем, совсем недавно стало известно, что фонд InVenture купил миноритарную долю компании «Нетология» в ходе первого раунда привлечения инвестиций. В ходе этого раунда всю компанию оценили в $5,6 млн. Куда будет направлен дальнейший вектор развития, и как вы планируете использовать привлеченные средства.

 

— Какими факторами, практикуемый вами принцип донесения знаний, можно охарактеризовать как более эффективный, нежели посещение огромного числа по настоящему масштабных эвентов и конференций, где с докладами выступают матерые гуру со всего мира?

 

JSON TV: За последние десятилетия наша жизнь претерпела значительные изменения. Технологии все активнее внедряются во все новые и новые элементы повседневности. А некоторые из них мы уже воспринимаем, как нечто должное.

 

Интернет стал еще одним двигателем способным изменить уже устоявшиеся каноны и привести их к совершенно новым этапам развития. Только уже не самого человека, а багажа его знаний.

 

Онлайн-образование – это тоже отчасти норма, способная легко интегрироваться в жесткий график современного человека. Оно позволяет не только заниматься повседневными делами, но и приобретать новые интересные и полезные для него навыки.

 

Пока мы не можем говорить о полных циклах обучения, полноценном высшем образовании или отказе от фактических этапов обучения с живым преподавателем в аудитории.

 

Но начало точно положено.

 

Сегодня гостем нашей студии стал руководитель и основатель центра онлайн-образования «Нетология» Максим Спиридонов. Под его руководством было создано немало успешных проектов, ставших культовыми в своих нишах.

 

Интернет-журнал «ШколаЖизни.ру», аудио-журнал “PodFM.ru”, онлайн-энциклопедия “Календарь событий: Сalend.ru”, а также несколько успешных аналитических программ: «Рунетология» и «Рунет сегодня». Это далеко не весь перечень заслуг Максима, что может вполне стать темой для отдельной передачи.

 

Однако главная тема этой передачи – онлайн-образование. Давайте узнаем на примере «Нетологии», как это работает, и есть ли дальнейшие предпосылки для развития данного направления в России.

 

Максим. Мой первый вопрос будет достаточно традиционным для любого интервью. Как появилась идея создать центр онлайн-образования «Нетология»? Ранее, насколько мне известно, вы занимались больше веб-проектами, была «Школажизни.ру», “Сalend.ru”, “PodFM.ru” и так далее.

 

Почему переключились на немного другой профиль деятельности?

 

Максим Спиридонов: Я бы сказал, как и с предыдущими проектами, так получилось, как и названные тобой, так и ряд других, которые я строил. Веб-проекты у меня возникали из обстоятельств, из возможных партнерств, которые случались просто по ходу жизни. Из идей, которые возникали нередко довольно спонтанно, откровенно говоря.

 

В этом смысле «Нетология», скорее, приятное исключение. С одной стороны, да – это проект, который возник, как и прежние мои проекты, более-менее неожиданно и из-за обстоятельств жизни, а не из рационального анализа рынка. С другой стороны, на определенном этапе существования проекта мы применили все-таки такие традиционные бизнес-практики к этому.

 

В последнем «пилоте», который был сделан в проекте (а он пережил практически два «пилота» до того, как нашел себя окончательно), была очень внимательно учтена практика зарубежного рынка, существующая ситуация на рынке местном. Это был уже не такой вдохновенный проект предпринимателя, которого просто, как бы, «ветром носит», и он делает проекты как то, что кажется ему интересным сейчас. Кроме вдохновения, в это была привнесена и прагматика, что, на мой взгляд, наиболее верно в построении проектов.

 

С одной стороны, идея должна «заводить», с другой стороны, она должна быть потом посажена на такую здоровую «шину», и должно быть понимание – зачем, почему, какая аудитория, какие перспективы и так далее.

 

Здесь было и то, и другое. Отвечая на твой вопрос, ретроспективно. Сперва проект занимался семинарами в оффлайне, рассказывая о профессиях. Его устроила мой партнер по проекту, а ныне еще и супруга, Юлия Микеда, ныне Спиридонова. Затем постепенно я вошел, просто помогая ей. В итоге, взялся за это основательно, чтобы помочь, с одной стороны. С другой стороны, меня самого увлекла тема образования.

 

В итоге, «Нетология» как семинары превратилась в центр онлайн-образования, а стала, по сути дела, брендом и направлением, бренд - профессия. Остальное всё изменилось. Мы стали образовательной платформой. Наш фокус стал совершенно иным с точки зрения бизнеса.

