×

10 Июля 2014 08:48
2668
0

Основные темы:

 

— Какие компании сегодня входят в портфель Германа Клименко? Почему для маленькой дочери Герман называет себя менеджером? Помогли ли ему в жизни «два с половиной» высших образования? Какие проекты похоронены на личном «кладбище проектов»?

— В чём суть нового проекта Клименко «Медиаметрикс» и чем он отличается от уже существующих агрегаторов новостей? Почему его владелец отказался от «категорирования» и «сюжетирования» новостей? Может ли политическая новость перебить победу Германией над Бразилией 7:1? Почему Клименко делает ставку на «маньяков новостей»? Как он собирается монетизировать проект? Почему нельзя ставить себе цель заработать миллиард?

— Что сегодня происходит с блог-платформами? Суждена ли им скорая смерть или последующий рост? Как белый и пушистый Интернет в России проделал путь до схлопывания и централизации. Сколько людей оставил без работы сервис «Яндекс-такси»?

— Какое событие было самым знаковым в электронной коммерции? Когда в Интернет пришли домохозяйки? Что построено в России – электронная коммерция или дистанционный заказ товаров? Почему хуже всего в Интернете продаются услуги, а лучше всего – стандартизированные товары? Можно ли продавать медицину и образование? Куда ушла значительная часть золотых айфонов с образом Путина?

— Рад ли был Путин тому, что игроки интернет-рынка подробно говорили с ним о проблемах отрасли? О чём стоит и о чём не стоит говорить с президентом РФ? Важны ли для игроков Интернета-рынка правила? За что Клименко нравится китайский firewall? Почему ничтожны перспективы российских проектов за рубежом?

— В чём суть непростого отношения Интернет-сообщества к законопроекту о хранении данных на территории России? Хочет ли бизнес «в стойло»? Почему Клименко до сих пор считает, что российское государство к Интернету относится более чем лояльно?

— Что даёт для бизнеса «мобилизация» Интернета?

— Докучает ли спам и как с ним бороться?

— Каких прорывов в технологиях ждать в ближайшее время?

— Удовлетворителен ли уровень подготовки специалистов IT-индустрии в России? Выдерживают ли российские компании конкурентную борьбу за кадры из России с мировыми грандами?

— Есть ли смысл сегодня браться за стартапы? С чего лучше начать будущему Цукербергу?

 

Полная расшифровка интервью:

 

JSON TV: Всех приветствую! Это JSON TV и ваш ведущий Сергей Корзун. Сегодня в гостях у меня абсолютно культовая фигура российского интернета Герман Клименко. Здравствуйте, Герман Сергеевич.

 

Герман Клименко: Добрый день.

 

JSON TV: Человек, о культовости которого, в частности, говорит недавняя (месяц назад прошла примерно) встреча с Президентом Путиным, который до вопросами интернет-технологий не особо интересовался, надо сказать.

 

Герман Клименко: Ему было не очень интересно. В силу его опыта… Он не очень про интернет, конечно. Ему очень понятно еще, как sms-ки на бумажке. Это он понимает, видимо, а вот интернет ему очень тяжело. Когда он пытался с нами разговаривать, было видно, что… Это не как с инопланетянами. То есть, вроде разговаривать надо – они же живут на территории, они же что-то делают. У некоторых даже есть капитализация.

 

JSON TV: И сам же позвал, опять же.

 

Герман Клименко: Ну, потому что шума от нас много. С нами очень тяжело, потому что телевизор как-то можно контролировать. Мы сейчас даже не в плохом смысле и не в хорошем. Есть на «Первом канале» выдающийся Константин Эрнст, который на свой вкус определяет поток. На втором канале есть Олег Добродеев, прекрасный совершенно. На «НТВ» тоже. То есть все равно есть.

 

На радио, в газетах есть, а интернет, как выяснилось, какой-то такой непонятный. Прежде чем «барана» колоть, мне кажется, с ним решили поговорить. Не в том смысле, чтобы, знаете… Просто где удобнее, потому что пока не очень понятно… Знаете, как: «Колобок, скажи «у». Так же и здесь – поговорить, посмотреть.

 

JSON TV: Ну, Дума телодвижения сделала. О них тоже поговорим, об этих телодвижениях. Давайте сначала объективную такую справочку, персональный профайл. Можете определить вашу должность на этот момент. Ну, кроме того, что вы предприниматель самого широкого профиля – от банковских услуг до вообще неизвестно чего.

 

Герман Клименко: Обычно меня титруют как владельца и руководителя компании “Liveinternet”, у которой было две истории развития. Первая. Когда были модные блог-платформы, у меня был крупнейший в России сервис блогов. Сейчас, когда пришла мода на big data (на большие данные, на аналитику), мы все тут же про блоги забыли и вспомнили, что это одновременно еще и сервис статистики. Я оказываю сервис где-то для полутора миллионов сайтов по данным.

 

Где-то под этой историей (я тщательно стараюсь об этом не очень говорить) у меня есть банк немножечко, который сейчас… Вот 20 лет назад было очень модно быть банкиром, а сейчас не очень модно. Но это как чемодан без ручки: отдать жалко. Учитывая, что у меня мама в прошлом была банкиром, какие-то есть такие… Ну и вроде не в убытках вся эта история, хотя маленькая.

 

Есть аудиторская фирма. Есть еще круг интересов, связанных дополнительно со всеми этими историями. В сравнении с интернетом они все маленькие. Такие, знаете, как свечные заводики. Я не умею, к сожалению, продавать. Я вот как взял, и для меня каждая продажа – это такой болезненный удар по психике. Я предпочитаю переформатироваться, что-то придумать новое.

 

JSON TV: Лучше хранить чаще, чем хоронить.

 

Герман Клименко: Да. Дочери я обычно отвечаю, что… Они же соревнуются. Маленькая дочь в школе – они все соревнуются, у кого папа круче. А я никак не могу сказать, потому что – ну, как круче? Я ей сказал: «Скажи, что интернет-гуру». Она не очень может это произнести. Я говорю: «Скажи, что менеджер и все. И даже не думай».

 

Но в рамках сравнения, что один папа посол, а второй папа хоккеист, по-моему, как-то я не котируюсь, как я понимаю. Но я от этого не страдаю сильно.

 

JSON TV: Менеджер Герман Клименко родился 7-го декабря 1966-го года в городе Москве. Все правильно?

 

Герман Клименко: Да.

 

JSON TV: Про образование расскажите.

 

Герман Клименко: Военное первое. Военный институт имени Можайского. Я должен был поступать в МГУ на мехмат, но денежек не было по ряду причин (семейных и исторических). Как это обычно: папа немножечко спился. Пропил много, поэтому не было костюма в МГУ на мехмат. Поэтому я позвонил ребятам, куда бы мне свою душу продать, чтобы кормили и одевали. Они сказали: «Иди в Военный институт имени Можайского».

 

Мне повезло с выбором кафедры. Занимался дипломом – он у меня назывался… Сейчас звучит как-то очень страшно: «Лямбда-исчисление. Теория предикатов и метод их оценки в космической обстановке». А я защищался… Я был старшиной курса. У меня принимал диплом начальник Байконура. Ну, мы же космические войска.

 

Когда он услышал название, я понял, что достиг цели, потому что после этого я мог говорить все. Вот, вообще все! Он как начал на меня смотреть после названия, потому что он не очень понял, где лямбда, где исчисления, где предикаты.

 

Потом я служил. Уволился по сокращению. Попал в банковскую систему как-то хитро. Нужно было получить экономическое образование. В Высшей школе экономики получил второе экономическое образование. Потом мне очень захотелось получить юридическое, но, к сожалению… 

 

JSON TV: Пригодилось реально образование, либо жизнь это одно, а образование – другое?

