×

27 Июля 2016 12:09
1559
0

Слушайте подкаст программы:

 

Форум стратегических инициатив посвящен формированию концепции долгосрочного социально-экономического развития России до 2035 года.

 

Впервые за 5 лет несколько тысяч лидеров изменений собрались вместе на ВДНХ, чтобы продемонстрировать свои разработки и скоординировать действия в условиях новых глобальных вызовов.

 

В рамках деловой программы форума состоялась презентация стратегии Национальной технологической инициативы (НТИ) - долгосрочной программы по созданию принципиально новых рынков, на которых Россия должна стать глобальным лидером.


JSON.TV представляет полную расшифровку выступления:

 

Дмитрий Песков: Прекрасная презентация, вы в ней всё равно ничего не увидите в этом зале. Поэтому относитесь к ней просто как к красивой картинке. У вас на руках — во всяком случае, у многих их вас — есть 4 текста. Это как раз разные взгляды на стратегию НТИ — то, что можно назвать стратегическими этюдами Национальной технологической инициативы. Вопрос в том, на какие из вопросов, прозвучавших сегодня, отвечает НТИ? Ответ простой. Конечно, в логике НТИ никакой разницы между этими четырьмя вопросами не существует. Они не возможны один без другого. Более того: отвечая и делая ставку только на что-нибудь одно, мы приходим к гарантированному сценарию катастрофы. Делая ставку только на технологии, мы резко увеличиваем шанс глобальной технологической катастрофы. Делая ставку только на предпринимательскую свободу, мы получим большое количество людей, торгующих друг с другом предметами ремесла. Делая ставку только на экспорт вооружения — понятно, вряд ли нам захочется жить в новой Северной Корее.

 

Что касается смыслов, то я отвечу уважаемым коллегам и залу, который, с моей точки зрения, слишком легко поддавался манипуляциям выступающих сегодня со сцены, что тот единственный раз в человеческой истории, когда самым ярким, самым сильным и самым успешным экспортером смыслов, была так называемая Великая Октябрьская социалистическая революция, которая произошла в разгромленной стране в ситуации Гражданской войны, резкого падения жизни населения и последующими за этим репрессиями. Но экспорт смыслов и культурных кодов на весь мир был невероятно мощный. Хотим ли мы точно такого же экспорта? Не думаю. Собирая же наши решения вместе, мы как раз и получаем то, что мы сегодня называем стратегией НТИ. Простым ответом может быть, например, технологии свободной продажи смыслов и безопасности на мировом рынке. Это, пожалуйста, вам определение стратегии НТИ в одном предложении.

 

Если говорить про образ будущего, в котором такие технологии свободной продажи смыслов и безопасности могут существовать, то он тоже, мне кажется, формулируется достаточно просто. Мы очень плохо представляем себе сегодня мир 2025 года, то есть мир через 10 лет, но мы достаточно хорошо представляем себе мир 2035 года. Потому что мы не знаем, кто выиграет в конкурентной борьбе, но мы точно знаем, как изменится мир и отрасли, исходя из тех принципов и подходов, которые сегодня заложены в мировую технологическую революцию.

 

То есть мы понимаем, что мир 2035 года, безусловно, шизофреничен. С одной стороны, это мир децентрализованных сетей, которые способны мгновенно воплощать самые яркие мечты человечества. С другой стороны, это мир конфликтующих друг с другом иерархий, которые продают две вещи: страх и освобождение от этого страха, чувство безопасности.

 

Мы от этого никуда не денемся, потому что за чувством безопасности вы купите всё что угодно, иногда даже откажетесь от мечты. Вот этот баланс, это путешествие между страхом и мечтой, конечно, может проходить в комфорте. Обеспечение такого комфорта — это тоже целый ряд рынков Национально-технологической инициативы. Мы понимаем, что в эпоху удовлетворенных потребностей пирамиды Маслоу — пирамида Маслоу, как мы иногда шутим, сменяется пирамидой КРО. То есть для нас уже принципиально важными становятся ценности, люди, которые работают в этих ценностях и общее видение и общая мечта, с которой эти люди работают. Мы понимаем, что в этом самом мире за счет технологической революции изменятся практически все смыслы. Их достаточно легко предсказывать.

 

Я попробую прямо сейчас каждого из вас сделать профессиональным, точным форсайтером, то есть открою вам секрет, как быстро и дешево делать абсолютно точно сбывающиеся прогнозы в любой отрасли, в любой сфере человеческой жизни. Делается это очень просто: вы берете существующую отрасль... Ну, давайте возьмем мою любимую автомобильную отрасль. Мы когда-то с Павлом Олеговичем начинали профессиональную деятельность с построения форсайтов развития автомобильной отрасли в Тольятти, как сейчас помню — приблизительно 6 лет назад. И — пишете: «автомобильная отрасль: это автомобиль, который делается серийно на заводе, с человеческим управлением, с двигателем внутреннего сгорания и продается дилерами на тынке так, чтобы интеллектуальная собственность оставалась за компанией».