 

JSON TV: В последние годы в Рунете появляется всё больше различных образовательных проектов. Причем они как в онлайне, так и в оффлайне, как правильно ты отметил. Проходит множество конференций на эту тему. Насколько такой подход эффективен? Может, есть какие-то пожелания человеку, который хочет этим заняться. Не то что заняться именно образованием, а сам себя образовать именно в плане получения какой-то дополнительной профессии или узнать что-то новое.

 

Максим Спиридонов: Вопрос – достаточно ли проектов на рынке, чтобы образовываться?

 

JSON TV: Да. Насколько они эффективны в плане подачи знаний.

 

Максим Спиридонов: Несомненно, есть проекты, которые уже дают вполне удобную инфраструктуру для получения знаний и контент в этой инфраструктуре. Онлайн-образование, кроме всего, это две составляющих, очень важно. Это методика и образовательный контент, построенный по этой методике. Фреймворк, в котором всё это существует – платформы, LMS (LearningManagementSystem) и так далее.

 

Есть проекты, которые делают неплохо. У кого-то лучше платформа, слабее – контент. Я разделил именно для того, чтобы подчеркнуть, что не всё там однозначно. У кого-то, наоборот, отличный контент, но платформа могла быть лучше. Очень разные подходы в этом всем. Найти можно, рекомендовать впрямую я не стану для того, чтобы не отметить одних, не отметив других.

 

Мы считаем, что мы, в принципе, неплохо даем знания, как любой проект наверняка. Желая найти, определенно найдешь. Ответил на твой вопрос?

 

JSON TV: Да. В рамках «Нетологии» вы выбрали курс классического типа обучения с преподавателями. Однако всё происходит онлайн и с элементами некоего живого общения. Насколько я знаю, там есть домашние задания, они выполняются, и можно обратиться к преподавателю. Можно об этом чуть подробнее, плюсы подобного подхода?

 

Максим Спиридонов: Если коротко, о нескольких типах онлайн-образования, на примере продуктов «Нетологии». В «Нетологии» есть два главных продукта. Это так называемые онлайн-интенсивы. Это длинные 1,5 – 2,5-месячные курсы, которые представляют собой набор живых лекций в формате вебинара, где преподаватель рассказывает, студенты слушают, задают вопросы по ходу. Классическая лекция в формате вебинара.

 

Они достаточно длинные. Каждая лекция – это обычно от 2,5 до 3-х часов с перерывом, два академчаса, а то и три, в связке, почти по-институтски и довольно «хардкорно». Затем после каждой лекции следует практическое задание, которое студенты выполняют внутри нашей платформы. Мы называем ее LMS-1, то есть наша платформа – под интенсивы. Это задание выполняется внутри интерфейсов этой платформы. Там же проверяется преподавателями, дается какая-то обратная связь. Там же, в этой платформе, видится расписание студентами и так далее.

 

С одной стороны, это некая образовательная платформа, с другой стороны, набор лекций и практических заданий, и всё это вместе связано. Это классика (или более-менее классика) так называемого синхронного образования, когда есть прямой контакт преподавателя и студента. Синхронно - само за себя говорит.

 

Есть другой продукт наш, который мы рассматриваем. Он только появился, относительно недавно – в конце осени – начале зимы прошлого года, ему несколько месяцев. Мы называем его «интерактивные курсы», чтобы разделить. Название условное. Можно назвать курсами то, что я прежде назвал, почему нет. Мы разделили просто, чтобы было понимание у наших пользователей.

 

Это интенсивы, интенсивное освоение профессией, в формате довольно «хардкорного» погружения. Много коучинга от преподавателей, прямое общение с преподавателями и так далее. Другое, второй продукт – это курсы, еще одна образовательная платформа. Она проще, более геймифицирована, социализирована. Там образование – это не полтора-два месяца. Это общее время на полтора-три часа видеокурса, который уже записан, представляет собой набор, цепочку из занятий в видеоформате и тестов.

 

Вот такая цепочка «занятие – тест, занятие – тест», пройдя которые (система отслеживает, что ты прошел), ты допускаешься к финальному тесту. Пройдя финальный тест, автоматически получаешь сертификат. 

 

Всё это происходит в любое время с любого устройства. Классика асинхронного образования. Это два доминантных, одних из базовых терминов сегодняшнего онлайн-образования – асинхронное и синхронное. Мы имеем оба формата. Они разные по результату.

