×

12 Сентября 2014 18:03
3284
0

IP-телефония сегодня встроена в пакет голосовых услуг практически всех крупных операторов связи. Может ли она оставаться отдельным бизнесом и при каких условиях – об этом в интервью JSON.TV рассказал ведущий специалист компании SIPNet Герман Мызовский. В программе также – история и обзор сегодняшнего рынка IP-телефонии, конкуренция и государственное регулирование в этом секторе, будущее голосовых услуг в эпоху LTE.

 

Мызовский Герман Дампилович. Родился 30 июля 1966 г. в Ленинграде, до 20 лет жил в г. Мончегорске, образование среднее, с 1988 по 1993 г. работал в Абхазии телеоператором ВГТРК. Компьютеры изучал самообразованием по книгам. 1997 - начальник службы технической поддержки компании Zenon. С 1998 г. – в компании Tario – торговая марка SIPNet. Основной программный продукт компании написан и поддерживается им самим. Любимый гаджет – камера GoPro.

 

JSON.TV: Сегодня у нас в гостях Герман Мызовский. Здравствуйте, Герман!

 

Герман Мызовский: Здравствуйте!

 

JSON.TV: Какую должность занимаете в компании Sipnet на данный момент?

 

Герман Мызовский: Я ведущий специалист.

 

JSON.TV: Давайте немного уточним информацию, которая о вас существует и гуляет по Сети. Сделаем апдейт. Время и место вашего рождения?

 

Герман Мызовский: 30 июля, 1966 год. Город Ленинград.

 

JSON.TV: А образование?

 

Герман Мызовский: Первые 20 лет я жил на Крайнем Севере, в Мончегорске, Омская область. Там окончил школу, работал автослесарем, служил в армии. На этом образование закончилось. Потом, в 1988-м году, совершенно неожиданно уехал в Абхазию, прожил там 5 лет: звукооператор, звукозапись, видеозапись, видеосъемка, телевидение, война…

 

JSON.TV: С автоматом?

 

Герман Мызовский: Нет.

 

JSON.TV: Или с микрофоном и камерой?

 

Герман Мызовский: На тот момент я был оператором ВГТРК программы «Вести». В этом статусе я вернулся в 1993-м году в Москву. Получается, я уехал в никуда — в Абхазию — и потом в никуда — в Москву. Таких крупных переездов было два в моей жизни. В 1993-м году я повидался с компьютером. Надо признаться, я всегда тянулся к таким сложным электронным устройствам, но компьютер меня, конечно, потряс.

 

JSON.TV: Где произошла эта историческая встреча?

 

Герман Мызовский: Я уже не помню. Все-таки в Москве компьютеры были уже, 286-е, там 1 Мб памяти оперативной… Боже мой! В Абхазии не было этого, а здесь было. В Доме книги на Новом Арбате в компьютерном отделе я скупил все книги. Читал, смеялся и плакал. Читал потому, что, оказывается, это все уже сделано — DOS, Windows 3.1 и так далее. Это было мне крайне интересно, абсолютно легло на душу. Тут я пару лет поучился. Там еще был отдел англоязычной литературы, на языке оригинала тоже очень много книжек купил, все это делал. Вычленил для себя то, что мне наиболее интересно.

 

JSON.TV: То есть занимались самообразованием без какого-то учебного учреждения? Больше ничего не было?

 

Герман Мызовский: Нет, больше я нигде не учился. Я читал книжки.

 

JSON.TV: Когда пришли в IT-бизнес? Это и было время прихода?

 

Герман Мызовский: Где-то через два года я уже, можно сказать, поступил на службу. Я работал в президиуме московской городской коллегии адвокатов, ставил там компьютерную сеть, сопровождал. В 1997-м году я был начальником службы технической поддержки в компании «Зенон». Это был один из первых интернет-провайдеров России. На сегодняшний день это хостинговая компания и регистратор доменных имен. С 1998-го года я работаю в компании TARIO, которая нынче под торговой маркой Sipnet, так теперь и называется. С 1998-го года я занимаюсь IP-телефонией, и по полному циклу мы прошли все, что можно было сделать.

 

JSON.TV: А что-нибудь, кроме Sipnet, у компании TARIO осталось? Чтобы закрыть уже этот вопрос.

 

Герман Мызовский: Нет. Во-первых, там остались какие-то хвосты, но бессмысленно об этом говорить, потому что в любом случае это IP-телефония, какая-то ее реинкарнация.

 

JSON.TV: Понятно. Давайте тогда поговорим о вашей сегодняшней деятельности. Вы сегодня представляете компанию Sipnet. Главные продукты компании — это IP-телефония. А какие именно продукты? Это Sippoint и NetCall. Я правильно мыслю?

 

Герман Мызовский: Это те продукты, которые мы сделали сами в меру нашего представления о том, что необходимо пользователю. При этом мы не то что не ограничиваем пользователей в использовании любых продуктов: хоть программных, хоть аппаратных, хоть каких, даже больше того, конечно, основной наш потребитель пользуется тем, чем ему удобно, и это превалирует по сравнению с нашими собственными продуктами.