 

Герман Клименко: Первое образование было программистское военное все-таки. Хотя «военный программист» звучит несколько… Ну, я не знаю – это нонсенс. По большому счету, маршировать строем и творчески писать код – это всегда было противоречием. Тем не менее, ракеты в космос летали и неплохо. И сейчас еще летают. Элементная база плохая. За это мы не отвечаем. Но все, что мы придумываем – надо отдать должное, мы ни от кого не отстаем.

 

С экономическим образованием было очень смешно. Я почти не учился, потому что преподаватели были еще со старых времен, а времена уже были новые. У меня тогда жена сдавала балансы предприятий. Надо было как-то подрабатывать. Я в бухгалтерию пошел, от чего потом появился «РК-Аудит». Почему, не знаю. Она приходила… Она была беременна. Она просто сдавала документы, и у нее тут же принимали. То есть тогда была Налоговая не такая, как сейчас, «негодяйская».

 

Я в Высшей школе экономики вместо того, чтобы слушать лекции, сам их читал. В смысле: преподавателям рассказывал на экзаменах. Они говорят: «Герман, ну, как там?». И я рассказывал, что «за забором» икра подорожала. Тогда была безумная инфляция. Я им рассказывал, как идет эта жизнь. Поэтому экономическое образование, конечно, было больше уличное все-таки.

 

Сейчас у меня сын учится в Высшей школе экономики. Их хоть чему-то учат, потому что нельзя обучить, не имея преподавательского состава должной квалификации. В 1990-е годы не могло быть квалификации. 

 

Герман Клименко: Поэтому у меня хорошее военное, «уличное» экономическое и три курса юридического. Я думаю, что это очень много мне дало, потому что я сам иногда люблю разбираться в… Это вообще в куче всегда полезно.

 

Когда меня спрашивают, зачем нужно юридическое – ну, для того чтобы… Это как в шахматы играть. Просто понимание, что с любым партнером нужно подписывать контракт, начиная с… Там есть пункт «а если вас кинут». Надо его обсуждать. Все остальное не надо, а надо обсуждать только эту историю. Эта юридическая практика мне очень хорошо помогла.

 

JSON TV: Традиционный короткий вопрос. Время прихода в ИКТ бизнес как определяете? Когда занялись им.

 

Герман Клименко: 18-е августа 1998-го года. Оно абсолютно точно известно. У меня был первый проект “List.ru”. Физически чуть раньше, но именно в интернет как таковой… Формально в телеком-бизнес – я все-таки образование получил. Все-таки у меня «инженер электронной техники», как ни смешно.

 

Потом была армия, потом еще что-то. А вот четко зайти в интернет – это в кризис. 18-е августа 1998-го года. Дата регистрации домена “List.ru” – прямо 18-е августа 1998-го года. Там была какая-то полугодичная предыстория, но она была такая… Я как раз щупал эту тему. А вот именно когда было принято решение, что-то сделать: то есть украсть у “Yahoo”, посмотреть, как оно устроено. Получается, 16 лет назад.

 

JSON TV: Это было именно тогда. Любимые проекты в прошлом? Ну, два-три. Понятно, что все любимые, как дети.

 

Герман Клименко: Мои или?..

 

JSON TV: Ваши.

 

Герман Клименко: Мои… А у меня все, что было, что я делал, мне все очень нравилось. Если говорить про интернет, это “List.ru”, который потом стал каталогом “Mail.ru”. “Top.Mail”, сервис статистики, который сейчас в “Mail” и живет.

 

Потом мы сделали совершенно чудесный сервис блогов. Конечно, время прошло. Сейчас он не выглядит так хорошо, как он выглядел когда-то пять лет назад. Это было очень интересно.

 

Потом мы сделали новый сервис статистики “Liveinternet”. Ну, были блоги, а потом сделали “Liveinternet”. Он отличается очень сильно от “Top.Mail.ru”, но всегда очень интересно сделать вызов самому себе. Ответить на вопрос, можно ли в реку войти два раза. Получилось, что можно. Причем одновременно – и те работают, и мы работаем. 

 

Наверное, у меня все проекты, которые я делаю… Я вообще считаю, что делать в интернете особенно проекты без фанатичного увлечения не получается. Просто дать денег и сказать «сделайте мне что-то» – нет. Есть проекты, которые не получились. Я их хотел сделать. Знаете, у каждого менеджера есть свое кладбище. Причем чем хорошо в интернете – оно не видно никому.

 

Я пять раз пытался сделать “Avto.ru”. Кстати, некоторыми из этих проектов я горжусь, потому что они были сделаны хорошо, но это не значит, что они запустились. Я пытался сделать банкирский сайт. Причем, собственно говоря, в среднем в статистике как у руководителя интернет-проектов у меня очень высокая положительная динамика. Шесть проектов, которые работают. Они прибыльны. Часть из них была продана. Это вообще много, но похоронено бесконечное кладбище. 

 

Например, у меня аудиторская фирма есть своя маленькая. Казалось бы, у меня должен быть свой бухгалтерский сайт, но у меня нет его. Я сапожник без сапог. У меня есть банк. У меня должен быть свой банкирский сайт.

 

Понятно, что я их делал. Но, вы знаете, это как раз тот случай, когда не лежит душа. В интернете нельзя сделать проект, если у вас к нему не лежит душа. Вы его не можете запустить и сделать. Так получается. 

 

JSON TV: То есть сделать можно, но не особо получится.

 

Герман Клименко: Я не знаю примеров, когда… В реальном бизнесе есть плановый такой, проектный бизнес, когда просто магазин на улице. Есть «проходняк». Вы на нем открываете. Он как-то будет жить за счет этого «проходняка». В интернете проектный бизнес… Вот мы с вами сядем и скажем: «Давайте сделаем новую радиостанцию». Если ни вас, ни меня от этого не прет, мы просто освоим бюджет.

 

Но шансов, что что-то получится, нет, потому что в интернете нет «проходняка». Там полная зависимость от поведения этих «негодяев» – людей. Я очень завидую телевизионщикам.  У меня вышка и телевизор: ты никуда не денешься. Ты либо смотришь… А не смотришь – у тебя больше ничего нет. В радио то же самое – ты настроился…

 

JSON TV: Очень важно, кто и как считает для телевизора (для бизнеса), но это другой вопрос.

 

Герман Клименко: Знаете, это уже другой вопрос. Да.

 

JSON TV: Хорошо. Давайте об одном им ваших последних проектов, о котором довольно много говорят. “MediaMetrics”. Полгода назад запустили его.

 

Герман Клименко: Да. Меня просто прет от него!

 

JSON TV: Сервис – агрегатор новостей. В чем суть, если в нескольких словах.

 

Герман Клименко: В нескольких словах, в интернете сейчас есть большая проблема – как действительно посмотреть популярные новости. Вот просто посмотреть популярные новости. Ну, просто ответ. Мы берем, и как “TNS” меряет телевизор (это к тому же возвращаемся примерно), смотрим посещаемость тех или иных новостей.

 

Но дело в том, что грех… Как бы сказать это… Гордыня толкает многие СМИ на искусственное увеличение траффика. Смысл очень простой. У вас тираж газеты. Например, газета «Ведомости» приходит, и вы покупаете, условно говоря. Тираж четко определяется покупочкой. Но если вы хотите газету «Ведомости» обогнать, вы начинаете раскладывать по подъездам, как «Экстра-М», и потом говорите: «У меня миллион посетителей есть».

 

Но это не говорит о популярности газеты. Мы же не знаем, сколько ее взяли, Это некоторая аналогия с кабельными каналами, когда у них понятие «технический охват». Когда есть телеканал, который говорит: «Вы знаете, конечно, меня смотрят немного, но техническая потенциальная возможность, что 20 миллионов увидит».

