×

26 Ноября 2014 14:29
3155
0

В деятельности компании Intel интернет вещей (IoT) занимает приоритетное место, наряду с информационной безопасностью, заявил в эксклюзивном интервью для JSON.TV генеральный директор ООО «Интел Софтвер» Игорь Калошин. Под это стратегическое направление выделено огромное вертикальное подразделение со значимой и растущей выручкой – более полумиллиарда долларов за второй квартал 2014 года. Показатели роста составляют 24% от года к году и 12% от квартала к кварталу. По прогнозам, этот сегмент будет расти быстрее, чем иные направления.

 

Компания «Интел Софтвер» - резидент инновационного центра Сколково, российское юридическое лицо и дочерняя структура компании Intel. Сейчас в компании заняты около 20 человек с перспективой расширения. По словам Игоря Калошина, компания занимается разработкой автомобильного компьютера, адаптированного под российский рынок, компиляторов и систем для программистов с открытым кодом.

 

В Москву уже доставлена первая партия устройств на базе новой платформы - Intel Edison. Это - полноценный компьютер в форм-факторе SD-карточки или чуть больше с интегрированной OS на базе Linux, двухъядерный (Intel Atom Silvermont, 500 Мгц, 1 Гб, 4 Гб). По производительности его можно сравнить со смартфоном. На базе этого продукта возможно, по словам Игоря Калошина, построить практически любое носимое или стационарное устройство интернета вещей. «Для того чтобы энтузиасты, стартапы и крупные компании могли легко тестировать решения, мы предоставляем плату для разработчиков со всеми необходимыми выходами - это упрощает разработку продуктов».

 

В полном варианте видеоинтервью для JSON.TV Игорь Калошин демонстрирует Intel Edison и плату, отвечает также на вопросы о перспективах российского рынка и возможностях производства компонентов в России, о перспективах «умного дома» и дальнейшей миниатюризации процессоров.

 

Справка JSON.TV

Игорь Валерьевич Калошин.

Родился 7 августа 1974 г. в Калининграде. Окончил в 1996 году Математико-Механический факультет СПбГУ по специальности «математик» на кафедре статистического моделирования. Начинал с работы программистом и администратором, создавая с коллегой web-портал, работал в компании «Эльбрус-МЦСТ». С 2004 г. – в корпорации Intel, с 2007 по 2012 г. - директор по операционному управлению Интел в России. В настоящее время - генеральный директор ООО «Интел Софтвер».

 

Полная расшифровка интервью:

Json.TV: Всех приветствую! Сегодня у нас в гостях генеральный директор компании IntelSoftware Игорь Калошин.

Сначала информационная справка о вас. Вы родились 7 августа – год почему-то не указан в источниках.

 

Игорь Калошин: Было дело в 1974 году. Это был Калининград. Учился в Питере. В 1989  году перешел учиться в математическую школу № 45 при Университете, а в 1991 году поступил в Ленинградский государственный университет и закончил кафедру статистического моделирования. Потом еще три года проучился в аспирантуре. Тезисы кандидатской написал – но защититься не получилось.

 

Json.TV: Дополнительное образование получали где-нибудь? Международное бизнес-образование.

 

Игорь Калошин: Мне кажется, лучшее бизнес-образование, которое я получил, это 10 лет работы в компании Intel. После этого на MBAособо и подаваться не хочется.

 

Json.TV: Точка входа в IT-бизнес: как вы ее определяете.

 

Игорь Калошин: 1990 – 1991 годы. Начало бума общения людей с компьютерами. Практически все студенты (неважно, занимались они статистическим моделированием или дифференциальными уравнениями) стремились попасть в лабораторию, попробовать что-то программировать, создавать какие-то свои решения. Это был бум: все этим занимались. Можно сказать, на личном опыте получали знания, которые тогда давали только редкие кафедры.

 

Json.TV: Это еще не был бизнес, когда начали осознанно работать в этой индустрии, чтобы зарабатывать. Ваша первая официальная должность или проект.

 

Игорь Калошин: Первый проект был в 1998 году. Я бы не сказал, что он был официальный. Я работал в сотрудничестве с коллегой. Мы вместе делали web-портал, где я был одновременно программистом, web-дизайнером и администратором всей IT-инфраструктуры. Вот тогда и получил первый опыт.