 

JSON.TV: Давайте тогда поговорим о стандарте SIP. Скажите пару слов, с чем он совместим и с чем несовместим на сегодняшний момент? Либо все несовместимости вы убрали? Ну, в частности, на Skype можно было делать звонки и туда, и обратно последнее время. Теперь эта возможность вроде исчезла.

 

Герман Мызовский: Да, вы знаете, это политика программы Skype, которая в принципе отличается тем, что эта сеть закрытая, и, что называется, проприетарная, нехорошее такое англоязычное слово. Вся прелесть сети Skype— это именно ее закрытость. Буквально несколько дней назад они произвели очередной этап закрытия своей сети. И некоторые программы, которые пользовались так называемым Skype IP, перестали работать, по-моему, вот буквально на прошлой неделе. Таких циклов было несколько. Сначала они запрещали одну точку входа, затем другую точку входа, третью точку входа. Протокол SIP является открытым, стандартным. То есть, если есть, например, стандарт непосредственно передачи данных в интернете: TCP/IP, DNS и так далее, ровно в этом же ряду стандартов под другим номером идет SIP. Это такой же интернет-стандарт, как электронная почта, как HTCP, весь протокол интернета и так далее. Получается, это один из протоколов интернета, стандартный и открытый. Соответственно, о вопросе совместимости более-менее можно говорить в таких же терминах, как, например, совместимость разных браузеров: Firefox, InternetExplorer. Вот здесь примерно то же самое, только побольше устройств.

 

JSON.TV: Есть ли в мире места, где не используется, скажем, этот протокол? Либо практически везде, я имею в виду по странам.

 

Герман Мызовский: Есть достаточное количество стран, где использование любой IP-телефонии является уголовным преступлением.

 

JSON.TV: Но если не брать совсем закрытые страны?

 

Герман Мызовский: Конечно, везде используется. Любое телекоммуникационное оборудование, которое на сегодняшний день выпускается, так или иначе имеет какие-то модули сопряжения по пакетной сети передачи данных, то есть через интернет, грубо говоря, и сейчас, на сегодняшний день это в 100 % случаях SIP.

 

JSON.TV: Этим проектом он вышел на рынок, как пишут, примерно в 2005-м году. Что было до этого с тех самых пор, с 1998-го года?

 

Герман Мызовский: С 1998-го года было несколько волн, так сказать, развития IP-телефонии. Cначала это были карточки со своими особенностями. Не от хорошей жизни, просто не было широкополосного интернета, и мы могли предложить это решение, собственно говоря, мы ввели SIP в коммерческую эксплуатацию в декабре 2000-го года. Тогда этого не делал вообще никто.

 

JSON.TV: То есть вы был первыми на российском рынке? Или на мировом рынке тоже одними из первых?

 

Герман Мызовский: Ну, на российском точно первыми, но серьезных проектов тоже не было. Не было просто потому, что широкополосного интернета в 2000-м году было недостаточно для того, чтобы говорить о серьезном экономическом эффекте. К 2005-му году, да, действительно, уже появился интернет, по крайней мере, у тех, кому он был остро необходим, и компаниям в том числе. В какой-то момент времени мы решили, что уже настало время объявить, собственно, представить просто сайт. На самом деле услуга и до этого прекрасно работала. Объявили, рассмотрели стратегию продвижения этого дела и начали работать. Конечно, в 2005-м году мы все равно были первыми. По-прежнему другие операторы занимались любо карточками, либо так называемым переливом, то есть перепродажей в таких коммерческих объемах, но с тремя пользователями. Мы работали все-таки на широкий круг аудитории — это физические лица, юридические лица, иностранцы и т. д.

 

JSON.TV: Провайдер голосовых услуг и крупные операторы на вас всегда косо смотрели, с самого начала и до сих пор? Как-никак стремление человека звонить бесплатно или за совсем небольшие деньги, экономить на расходах, оно же подрывало отчасти бизнес крупных провайдеров.

 

Герман Мызовский: Я бы не сказал, что тот объем услуг, который предоставлялся в те годы, особенно по IP, мог как-то повлиять на рынок больших традиционных телефонных операторов. Скорее, это была некоторая обида, которая опять же в тех временах и осталась. Понимаете, получалось так, что кто-то копает траншеи и закладывает провода для предоставления голосовой услуги, а кто этого не делает и все равно предоставляет голосовую услугу. Это было обидно. Государство здесь в некотором смысле нас поддержало, потому что в 1999-м году начали выдаваться лицензии на предоставление услуг IP-телефонии, их было выдано около десяти тысяч штук. Конечно, это было просто бесплатное приложение с климатической лицензией, чтобы не говорили о том, что столько предпринимателей занялось таким неблагодарным делом, как IP-телефония, но это отражает в некотором смысле дух того времени. То есть государство не чинило никаких препятствий этому делу, и так продолжалось, действительно, где-то до 2005-го года, когда начал действовать уже новый закон о связи. Но к тому времени опять же, может быть, не 2005-й, может, 2006-2007-й год, вот этот вопрос по поводу того, что Ростелеком и Транстелеком прокладывают оптоволокно, а на NASDAQ’е торгуются Google и Yandex, тут про нас уже, конечно, забыли. То есть никогда такой вражды с традиционными операторами не было. Собственно, мы же работает с традиционными операторами — Ростелеком, Транстелеком, МТТ. Мы работаем с ними с первого дня, фактически это наши поставщики, и они очень довольны итогами нашей работы.