 

Понятно, на самом деле популярные новости… А индикатор очень простой. Если вы действительно угадываете, то люди к вам начинают возвращаться.

 

В интернете есть несколько агрегаторов. Есть “News.Yandex”, у которого своя форма подачи. Есть “News.Mail”, у которого своя форма подачи. В каждом конкретном случае…

 

Ну, в случае “News.Yandex” существуют независимые роботы. Они их так называют. Я сейчас с некоторым сарказмом, конечно. Они стараются дистанцироваться от этой истории, и все равно их в силу огромного траффика всегда обвиняют, что они пристрастны. Всегда найдется человек, который: «Ну, эта новость самая важная».

 

У нас же еще новости для каждого из людей в зависимости от уровня образования… Я, например, не могу понять, как может быть новость о Киркорове на первом месте. Для меня это уму непостижимо, потому что это находится совсем на периферии моих интересов. А вот новость о слиянии двух банков должна быть первой.

 

Соответственно, я первый, кто обвиняет “News.Yandex” в предвзятости, потому что я говорю: «Ну, что это! Это же роботы». Они говорят: «Гера, не может быть. Независимые роботы посмотрели, что людей интересует».

 

JSON TV: Вы строите по своим представлениям?

 

Герман Клименко: А я нет… Мы строим… Мы решили… Соответственно, здесь есть масса злоупотреблений. Даже не обвиняем, но все равно «Яндекс» должен выработать какой-то топ-10 доверительных сайтов. Там есть какая-то история. Кстати, эти доверительные сайты действительно сказываются на выдаче, кто бы что ни говорил. Другой вопрос, что этим списком можно манипулировать.

 

А у меня другая история. Мы предполагаем, что люди, когда почитали статью… Если он дошел до того, что у себя на страничке дал на нее ссылочку, это первый этап фильтрации. Это значит, что действительно человек посчитал эту новость известной.

 

Свою ленту люди не гадят просто так. Люди относятся к своей ленте весьма персонифицированно. То, что у них там находится, это их личный дневничок, личная «ЖЖшечка» (ну, то, что перешла). Это то, что они потом сами перечитывают. Им это должно нравиться. Когда они «расшаривают» новость, какая бы они ни была по посещаемости дикая, если она не интересная, она не будут этого делать. 

 

Это первая часть верификации. Вторая часть верификации – это когда его друзья начинают по ней кликать и читать. То есть мы делаем как: знаешь, когда бульон готовят, сперва первые пенки снимают, потом что-то еще. Мы снимаем первые пенки. Потом снимаем вторые пенки. Только на итерации, когда ваши друзья то, что вы прочитали, начали кликать, мы эти данные ловим. Их сортируем и показываем.

 

Выдали в каком-то таком… Анимированный вид красивый сейчас, но суть выглядит в том, что, видимо, угадали с форматом подачи. Если сослаться на Галю Тимченко, которая бывший главный редактор “Lenta.ru”… Я и сам это могу сказать, но давайте на нее сошлемся. Это очень выгодно – когда вы ссылаетесь на кого-то, ваше утверждение становится более авторитетным.

 

JSON TV: Афоризмами лучше говорить.

 

Герман Клименко: Да. Галя Тимченко четко сказала, что в эпоху, когда данные “Reuter” доступны, когда доступен “Interfax” и есть огромный поток информации, основная задача СМИ – даже не столько написать свое, сколько скомпоновать выдачу. Если вы скомпонуете экономическую выдачу, у вас будет экономическое издание. Вы скомпоновали вот так вот, людям понравилось. Они стали к вам ходить.

 

Мы скомпоновали в некотором роде то, что люди сами считают популярным. Причем, похоже, угадали в формате.

 

JSON TV: Какие люди? Целевая аудитория проекта.  

 

Герман Клименко: Все.

 

JSON TV: То есть настраивается выдача поиска под каждого человека?

 

Герман Клименко: Нет, ленты пока нет. Более того. Там есть какой-то ряд интересных особенностей. Например, когда мы запустились, нам все стали говорить: сделайте категорирование, сделайте сюжетирование. Есть же много терминов. Например, мы делали бы категорирование. Мы проверяли. То есть много историй.

 

Допустим, мы сделали категорирование и там, например, выдали «Юмор». Вы можете зайти и выбрать «Юмор».

 

JSON TV: Можете «Бизнес», можете «Спорт».

 

Герман Клименко: Нет. Вот вы поймете пример очень хороший. Я всегда его привожу, правда, к другой истории – к “Forex” и брокерам. Почему «форексы» разжигают, а «брокерсы» не растут. Представьте, у вас есть телевизор. Там есть пять каналов. На пятом канале идет «порнуха», а по первому каналу идет Владимир Владимирович с амфорами. Это тоже важная информация, но вы расширили информационный объем, и все пошли на пятый канал смотреть. Пока вы «порнуху» не закроете, к сожалению…

 

Но люди все равно же приходят читать. Соответственно, открытие новых категорий оказывается невыгодным. Поэтому нет чистого «Спорта». Мы готовимся, мы тестируем, но с категорированием очень аккуратно, потому что категорирование размывает аудиторию.

 

Вторая часть – это сюжетирование. То есть, почему у меня просто лента. Вдруг выяснилась очень интересная особенность. Единственное измерение подобных проектов – это отдаваемый траффик. То есть люди к вам должны возвращаться и кликать, кликать как подорванные. Тут ничего нельзя… Ну, рестораны кормят, а новостные агрегаторы, извините, кликают.

 

Оказалось, что когда происходит некая новость… Давайте будем говорить о хороших новостях. Давайте, например: Бразилия проиграла Германии «7:1». Я не знаю, хорошая или плохая, но вся лента у меня в один момент превратилась… Все написали про эту историю! Мне все говорят: «Гера, сюжетируй, собери».

 

Но вы не поверите: человек заходит и начинает «обкликивать» просто с утра до вечера, сверху донизу, потому что его эта тема беспокоит. Если бы мы сделали ему сюжетирование… Вы понимаете, что в интернете половина… Это простые законы: как только у вас спрятано что-то за ссылкой, вы сразу теряете 60 – 70% аудитории. Люди хотят сразу все увидеть. 

 

Здесь я бы назвал наш сервис – для информационных маньяков. Вообще в интернете есть самая удивительная цифра. Как вы думаете, сколько есть человек… Ну, вот у нас население 140 миллионов. Из них убираем детей, бабушек, алкоголиков (пьяниц), неважно. Оставляем 40 миллионов рабочих. Из них убираем тех, у кого нет интернета.

 

Сколько человек, которые в новости ходят каждый день? Именно каждый день. Понедельник, вторник. Именно в новости? Среда, четверг.

 

JSON TV: Я думаю, около миллиона. Это мои представления.    

 

Герман Клименко: Два миллиона человек. Я вижу сейчас внутреннюю статистику “Mediametrics”. “News.Yandex” сделан для думающих. Я себя не хочу обидеть. У меня есть такой даже в статистике термин – маньяки. Меня интересуют только маньяки, потому что они генерят очень много ссылок. Они генерят очень контент. Более того. С точки зрения рекламодателя эта особый класс аудитории. Это действительно индикатор живости.

 

Вообще люди, которые интересуются новостями, заведомо… Там, конечно, есть  процент… Я иногда привожу пример комментариев в «ЭХО Москвы». Оно канализирует определенную часть аудитории. Они беспокоятся о сущем. Но на самом деле это не самая большая часть аудитории, к счастью для меня. Я все-таки консерватор больше. 

