×

22 Января 2015 13:24
2975
0

По различным оценкам экспертов рынок интернет-торговли России в 2013 году достиг 16-17 млрд долл. Для сравнения в Китае объем составляет 300 млрд долл, в США – 500 млрд долл. Наблюдается увеличение количества интернет-магазинов, а также укрупнение рынка: происходят слияния крупных игроков и уход неконкурентоспособных компаний. Идет естественный процесс «разорения» мелких магазинов: 30-40% среднего и малого бизнеса вымирает в течение 4-5 лет и на их месте открываются новые. Среди основных факторов снижения прибыли интернет-магазинов, Феликс выделяет увеличение заёмного капитала на развитие и относительно молодой топ-менеджмент компаний. «E-commerce – это самый обычный бизнес; его высокотехнологичность – это иллюзия» – резюмирует Феликс.



SoftKey занимает 50% рынка интернет-торговли программным обеспечением в Российской Федерации, а также является одним из лидеров интернет-торговли нефизическими товарами. Весь сегмент интернет торговли программным обеспечением оценивается в 5 млрд рублей. Рынок торговли нефизическими товарами является более динамичным по сравнению с рынком физических товаров: ритейлерам необходимо быстро успевать за тенденциями и предлагать актуальный для потребителей товар. Среди основных конкурентов в сегменте нефизических товаров выделяются электронные книги. Основными трудностями при оценке рынка выступают различия в определениях электронной коммерции и интернет-торговле, а также высокая доля «серого» рынка.



Среди основных барьеров для развития выделяется высокая доля нелегального товара: в потребительском сегменте его доля занимает более 90%, в B2B – около 60%. По мнению Феликса, для дальнейшего развития рынка необходимы законодательные усилия. Среди основных тенденций на рынке выделяются развитие big data с целью отслеживания потребительских предпочтений. Также наблюдается развитие сегмента wish-листов, в котором SoftKey запустил проект WishKey. В заключение, среди основных трендов, Феликс выделяет персонализацию, глобализацию и автоматизацию в интернет-торговле.

 

 

Полный текст расшифровки интервью:

 

Феликс Мучник: Добрый день!

 

JSON.TV: Спасибо, что пришли к нам. Сегодня мы с Вами поговорим об интернет-торговле в Российской Федерации. Прежде всего, мне бы хотелось услышать Ваше мнение касательно текущих тенденций развития рынка: куда он движется, что в нем происходит? Существуют различные точки зрения, что рынок сейчас постепенно будет консолидироваться, и многие игроки уйдут с него. Что Вы думаете по этому поводу?

 