 

Теперь: зачеркиваете все слова, которыми описывается эта отрасль, и пишете их антонимы. И вы получаете абсолютно точный прогноз того, как будут развиваться любые отрасли в ближайшие 20 лет.

 

То есть: не отрасль, а рынок, не автомобиль, а оказание услуги по передвижению. Выпускаемый не серийно, то есть кастомизированный. Не на большом заводе, а в необходимом гараже. Не платный, то есть который выпускается бесплатно — то есть так же, как сейчас в развитых странах вы покупаете телефон за рубль и покупаете пакет обслуживания. Сделанный не из стали, а из композитных материалов. Что там у нас еще? А, человек... Да: беспилотный. И еще что-то там такое было... ДВС. Ну и, конечно, без двигателя внутреннего сгорания.

 

Вот простое упражнение, и у вас получается абсолютно точный образ индустрии 2035 года, в который сегодня инвестируют абсолютно все ведушие мировые автомобильные производители. Нет ни одного автомобильного производителя в мире сегодня, который бы инвестировал в другую модель. Это является предметом абсолютного и полного экономического консенсуса. Делаете это упражнение на уровне своего региона, на уровне своей компании, на уровне своего университета, и получаете точный прогноз.

 

Теперь — три самые главные вещи, которыми мы будем определять прогресс Национальной технологической инициативы. Первое измерение и первый, как нам раньше говорили, КПЭ... Хотя, как мы тоже понимаем, что управление по KPI устарело, мы переходим от управления по KPI к управлению по ценностям. Только слабые управляют по жестко поставленным целям, которые требуют абсолютного контроля. Сильные управляют по ценностям, потому что ценности важнее целей, люди важнее институтов, видение важнее документов. На этих принципах сегодня мы собираем эти рынки. Мы понимаем, что самое главное качество.

 

Для того, чтобы быть успешным на этих рынках — это скорость. Помните, как в популярном детском мультфильме, очень популярном у наших с вами детей. Он, мультфильм «Тачки», начинается со слов «Я — скорость». Вот главное конкурентное преимущество в мире 2035 года — это скорость принятия решений. Если вы принимаете решения в течение, там, года — а, например, сегодня наше с вами любимое государство очень тяжело принимает решения быстрее, — то вы автоматически проиграете. Если ваша компания принимает решения полгода и ваша процедура так настроена, вы проиграете. Если же у вас система настроена так, что от идеи до управленческого решения и инвестирования проходят не месяцы, а дни, часы и, в идеале, минуты, то вы являетесь компанией НТИ, вы являетесь университетом НТИ, вы являетесь регионом НТИ. Вы способны выжить и победить в мире 2035 года. Если вы медленнее, если вы тормозите, вы проиграете. Это гонка, в которой по-другому не получится.

 

Второе, на что мы делаем ставку, — это концентрация. У России никогда не будет такого, как наличие свободных ресурсов, как у наших основных конкурентов. Мы не сможем конкурировать с Соединенными Штатами Америки, с Европой, с Китаем, например, размерами рынка. Наш единственный шанс побеждать — это предельная концентрация. И ради того, чтобы обеспечить эту концентрацию, мы построили то, что называется матрицей НТИ. Мы выделили ключевые рынки, в которые мы инвестируем: те рынки, которые будут стоить сотни миллиардов долларов за ближайшие 20 лет. Те рынки, в которых у нас есть технологические предприниматели, которые готовы рисковать собой для того, чтобы на этих рынках побеждать. Те рынки, внутри каждого из которых лежит сетевая матрица, лежит цифровая платформа, которая обеспечивает сверхбыстрое принятие решений — то, что называется disruptive, немедленное распространение результатов по всему миру.

 

Мы шутим над покемонами, для нас это такая игрушка... Но вы знаете, я открою тайну. Дня 2-3 назад на совещании в Центральном банке Российской Федерации я случайно поймал покемона прямо на одежде одного из руководителей Центробанка. И мне сказали: Дима, чем ты занимаешься? Несерьезное дело... Я говорю: коллеги, компания Nintendoзаработала за неделю на этих самых покемонах больше денег, чем вы печатаете за год. Капитализация Nintendoвыросла за 10 дней на 20 млрд долларов. И это тот рынок, который disruptive, внутри которого цифровая платформа, который работает на игрофикации и на многом еще. В этом рынке мы тоже должны преуспевать. Значит ли это, что это рынок, который не имеет отношения, там, к системам вооружения или к обеспечению безопасности? Нет, наоборот. На такого рода решениях и в таких средах вопросы безопасности будут не менее, а, может быть, более важными.