 

Имеется в виду, что есть группа людей, которая действительно интересуется новостями. Они по своей природе… Они влияют. Создают некий контент сами по себе, который влияет. И сами по себе своим поведением являются активными потребителями. Они являются суперактивными потребителями коммерческих историй. Там не так мало людей… Собственно говоря, социальный статус их в среднем выше, чем «по больнице».

 

JSON TV: Монетизация возможна и на чем?

 

Герман Клименко: Вообще сам “Mediametrics” это фрагмент одного лишь проекта. Это один из фрагментов. В августе мы запускаем отдельную историю, которая будет в комплексной части идти. Монетизация… Я отвечу просто. В силу моего стиля работы создание этих проектов – 0 рублей 0 копеек. Причем я утрирую про «0 рублей 0 копеек».

 

Это в силу ожидаемых доходов, так как я не веду себя как обычный инвестор, который, знаете, «миллион долларов», «разработка». У меня все достаточно компактно. Я собираю все из тех кусочков, которые у нас есть. Соответственно, меня спрашивают: «Гера, а зачем?». По статистике меня спрашивали, по блогам. Я всегда говорил: «Знаете, если я займу первое место в своей нише…».

 

Я же целюсь именно на первое место. Я целюсь, я хочу стать первым траффик-генератором. Я знаю, сколько зарабатывают соседи. Там цифры фигурируют очень большие. Но я не знаю, как к ним подступаться. Я даже об этой теме не думаю, потому что если я стану первым, то ко мне обязательно придут люди и скажут: «Гера, вот тебе деньги». 

 

Как это будет происходить, я пока не знаю. Но если нельзя… Есть такая стандартная «убитая» фраза: не надо ставить себе целью деньги. Это ни о чем. Деньги нельзя ставить себе целью. «Я хочу заработать миллиард долларов». Никто из людей, кого я знаю, да и я сам… Ну, только если под Новый год, под куранты такие смешные цели бывают.

 

А на самом деле нужно ставить себе цель стать первым. Ну, вот стать первым траффик-генератором. Я захотел стать первым сервисом статистики, и я им стал. Мы захотели стать первым каталогом “List.ru”, который был действительно на тот момент первым у нас в России. Несмотря на то, что мы, правда, украли модель у “Yahoo”. Я не могу сказать, что я прямо вот так сам всё придумываю. У меня первое образование военное, поэтому придумать ничего не могу, но взять и адаптировать, это пожалуйста. 

 

Основная задача – стать первым. Потом всегда приходят. Аналоги зарабатывают хорошо. Аналоги… У нас есть “News.Yandex”, “News.Mail”. Они зарабатывают на продаже трафика. В целом, я считаю, что если мы станем первыми, то…

 

Ну, сделка с “Avto.ru” «Яндексом» по 175 миллионов долларов – это, конечно, совсем фантастика. Но где-то в этой сумме, поделенной пополам, “Mediametrics” будет столько стоить. По крайней мере, у меня сейчас предложения о покупке есть, но по суммам меньше.

 

JSON TV: Хорошо. Давайте о блогосфере два слова скажем. Что сейчас происходит на этом этапе с блог-платформами. Собственно, направление…

 

Герман Клименко: Все плохо.

 

JSON TV: Лидер по аудитории, по технологиям? Или это все не имеет никакого значения? Тенденция какая основная?

 

Герман Клименко: Вы должны помнить – был чат «Кроватка». Уровень развития технологичности и грамотности общества. Нельзя… Я чуть в сторону отойду. Меня спрашивают: «Какое самое знаковое событие в электронной коммерции». Вы знаете, какое самое знаковое событие? Перелом, слом, тот день, когда в России научились зарабатывать деньги. Знаете когда? Ни за что не догадаетесь.

 

Я говорю: «Подумайте». «Одноклассники». Когда появились «Одноклассники»? До «Одноклассников» в интернете в основном тусили программисты. Программисты не являются покупателями. Они все знают. Они знают, где дешевле купить. Они знают, как дешевле съездить. Они вообще самые хитрые люди.

 

Для e-commerce очень важны… Ну, знаете, если бы люди вели себя рационально, бизнеса бы не было. Соответственно, нам нужны домохозяйки. Домохозяек не было в интернете. Самый распространенный вопрос всегда был: когда придут домохозяйки. Появились «Одноклассники», и пришли домохозяйки. Тут началась вся e-commerce. 

 

Интернет, соответственно, состоит тоже из этапчиков. Был чат «Кроватка». Люди не знали, что такое чат, и они все ходили. Потом появились форумы. До сих пор “Auto.ru”, пожалуйста, живет. Потом появились блог-платформы: «ЖЖшечка»… Опять же, я взял как обычно и адаптировал «ЖЖшечку» на российскую историю, из-за чего у меня были скандалы с Антоном Борисовичем Носиком, который был очень вовлечен в «ЖЖшечку». А с его слов я делал «сакральную парнификацию». «Лирушечка» в понимании…

 

ЖЖ тогда выглядел очень пристойно со стороны России. Не было же видно, что там американские подростки такие же. А «Лирушечка» какая была, то есть там девушки, юноши женились, пары, встречи, тусовки. А потом появились социальные сети, но каждая аудитория сохранила свой срез. На чате «Кроватка» до сих пор есть люди, причем больше, чем… Ну, тысяч десять. По нынешним временам это вообще копейки, но в сравнении нынешнего чата «Кроватка» и 15 лет назад это очень много.

 

На форумах остаются люди. У нас до сих пор многие контент-ресурсы создались на базе форумов. «Клерк» (бухгалтерский форум), банкирский форум.  

 

Блог-платформы. «ЖЖшечка» в целом не умерла, но она выбрала свой объем. То есть каждый последующий вставал на голову предыдущего, как и социальные сети встали на голову предыдущего. Нас не убили, но мы и не растем. В этом плане блог-платформы, конечно же, теряют.  

 

JSON TV: Ходят слухи, что у большинства наиболее популярных чатов, как говорится, один хозяин. Это правда? Это укрупнение произошло за кадром?

 

Герман Клименко: Да нет. У чатов так вообще непонятно, что там происходит. Владельцы, например, у нас в России, если мы посмотрим… Давайте все-таки говорить о крупных историях. Не о мелких, а о крупных. У нас есть… На нашей территории играет «Вконтакте». У нас есть «Одноклассники». У нас есть сам “Mail”. У нас есть четкое разделение – они и «Яндекс». У нас есть два хозяина, по большому счету, как рекламных площадей, так же и коммуникативных историй.

 

Если еще «Яндекс» когда-нибудь договорится с “Mail”, то… Это вообще свойство интернета сейчас – он превратился из «белого и пушистого»... У Аркадия Воложа и Лены Колмановской была прекрасная фраза 15 лет назад: «Пусть растут все цветы». Они открывали все данные, они всем всё дарили, они всем всё помогали.

 

Но то, что мы видим сейчас, говорит о том, что идет колоссальное схлопывание рынка и централизация. «Яндекс.Такси», например. Пришел «Яндекс.Такси». Это прекрасный сервис! Нам он нравится, только мы не понимаем, что он убил 200 таксомоторных парков маленьких. Ну, осталось 50 человек… Двести на пятьдесят – десять тысяч осталось без работы. По меркам Москвы вроде не так много.

 

Обратим внимание, что добрый «Яндекс» сделал нам лучше, но если он так будет «добреть», следом же пойдут курьеры, «мужи на час» и все диспетчерские. «Яндекс» – это как победа роботов над людьми. Управлять нами скоро будут роботы. Мы же знаем, что в Калифорнии уже ездят машины без водителя. Правда, пока в экспериментальном порядке.

 

JSON TV: Об электронной торговле несколько вопросов, которые наших экспертов интересуют. Экспертов JSON. TV в частности. Наши площадки электронной торговли – это электронные площадки в чистом виде либо электронные витрины по-прежнему (то, о чем говорили)?