Феликс Мучник: Совсем немного о цифрах. Оценки, конечно, разные. Мы больше ориентируемся пока на data inside, хотя Morgan Stanley дает немножко меньшие оценки. Это сегодня около 16 млрд долларов по прошлому году. Рост рынка был примерно 25-30%. Конечно, при таком объеме он не сравним с китайским объемом, в котором уже 300 млрд рынок, не сравним с американским объемом, в котором 500 млрд рынок, и даже не сравним с бразильским, который тоже уже больше, около 20 млрд. Динамика последних лет, несмотря на кризис, стагнацию, депрессию, как угодно можно называть эти 5 лет: рынок интернет-коммерции все время рос. Он, конечно, рос с нуля. И тенденция всех предыдущих лет заключалась в бессмысленном иногда увеличении количества магазинов. Мы все знаем, что на самом деле всего несколько тысяч магазинов от силы имели фактически больше десяти заказов в день. Что для меня не является даже интернет-магазином. Это такой прием заказов по Интернету. Хотя, конечно, это интернет-коммерция. Тенденция увеличения количества все продолжается, потому что кажется, что вход в электронную коммерцию очень легкий. Быстренько сделал сайт, договорился, где будешь брать товар, и начал пытаться принимать деньги. Мы можем отдельно поговорить о том, как это на самом деле происходит. Причем в этом смысле ничего не изменилось. Когда-то, лет 8 назад, я писал колонку в «Компьютерре», которая называлась «Адептам интернет-ларьков посвящается». Все описанное там не поменялось за 8 лет. Интернет-ларьков безумное количество, и это очень схоже с развитием обычной коммерции, обычных магазинов. А я всегда говорил, что е-коммерс ничем не отличается от обычной коммерции. Вспомним 90-е годы, безумное количество ларьков на улицах. Даже в начале 2000-х и середине. Это все то же самое. Но еще год-два назад не было видно тенденции в укрупнении магазинов. Они жили сами по себе, брали кредиты, иногда инвестиции, иногда и то и другое. И пытались накручивать обороты, что уж тут стесняться. И мы знаем громадное количество магазинов, которые переросли свои 100 млн рублей, иногда миллиард рублей в год, но не думали ни об эффективности, ни о затратах, ни о качестве персонала, ни о чем. Последние год-два, во-первых, магазины начали сливаться и укрупняться. Известное слияние Сотмаркет, Е96 и так далее. Можно много привести примеров. Те, кто был крупным, как Ozon, поглотили года три-четыре назад SAPATO, взяли еще инвестиций, стали развиваться еще. KupiVIP взял инвестиции, стал развиваться еще. То есть магазины стали укрупняться. С другой стороны, наконец-то пошел естественный процесс разорения мелких и средних магазинов, которые просто перестали отдавать долги или начали разочаровываться. Правда, на их место приходят новые ларьки, и количество магазинов в масштабе только увеличивается. Но оно наконец стало следовать тенденции обычного бизнеса, в которой 30-40% среднего и малого бизнеса обязано в течение 4-5 лет вымирать. Вот он и начал вымирать наконец-то. Раньше он как-то выживал. Теперь он вымирает. Реклама стала дороже. Можно много говорить о причинах, почему это происходит именно сейчас, последние 2 года. Но наконец-то процесс укрупнения с одной стороны и вымирания средних и мелких магазинов с другой стороны начал происходить.

 

JSON.TV: Как Вы считаете, это позитивная тенденция для отрасли или нет? Или это естественная тенденция?

 

Феликс Мучник: Я много лет подряд говорил, что наша отрасль ничем не отличается от остальных сегментов рынка. Есть некоторые особенности, о которых можно поговорить отдельно – технологические или еще какие-то. Но с точки зрения обычного бизнеса – е-коммерс является обычным бизнесом – ничем таким сверхъестественным, высокотехнологичным, красивым он не является, это иллюзия. Поэтому, как в любом бизнесе, происходит наращивание бульонной массы средних и мелких предприятий и укрупнение. Богатые становятся еще богаче, бедные ‑ еще беднее, на место обедневших приходят новые, которые пытаются на этом что-то заработать и где-то прорваться. Единственное, что прорваться можно не только как в обычном бизнесе – эффективностью, затратностью, расчетами, бизнес-моделями, но и некими технологическими новациями или нахождением ниши, которая еще не занята. В сегодняшнем е-коммерсе можно находить ниши, которые не заняты на улице, не заняты в оффлайне пока. Но естественный процесс перетекания оффлайна и онлайна ‑ это тоже тенденция, отдельная совершенно, слияние онлайна и оффлайна, конечно, происходит. И дальше те сегменты, которые оказались не заняты, будут скоро заняты. В нем можно легко совершить первый этап, иногда прорывной, а вот дальше удержаться – надо заниматься обычным бизнесом.

 

JSON.TV: В рамках нашего исследования по интернет-торговле в России мы сейчас смотрим на цифры по крупнейшим интернет-магазинам, и у нас складывается впечатление, что вопрос прибыльности пока для интернет-магазинов не стоит, поскольку большая часть из них убыточна. С чем это связано? И как Вы могли бы это прокомментировать?