 

JSON.TV: Среди всех других сервисов мы не забудем и про мессенджеры: Skype, Viber, WhatsApp. Что там есть у нас, как вы определяете свою нишу? Вы ее четко застолбили и определили? Чем вы отличаетесь в лучшую сторону, например?

 

Герман Мызовский: Мы действительно держим нишу. Касательно Skype, Viber, WhatsApp и других программ, у них есть ровно одно общее — это абсолютно бесплатная услуга, в связи с этим и не услуга связи вовсе. Skype, который тоже начал предоставлять услугу в 2005-м году, с тех пор никогда не был прибыльным. Когда они пытались выйти на IPO, представляли отчеты по параметрам, по стандартам отчетности, и там цифры были так себе. То есть операционной прибыли никогда не было и сейчас нет. Это означает, что если бы мы действительно собирались конкурировать со Skype, то нам нужно было бы быть более убыточными, чем Skype. Но это не наш бизнес.

 

JSON.TV: То есть практически капитализация через количество пользователей, да?

 

Герман Мызовский: Через количество пользователей и через внимание. То есть те мессенджеры, о которых мы говорим, и не мессенджеры, а какие-то строго ориентированные на голосовую услугу приложения, они работают не с модели операционной прибыли, а с привлечения внимания. Если хотите, я просто расскажу, но это скучная история. Соответственно, не говоря о том, что любой продукт находит своего удовлетворенного потребителя. Кроме того, мы все-таки нащупали какие-то места, в которых нельзя никак получить голосовую услугу иначе, как через тот сегмент IP-телефонии, в котором мы находимся. Skype не подходит, традиционная стационарная связь не подходит, мобильная связь не подходит, подходит только вот эта. Здесь мы хотим быть лучшими, судя по всему, так и получилось.

 

JSON.TV: Тогда скажите два слова о том, чтобы было понятно, почему не подходит традиционная связь в том числе? Туда не проложены провода и нет никаких других способов связи?

 

Герман Мызовский: Одним из наших важнейших потребителей является условный колл-центр, организованный в пятикомнатной квартире в Иваново. Туда невозможно подвести ничего, кроме одной медной телефонной пары, которая там уже есть. Использование сотовой связи в данном случае неприемлемо, нерентабельно, неудобно, это не стыкуется с CRM-системами. Использование Skype тоже невозможно в связи с тем, что необходимо подключить офисную телефонную станцию и т. д., нужно получить финансовые документы. В результате получается, что действительно мы предоставляем неограниченный объем исходящих линий, входящих линий, что хочешь, в любой точке России, да и мира, в общем-то. Нам остается просто сделать так, чтобы эта услуга была надежной, удобной, и самое главное — чтобы нам можно было доверять.

 

JSON.TV: Ваши клиенты в основном бизнес-клиенты? Малый бизнес, скажем так, до среднего, наверное?

 

Герман Мызовский: Мы бы хотели так думать, но физических лиц у нас тоже достаточно много. Потому что для физических лиц все равно остается широкий спектр применений, особенно в международных направлениях. Потом, да, действительно, скорее всего, и среди физических лиц много скрытых юридических тоже. Но, повторю еще раз, на рынке голосовых услуг сейчас происходит ужасающий демпинг. Все традиционные операторы работают в минус, и крупный минус.

 

JSON.TV: Это правда. Об этом тоже отдельно хотелось спросить.

 

Герман Мызовский: И поэтому попытаться, имея единственную услугу, а именно исходящую голосовую связь, конкурировать, например, с сотовыми операторами, в местной зоне, даже в РФ, довольно сложно, но все равно можно. Есть определенные места, где мы можем. Мы знаем статистику по нашей базе данных за все годы существования нашей услуги. Мы видим, кто приходил, кто уходил, куда звонили, откуда звонили и т. д. Тот же самый NetCall — это приложение, которое разошлось по миру. Оно устанавливается на смартфон, на мобильный телефон. Это приложение возвращает нам ровно два параметра: операционную систему Android или iOS и язык. Все, два параметра. Там очень много языков. Там столько языков, и совершенно удивительных. Мы не найдем носителей языка, чтобы эти голосовые приглашения, наверное, записать, на английском оставим. Мы ничего особо не делали для того, чтобы выйти в эти сектора рынка. Но раз так получилось, что эти люди пришли, хорошо, мы для них все сделаем.