 

Герман Клименко: Понял. Смотрите, у нас пока нет электронной коммерции, если мы говорим про торговлю, в том смысле, что электронная коммерция (это очень важный момент): сперва заплатил карточкой, а потом получил товар. 

 

JSON TV: Электронно опять же?

 

Герман Клименко: Нет, товар уже по-разному.

 

JSON TV: Если ты оплачиваешь курьеру «наликом», то это не электронно.

 

Герман Клименко: Главное, это психологически, организационно, капитализированно… Как ни крути, это уровень доверия. Вроде казалось, что простая история, но между форумами и блог-платформами нет большой разницы. Между чатами и форумами тоже нет большой разницы. Везде хранится история. Так же и здесь. Это очень тонкие материи. Как корабль назвал…

 

Когда ты по карточке заплатил, тебя спроцессили. Ты можешь логистически проверять все эти истории. Очень важно, что электронная коммерция – это прозрачно. Курьер с доставкой кэшем не прозрачен. Ему можно дать по голове и отобрать деньги. Там масса разных историй.

 

По большому счету, у нас сейчас в Москве так сложилось исторически… В регионах тот же «Сотмаркет» торгует, естественно, только по предоплате – ну, как он туда будет отправлять. А вот Москва не хочет платить. Причем все попытки магазинов попробовать, потому что это… Поймите правильно, 8% товаров отказные. Ну, вот статистика. Представьте себе, 8%! Это очень много. 

 

Люди приходят. Рынок становится рынком покупателя. То есть я думаю: «Курьером надо. Возьму закажу». Он приезжает, а я уехал, потому что я же не заплатил. Подумаешь там. Или пришел: «Да нет, на фиг. Пересмотрим». Или “LaModa” приезжает и привозит три вида платьев – не нравится. Что делать с этими распакованными платьями? 

 

JSON TV: В шмотках вообще гораздо больше отказов, я слышал.

 

Герман Клименко: Да. С этим надо что-то делать. В мире принято решение… Под электронной коммерцией вообще подразумевается… Это не доставка. То, что в Москве – это просто курьерская доставка. Это продажи дистанционной торговли. Есть такой термин хороший. Но к e-commerce не относится.

 

JSON TV: Какие виды товаров наиболее плохо поддаются «электронификации»? Автомобили увидим, например?

 

Герман Клименко: Нет, автомобили – легко. У меня появился проект “List.ru” по одной простой причине. У меня была аудиторская фирма. Я хотел продавать офшоры, бухучет, услуги.

 

В предыдущем вопросе я хотел сказать, что электронная коммерция на самом деле – это не только товары. Банки, страховые услуги – это электронная коммерция. Везде. Даже кабаки, рестораны, которые выходят… Они вроде бы не электронная коммерция (они еду производят), но так как они зависят полностью от рекламы, они полностью попадают в наши цепкие интернетовские ручки.

 

Успешные истории очень больших кабаков и хороших ресторанов там, где есть хорошие оптимизаторы поисковые. Где хорошие веб-мастера и программисты наняты.

 

Так вот я делал “List.ru”, чтобы продавать офшоры. Вы не поверите, вся история, империя, которая построена – это ради того, чтобы продавать офшоры. Я на конференциях выступаю иногда, когда меня просят, и рассказываю, как приходят люди, как мы их разогреваем. «Знаете, надо зайти», «что-то интересующее».

 

За 20 лет занятия интернетом я все знаю, кроме одного: как ко мне приходят клиенты покупать офшоры. Я выяснил одно правило. Есть реклама – они приходят. Нет рекламы… Хуже всего продаются услуги. Невозможно вообще совершенно предсказать… Услуги – это бухучет, аудит. Медицина – это катастрофа просто. Последние вещи… Давайте я опять сошлюсь на афоризм, хотя я сам с этим согласен. На встречу с Владимиром Владимировичем Путиным пригласили «живопырку» Хартманна (это вот “Kupi.vip”), которого все обвиняют в каких-то страшных преступлениях, хотя не хотите, не покупайте. Никто же не заставляет.

 

Он сказал, что единственное, во что он никогда не будет вкладывать деньги пока, это медицина и образование, потому что они очень плохо продаются в интернете. В медицине они плохо продаются понятно почему. Когда у человека, извините, болит… Давайте представим, что ухо, например… Я всегда привожу пример образный более точный.

 

Он вводит в «Яндекс» «болит ухо» и уходит по первой ссылке, потому что ему надо прямо сейчас. Можно продавать рестораны, поэтому существует проект «Афиша», «Меню.ru», потому что мы думаем, что через три дня пойдем покушать. Мы ищем что-то, смотрим. А вот когда ухо болит, мы заводим «болит ухо» и идем по первой ссылке.

 

Бессмысленно делать какие-то интернет-проекты. Просто тупо покупаешь «Яндекс.Директ». Какая e-commerce? Да никакой e-commerce! Купил, страничку «налабал», причем любую, потому что когда болит ухо, человеку все равно. Вот вообще все равно. Он просто несется и отдает свои деньги.

 

В этом плане все стандартизированные товары (FMCG) продаются на ура. Машины. Тут не чисто электронная коммерция. Все-таки человек находит. Люди уже научились – они смотрят. Есть такая шутка. Кстати, из “LaModa” пришла. Странный подозрительный посетитель один посмотрел тысячу картинок. «Да, странно, а что там было?». – «Да платьица девочка примеряла». Ну, я условно. Это возможно. Люди уже начинают – большие экраны мониторов.

 

В целом оно работает, но на практике медицина, образование и услуги мы вообще пока не знаем, как продавать. Возможно, их вообще нельзя продавать.  

 

JSON TV: А что продается? Можно ли сказать, что вообще существует хоть в каком-то секторе электронная коммерция. Раз вы являетесь руководителем Ассоциации, то…

 

Герман Клименко: Вся виртуальная история уже там. Книги растут. Темпы у них, хоть все и плачут… Писатель Лукьяненко плачется, тем не менее, объемы продаж растут. Люди покупают книжки. Раньше было непривычно покупать по 30 рублей. Сейчас покупают по 300, по 400. Ну, когда большие издания, которые стоят в бумажном виде по 800, деловые издания. Все, что можно виртуализировать – музыка, кино – оно все прямо туда хлынуло.

 

Вот прямо хлынуло, и на самом деле вся эта история антипиратская во многом пролоббирована. Это я не в плохом виде сейчас. Это вопрос стандартизации вообще отношений. 

 

Все, что касается товаров. Нас пока спасают, откровенно говоря, от того, что нас захватил бы «али-баба», наши дороги. Надо отдать должное – нужно молиться на дороги. Банки спасают, потому что не нужно тысячу банков, когда у вас нет денег. Нужно столько банков, сколько помещается в экране монитора. Знаете, три верхние ссылки у «Яндекса» здесь и три справа. Ну, 20, 50. Они помещаются в рекламу. Тысяча не помещается.

 

Но банки спасает ЦБ, а вот чистый e-commerce спасает наша дорога, потому что какая бы «али-баба»… Они готовы завалить нас всем. Причем мне кажется, что мы их доведем скоро до того, что они не только китайский газопровод нам построят, но и дороги, потому что они хотят нас захватить.  Чтобы понятны были цифры: 150 тысяч единиц электронных товаров… Я не буду опять же употреблять слово (это как с ухом). Наши граждане 150 тысяч ежедневно через границу провозят. Ну, не провозят, а поступает 150 тысяч.

 

Чтобы понятны были соотносительные цифры. Бессмысленно... 150 тысяч «али-баба» ежедневно проходит, и ежедневно 30 тысяч продает «Евросеть». Пять «евросетей» с пятью тысячами точек, со штатом в 30 тысяч человек.