 

Феликс Мучник: Мы, наверное, некая отдельная компания в этом смысле. У нас исторически сложилось, неважно по каким причинам, что у нас не было ни инвестиций, ни кредитов в банках. Может быть, потому что мы изначально пошли на фактически электронный товар и много не занимались материальной доставкой. Хотя, конечно, занимались этим раньше, когда были коробки. Может быть, в силу достаточно сложной, смешанной модели. Но именно поэтому мы вынуждены были всегда считать эффективность. Несмотря на непрерывное реинвестирование себя в технологии компании, для того чтобы можно было масштабироваться. Большая часть компаний, действительно, либо развивалась на инвестиции и кредиты, как я уже сказал до этого, либо только на кредиты. Неважно, были кредиты от поставщиков и дистрибуторов или это были кредиты от банков, которые уже стоят денег. Да и кредиты от поставщиков стоят пени. Мне кажется, на первом этапе много магазинов совершенно не задумывались ни о цене денег, ни о маржинальности, ни о том, что эти деньги придется когда-нибудь отдавать. Потому что инвестиции рано или поздно тоже надо отдавать. Неважно, выходом на IPO, поиском новых инвестиций. Вы все равно вынуждены думать над тем, как эффективно вести хозяйство. Фактически до прошлого года, наверное, не задумывались кроме Ozon, который еще как-то об этом задумывается многие годы. Но, тем не менее, постоянно находится в поглощении таких магазинов совершенно убыточных, как SAPATO, требующих громадного складского запаса, потому что это физическая доставка, это сложный товар, обувь, с многоразмерностью и прочим. Они все время вынуждены идти либо на поиск новых инвестиций, либо на кредиты. Это очень легкий путь. И пока давали, конечно, проще пойти и найти новый кредит связанный, перекредитоваться, чем подумать, как управлять компанией. Это первый момент. Второй момент: мне кажется, особенность многих интернет-магазинов, что ими управляют в достаточной степени молодые люди. Я очень уважаю Севу Страх, например, но он создал магазин очень молодым. И ему повезло, он очень успешно работал. Я помню, как в прошлом году он еще говорил о том, что главное – обороты. В этом году он уже говорит, что главное – эффективность. Мы как раз поспорили на эту тему на одной из конференций. Им не хватало образования, на самом деле, бизнес-образования или инженерного, как у нас, или университетского, которое приносили люди в бизнес в 90-е годы. Им сложно было уйти от этого потока денег, которые приходят. Его надо раздать. А проще нанять людей, взять еще денег и бежать вперед. Им казалось, что сам бег, скорость бега и обеспечивают успех. Это еще некий самообман интернет-рынком США, который намного больше, в котором инвестиционная модель давно отработана, в котором сама инфраструктура инвестиционная совершенно другая, в которой есть все ступени, в которой можно пройти от идеи до выхода на IPO или продажи стратегу в достаточной степени спокойно, если идея хорошая. Это бизнес-идея или технологическая идея – не важно. В нашей стране все не так, инфраструктуры нет, искать деньги надо очень сложно. В этом году все усложнилось санкциями, все усложнилось общей экономической ситуацией, в которой инвесторы не так просто стали давать деньги, особенно зарубежные инвесторы, в связи с повышенными рисками. И поэтому теперь надо откуда-то брать деньги. Откуда их можно взять, как не из эффективности? Не из сокращения зарплат людей, не из увеличения маржинальности? Это же безумие, когда интернет-магазины главным своим достоинством считали демпинговую цену. А маржинальность откуда брать, откуда они будут покрывать затраты? Это всегда было для меня загадкой, я все ждал, когда же наступит этот момент? Но, к сожалению, без кризиса этот момент не наступал. Вот он, наконец, наступил.

 

JSON.TV: Что ж, надеюсь, кризис оздоровит отрасль.

 

Феликс Мучник: Он всегда оздоровляет.

 

JSON.TV: Магазин Softkey является одним из безусловных лидеров в сегменте нефизических товаров. Я думаю, что есть какие-то определенные особенности этого сегмента, которые его отличают от сегмента физических товаров. Прежде всего, естественно, отсутствие доставки конечному потребителю. Наверное, есть что-то еще, о чем Вы сможете рассказать?