 

Сконцентрировавшись на рынках, мы концентрируемся на технологиях. В НТИ, в ваших материалах выдан десяток групп технологий, на которые мы делаем ставки. Они в режиме жизненного цикла собираются в продукты, которые можно делать, которые могут зарабатывать себе, капитализироваться на этих самых новых рынках. Дальше: для рынков этих продуктов больше не нужны миллиарды людей, миллионы работников, тысячи сотрудников на заводах. Нужны таланты — те, которые могут сделать чуть-чуть лучше конкурентов. Потому что побеждает один, второго никто не вспомнит, о третьем навсегда забудут. Нам принципиально важно учить выстраивать траекторию для талантов, вызовы для талантов. И мы сегодня предлагаем линейку продуктов, которые вы можете, в том числе, увидеть сегодня на нашей выставке, — как мы учимся капитализировать эти таланты с детства, превращать группы ребят в компании, которые разрабатывают технологические решения для этих рынков будущего уже сегодня. Которые уже умеют вырастать в десятки раз за год, захватывать без каких-либо преград мировые рынки. Посмотрите, их много вокруг.

 

Наконец, третье: культура и смыслы. Мы прекрасно понимаем, что есть культурные особенности нашей нации, которые мы не можем преодолеть. Мы все помним анекдот про «Автоваз», помните, да: «место проклятое». Или другой анекдот про японцев, которые приехали в Советский Союз и сказали: «извините, всё, что вы делаете руками, у вас получается не очень хорошо». Мы действительно не умели делать массовые производственные линии, которые с гарантированным качеством, потому что там слишком скучно. Нам интересно создать шедевр один раз, но нам скучно повторять его тысячу раз подряд. 2020-е годы и эпоха НТИ дают нам шанс преодолеть это проклятие. Потому что единая настройка технологической линии становится важнее. Если мы не будем в наших роботов, в наш искусственный интеллект зачем-то насильно вкладывать излишнюю фантазию, а позволим им строго выполнять операции от А до Я, то мы получим принципиально новую, другую модель экономики, модель промышленности, в которой талант, интеллект на входе гораздо важнее, чем то, как мы потом будем это реализовывать — а дальше уже роботы сделают.

 

Мы умеем находить промежуточные решения. Одна из компаний, которые сегодня участвуют в Национальной технологической инициативе — а сегодня из более 300, это ведущие технологические компании, о многих из которых мы не знаем — это компания, которая появилась в Москве менее 5 лет назад. Человек, который ее сделал, вложил в нее 5 млн рублей. Он не берет кредиты, это компания, которая в Москве выросла за 5 лет, стоит сегодня более миллиарда долларов, то есть она «единорог». Она использует абсолютно передовые, как мы говорим, российские технологические решения с характером и с достижением операционной эффективности уровнем выше, чем, не знаю, Amazonсо своими роботами. Вы скажете: как это возможно? Очень просто.

 

Компания придумала абсолютно уникальную в мире модель — если хотите, назовем ее «роботы-гастрабайтеры». То есть вы берете... Это компания, которая занимается продажами органической еды, у нее сегодня более 500 магазинов, каждый магазин открывается раз в день. У нее огромные логистические склады, в самих этих магазинах складов нет. Раз в час продавец фотографирует полку и отправляет ее на склад. На складе искусственный интеллект обрабатывает эту фотографию и передает ее складскому рабочему. У складского рабочего, который как раз представляет собой обычного, как мы говорим, низкоквалифицированного мигранта, слева на руке, вот здесь, «прибинтован» смартфон. Смартфон с голосовым управлением, на языке той страны, откуда этот мигрант приехал. Он передает ему голосовые команды: иди, пожалуйста, прямо, поверни направо, подойди к стойке №5 — подходит — говорит: подними руку. Работник поднимает руку. К руке, вот здесь, примотан сканер штрих-кода. Происходит, соответственно, считывание нужного ящика, и смартфон ему говорит: теперь возьми ящик и неси его к ближайшей «Газели». Эффективнейшее решение — дешевле, быстрее, удобнее, чем крутые роботы компании Kiva на складах Amazon. Такого рода решения тоже могут быть.

 

Что это значит? Это означает, что мы можем придумывать решения, которые используют наши культурные особенности. Мы можем преращать наши культурные особенности в конкурентные преимущества. Мы можем, на языке айтишников, превращать баги в фичи. Вот если мы анализируем то, как мы устроены, то, как мы работаем, то, что мы производим, — мы можем и должны превращать баги в фичи. Если мы посмотрим: да, у нас, скажем, большие неповоротливые министерства, которые, например, занимаются, в том числе, обеспечением безопасности. Это дико востребованный продукт. Я думаю, что если мы, как страна, научимся экспортировать решения безопасности, которые будут делать наши небольшие технологические компании НТИ вместе с соответствующими министерствами, в 2020-е годы мы можем взять тот рынок, о котором мы даже никогда не думали, даже не мечтали и который по размерам как минимум больше или совпадает со всеми остальными рынками НТИ вместе взятыми.