 

Ясное дело, что в случае с интенсивами получается гораздо больше погружение в профессию, а в случае с курсами можно какой-то небольшой навык отработать. Скажем, ретаргетинг в «Яндекс-Директе» или какие-нибудь юзабилити сайтов электронной коммерции. Вот там можно рассказать более-менее, и навыки эти самые хотя бы общие получить, обучаясь на этом курсе.

 

Разные бизнес-модели, кстати говоря, и там, и там. В одном случае с интенсивами оплата за каждого студента, довольно высокий чек. В другом случае с курсами, оплата не за каждый интенсив, а вообще за доступ ко всем курсам внутри платформы. Их сейчас там порядка 30-ти. Надеюсь, к концу года будет уже сто с лишним.

 

Всё это в совокупности на месяц стоит 590 рублей. Пользуйся, сколько хочешь. Совершенно разные модели.

 

JSON TV: Замечательно. Коль ты упомянул преподавателей. Кто эти самые преподаватели. Это какие-то именитые профессионалы или просто специалисты в своей нише?

 

Максим Спиридонов: Мы обучаем сейчас интернет-профессиям. Мы так собирательно называем нашу тематическую нишу. При том, что всё время поглядываем уже за ее пределы, но пока остаемся в ней, пока это только «поглядывание». Специфика нашей ниши в том, что здесь нет несостоявшихся преподавателей. Здесь нет воспитанных профессионалов, которые умеют рассказывать, основывать методики в этой области и так далее. Как это есть в вузовских каких-то дисциплинах, школьных, где это уже традиция, где это уже накатано поколениями.

 

Поэтому фактически у нас еще один, как это модно говорить, челлендж в том, что мы не только обучаем студентов. Мы еще обучаем преподавателей. Мы собираем с отраслей специалистов, агрегируем экспертные знания, имея сами о ней представление неплохо, о том, кто что стоит на рынке.

 

Бывая на всех возможных конференциях, слушая спикеров, мы агрегируем лучших, включаем их в наши образовательные программы, помогаем им расти как методистам, потому что нужно не только знать, как сделать, нужно уметь об этом рассказать. Это методика образования. Обучаем их как спикеров, если они в чем-то недостаточно хороши в этом смысле. Как педагогов, в конце концов.

 

JSON TV: Каким образом строится работа Центра. Все сотрудники находятся в офисе, или кто-то работает удаленно? Если последний момент актуален, то насколько он эффективен.

 

Максим Спиридонов: Пополам примерно. Может быть, с некоторым большим перевесом в сторону офиса в Москве. Хотя сотрудники в Москве гораздо дороже. Но эффективность работы сотрудника в личном контакте, как правило, значительно выше. С этим фактом приходится считаться. для меня это, кстати, было некоторым открытием. Первый свой проект я выстроил исключительно удаленно. Начиная восемь-девять лет назад активно работать в интернете, я первые года четыре практически не вылезал из Германии, имея команду, распределенную по всему окружающему пространству.

 

Мне казалось, это нормально. Как выяснилось в процессе, сейчас, работая с «Нетологией» особенно, на моем личном опыте (прежде, конечно, я видел это на чужих), то, что работа с живым коллективом дает некоторые дополнительные возможности, которые грех не использовать. Поэтому какие-то ключевые позиции мы точно «приземляем» в офисе. Позиции, которые более «автономны» (бывают тоже важны), могут находиться в регионах.

 

JSON TV: Какое количество студентов сейчас посещает курсы «Нетологии». Усредненный показатель. Кто идет чаще учиться, женщины или мужчины. Есть ли какое-то ограничение по возрасту. Молодежь, среднее поколение или же даже люди старшего возраста?

 

Максим Спиридонов: Начну с первого твоего вопроса. Количество. За прошлый год, мы считали, у нас порядка тысячи человек прошли интенсивы – самые большие программы. Совокупно на наших программах обучалось, боюсь соврать, около пяти-шести тысяч человек.

 

JSON TV: Это очень серьезный показатель.

 

Максим Спиридонов: Да. Кстати, я сейчас включаю туда и открытые занятия, которые мы проводим постоянно. Они бесплатные. Поэтому, конечно, собирают они значительную аудиторию каждое. Бывает до нескольких сотен человек, под тысячу. Регистрация точно бывает за тысячу. Приходят далеко не все.