 

JSON.TV: Сразу накопилось несколько вопросов. Давайте начну тогда с внешнего мирового рынка. У вас два представительства — в Чехии и на Украине, так сказано, по крайней мере, на вашем сайте. Дальше, чем Чехия и Украина, не заглядываете, почему именно эти страны?

 

Герман Мызовский: Чехия — это постольку-поскольку представительство, это наш хедквотер, так сказать. Там просто расчетный центр. Представительство на Украине есть, да. Знаете, с Украиной получилось очень интересно. Там не было своего оператора IP-телефонии, ни одного. И мы потратили какое-то время, некоторое количество денег, усилий, чтобы убедиться, что да, действительно, там нельзя иметь оператора IP-телефонии. Мы открыли там представительство, посмотрели, как можно там работать. Но получилось то, что получилось. Что касается проникновения на другие рынки, нужно внимательно посмотреть и не рассчитывать на чудо. Давайте я вам скажу так. Мы литерально находимся между Китаем и Беларусью, где-то посередине.

 

JSON.TV: В каком смысле? Не только в географическом, насколько я понимаю?

 

Герман Мызовский: Вся голосовая услуга, да, собственно, вся вообще связь, но голосовая в первую очередь, как основополагающая, категорически зависит от условий государственного регулирования. Что сейчас происходит в Китае? Межоператорский тариф на звонки стоит 7,5 цента. Это 30 копеек, очень дешево. Это чрезвычайно дешево. Это домен, на который нельзя зайти, потому что слишком дешево. То есть не то что там с этого нельзя заработать, просто там это стоит фактически ноль. И оно работает по каким-то другим причинам. Государственное регулирование сложилось так, что там стоит все ноль. Телефоны не делятся на мобильные и стационарные и стоят ноль. А с другой стороны — Беларусь, в которой, насколько я понимаю, это уголовное преступление — использование IP-телефонии, по статьям мошенничества, и межоператорский тариф стоит 27,5 цента. Это разница! Это разница в 30 крат, понимаете? Это интересный рынок, там хорошая цена, там можно было бы поработать.

 

JSON.TV: Но туда опасно идти.

 

Герман Мызовский: Но туда опасно идти. Одного моего знакомого, который живет в США, Беларусь за IP-телефонию разыскивает по красной метке Интерпола, написано «мошенничество». Он занимается IP-телефонией всю жизнь.

 

JSON.TV: Понятно. Вернемся к монетизации. Вы сказали, что Skype все это время работал на поддержание своих штанов, это ясно, и после этого был продан, да? Для вас, кстати, путь продажи вашего сервиса какому-то мощному игроку — это не путь? Вы вроде говорили об этом в каком-то из ваших интервью. То есть не собираетесь продавать пока?

 

Герман Мызовский: Зачем продавать хороший актив? Skype как раз был продан трижды, если мне не изменяет память. Он шесть раз выставлялся на торги и трижды был продан: сначала eBay, затем группе инвесторов и Microsoft. Хороший актив не продается. Да, действительно, мы вынуждены искать способы работать с операционной прибылью. Вы правильно отметили с моих же слов, что мы делаем ставку на юридических лиц и на малый бизнес. Дело в том, что мы же четыре года предоставляли услугу для Mail.ru. Mail.ruнагенерировал 25 млн клиентов, и там не было денег. То есть наша услуга является строго утилитарной. Люди, которые приходят за получением услуг Sipnet, точно знают, для чего им это нужно. Они знают, какую программу им использовать, какой, может быть, станции большие. У нас есть на Дальнем Востоке город, который местный металлургический комбинат обеспечивал связью, и этот местный металлургический комбинат работает через нас. И вдобавок они работают, кажется, с 2004-го года. Вот это называется утилитарная услуга.

 

JSON.TV: То есть вам те 25 млн от Mail.ruпо большому счету не нужны? А вы делаете свой бизнес и зарабатываете на своих?

 

Герман Мызовский: Давайте я по-другому скажу. Если бы мы приложили те титанические усилия, которые прилагал Mail.ru для постановки, так сказать, этой услуги, 15 млн активных пользователей в месяц и т. д. Там такая здоровенная кнопка была на самом видном месте, нажал — все: автоматическая регистрация у нас, автоматически мы выдаем деньги на тестовые звонки, пожалуйста, звони, куда хочешь. Если бы мы сами прошли весь этот путь, с создания этого приложения, мессенджера, с рекламой на портале, вообще здесь портал гигантский, то, конечно, мы бы вылетели в трубу с соотношением 1 к 1000. Это говорит о том, что делать услугу ради голосовой связи, ради интернет-мессенджинга не представляется возможным для того, чтобы получать операционную прибыль непосредственно с этого телекоммуникационного ядра. Это можно делать только с привлечения внимания. Когда вы устанавливаете какую-то хорошую бесплатную программу на свой компьютер, она вас спрашивает, не сделать ли Bing, или Яндекс, или Google поиском по умолчанию, страницей по умолчанию? Toolbar, может быть, поставить? Если вы нажмете сюда — это доллар, сюда — евро и сюда — два евро. Вот это — привлечение внимания. Они привлекли как-то ваше внимание этой программой, прекрасной программой, что более всего ценится. Книжка «Netoкратия», понимаете? Они привлекли ваше внимание. Монетизацией является установка Toolbar и т. д. Причем при каждом обновлении, а обновления идут часто. Вы каждый раз должны эти галочки убирать, если не будете убирать, то потом разрастется, как в юмористических сериалах. Мы категорически не будем этого делать, никогда. Потому что мы выбрали для себя такую модель работы, в которую именно эта история с привлечением внимания не вписывается.