В 1999 году первый раз попал как наемный сотрудник в компанию, которая занималась разработкой аутсорсинг-решений для компании SunMicrosystems. Компания называлась «Эльбрус МЦСТ». Если вы знаете академика Бориса Арташесовича Бабаяна – как раз это предприятие.

 

Json.TV: Как состоялось ваше знакомство с Intel.

 

Игорь Калошин: С 1999 по 2004 год я работал в «Эльбрусе МЦСТ». К концу моей работы в этой компании я был уже генеральным директором филиала в Санкт-Петербурге. В 2004 году компания Intel взяла на работу большинство сотрудников «Эльбруса МЦСТ». Нельзя сказать, что это был полноценный “acquisition” – нас наняли в новую компанию (“hiringaction”).

 

Json.TV: Ваша нынешняя должность – генеральный директор IntelSoftware. Какое место занимает эта организация (бренд) в общем Intel, и чем конкретно вы занимаетесь?

 

Игорь Калошин: IntelSoftware – юридическое лицо, организация, которая является резидентом инновационного центра «СКОЛКОВО». Я являюсь генеральным директором компании, отвечаю за взаимодействие со сколковской системой: работу со стартапами, молодыми энтузиастами.

 

Json.TV: Юридические отношения с материнской компанией какие?

 

Игорь Калошин: Это дочерние структуры в глобальной цепочке компании Intel.

 

Json.TV: Но это российское юридическое лицо, раз резидент «СКОЛКОВО».

 

Игорь Калошин: Да.

 

Json.TV: Чем конкретно занимается компания кроме помощи стартапам?

 

Игорь Калошин: Занимаемся многими вещами. Например, разработкой автомобильного компьютера, адаптированного под российский рынок. От такого рода решений до компиляторов и систем для программистов с открытым кодом. Я бы сказал, что наши направления в рамках юридического лица «СКОЛКОВО» еще развиваются. Пока это небольшая организация порядка 20 человек, но мы надеемся, что количество проектов и направлений будет расширяться.

 

Json.TV: Что такое автомобильный компьютер к примеру. Обычно подразумевается некое устройство, которое показывает средний расход топлива, пройденное расстояние, делит одно на другое – и по большому счету всё. Наверняка там есть что-то сложнее.

 

Игорь Калошин: Безусловно, система намного сложнее. Она включает в себя навигацию, полноценный анализ того, что происходит внутри автомобиля посредством синхронизации данных с шиной. Это возможность управления самой машиной, возможность выхода в интернет, соответственно, возможность отображения данных социальных сетей. То есть полноценный компьютер, качественно интегрированный с автомобильной электроникой.

 

Json.TV: Это сегодняшний день или завтрашний. Понятно, что сегодня диагностика происходит компьютерным образом на станциях техобслуживания. Что из этого доходит до пользователя, что может дойти?

 

Игорь Калошин: В разных сегментах прогресс разный. Если мы возьмем новые топовые модели автомобилей – это уже реальность, очевидные и популярные вещи.

Допустим, автомобиль “Tesla” – более-менее хороший пример “connectedcar”, то есть автомобиля, связанного с сетью, и даже в некотором смысле интернета вещей. Информация о состоянии всех агрегатов внутри автомобиля пересылается на сервер производителя, анализируется, и на основании этого принимается решение об изменении каких-то параметров автомобиля для более эффективной работы. Либо (потенциально) в случае сбоев – уведомление владельца машины о том, что автомобиль нужно привезти в сервис-центр, что-то поменять.

 

Json.TV: Легко и непринужденно мы перешли к теме «интернет вещей». Есть определенное недопонимание или путаница в терминологии. Как вы видите со стороны Intel, что такое «интернет вещей»?

 

Игорь Калошин: Действительно сложный вопрос. Понятие «интернет вещей», с одной стороны, «переиспользовано». С другой стороны, до сих пор недостаточно понятно, что это такое. Как оно вообще связано с интернетом.

С моей точки зрения, интернет – один из компонентов некой тенденции или трансформации индустрии посредством «умных» вещей.

Попытаюсь объяснить, как я это понимаю. Мы видим интернет вещей неким изменением интеллектуальных решений на основе данных, полученных от «умных» устройств, нацеленных на нужды широкого круга различных сегментов индустрии. Ключевая вещь – интеллектуальное решение на базе анализа данных от «умных» устройств. Теперь надо понять, что такое «умные» устройства.

 

Json.TV: Любое ли это устройство, снабженное компьютерным чипом и способное передавать информацию.