 

И дороги спасают. Я жду, когда китайцы предложат начать строить нам дороги, чтобы им было удобно развозить наши товары. Ну, свои же товары нашим покупателям.

 

Естественно, это весь IT. Он прекрасно продается. По России, в отличие от Москвы, шмотки очень хорошо идут. Любые, кроме “Kupi.vip”, конечно. Причем если поговорить с магазинщиками, они молятся на Норильск, когда им выдают зарплаты, потому что там большие зарплаты.  У нас есть Сибирь, где алмазы, а там покупают вообще все. Там даже покупают… Я специально интересовался, куда разошлись (помните была история) “iPhone” в золоте с Владимиром Владимировичем. Очень много разошлось в такие прекрасные места, где добывают золото, алмазы, нефть, бриллианты.            

    

Люди потихонечку осваивают. Для меня раньше казалось фантастикой, что люди будут покупать обувь по интернету. Они покупают, потому что когда цена ниже какой-то определенной истории (ну, не можете вы купить), и вам говорят, что теоретически вы можете вернуть. Когда магазины начинают нормально работать, то в целом люди получают дешевый товар из Москвы по регионам.

 

Считается, что шмоточная история сейчас очень хорошая, перспективная. В нее все вкладываются. По крайней мере, «Яндекс» оскоромнился там достаточно хорошо.

 

JSON TV: Помянули Владимира Владимировича. Давайте о нем поговорим. По вашим ощущениям, насколько я понял, Владимир Владимирович и интернет-история – это две разные вещи. Жалеете о том времени, когда Президентом был Дмитрий Анатольевич?

 

Герман Клименко: Нет, совершенно не жалею.

 

JSON TV: Нет, не жалеете?

 

Герман Клименко: Нет.

 

JSON TV: Должен вообще Президент вникать глубоко в эти вопросы, либо вы бы предпочли как член сообщества, чтобы он…

 

Герман Клименко: Вы знаете, есть два аспекта. Мы точно знаем… Есть хороший пример Ивана Сусанина, который спас в свое время первого Романова от смерти и в награду получил проклятие. То, о чем мы все просим – это без налогов, без податей и без надзора.

 

За триста лет это семейство полностью деградировало. Оно, естественно, размножилось бесконечно. Это такой первый российский офшор. Никто не мог ничего сделать, потому что был святой… Ну, это очень важно было еще для государства. То есть правила игры очень важны. Когда правил игры нет, мы получаем…

 

Интернет рос без правил игры. С точки зрения бизнеса я могу сказать. Так как вы же «ЭХО» создавали, поэтому, возможно, я сейчас скажу что-то такое. Вы в меня кинете смартфончиком или вот этим ноутбучком. Я очень хочу, чтобы у нас появился китайский “Firewall”. Больше того. Чем жестче государство контролирует, тем бизнесмены больше зарабатывают. 

 

Если мы сейчас чуть-чуть отойдем в историю, то вариант китайского “Firewall” – там ничего не произошло. Все очень хотят купить доли в этих компаниях. Более того. Как только были «убиты» конкуренты… Неважно, под какими соусами. Неважно, чем апеллирует Китай, и чем апеллируют наши. Если вы меня спросите... Вы мне потом можете сказать…

 

Я когда с Воложем разговаривал: «Аркадий, ну, ты-то чего? Ты же тоже должен вообще говорить, что “Google” нафиг». Убрать конкурента – это настолько естественно. Не надо призывать бизнесмена… Мы же с вами говорили, что менеджер, бизнесмен. А для меня это… Понимаете, если я сейчас встану и скажу «вы знаете, должно быть равноправие между “Google”, «Яндексом» и еще кем-то», это дико. Это дичь! Не может бизнесмен, который…

 

Понимаете, я каждый день забочусь о том, чтобы как можно больше денег заработать. Как можно меньше заплатить программистам. Как можно больше положить себе в карман. У меня есть враг – “Google”. Он мой враг! Безусловно, история с закрытием мне в целом не мешает. Наоборот.

 

JSON TV: “Google” – сбытовой рынок большой.

 

Герман Клименко: А я играю пока…

 

Нет, стоп. Тут действительно назревает некоторое противоречие. Но дело в том, что давайте скажем честно – перспектива наших проектов за рубежом ничтожна. Если мы не можем завоевать Украину, Белоруссию…

 

Ну, мы сейчас посмотрим на Украину. Давайте, например, будем говорить про «Яндекс», который я бесконечно уважаю. Но на Украине доминирует полностью “Google”. 80% “Google” и 20% Яндекса. Хотя мы всячески говорим, что вся Россия русскоязычна, но, вы знаете, “Google” говорит, что нет. Кстати, в Крыму “Google” говорит «нет», потому что там «Яндекс» доминирует.

 

Последствия, которые мы видим, это в некотором роде индикатор настроения населения в целом. Это не значит, что люди выбирают “Google” в знак протеста от «Яндекса». Тот, кто лучше ищет, тот и получает. Получается очень интересная история. Наши проекты за рубежом никак. Нет наших перспектив. Нам не на что даже менять. У нас есть единственный проект, который мы с вами знаем – это «Касперский». Он продается в Китае и в Америке. Но разменивать возможность «касперским» присутствовать за рубежом и пускать сюда…

 

Мы сейчас говорим только про экономику. Мы сейчас не говорим ни про политику, ни про что. А здесь резвится “Google” с утра до вечера. И “Facebook” резвится с утра до вечера. “Facebook” раздражает «Одноклассников» и в «Вконтакте», а “Google” раздражает «Яндекс». “Google.Аналитика” раздражает меня, и я говорю государству: «Слушайте, государство, вы не могли бы там хоть как-то…».

 

Ну, принято так. Зачем-то есть таможня. Пока же у нас еще не наступило мировое господство, где все-все-все, мы все едины, у нас мировое правительство. У меня пока есть рубль, есть граница. Есть, кстати, частные интересы людей, русских граждан. Они, конечно, немножечко некоторые деклассированы. И даже не немногие, а многие! Тем не менее, это же не повод не давать заработать «Яндексу».

 

Капитализация «Яндекса»… Смотрите, вопрос. Если завтра закрыть “Firewall” китайским. Сейчас капитализация «Яндекса» – 10 миллиардов. Я думаю, что если “Google”, например, уйдет, то в «Яндекс» добавится не «пятнашечка», наверное. Он будет стоить процентов на 60 дороже. 

 

JSON TV: Вы по логике должны приветствовать законопроект о хранении персональных данных исключительно на территории России?

 

Герман Клименко: Тут, знаете, логика логикой, но без закосов куда-то. Дело в том, что то, что делает сейчас Дума (ну, с чего мы начали), выглядит абсолютно непрофессионально. Еще раз. Очень важно. Государство, по сути, говорит: «Интернет, кстати, слушай, мы тут посмотрели. Кто-то Владимиру Владимировичу подсказал цифру – интернет 8,5%». Мне кажется, я хотел бы познакомиться с этим человеком. Интернет пока не 8,5%. Скажем так, он…

 

JSON TV: В ВВП?

 

Герман Клименко: Да, от ВВП. Но мне кажется, здесь речь идет о том, что в 8,5% экономики он присутствует. Это тоже важная доля. Мне все-таки кажется, не 8,5%. Но Владимир Владимирович понял, что это всё. Ну, надо забирать. Знаете, как есть нефть, газ, и вдруг интернет 8,5%. Он говорит: «Ребята, идите в стойло». Ну, так получилось.