 

JSON.TV: Тогда расскажите подробнее об этой модели работы. На чем вы зарабатываете? Вы берете деньги за?..

 

Герман Мызовский: Исходящую голосовую связь. Больше там ничего нет.

 

JSON.TV: То есть, например, железо вы предлагаете устанавливать какое-то потому, что собственно стационарные телефоны тоже стоят каких-то денег, которые надо приобретать? И не факт, что они изначально есть у ваших клиентов.

 

Герман Мызовский: Нет, нет. Там программы. Потом, вы знаете, как мне представляется, наша компания является неким феноменом, по сравнению со всеми, с кем вы до этого разговаривали и будете разговаривать впоследствии. Нашей витриной не является сайт. Я полагаю, что добрая половина пользователей, активнейших пользователей нашей услуги, не знают слово Sipnet, никогда не были на нашем сайте. Они просто приходят на работу, приступают к своим трудовым обязанностям, а именно куда-то звонят. По какой-то оказии, они получили задание, так сказать, и начинают работать по этому заданию.

 

JSON.TV: Я как журналист не раз сталкивался то, что звонить приходилось не по традиционным номерам, а вот через определенный номер таким-то образом.

 

Герман Мызовский: Нет, сейчас этого всего нет. Просто обычная офисная телефонная станция, которая подключена вместо местного телефонного оператора, который просто не смог выдать соединительные линии, подсоединена через публичный интернет к нам. Там ничего такого специального нет. Это просто обычная офисная телефонная станция, кои завозятся каждый день, и продается Panasonic, Avaya и т. д. Они же все имеют модули сопряжения или с другими офисами, или с поставщиком IP-телефонии через интернет. Они все имеют эти модули сопряжения, потому что им много-много лет. Поэтому там ничего специального делать не нужно. Просто нужно выдать очень качественную услугу, обеспечить ее надежностью. Витриной нашей компании является служба технической поддержки, в которую они рано или поздно все равно обратятся, и зачастую не по вопросам, связанным с IP-телефонией, а просто. А к кому еще? Вот папа с мамой есть — Sipnet, пожалуйста, к примеру, к ним можно обращаться, там отвечают.

 

JSON.TV: Давайте про качество услуги два слова скажем. Качество звука, насколько я помню, при IP-телефонии, в общем-то, несколько хуже в целом, чем качество звука по традиционной телефонии, в том числе мобильной, хотя бывают исключения. Как вы с этим справляетесь?

 

Герман Мызовский: Эту тему еще можно было обсуждать в 2005-м году, сейчас уже, конечно, нет. Вы же сами знаете, что такое, например, Skype, когда у вас идет звук, причем прекрасный, 32-килогерцовый, студийный звук, и видео, картинка. Нам от этой полосы надо мало, для того чтобы передать. То есть какое наше отношение к Skype в этом смысле? Мы крайне благодарны Skype, что он научил пользователей надевать гарнитуру, иметь специальные устройства для того, чтобы качественно разговаривать, а не использовать микрофончик и динамичек в ноутбуке. Так удобно, это стоит копейки, и Skype научил. Хорошо, теперь можно пользоваться у нас. Аппаратные телефоны, еще что-то. Жалобы на услугу с точки зрения качества на 25-м месте. Во-первых, на сегодняшний день, если не работает IP-телефония, там будут жалобы на качество, значит, не работает все остальное тоже. Если, например, от IPTV в этом же канале, значит, там будет, это разлетится просто. То есть если здесь вы можете вытерпеть две секунды металлизации голоса, представьте, что будет с телевизионной картинкой.

 

JSON.TV: Вы с видео не работаете, кстати?

 

Герман Мызовский: Нет, как бы сказать… Мы работаем на спиритовском движке, хорошее видео, но это не востребовано. И не должно было быть востребовано, поэтому мы не обижаемся.

 

JSON.TV: Вы прямо ответили на вопрос, который я хотел задать, потому что Андрей Свириденко не так давно уже был у нас, как раз про движки свои рассказывал. Вы используете российский софт, если вам нужно, обязательно для ваших программ вы включаете, туда движки ставите? Все остальное ваше, исключительно написанное вами, вашими программистами?