 

Феликс Мучник: Конечно, он отличается, причем отличается в корне. Во-первых, этот рынок более динамичный, намного более динамичный. В отличие от того времени, когда мы начинали, а начинали мы фактически с дософткеевским проектом в 99-м году, прошло уже 15 лет. Конечно, тогда была достаточно понятная, устойчивая инфраструктура той вычислительной техники, как тогда это называлось, на которую поставлялся этот контент. Тогда он и контентом-то не назывался, назывался просто программным обеспечением. И все было понятно: есть операционные системы, причем всего две: проприетарная и свободная. Фактически, конечно, их было больше, но я специально сужаю ситуацию. Плюс серверная. И есть набор решений, как базовых, так и прикладных. Тогда было все понятно: вот они есть коробки, которые продают в розницу консьюмеру, плохо продают, между прочим. Есть OEM и есть софт, который надо было продавать на Западе и консьюмеру, и бизнесу. В России тогда, когда мы начинали, это был в основном бизнес. Его больше интересовала частота покупки, правильность оформления бумаг, как оно и сейчас, в принципе, интересует. Консьюмерских продаж тогда было очень мало. Сейчас сама динамика изменения платформы, на которой работает этот контент. 5 лет назад мы ничего не знали про iPad, грубо говоря, совсем ничего не знали. 4 года назад не было такого преимущества планшетов на Android. Не было устойчивой экосистемы Apple. Со своими проблемами, со своими тонкостями, которая вообще не дает продавать цифровой контент никому, кроме производителя этого контента. Розница имела коробки. Теперь нет коробок. Есть клауды. И это меняется очень быстро, в 2-3 года. Это особенность рынка, за ним надо очень быстро успевать. Что успевать в одежде? В одежде меняются мода, бренды, но суть происходящего не сильно меняется. Вот надо было продавать одежду детям. Да, когда-то памперсов не было, но это было много лет назад, теперь они есть. В контенте все не так. Более того, контент еще недавно считался пиратским в основной своей степени, например, электронные книги, и пробиться на этот рынок было легко, но бессмысленно. Фактически там существовал один ЛитРес, и до сих пор существует. Потому что их продать-то было некому. Все просто воровали в основном, в 99% случаев. Он вдруг начал безумно расти, хотя цифры там еще не очень значительные. По-моему, по прошлому году это немногим больше 10-13 млн долларов.

 

JSON.TV: Около 14 миллионов.

 