 

А мы говорим, что не хотим идти в стойло. Даже не то, что мы не хотим идти в стойло. У интернета… Ваня Засурский очень хорошо сказал. Мы пятнадцать лет не платили. Все платили, а мы нет. Мы сейчас не говорим о взятках. Мы говорим, что интернет никогда не разговаривал с государством.

 

Чего мы с ними разговариваем? То, что Мизулина, Яровая – о чем мы с ней можем говорить?! Она не знает, что такое протокол TCP/IP. Если мы при ней это слово произнесем, она подумает, что мы ее обматерили, правильно же. Еще в «уголовку» на нас заявит.

 

Мы никогда не разговаривали. Соответственно, государство сейчас по каким-то причинам, как и любой бизнес, говорит: «Ребята, идите в стойло». Со стороны государства, кстати, это выглядит очень нежно. Нам говорят: «Вы знаете, вы можете выбрать формат стойла. Вы можете выбрать схему доения». Серьезно говорю – схема… Вообще для любого бизнеса…На нас бизнесмены другие смотрят – они плачут от счастья!

 

Я же общаюсь и там, и там. Я живу в двух ипостасях. Они на интернет смотрят и вообще не понимают, что нас не устраивает. Потому что «вам же предлагают цвет обоев в стойле, метод доения». Знаете, когда четыре сосочка – можно же за четыре сразу. «Газпром» доят иногда вот так. Знаете, берет и «ду-ду-ду». А тут интернет! Надо нежно: один, два, три, четыре, четыре, три, два, один. Музыку включить можно.

 

А мы говорим: «Не хотим». Но в этом случае получается скотобойня. Наши депутаты не могут принять ничего, потому что они вообще не понимают, о чем идет речь. Им надо исполнить поступившее сверху распоряжение – загнать нас в стойло, а мы им не помогаем.

 

Я понимаю, что это может выглядеть плохой ассоциацией: по поводу изнасилования, когда «расслабьтесь и получайте удовольствие». С другой стороны (это с экономической точки зрения), у нас есть сейчас дорога в интернете, на которой, самое главное, нет правил. Любой человек, который пришел и сказал: «Ребята, вы хотите правостороннее или левостороннее». Основная масса людей скажет: «Мы вообще ничего не хотим. Оставьте нас в покое. Нам здесь нравится».

 

Но мы же с вами понимаем, что если установить… Любое принятие решения – правостороннее, левостороннее – упорядочит само движение и даже сделает его более интенсивным и правильным.

 

И тут … У меня не чипирован 1937-й год. У тех, у кого чипирован 1937-й год, у них, конечно, сразу большая паранойя идет. У меня он не чипирован. Я в этом вижу все-таки экономический смысл. Я не вижу здесь каких-то тайных замыслов. Мне кажется, государство относится к интернету вообще более чем лояльно. В том смысле, что оно боится его трогать. Причем под государством мы имеем в виду не только Владимира Владимировича Путина, а это чиновники все и прочая инфраструктура.

 

У меня даже есть ряд прецедентов судебных. Я же говорил, что у меня юридическое образование. Не могу называть истории, но есть такое понятие – рейдерские захваты. Это когда кто-то берет кредиты, поручительства, и потом судьи арестовывают имущество. Проводится собрание, забираются акции.

 

Уже было несколько ситуаций, когда судьи видели, что речь идет об интернет-активах, и, вы представляете, они предпочитали судить честно.  То есть уведомить противоположную сторону, а не как это раньше было. Это потому, что скандал, который возникнет в интернете, просто всех сшибет.

 

Поэтому вообще очень важная история с точки зрения реального бизнеса – интернет. И даже Владимир Владимирович с ними разговаривает, понимаете. Я был на предыдущей встрече в Воронеже от предпринимателей. Знаете, умные и красивые – интернетчики и «от бизнеса».

 

Я наблюдал, как Дерипаска, нервничая, со сгорбленной спиной (миллиардер вроде бы), докладывал о чем-то Владимиру Владимировичу. Аркадий Волож, Гришин и мы вообще все сидели и не очень понимали, чего от нас хочет государство. Вы нам скажите, что надо сделать – мы сделаем. Но они не могут сформулировать, в какое стойло они хотят, а мы не хотим с ними разговаривать. Здесь всегда такая коллизия.

 

По сути вашего вопроса. О Медведеве не скучаю. Мне кажется, правила должны быть вообще. Я даже по образованию больше сторонник правил.

 

Мне очень жалко, кстати, молодое поколение, которое выросло, не зная, что такое СЭС, не зная, что надо играть по правилам, не зная ничего про границы и трансграничную торговлю. Оно пришло в интернет, создало успешные проекты. Для них, конечно, происходящее выглядит кошмаром. «Кошмар», «это ужасно».

 

Одна из наших бизнес-леди (она единственная у нас, как я понимаю, одна из немногих) мне в истерике писала: «Нужно немедленно поддержать Навального! Нужно выступить». Я говорю: «Слушайте, зачем?». Она говорит: «Вы понимаете, я им столько налогов плачу, а эти козлы ничего не делают». Я говорю: «Подождите, я знаю другое».

 

У меня же аудиторская фирма. Там идут арбитражные процессы. Я вижу реальную жизнь. Это не значит, что нельзя добиваться здесь, наверху, чего-то. Но сравнивать то, что там, и то, что здесь, технически невозможно.

 

JSON TV: Время тает, к сожалению. Много еще было вопросов. Попробуем коротко на несколько ответить.

 

Герман Клименко: Давайте.

 

JSON TV: Мобильный интернет. Именно мобилизация меняет что-то в интернет-бизнесе или нет?

 

Герман Клименко: Очень много прикольных инвесторов приходит, которые верят в мобильность, тратят деньги. Деньги тратить на индустрию – это здорово. Лично я не верю. Это расширяет потребление. То есть «Вконтакте» 40% уже мобильное. Но влезть в мобильность рекламой – это плохо. Это убить проект. Это как способ расширения есть, а как дополнительная монетизация мне представляется слабой перспективой.  

 

JSON TV: Сами в своих новых проектах мобильные приложения какие-то специальные будете делать?

 

Герман Клименко: Я их запускаю. Они способствуют продвижению, но монетизации там вообще нет.

 

JSON TV: Продвижение, но не монетизация. Борьба со спамом сейчас удовлетворительно ведется? Как вы оцениваете уровень спама?

 

Герман Клименко: У меня почта в “Google”. Меня не беспокоит спам. Я бы сказал, что острота проблемы с тех пор, как люди сдали свои почтовые ящики крупным компаниям (это и в «Яндексе» примерно так же построено)…

 

Уровень достижимости примерно одинаковый. Сто писем в день к вам не валится, если вы не ведете совсем активный образ… У меня, например, почтовый адрес вообще открытый. Я получаю с “Google” спама – ну, одно-два письма в день. Меня это не раздражает, потому что в общем потоке это очень мало.

 

JSON TV: То есть проблема практически решена.

 

Герман Клименко: Она у тех компаний, которые хостят почту на себя.

 

JSON TV: Каких технологических прорывов ожидаете в ближайшее время, если в двух словах. Чего бы хотели.

 

Герман Клименко: Я мечтаю о переводной истории. Сейчас есть “Google. Translate”. Туда вкладываются очень большие деньги. Об этом пока мало кто говорит. Аналоги некоторые есть. Это переводчики в онлайне, когда там сидят живые люди, которые сразу же переводят, но основная история, где будут основные деньги…

 

Понятно, что как только падает Вавилонская башня (барьеры), мы сразу становимся очень пересекабельными со всеми. У меня были интересы в Польше, Германии. Немецкий я чуть-чуть знаю, но не в письменном виде, а польского совсем не знаю. Я переписывался через “Google. Translate”, и меня поняли.