 

Герман Мызовский: Да, исторически сложилось, что у нас, кроме операционной системы, например, непосредственно железа, все остальное было написано нами: биллинг, учетные системы, сами программные коммутаторы, — это все писалось нами, мной, собственно говоря. Сейчас мы используем один сторонний продукт, очень дружественный нам, мы его и раньше использовали в качестве фронтенда, сейчас просто чуть расширили. Это вещи не принципиальные, на самом деле. Вся такая рабочая логика достаточно уникальна. В связи с тем, что исходник свой (это пресловутое слово «исходник»), мы можем очень гибко вводить и модифицировать любые услуги, в зависимости от того, какие поступили вопросы в службу технической поддержки. Грубо говоря, если вопрос, который задали в службу технический поддержки, здравый, то он был задан туда в последний раз. Значит, к тому времени, как кто-то в следующий раз соберется задать этот вопрос, мы уже это исправим. То есть вопрос должен быть задан один раз и после этого решен, если воспроизводимый результат — дело чести — 15 минут. Традиционная вещь.

 

JSON.TV: Хорошо, Герман. Встречал упоминания о том, как вы продвигаетесь, даже не понял, к какому году относится дотирование бесплатных услуг телефонии. Сейчас на вашем сайте тоже есть предложения по разным городам. В разные дни можно звонить бесплатно. Это фактически обходилось вам в достаточно крупную сумму — до 70-80 тыс. долларов в месяц. Вы продолжаете таким же способом продвигаться либо уже достаточно развились для того, чтобы можно было остановиться?

 

Герман Мызовский: Когда были названы эти цифры, по-моему, SmartMoney, мы тогда дотировали Москву, Санкт-Петербург с мобильными направлениями вместе. Москва, Санкт-Петербург у нас бесплатные и по сию пору, с небольшими условиями, но это не важно. И конечно, мы никогда от этого не откажемся. Мы считаем, что на заре становления этой домашней IP-телефонии, с программы, с какого-то IP-телефона, к нам подключились ровно все. Просто из-за того, что можно было в регионах. Просто из-за того, что мы Москву и Санкт-Петербург давали бесплатно. Во-первых, это на сегодняшний день не стоит тех денег, и отказываться от этого смысла нет. Просто есть ряд направлений, которые бессмысленно продавать за деньги. Понимаете, стоимость звонка с сотового телефона в Германию стоит 40 рублей, но там закупочная цена меньше цента. Астана стоит, кажется, меньше 0,2 цента. Зачем просить с людей деньги? Просто нужно ограничить таким образом, чтобы там не было мошенничества. И этого достаточно. Все, не надо. И забыть про это, отдать и все. Это такое дотирование. У нас нет рекламного бюджета, мы не рекламируемся нигде. Будем считать, что это и есть рекламный бюджет.

 

JSON.TV: Понятно. Давайте поговорим немножко о будущем рынка альтернативных коммуникаций в России и в мире. В частности, крупные операторы, которые сейчас остаются не у дел, просто на этой трубе, думают, как этот вопрос решить, и некоторое время назад заговорили о межоператорском сервисе RCS— расширенной мультимедийной услуге. Некоторые мобильные операторы уже начали разрабатывать такой вариант. Вы испытываете какое-то давление или конкуренцию с их стороны либо с чьих-то других сторон, насколько уверенно вы себя ощущаете в ближайшем будущем?

 

Герман Мызовский: Вы знаете, конечно, самым святым делом было бы использовать тот факт, что всегда найдутся страны, которые ушли чуть вперед, и те, которые отстали. Просто посмотреть, оглянуться кругом, четко зафиксировать свое место, что мы находимся вот здесь. Посмотреть, что да, действительно, это мы все уже прошли, и вот это ждет нас в будущем. Но это все не так. Потому что действительно все очень сильно зависит от условий государственного регулирования. Я по своим обязанностям тоже кое-где занимаюсь этой работой с регуляторными рисками, так сказать. Мы больше ожидаем, что от этого произойдет негативное, например, или позитивное со стороны государственных органов, но негативное для нас. Со стороны больших операторов мы ожидали бы каких-то неприятностей только в случае, например, резкого изменения законодательной базы. Например, там не происходило никаких изменений с 2006-го года — это ненормально. Изменения, которые могут произойти, способны поднять сильную волну на рынке, которая может нас поднять, а может и захлестнуть. Это является определенным риском. И конечно, мы к этому присматриваемся, но всегда знаем, что люди, которые на сегодняшний день работают с нами, очень платежеспособные и очень лояльные, поскольку это малый и средний бизнес и т. д. Мы же разговариваем с ними в конечном итоге, мы интересуемся, что нужно, почему они к нам пришли, или почему они к нам не хотят перейти, например. И мы всегда получаем ровно один и тот же ответ: нас все устраивает, ради бога, мы уже забыли про это, забыли.

 

JSON.TV: Это потребители. А регулятор? Если просто возьмут и устроят блокировку IP-сервисов, например?