Феликс Мучник: Но, тем не менее, он растет просто на глазах. ВКонтакте сейчас начнет облагораживаться, мы надеемся. Значит, безумно начнет расти видеоконтент, музыкальный контент, потому что его нельзя будет просто найти контрафактным. Потому что, опять же, тот же ВКонтакте обеспечивал 99,9 контрафакта в этой стране. Эта особенность рынка – самая главная, что за ним надо очень сильно успевать. Вторая особенность – в отличие от обычных покупок, где вы можете в дорогом товаре, неважно, холодильник, телевизор, обеспечить высокую среднюю стоимость счета, здесь всегда будет очень дешево. В дешевом контенте, как книги – это 100 рублей, 150 рублей максимум будет средний счет. В таком контенте, как у нас, если я правильно помню навскидку, у нас средний счет стабильно около 1000-1100 рублей. Он всегда был около 30 долларов, он никогда не был другим. Когда доллар был другим, он был 900 рублей. Я всегда это сравниваю с баком бензина. Бак бензина – это то, что человек готов потратить на софт, покупая его через Интернет. В магазине чуть-чуть побольше, есть и фронтальные продавцы, ему будут что-то предлагать. Поэтому мы вынуждены просто обеспечивать большое количество транзакций. Еще недавно у нас было 11 млн, в пятницу уже 12 млн на счету. Это сотни тысяч счетов в месяц, это другая инфраструктура, мы обязаны все время думать, как эта инфраструктура, обеспечивающая магазин, вынуждена обеспечить большое количество транзакций, большую частоту покупок. Третий момент – то, что в обычном коммерсе равноправно существуют фирменные магазины и супермаркеты, и фирменные магазины больше все-таки являются средством брендинга для компании. Неважно, что это, Samsung, ZARA. Либо они франшизные, как в обычном стиле, либо это фирменный магазин, в котором просто представлены новые типы товаров. Мы не берем Apple, это отдельная история. Здесь ситуация немножко другая. Когда вы покупаете антивирус Касперского, вы естественным образом покупаете его и продляете на сайте магазина вендора. Поэтому с самого начала мы были вынуждены сделать услугу, так называемый order processing, когда вы обслуживаете электронные магазины вендорских сайтов. Теперь это называется красивым словом e-solutions. И многие фирменные бренды в сети обычного ритейла производителя идут на то же самое. Например, KupiVIP, который обслуживает точно так же бренды магазинов. На самом деле, это решение последних лет. На Западе – чуть раньше, а у нас только последние 2-3 года. В е-коммерсе цифрового контента это надо делать с самого начала. Издательство должно продавать свои книги, по-хорошему. Музыку должны продавать сами музыканты. И так далее. Поэтому вынуждены технологично поддерживать и эту историю. Эта особенность самого рынка цифрового контента и заставила нас все время двигаться технологически впереди. Поэтому виртуализацию мы прошли много лет назад, и у нас все на виртуальных фирмах. Oracle Commerce мы начали внедрять в прошлом году, переходя на новый поисковик Oracle INTECO, чтобы поддержать современные платформенные решения, а их не так много в этом мире. Для коммерса, собственно, это Oracle, hybris плюс SAP, IBM Sphere, «1С-Битрикс» плюс «1C». Вот четыре платформы, которые можно внедрять в решениях в электронной коммерции. И мы пошли одни из первых, потому что мы вынуждены идти на фронте, мы вынуждены очень быстро переходить с технологии и тратить на это деньги. Это, мне кажется, вообще самая главная особенность цифрового контента, что мы вынуждены бежать на шаг, на два вперед от обычного е-коммерса. То есть они еще подходят к переделке платформ. Или оффлайновые ритейлеры только начинают думать о том, как им сделать современную платформу их онлайн магазина. М.Видео начал проект, предположим, полтора года назад. Только начал. А мы так уже живем.

 

JSON.TV: Из общего объема в 17 млрд интернет-торговли, это по нашим оценкам, какая доля приходится на нефизический товарный контент?

 

Феликс Мучник: Я могу оценивать очень примерно, потому что рынок, на самом деле, и мы все это знаем, совершенно непрозрачный. Поэтому разные аналитики дают совершенно разные оценки. По нашим оценкам, мы, Softkey, примерно занимаем 50% этого рынка. Из этого я и могу оценивать. Потому что очень трудно оценивать рынок музыки и фильмов. Практически невозможно оценивать продажи через западные истории экосистем – Apple, Google и так далее. Поэтому я могу оценивать только наши куски, ЛитРес, который мы знаем. Наш оборот стабилен за последние 4 года, так как мы занимались эффективностью, а не гонкой оборота, он занимает около 2 млрд рублей. Ориентировочно это 4-5 млрд рублей. Я не верю, что рынок цифрового контента сейчас больше в России. Потому что конкурентов особых в софте нет, а в остальном цифровом контенте это, в общем, только ЛитРес, книги и немного подписки. Здесь очень сложно с другой оценкой, потому что, мне кажется, сама оценка этого рынка не очень правильна. Когда мы говорим об оценке в 16 млрд долларов и, соответственно, оттуда эти 200 или 150 млн, 300, не важно, долларов цифрового контента, мы режем все не очень правильно. Потому что в эти 16 млрд не входит В2В, в эти оценки не входят практически авиабилеты или билеты в театр, не входит масса других вещей, которые на самом деле давно уже являются е-коммерсом.

 

JSON.TV: У нас в России почему-то все путают интернет-торговлю и е-коммерс. Мы очень четко разделяем: билеты входят в е-коммерс, но они не входят в интернет-торговлю.