 

Это тоже классика онлайн-образования, которая часто людей удивляет в первый момент. То, что люди, регистрируясь на мероприятие в онлайне, доходит процентов 30 – 50. Это такая статистика, которая одинакова по всей отрасли, по всем онлайн-мероприятиям. Бесплатно. По платным – получше, заплатили все-таки, гораздо охотнее приходят.

 

Мужчин больше у нас. Но не сильный перевес (наверное, 60 – 70 процентов мужчин), но заметный. 

 

JSON TV: Возраст.

 

Максим Спиридонов: Возраст. Поскольку мы обучаем профессиям, которые более интересны молодежи, то наш потребитель, наш студент – это, как правило, 20 – 30 лет (35 – реже). Поскольку нет в руках цифр конкретных и последних, я сейчас не скажу точно, но где-то так.

 

JSON TV: Какие методы и стратегии привлечения студентов. Если это оффлайн-курсы, то там всё более-менее понятно. Где обитают будущие носители знаний онлайн?

 

Максим Спиридонов: С оффлайн-курсами тоже есть свои нюансы. Вообще образование в России… Когда начинают разговаривать о маркетинге в образовании в России, это начинается такая сплошная боль и «плач Ярославны». Памятуя о том, что проблема такая общеславянская, всего Советского Союза бывшего. На территории русскоговорящих стран не привыкли платить за образование. Платят малоохотно. Платят, как правило, за те вещи, которые ну прям очень нужны и очень очевидны.

 

Скажем, понятным образом давно и уверенно стоят школы английского языка в оффлайне. Они же хорошо «перетекли» в онлайн в разных интерпретациях, включая классический пример «Лингва-Лео», который геймифицирован, и все вокруг него «пляшут» и говорят, какой он замечательный.

 

Другие вещи… Чем дальше от очень понятного прикладного и быстрого применения навыка, который ты можешь получить, тем сложнее расстается с деньгами потребитель. Для него эта связь «я сейчас вложу деньги в образование – и дальше буду расти в карьере» работает не сразу. Он умозрительно ее понимает, но вкладываться, на самом деле, не готов в большинстве случаев.

 

Поэтому проблема в том, чтобы убедить вообще в том, что учиться стоит, и это вложение в себя стоит того. Дальше уже инструменты. Мы в этом смысле очень активно экспериментируем, используем очень разные способы, очень активно используем контент-маркетинг пресловутый, мейл-маркетинг. Взаимодействие с клиентом не с точки зрения «купи сейчас», а с точки зрения создания долгих отношений.

 

У нас даже есть такая модель построения маркетинга, которая представляет собой три круга, вложенных друг в друга. Первый круг, самый большой – это entertainment, professional-entertainment, куда мы включаем наши программы, которые выпускаем, аудио и видео различные по темам интернета, маркетинга, аналитики и прочего. Блок, который мы активно развиваем.

 

Дальше у нас идет edutainment. Это наши интерактивные курсы, которые более просты к потреблению. Еще вложен в нее круг education.

 

Мы видим путь потребителя как снаружи, через первый круг, который вообще бесплатно, кстати говоря, ко второму, который стоит очень маленьких денег, и к третьему дальше. опять-таки, там очень много инструментов, концепций. Думаю, что рассказывать подробно не буду.

 

JSON TV: Какое будущее ты видишь у онлайн-образования в России. Это станет нормой, обыденностью или же перейдет, в итоге, во что-то иное?

 

Максим Спиридонов: Вопрос классический для новых ниш. Помнишь, «Москва слезам не верит» - будет ли кругом одно телевидение. Тот герой, который выступал за телевидение, утверждал, что так оно и станет. Не будет ни одного телевидения, ни одного интернета. Будет конвергенция и вхождение инструментов онлайн-образования в тех точках, где это уместно и целесообразно.

 

Разумеется, учить медиков еще долгие десятилетия, как минимум, будут преимущественно в оффлайне. Там очень много практических вещей, очень боязно выводить на рынок обучившегося в онлайн кардиохирурга. Но инструменты онлайн-образования различные, начиная прямо от онлайн-лекций с обратной связью, которую могут дать по ходу прослушивания этой лекции студенты. Онлайн-конференции, которые также могут использоваться в таком формате.

 

LMS, которые позволяют эффективно «менеджерить», управлять образовательным процессом. Всё это уже входит активно в практику работы, в том числе оффлайн-заведений – вузов, школ. Будет входить и дальше, всё активнее.