 

Герман Мызовский: Это маловероятно, потому что надо начинать со Skype. Это выльется в большой скандал. Мы не то имя собственное, ради которого будет устроен скандал. Например, мы — не мы, потом такую услугу, как у нас, предоставляет и Ростелеком, и связь «Билайн», и «МегаФон». То есть мэйджоры предоставляют эту услугу, но они делают это скрыто и не представляют для нас ни угрозы, ни помощи. Это можно было начинать делать в 2000-м году. Вот сразу 7 мая, на инаугурации, надо было начинать. Сейчас поздно, поезд ушел. Это не пройдет так просто. Другое дело, если наоборот, условия регулирования будут резко либерализованы, вся эта процедура будет сильно упрощена. Кстати, никакой коррупции там вообще не существует и на сегодняшний день. Если это все резко упростится, то могут прийти просто большие-большие деньги. И будет труднее бороться с большими деньгами, вот и все.

 

JSON.TV: Систем анализа, типа трафика, которые могут быть введены, вы тоже не боитесь? Например, DPI.

 

Герман Мызовский: Опять же эта услуга предоставляется не только нами. Если мы резидент РФ, с лицензией, со всеми, так сказать, вытекающими отсюда последствиями, значит, мы равнозначно работаем так же, как работают Ростелеком, «МегаФон» и т. д. Мы писали, например, программное обеспечение для тех самых пресловутых пунктов коллективного доступа Почты России.

 

JSON.TV: О которых всюду много говорят, да?

 

Герман Мызовский: Да. Мы для этих самых ПКД писали специальную программу. То, что они ее развернули, — не наше дело, мы сдали, чем мы отличаемся в данном случае от Почты России, оператора универсальной услуги. Что касается DPI, то, если это делается во вред, хорошо, Беларусь нас уже заблокировала. Где-то в начале года они заблокировали всех операторов IP-телефонии, наш IP-адрес тоже туда попал, ну ладно, что делать. Но в России мы этого не ожидаем. Регуляторные риски существуют, но мы их рассматриваем как-то под другим углом. Такие откровенные действия, как блокировка на уровне IP, как «маски-шоу», — мы это не рассматриваем.

 

JSON.TV: Хорошо. Давайте о будущем. Если все идет нормально, а мы будем надеяться, что все будет идти у нас нормально, каким вы видите этот проект в будущем? В одном из интервью вы говорили о том, что рассматриваете два направления: минуты и так называемый медийный контент. Определились с тем, по какому пути пойдете?

 

Герман Мызовский: Скорее всего, нам придется остаться ровно в той же модели, которая сейчас есть. Фактически это небольшие доработки, связанные с велениями времени, небольшие доработки по самой услуге и продаже. Больше сейчас ничего сделать нельзя. Другой вариант, а именно выход на широкую аудиторию физических лиц, невозможен, потому что мы это видели со стороны Skype, Viber и т. д., то есть глубоко убыточных компаний. Мы уже работали с Mail.ru, видели всю эту аудиторию, это проведение анализа трафика, вычисление, корректировка, так сказать, целевой аудитории. Мы же знаем цифры, которых не знает никто. Мы знаем, что трафик на Анголу равен трафику на Украину. Это что-то для нас говорит. И трафик на Анголу в 14 раз превышает трафик на Америку. Мы из этого делаем какие-то выводы. Таких цифр у нас уйма, и мы их не все еще проанализировали.

 

JSON.TV: Как вы объясняете эту экзотику про Анголу?

 

Герман Мызовский: Они нас нашли.

 

JSON.TV: То есть у вас, не вообще трафик?

 

Герман Мызовский: Ну, вьетнамцы нас нашли, еще кто-то нас нашел. У нас было много звонков из Колумбии в Колумбию, что нас беспокоило, мы это прикрыли.

 

JSON.TV: По общеполитическим соображениям. Так что, в принципе, в будущем вы уверены в своем курсе и IP-телефонии настолько, насколько это возможно?

 

Герман Мызовский: Смотрите. Мы похоронили карточки. Мы пережили волну, когда превалировали физические лица. Сейчас мы переживаем другую волну, когда отходят юридические лица: наоборот, большое количество малого и среднего бизнеса приходит потому, что они дошли до понимания необходимости использования этой технологии, просто потому, что другие станции, допустим, не купить. Где-то нам помогают производители оборудования, которые каждый день придумывают новое и продают. Это надо куда-то подключать, а подключать надо к нам. Например, в D-Link инструкция по выключению Sipnet была на обратной стороне гарантийного талона, это было нормально. А когда-то этого не было. Мы работаем с производителями оборудования, еще с кем-то, и, соответственно, видели уже несколько волн и похоронили несколько проектов. У нас была биржа IP-телефонии, мы делали биржу IP-телефонии для Ростелекома, до сих пор там висит сайт. То есть мы делали ряд проектов, которые свое отжили. И люди, с которыми мы начинали, провели 13 конференций по IP-телефонии, и иных уж нет, а те далече, но мы остались. Какие у нас есть основания думать, что мы и дальше не сможем адаптироваться под новые условия?