 

Игорь Калошин: Опять же, идет спор: что считать устройством, которое попадает в концепцию интернета вещей. Например, RFID-метка. Является ли она сама по себе устройством, которое можно считать частью интернета вещей. С моей точки зрения, скорее всего нет. Но комплекс решений, которые умеют считывать данные с RFID-меток, каким-то образом их анализировать и предлагать на базе аналитики решения, уже попадает в концепцию интернета вещей.

Так вот собственно к «вещам». Недавно читал статью, по-моему, в HarvardReview, которую написал небезызвестный Майкл Портер (автор модели стратегии предприятия – модель Портера). Мне понравилась концепция: описываются всевозможные типы устройств (что они делают).

 

Первый тип (самый простой) – мониторинг (наблюдение). Простейший пример – некая камера (например, IP-камера), которая отправляет данные на сервер.

 

Второй тип (следующая ступень, надстройка над первым типом) – контроль. Устройство получает информацию от объекта – может само проанализировать ее (или пообщаться с сервером и получить рекомендации оттуда) и выполнить какое-то действие. Например, поменять обороты турбины двигателя. Это следующий шаг.

 

Третий тип устройств связан с оптимизацией. Обычно включает не одно устройство, а некий комплекс устройств. Данные, получаемые от устройств, активно складываются где-то в облаке и качественным образом анализируются. На основании обработанных данных из множества источников выдаются рекомендации по контролю устройств в совокупности.

 

Четвертый тип – автономные устройства. Могут, не обращаясь к облаку, принимать критические решения, что называется, на лету (“onthefly”). Например, датчики, которые стоят на турбинах двигателей: на каждой турбине по 60 датчиков и центр обработки, который может принимать немедленные решения.

 

Json.TV: Здесь есть какая-то связь с M2M в вашем понимании. Где кончается одно – начинается другое. Либо это переход, и одно поглощает другое.

 

Игорь Калошин: Я смотрю на M2Mбольше как на одно из потенциальных интеллектуальных решений, которые возможны на базе интернета вещей. Но найти решения или продукты, которые были бы полезны и востребованы в рамках концепции М2М (то есть общения «машина – машина»), не самая простая задача. Ее еще нужно решить. Это могут быть простые решения, когда машина общается с сервером, и данные от сервера идут другой машине (“broadcast”). Либо может быть полноценное внедрение «умного» города, где каждая машина общается с другой машиной, вплоть до контроля столкновения автомобилей. Это пока еще в большей степени приятная красивая концепция, нежели реальность.

 

Json.TV: Чем Intelзанимается в экосистеме (как говорят аналитики) интернета вещей?

 

Игорь Калошин: Для Intel направление интернета вещей, безусловно, является важным стратегическим направлением. Для этого выделено огромное вертикальное подразделение со значимой и растущей выручкой. За второй квартал этого года выручка только данного подразделения была больше полумиллиарда долларов. Показатели роста тоже впечатляющие: 24% от года к году и около 12% от квартала к кварталу.

 

Json.TV: Доля в общем обороте Intel– проценты или десятки процентов?

 

Игорь Калошин: Если мы говорим о выручке 14 – 15 миллиардов долларов, то это довольно значимая часть. Есть прогнозы, что данный сегмент будет расти, наверное, намного быстрее, чем наши традиционные сегменты, где Intelуже давно на рынке и относительно хорошо себя чувствует.

 

Json.TV: Является ли это вашим приоритетным направлением?

 

Игорь Калошин: Одним из приоритетных направлений. Есть еще информационная безопасность. Наши традиционные вертикали и решения все равно остаются для нас приоритетом, потому что это основной объем нашей выручки. Но с точки зрения долгосрочного развития, я думаю, это одно их самых перспективных направлений.

Что же все-таки мы делаем возможным.

Для того чтобы на рынке появились устройства, хотя бы начиная с концепции «контроль» (контролировать – оптимизировать – автономно работать), нужны аппаратные решения в очень маленьком форм-факторе, достаточно мощные, обладающие возможностью не только устанавливать связь по технологии Wi-Fi, но и общаться друг с другом. Передавать информацию не только «точка – точка» – некая сенсорная сеть, когда устройства друг через друга могут передавать на какую-нибудь сотовую вышку. Для того чтобы сделать это возможным, нужна аппаратная основа для таких сенсоров.

(Демонстрация устройства).