 

Вспомните, в школьном образовании тот же «Дневник. ру» охватил десятки тысяч школ. Они большие молодцы, что ищут разные пути и такие направления жизни, работы, школьного образования, школы как коллектива, школы как института воспитания и так далее. Как место взаимодействия взрослых преподавателей и взрослых родителей. Они ищут разные формы оцифровки дополнительной и выкатывают всё новые и новые возможности этой оцифровки. Это очень любопытно.

 

Так онлайн-образование будет потихонечку «метастазами» проникать в «тело» оффлайн-образования, где-то действительно полностью замещая оффлайн. Например, могу себе представить, что школьное образование в далеких деревнях Якутии – нерентабельно будет там делать обучение в чистом виде.

 

Уже сейчас можно этим ребятам в Якутии дать лучших, заслуженных преподавателей Москвы. Они будут рассказывать главные темы, объяснять, что требуется, давать задания и проверять их. Всё это будет происходить в онлайн через видеолекции, LMS. Это будет точно лучше, чем туда довезут какого-то недоучившегося троечника из какого-нибудь совсем заштатного вуза, и он, не желая того особо, будет что-то детишкам рассказывать. Как он их настроит, чему научит толком.

 

Всяко уже сейчас можно инсталлировать. Думаю, что такие вещи уже потихонечку происходит, просто это пока не массово. Образование очень консервативно, поэтому всё будет очень медленно и печально.

 

JSON TV: Коль мы заговорили о будущем. Совсем недавно «Нетология» от фонда «Инвенчур» получила некие инвестиции. В ходе раундов всю компанию оценили в 5,6 миллиона долларов. Я прав?

 

Максим Спиридонов: Да.

 

JSON TV: Куда будет направлен вектор развития. Как вы планируете использовать привлеченные средства?

 

Максим Спиридонов: Если вкратце. У меня это накатанный рассказ, потому что я много в процессе выхода этого пресс-релиза и для всяких изданий, которые звонили… Коротко. Деньги пойдут на расширение контентной базы. Эти курсы, о которых я рассказывал, которые мы снимаем сейчас, у нас свой видеопродакшн, свои методики построения этих самых курсов.

 

Будет увеличено количество продюсеров, которые у нас занимаются этим. Это такая штатная единица в «Нетологии», человек, который продюсирует создание курса, привлекает преподавателя, обсуждает с ним программу. Помогает ему понять, как это можно в нашей методике построить. Вместе с ним составляет тесты для этих занятий. В итоге, отвечает за выкладку контента.

 

Контент как таковой, видеопродакшн этого контента, разработка, увеличение скорости разработки платформы, внутри которой этот контент существует. Мы хотим делать ее всё более социализированной, геймифицированной, потому что эти элементы, возможность видеть, что другие проходят, возможность увидеть профайлы других людей, какие сертификаты за какие курсы они получили и так далее.

 

Всё это дополнительно мотивирует людей.

 

Корпоративное направление, которое мы еще особо не трогали, но знаем, как интересно его построить. У нас уже разработана методика предоставления доступа HR-менеджерам, руководителям компании к результатам его сотрудников. Он будет иметь возможность покупать разом какой-то пакетный доступ к нашей платформе курсов, число которых будет всё время увеличиваться, к этой базе экспертных знаний.

 

Добавлять туда своих сотрудников, видеть, как они проходят эти курсы, видеть, кто прошел, кто не прошел. Давать задание, скажем, «этот пройдите», и наблюдать, так ли это, потому что система не даст пройти, не даст схалтурить. Он будет вынужден пройти этот курс.

 

Будет видеть рейтинги сотрудников, кто более, кто менее активен. Рейтинги предпочтений сотрудников по курсам. Скажем, выясняется, что почему-то все заинтересовались контекстной рекламой. Кто эти люди, может быть, им стоит это направление делегировать.

 

Иными словами, контент, развитие платформы, в которой находится этот контент, и корпоративное управление – это основные.

 

JSON TV: Не могу не задать вопрос, он, наверное, один из самых главных и одновременно тривиальных. Какими факторами можно описать для человека лучше выбрать онлайн-образование, нежели оффлайн. Мы понимаем, что ест огромное количество мероприятий, где выступают именитые гуру, и человек может заплатить за билет на это оффлайн-мероприятие, посетить конференцию, послушать. Или же он может прийти и оценить все прелести онлайн-образования.