 

Феликс Мучник: Совершенно верно. Но путаница этих понятий вообще не позволяет совершать точные оценки. С этим есть большая проблема. И вторая проблема – и это очень большая проблема е-коммерса – что он серый или черный. Кроме нас, Ozon и еще нескольких магазинов, и стесняться тут нечего, на самом деле, белых-то магазинов практически и нет. Да, есть проблемы с наличными, которые многие годы существуют, именно поэтому мы отказались с самого начала от наличных, у нас их не было никогда практически. Но понятно, когда какой-нибудь средний магазин серый, то он не дает информацию о себе. Эти оценки всегда сторонние, всегда примерные. Но, если вернуться назад к цифровому контенту, у меня есть четкое ощущение, что он занимает маленькое пока пространство. И это очень плохо. Причины все совершенно очевидны. Первое – очень высокая степень нелегала, потому что при всех оценках международных BSA, а у нас есть свои оценки, конечно, в В2В и в госструктурах сейчас софт примерно 60% нелегала контрафакта. Все-таки процентов 40 – это уже белый софт, купленный честно, легально. Но даже там он не куплен легально на все машины, он не куплен легально по нашему опросу, который мы каждый год проводим, он не куплен легально на все решения на одних и тех же компьютерах. И это тяжелая проблема. Но в консьюмере реальный уровень нелегальности по-прежнему выше 90%. Кроме, может быть, мобильных решений. В остальном цифровом контенте, понятно, что он еще выше. На самом деле, рынок цифрового контента может совершенно спокойно расти в десятки раз. Только для этого нужны определенные усилия: законодательные, которые последние полтора года всего начали реально проводиться в остальном цифровом контенте. Кстати, очень характерный год – 2007, когда по программному обеспечению государство начала проводить некие усилия по легализации софта, стоящего, по крайней мере, в госструктурах, крупных корпорациях. И рынок вырос в 3 раза за один год. Это очень характерные особенности нашего куска рынка.

 

JSON.TV: Вы упомянули о том, что проблемой серого рынка является неучтенная доля наличности. Может быть, у Вас есть какие-то оценки доли наличности на рынке интернет-торговли, поскольку я слышал самые разные, от 20% до 60?

 

Феликс Мучник: 60-70% ‑ ближе к правде. Потому что на самом деле именно большинство мелких и средних магазинов в силу неуверенности в поставке товаров, в силу того, что они не являются реальными дилерами, дистрибуторами этих товаров, вынуждены и покупать за наличные. Потому что тогда они получают в один день и могу отправлять это дальше. Второй момент – уровень автоматизации. Для того чтобы, как мы (не помню, у нас, по-моему, по всем странам около 40 или 45 методов платежей, и только по России у нас 25), соединиться с онлайн-банками, кредитками, PayPal, с Яндекс.Деньгами и так далее, с терминалами и с розницей, для этого надо постараться и вложить деньги. Попробуйте к «Сбербанку» подключиться без оборудования специфического, без авторизации, без аудита. Поэтому, конечно, они на это деньги не тратят, проще послать курьера и наличными взять деньги. Поэтому я абсолютно уверен, что за 3 тыс. этих магазинов точно доля наличными – 80%. 90%, скорее всего. В магазинах среднего звена она, конечно, процентов 50-60. Тут же есть особенности недоверия со стороны людей. Потому что, в общем, они, действительно, готовы предоплачивать товар. Сейчас, конечно, ситуация начала меняться. Хороший пример этому – «Утконос». Это последний год, когда курьер начал, наконец-то, приезжать с аппаратом. Но это большая редкость, только крупные магазины могут себе позволить приезжать с аппаратом, брать по кредиткам, по пластику. Поэтому я думаю, что она очень высокая, и это очень сильно мешает интернет-торговле. Мы нашли хороший способ в свое время. Когда мы 5 лет назад сделали первый эксперимент, проект с Nokia тогда еще, мы решили: «Да, действительно, 90% людей хотят оплатить наличными. Пусть они платят». Мы сделали возможность купить электронную версию в обычном оффлайновом магазине. Теперь это уже «Евросеть», «Эльдорадо», re:Store и так далее. Большое количество. «Евросети» и «Эльдорадо» уже достаточно по количеству. И человек, приходящий в магазин, может купить у менеджера софт, тот ему еще и предлагает при этом, причем как функционал скорее, а не как программное обеспечение. Это некий контент, который добавит функционал к его смартфону. После этого он на чеке просто получит ключ, ссылочку, куда он может зайти и его повторить, но он его получит на чеке. То есть это электронный товар, вроде бы виртуальный, но получен физически. И там, на кассе, он заплатит наличными. Действительно, сейчас доля даже в наших консьюмерских продажах, если взять их отдельно, уже процентов 20. И это пока еще неохватанная сеть полностью. В той же «Евросети» пока продает примерно тысяча салонов из пяти тысяч. То есть там можно много продавать. «Евросеть» реально заработала года полтора назад, причем очень активно. И там поднимается все на глазах. То есть, действительно, есть еще и с той стороны готовые платить именно наличными. Это, конечно, проблема большая е-коммерса.