 

Мы понимаем, что этот быстрый рост в этой матрице невозможен без регионального измерения. Но регионам, которые захотят участвовать и уже участвуют в реализации стратегии НТИ, предстоит тоже отказаться от очень многих вещей. Предстоит наладить сотрудничество с другими регионами, потому что сегодня нет ни одного региона, кроме, может быть, Москвы, у которых достаточный человеческий капитал для того, чтобы строить у себя «долины» НТИ. Нам нам нужен принципиально новый заход к кооперации, к совместному творчеству, к созданию тех самых прорывных вещей. Дальше — мы понимаем, что у каждого из российских регионов внутри огромный экспортный потенциал, которого мы до сих пор не замечали. Спасибо Томской области: открыли нам недавно глаза на рынок, который может быть сравним с рынком нефти и газа, который совершенно про другое, у которого гигантский экспортный потенциал.

 

Работая вместе, мы можем выходить на мировые рынки, используя, в том числе, возможности российской внешней политики. Несколько дней назад на конференции ЮНКТАД в Южной Африке Россия объявила о том, что на основе технологических решений компаний НТИ будет собран технологический пакет помощи развивающимся странам для обеспечения их индустриального перехода, индустриального развития, который может быт надежнее, быстрее и дешевле тех решений, которые делают наши американские и европейские конкуренты. Работая в такой логике, формируя доверие, делая ставку на скорость, на концентрацию, на наши культурные особенности, мы верим, что к 2035 году рынки НТИ, те решения, которые мы вместе сделаем, смогут составить до половины российской экономики. У нас появятся компании и бренды, которыми мы будем гордиться. А вот этот баланс, это золотое сечение, этот ингредиент между мечтой и страхом будет у нас абсолютно обеспечиваться в части свободы от страха и приближать нас к реализации тех мечтаний и созданию тех глобальных ценностей для человечества, которых от нас ждут и которые будут предельно востребованы в 2035 году. Спасибо!

 

Александр Аузан: Обратите внимание, что тот результат, который Дмитрий Николаевич вряд ли мог предвидеть — я имею в виду результат голосования — вообще неплохо перекликается с тем, что представлено в этюдах. Потому что то, что названо в 4-м пункте идеологиями, смыслами и т. д., то, что названо культурой, концентрацией, скоростью — это некоторые установки, по существу вами поддержанные как подход. Потому что важно создать некоторую парадигму, в которой можно было бы двигаться дальше. Я предлагаю вам сейчас дальше не обсуждать на общем собрании то, что здесь было сказано, потому что у вас будет другая возможность. Сейчас начнут работать круглые столы, где многим можно будет разговаривать детально. У меня единственная просьба к вам. Понимаете, стратегия — это всегда отказ от чего-то ради того, что вы хотите сделать. Не делайте, пожалуйста, предложений по принципу «за всё хорошее, против всего плохого». Мне кажется, что одна из мудрейших фраз, которая должна всё время висеть у нас перед глазами: «Те, кто хочет получить всё и сразу, получает ничего и постепенно». Не желаю нам этого. Желаю нам реальной работающей стратегии, взгляда в отдаленное будущее. Потому что — всё время это повторяю и скажу сейчас для меня люди различаются не взглядами, а их длиной. Люди длинного взгляда сумеют применить свою специфику, индивидуальные особенности, воззрения к тому, как развивается страна. Спасибо вам!

 

 

Aerospace Science Week. Перспективы и задачи развития высокотехнологичных отраслей России: дискуссия промышленников и инноваторов по характеру последствий Industry 4.0
Форум стратегических инициатив 2016. Дискуссия «Новые технологии и новые рынки»
Форум стратегических инициатив 2016. Кирилл Варламов: Использование российской правовой базы для структурирования сделок возросло с 10 до 65%
Форум стратегических инициатив 2016. Алексис Родзянко: Некоторые санкции сыграли на пользу России
Форум стратегических инициатив 2016. Алексей Мартынов: На сегодняшний день фармацевтический рынок в России не является понятным и прозрачным
Форум стратегических инициатив 2016. Дмитрий Ловейко: Опасности ввода параллельного импорта
Форум стратегических инициатив 2016. Леонид Казинец: Американские эксперты признали, что прогресс у России очень большой
Форум стратегических инициатив 2016. Петр Фрадков: 80 актов и 30 исследований — эволюция карт и инструментов