 

JSON.TV: То есть труп очередного врага проплывет по реке, если сидеть и ждать?

 

Герман Мызовский: У нас нет врагов.

 

JSON.TV: Еще, чтобы поставить точки с двумя вопросами. Контент не собираетесь широко передавать, скажем, видео покупать и быть посредником в доставке конечному потребителю?

 

Герман Мызовский: Для этого полным-полно других специалистов, которые делают это классно. Мы специализируемся в достаточно узком сегменте и этого не стесняемся.

 

JSON.TV: И второй вопрос. Какие-то новые способы монетизации ваших услуг проглядываются в будущем? Либо это та же самая, насколько я понимаю, подписка на услуги…

 

Герман Мызовский: Знаете, в отличие от, например, мобильных приложений в привязке к традиционному интернет-контенту, мы-то как раз могли бы рассмотреть, например, сети четвертого поколения, как способ существования в предоставлении услуг с мобильных телефонов, со смартфонов. Сейчас в современных телефонах, которые оборудованы 4G, передача данных идет по четвертому поколению, а передача голоса — по второму-третьему поколению. То есть там две-три технологии в одном телефоне. Это когда-нибудь закончится. И будет так называемый Voice over LTE, то есть голос пойдет по четвертому поколению, это чистая IP-телефония и на Sip вдобавок. Сейчас получается так: голос идет с высоким приоритетом по второй-третьей, и в последнюю очередь идет передача данных. Соответственно, если мы передаем голос по сети передачи данных, мы остаемся по остаточному принципу, и здесь именно страдает качество. Мы с этим боремся, как можем, с помощью тех же движков и т. д. Но в мобильном телефоне четвертого поколения мы будем стоять ровно на одной планке непосредственно с самим оператором связи. Он предоставляет услугу по Sip, и мы предоставляем услугу по Sip. В одном телефоне, на одном модуле связи, на одной частоте. Это будет уже интересно.

 

JSON.TV: И кто выиграет в этой битве с учетом LTE— это или 5G, или суперширокие полосы?

 

Герман Мызовский: Нам не нужно там выигрывать. Нам нужно быть аккуратными.

 

JSON.TV: Быть в своей нише.

 

Герман Мызовский: Да, быть в своей нише. Когда мы делаем услугу для малого, среднего, большого бизнеса, «Альфа-Банк» у нас обслуживается, например, тогда мы делаем эту услугу таким образом, чтобы она была интересна как директору, бухгалтерии, так и системному администратору как частному лицу. Чтобы ему было приятно с нами работать. Чтобы он из дома мог что-нибудь сделать, например, тоже как-то использовать это дело. Мы стараемся сделать это таким образом, чтобы наше приложение, например, в LTE-телефоне, было последней каплей, за которую системный администратор пошел и порекомендовал нас своему директору. Мы обязаны это сделать. Система шифрования? — Пожалуйста! Система качественного голоса, 32-битного, студийного? — Пожалуйста! IPv6 технология? — Пожалуйста! Мы сделаем все, поскольку есть опять же свой исходник и т. д. Мы можем гибко подобрать полный спектр технологических новинок, которые на сегодняшний день есть, все это дело спокойно внедрить. И потом, когда человек приходит на наш сайт, а таких сайтов много, у него мгновенно складывается впечатление, что нам можно доверять. И это самое главное. Привлечь внимание таким образом, чтобы человек не закрыл эту страницу, — достаточно. Еще раз напомню, что мы не покупаем никакую рекламу даже в интернете, а стоим всегда на первом месте в поиске. Почему? Не знаю, говорят они про нас.

 

JSON.TV: Отдельное спасибо за подготовленные вопросы к этому разговору Виталию Солонину, ведущему-консультанту J'son & PartnersConsulting. И последний вопрос к вам. Вы гаджетоман? Что всегда при вас? Вот часы на руке у вас, например, какие-то умные, наверное. SmartWatch?

 

Герман Мызовский: Нет, это просто кардиодатчик, чтобы побегать. Вы знаете, я бы, наверное, считал, что мой гаджет — экшен-камера GoPro, последнее, что мне очень понравилось. С детьми, на море, на каких-то тропах, на велосипеде, на шлеме — получилось такое количество уникальных, интересных съемок. С палочкой под водой, еще что-то. Я в этом году впервые отказался от фотоаппарата и от большой камеры, с которой я хожу. Я всегда, имея опыт работы на телевидении, старался иметь большую камеру, чтобы она не тряслась. И тут я с этой маленькой экшен-камерой провел все лето, каждый день записывая по полчаса, мне очень понравилось.

 

JSON.TV: Что ж, спасибо вам огромное! Напомню, что в гостях у нас сегодня был ведущий специалист компании Sipnet Герман Мызовский. Еще раз спасибо! Всем счастливо!

 

Герман Мызовский: Спасибо вам!