 

JSON.TV: С точки зрения развития Softkey: какие планы ставит перед собой компания, какие она видит новые возможности в ближайшие несколько лет?

 

Феликс Мучник: Мы, собственно, этого не скрываем. Я как пример приведу проект, начатый очень спокойно, очень аккуратно год назад. Это Wishkey. Это wish-листы с возможностью друг другу подарить немного денег на объявленную цену подарка. То есть пир-ту-пир, который фактически год назад только начал внедряться в нашей стране. Можно много рассказать историй, как мы пытаемся соединиться с некоторыми банками, которые нам это обещают, но у которых это еще не готово. И реально у нас пока работают Яндекс.Деньги и кредитки через Альфа-Банк. И это уже год, хотя мы очень открыты. Почему мы его начали: мы очень четко видим несколько трендов. Первое – Big Data Интернета вещей, о которых все говорят, но вопрос, к чему это приводит. И, конечно, мобилизация, которая давно уже является трендом – и количество покупок с мобильных, и все остальное. Мы понимаем, что есть один и тот же человек, который живет в разных ипостасях. Он сегодня покупатель телевизора, завтра он хочет поехать в путешествие, послезавтра он покупатель игрушки на планшет для своего ребенка. После этого он покупает ему дополнительно электронные учебники какого-нибудь Индигос. И мы как раз начали пакетно их продавать в «Евросети» буквально в этот понедельник. И это один и тот же человек. И при этом он еще лицо, принимающее решения у себя на работе, то есть он еще и бизнес-покупатель чего-то, неважно, в «Комусе» он выбирает, он выбирает софткеи и лицензии, для того чтобы их установить у себя. Об этом человеке мы очень мало знаем. Несмотря на то, что он при этом находится в соцсети, и мы знаем покрытие соцсетями сегодняшнее России, этого раньше не было. При этом он пользователь онлайн-банкинга. Это, конечно, Большой Брат, я все понимаю, но это то, что называется omni-channel. Есть некий человек-покупатель, которым каждый из нас является, о котором хотелось бы знать как можно больше. И неважно, знаем ли мы это из поисковика, из его покупок в рознице и т.д. Все это надо каким-то образом объединять и где-то хранить. Поэтому появляется Big Data. Второе – что он покупает. Эти вещи, и это уже тоже не новость, начинают быть снабжены всяческими чипами. И неважно, это NFC-стандарт, еще какой-то стандарт, это просто QR-код, который можно считать. Но вещи тоже опознаваемы, которые у него есть, которые он хочет купить, которые как-то передвигаются и перемещаются. И эту информацию тоже надо собирать, это тоже некая Big Data. Е-коммерс и обычный коммерс, и это тоже тенденция, мы говорили о взаимопроникновении. Викимарт начинает открывать оффлайновый магазин. Ozon с помощью интеграции с МТС и с помощью инвестиций оттуда начинает открывать дополнительные участки выдачи оффлайновые через МТС-салоны. Мы идем в «Евросеть», в «Эльдорадо» с цифрой, совсем уже смешно, вроде как. Оффлайновые магазины увеличивают свое присутствие просто на глазах в е-коммерсе в онлайне. Но того же самого человека, который ходит в оффлайн и онлайн, каким-то образом действительно надо отслеживать и контролировать. И для этого нужны технологии. То есть следующий этап – те платформы, о которых я