 

Какой может быть фактор именно мотивирующий его в сторону онлайн-образования?

 

Максим Спиридонов: Если мы говорим об одном и том же мероприятии, например, выступлении какого-то «волшебного» гуру, предположив, что оно даже полезно, потому что часто такие «псевдогуру» в этом жанре подвязываются. Допустим, наш рассматриваемый гуру – молодец. Разумеется, при прочих равных, особенно когда речь идет не только о некой информации, но и надинформационной составляющей – оффлайн лучше.

 

Может быть, странно от меня это слышать, но это несомненно так. Это снова возвращаясь к вопросу, какие сотрудники лучше. Ключевые сотрудники лучше в оффлайне, потому что, кроме информационной составляющей, подается еще некая надинформационная, надвербальная история, энергетика, определенное отношение – то, что за словами находится.

 

Однако если эта конкретно лекция этого гуру недоступна, онлайн – хорошая альтернатива. Чем дальше, тем более удобная альтернатива, потому что разными инструментами появляется возможность видеть и слышать его четче, почти как будто бы ты находишься рядом. Задавать ему вопросы через чат или в видеоконференции.

 

Это будет развиваться, потихонечку переходя к вариантам 3D-проекции, которая будет почти неотличима от живого общения. Тогда действительно, может быть, оффлайн начнет потихоньку сдавать свои позиции. НО это вопрос десятилетий определенных, минимум, пары-тройки.

 

Онлайн нужен там, где недоступен оффлайн. Где нерентабелен оффлайн. Онлайн-образование и его инструменты, как я уже говорил раньше, уместны как некие организующие и дополняющие факторы. Но плюс еще онлайн-образование может какие-то определенные сегменты действительно очень эффективно отцифровывать и представлять клиенту, добавляя какие-то не только образовательные, но и иные бенефиты, иные пользы.

 

Скажем, мы видим, что наша платформа, где люди проходят курсы – это не только возможность получить знания. Это возможность еще увидеть, что делают друзья. Возможность собрать внутри своего аккаунта, профиля пользователя некие сертификаты за пройденные курсы и показать их на собеседовании. Это многие возможности, которые дополняют образовательную составляющую. 

 

JSON TV: По поводу сертификатов. Это какой-то физический элемент или все-таки электронный?

 

Максим Спиридонов: В нашем случае, если брать курсы, это электронный элемент, электронный PDF-файл, его можно распечатать при желании. Либо он остается в виде картинки, превью этого файла в профайле.

 

JSON TV: Например, я получил такой сертификат, прихожу на собеседование, и работодатель хочет проверить его. Он может позвонить в «Нетологию» и, соответственно, спросить?

 

Максим Спиридонов: Он может зайти просто в аккаунт пользователя и увидеть, есть ли этот сертификат фактически. Его не подделать. По мере, я надеюсь, роста авторитета «Нетологии» как образовательного центра и значимость этих сертификатов будет расти. Попросту говоря, еще раз, можно ведь просто давать ссылку на свой профайл пользователя, где эти сертификаты собраны.

 

JSON TV: Он открыт?

 

Максим Спиридонов: Он пока не открыт. Мы сейчас…

 

JSON TV: Мне интересно, как это работает.

 

Максим Спиридонов: Мы заканчиваем работы. Даже, может быть, когда ты выпустишь это интервью, он будет уже открыт. Он почти готов к тому, чтобы быть открытым, и он будет открыт, разумеется.

 

JSON TV: Его можно приложить к резюме, и работодатель посмотрит?

 

Максим Спиридонов: В каком-то смысле мы видим добавленную ценность в нашем случае онлайн-образования (во всех случаях может быть своя). В нашем случае это еще экспертная профессиональная сеть людей, которые, с одной стороны, студенты, набирают знания и показывают себя работодателю. Экспертов, которые эти знания транслируют, ведя курсы, преподавая на интенсивах, проводя открытые занятия, публикуясь в нашем блоге.

 

Это всё мы будем раскрывать, показывать. Как эксперт себя представляет, студент. По мере развития проекта надеемся, что это будет всё более значимо в глазах отрасли.

 

JSON TV: Огромное спасибо за ответы на вопросы, комментарии. До свидания.

 

Заказать стенограмму TV-программы, Интервью, Конференции, большого Форума или Конгресса, радиопрограммы - делового или светского мероприятия можно в компании «Свежие Материалы» Тел. +7 904 64 226 79 , info@ima-ges.ru