 

Финал этой истории будет, когда я позвоню в Лондон, скажу «здравствуйте», а там будет услышано “hello”. Я буду говорить по-русски, а они будут слышать… Ну, Алиса и миелофон. Причем, учитывая современные достижения быстроты обработки информации, есть прекрасные голосовые переводчики с японского на английского. У них есть один недостаток – они вот такого размера сами по себе. 

 

Вопрос компоновки и сложности распознавания речи, безусловно, есть. Но мы видим: это то, что естественно ворвется в нашу жизнь. Мы сейчас можем голосовой поиск – пожалуйста. Если у вас есть навигатор, то когда вы с ним разговариваете, он «знает», что вы фиксированно что-то назовете из трехсот улиц. Он угадывает очень хорошо,

 

Я считаю, что это будет самым… Я не знаю, когда это произойдет. В этом году, в следующем. А других историй, к сожалению, нет. Ну, это мой взгляд. 

 

JSON TV: Уровень специалистов в России. Подготовка их реально подходит для ваших нужд? Можно это сравнить с мировым уровнем – с Силиконовой долиной или другими?

 

Герман Клименко: У нас плохо. Но не потому плохо, что у нас вузы плохие. У нас, к сожалению, крупные компании могут участвовать в конкурентной борьбе… Например, «Яндекс». Он может положить любую зарплату. Он может организовать принятую “Google” систему поощрения людей.

 

А средние компании находятся в очень тяжелом положении. Это как с раковиной: набирается вода (пока он учится – научился PHP, потом научился C, потом получил себе квалификацию). До 60-80 тысяч рублей в месяц заработка люди есть. Как только они повышаются выше (действительно хорошая квалификация), они начинают получать конкурентные предложения с Запада.

 

Может быть, я сейчас скажу страшную историю, но я не очень понимаю, почему у меня сын в «Вышке» учится бесплатно. Вообще не понимаю! Я в том смысле… Я вообще считаю, что налоги должны быть, хотя они ко мне вернутся. А вот у меня сын учится на бюджете бесплатно. Когда он выпустится, он просто скажет государству огромное спасибо и поедет, например, в “Google” работать или еще куда-то.

 

Мне кажется, мы не даем возможности… Всегда же была практика. Какой бы циничной она не была, любое государство стремится оставить у себя тех, кого вырастило. 

 

Практика распределения. Если человек уехал… Ну, как раньше было – мы уехали в Тулу. За два года мы как-нибудь там женимся, а если мы женились, то, извините, «выкорчевать» нас обратно в Москву тяжело. В этом плане со средними кадрами я бы не сказал, что плохо. Меняется технология работы. Начальники отвыкают от того, чтобы в офисе сидели люди, и спокойно относятся к аутсорсу.

 

Это тоже важная история. Бессмысленно высокого профессионала сисадмина держать в офисе. Это глупости, потому что все виртуально. Data-центр там, но от того, что он там сидит… Человеку позволительно, находясь на Бали, обслуживать 5 – 6 компаний. В этом плане сама по себе доступность среды высокая, но чем выше квалификация, тем, к сожалению, хуже.

 

Начальнику приходится самому обладать какими-то иными качествами, потому что это уже не деньги. Тут мы проигрываем, потому что у нас точек силы (крупных компаний, которые в состоянии привлекать и давать людям много) наперечет – условно, 4-5.

 

Еще очень важно. Профессионально после какого-то уровня люди… Им в «Газпроме» предлагают колоссальные деньги. Я просто знаю пару историй. А там ничего делать…  По их пониманию, там же нет вызова. А он маленький программист. Ему 20 лет. Он наслушался того, что может стать Цукербергом. Ему предлагают 300 тысяч рублей в «Газпроме», а он говорит: «Нет-нет, а чего я там буду делать? Там же ничего делать не надо». С его точки зрения, там действительно ничего делать не надо.

 

Он совершенно спокойно может уехать в любой стартап. Они уезжают в Силиконовую долину. Живут на деньги, которые мама дает – тысяча, две долларов. Пытаются найти. Я не знаю, плохо это или хорошо. Я говорю о том, что вижу. 

 

JSON TV: Герман, самый последний совет от интернет-гуру. Вспомнил, как вы себя называли (улыбается).

 

Герман Клименко: Это для дочери.

 

JSON TV: Это в одной из ипостасей для стартаперов. Надо вообще браться за это дело? От чего это зависит.

 

Герман Клименко: Вообще всегда надо браться. Не боги горшки обжигают. У всех проектов, которые я делал, всегда были аналоги. Когда я делал аудиторскую фирму, была куча аудиторских фирм. Когда я делал интернет-проекты… Всегда будет куча. Вот когда я делал “List.ru”, всегда казалось, что их много все равно. Всегда будет высокая конкуренция. Другой вопрос, что в разных отраслях требуется разный уровень квалификации.

 

Если это отрасль совершенно новая как был интернет 15 лет назад, то квалификации было не нужно. Достаточно было небольшую сумму денег. Программисты тогда стоили 300 долларов, посещаемость была низкая. Огромных затрат на сервера не было. Никто не знал, что это такое. Но те, кто тогда занял нишу… “Avto.ru” в этом плане самая классическая история – пожалуйста, он дошел и за 175 миллионов его купили. А начинал он, когда рынок был пустой.

 

Но если вы видите, что рынок полный, то там без квалификации уже сделать нельзя. Самый хороший совет, который я всем  сейчас даю (тем, кто хочет стать Цукербергом).

 

Возможно, вы Цукерберг. Но сходите и годик поработайте в “Mail.ru” или «Яндексе», чтобы понять, что, возможно… В реальной жизни всегда есть ответы, почему так никто не делает. Потому что десятки людей так делали. Ну, вот как уставы пишутся. А в пустых отраслях, где открываются новые ниши, этого просто нет, поэтому про все ошибки, которые вы совершите, никто не узнает, что это ошибки.

 

Но интернет сейчас уже больше такой… Знаете, всё – он уже скомпоновался. Если делать стартапы в их классическом понимании (низкие затраты, низкая квалификация, но зато низкая конкуренция), то это надо идти куда-то в район био-медицины. Там можно, ничего не понимая, дать доктору денег. Он тоже не очень в этом во всем понимает, но, возможно, вырастет какая-нибудь клешня здесь. 

 

А вот в интернете все-таки лет 15 назад можно было заходить без опыта практически. Только с какими-то начатками программирования. Но ваши идеи могли сработать. Сейчас, к сожалению, вероятность успешного стартапа в силу конкуренции… Гипотетически вы сделали что-то успешное, но вас увидел “Mail”, «Яндекс», Клименко, например. Позвонил: «О, как хорошо! Макс, иди сюда! Через пять минут точно такое же мне выдай».

 

И не надо покупать, потому что бизнес – это не… Когда читаешь книжки, там есть самая главная ошибка, когда читают про стартаперов: там пишут, что все добрые люди.

 

Нет! Нет хуже и мерзее людей, чем бизнесмены. Когда вы к ним приходите, дело не в идеях – дело в реализации. Идей у меня у самого десятки тысяч, но когда вы что-то уже сделали и показали, измерили и увидели, что это… Зачем мне покупать? Я могу позвать своих программистов и сказать: «Ребята, за пять минут повторили». И они быстренько повторят. Кстати, “Mail” этим грешит регулярно.

 

JSON TV: Спасибо вам огромное. Напомню, что в гостях на JSON TV сегодня был Герман Клименко.

 

Вам удачи! Всем счастливо!

 

Заказать стенограмму TV-программы, Интервью, Конференции, большого Форума или Конгресса, радиопрограммы - делового или светского мероприятия можно в компании «Свежие Материалы» Тел. +7 904 64 226 79 , info@ima-ges.ru