говорил, и неважно, какие будут выбираться. Их не так просто внедрять. Это 3, 4, 5 лет на внедрение, это очень сложный переход с уже работающих магазинов, как я называю, кусочных, поэтапно. У всех у нас уже есть какие-то работающие системы, CRM уже работающие, бухгалтерия, финансовые системы, сам магазин. Это все надо перекатить на новые масштабные системы, да еще частично находящуюся в новом слове – клауд. Потому что теперь и сервисы в клауде, и предоставляются они оттуда. Это как-то надо все интегрировать, потому что надо опять удешевить эту инфраструктуру. Она в клауде, конечно, в какой-то момент, лет через 5, будет дешевле, чем своя инфраструктура. Все начинают открывать data-центры, в том числе и под это. И «Ростелеком», и все остальные. И контент надо делать ближе, CDN системы. Это все многообразие, о котором можно говорить очень долго, точно не 30 минут, это то, что наше будущее уже через 3-4 года, у некоторых уже начинается сегодня. По этому всему надо искать, надо делать персонализированные предложения. Причем в магазине в оффлайновом, когда человек к тебе зашел. Я очень люблю пример, который приводит Володя Долгов, eBay, у которого большой опыт е-коммерса до этого, про то, как вы приходите на территорию PayPal в Starbucks, и бармен вас спрашивает, когда вы уже переходите порог: «Вам, как обычно? Эспрессо, одинарный?». И в это время у тебя с PayPal снимаются деньги. Этого уже вполне достаточно, есть геопозиционирование. Вот это будущее. Магазины передвижные. Я знаю пример, как продавались просто с iPad, с устройством, которое позволяет считывать кредитку, футболки от одной из фирм в парке Горького, тут же приносили их со склада с нужным рисунком, который напечатали через 4 минуты. Это будущее. Оно не завтрашнее, оно не послезавтрашнее, оно здесь. Просто вопрос, как каждый интернет-магазин, в том числе и Softkey, который тоже туда же идет, как он придет к этому. Я уже про игры не говорю, это вообще отдельная история. Найдет ли интернет-магазин деньги на реструктуризацию, поймет ли он, как экономить, чтобы найти эти деньги, чтобы привлечь инвестиции или кредиты. Потому что теперь верятинвесторы в cash-образование, а не в абстрактные объемы. И как-то нас даже не очень интересует кризис вокруг. Понятно, это происходящие события. Но они пройдут, а к чему мы подойдем через 3-4 года в России или в других странах, потому что дальше происходит экспансия. И если к нам произойдет экспансия, то почему не будет экспансии в ту сторону? И мы знаем случаи, когда уходят большие проекты в Китай, Бразилию. И мы, в том числе, так делаем, сейчас готовим ордер-процессинг, на следующий год в Бразилии мы, к примеру. И так давно в нескольких странах. Просто потому что вендоры так хотят. Поэтому эта глобализация и автоматизация очень большая, по которой надо будет очень сложно проходить, мне кажется, и есть тренд следующих 3-4 лет.

 

JSON.TV: Если резюмировать, Вы считаете, что будущее интернет-торговли – это персонализация?

 

Феликс Мучник: До этого – большая автоматизация и глобализация после этого.

 

JSON.TV: Большое спасибо, что к нам пришли. Спасибо за интересный разговор. Удачи Вам в Вашем нелегком, но очень интересном бизнесе.

 

Феликс Мучник: Спасибо.