Могу привести пример. В сентябре этого года мы анонсировали выпуск новой платформы, которая называется IntelEdison. Это полноценный компьютер, выполненный в форм-факторе SD-карты или чуть больше, обладающий исключительными свойствами: интегрированная операционная система на базе Linux, двухъядерный IntelAtomSilvermont500 МГц, 1 Гб оперативной памяти, 4 Гб “storage”.

 

Json.TV: По производительности можно сравнить с персональным компьютером?

 

Игорь Калошин: Я думаю, легко можно сравнить с производительностью смартфона. Самое главное: маленький форм-фактор, возможность на базе этого продукта построить практически любое носимое или стационарное устройство интернета вещей. Стационарное – обычно сенсор(?), носимое – что-то встраиваемое в браслеты, часы, бытовую электронику.

Чтобы энтузиасты, стартапы или крупные компании могли удобным образом тестировать решения, мы также предоставляем плату для разработчиков, в которую этот модуль легко вставляется и интегрируется. Здесь есть все необходимые выходы USB, питание, что качественно упрощает разработку.

 

Json.TV: Примеры применения: где может быть установлено устройство на базе этой платформы. Возможно, допустим, в видеокамеру уличного наблюдения?

 

Игорь Калошин: Возможно всё на самом деле. Мы хотим видеть больше идей от аудитории, с которой работаем: энтузиастов (мы их называем «мейкеры»), стартапов, крупных предприятий. Наша задача – донести до сообщества разработчиков, что есть: хорошие оптимизированные маленькие аппаратные платформы, необходимые средства разработки, программные решения. Чтобы продукты создавались быстрее, качественнее и безопаснее.

Могу привести статистику. На данный момент, наверное, 85% устройств в рамках инфраструктуры предприятий, домов, городов не подсоединены к интернету. При подключении, имея возможность общения с другими объектами, они принесли бы больше ценности. Банальный пример. У вас на улице висит барометр, вы можете считать с него данные. Если вы подключите маленькое устройство, которое будет раздавать их по каналу связи (интернет) – в совокупности это будет устройство интернета вещей.

 

Json.TV: Модуль Wi-Fi тоже можно сюда встроить?

 

Игорь Калошин: Я забыл об этом сказать: его не нужно встраивать, он уже встроен. Двухдиапазонный Wi-Fi-модуль: может одновременно принимать и передавать информацию. Есть модуль, который поддерживает Bluetooth 4.0. То есть все необходимые для установления связи компоненты уже интегрированы и работают.

 

Json.TV: Насколько это близко к производству, либо уже производится и существует на рынке? Можно ли его купить, либо это еще в некой степени перспективная разработка.

 

Игорь Калошин: Это уже можно купить на рынке. Но пока выпускается не очень большими партиями, поэтому купить не так просто, даже для нас самих. Недавно наконец-то привезли в Россию 100 таких плат – завтра будем показывать и раздавать участникам конкурса «Хакатона», который мы проводим, в том числе в партнерстве со «Сколково». Я думаю, соберется порядка 150 разработчиков-энтузиастов, которые поборются за эти устройства и в будущем, надеюсь, покажут нам очень интересные решения.

 

Json.TV: Производственная база – Азия?

 

Игорь Калошин: Затрудняюсь ответить. У нас около 10 фабрик по всему миру, и информация о том, на какой конкретно фабрике, обычно недоступна.

 

Json.TV: Понятно. Это первая часть вопроса. Возможно ли в России, учитывая некоторые тенденции политики последних лет, производить элементную базу?

 

Игорь Калошин: Этот вопрос задают практически все. Решение о том, в каком регионе, когда строить или не строить фабрику, это решение президента и топ-менеджеров компании. Для того чтобы было принято решение об организации фабрики в новой стране, нужны очень сильная политическая воля кого-то из руководителей компании и, безусловно, экономические причины.

 

Json.TV: Но потенциал у российской экономики есть, хотя бы у сколковских предприятий. Теоретически это возможно?

 

Игорь Калошин: Теоретически возможно всё. Я думаю, нам нужно еще немного поработать над ростом самого рынка, прозрачностью наших законов, таможенными вопросами, рынком труда и так далее. Очень много факторов учитывается при принятии этого решения. Сам рынок тоже важен. Не так давно открыли фабрику в Китае – России, я думаю, нужно еще как минимум лет пять порасти.

 

Json.TV: Вопрос наших экспертов по поводу миниатюрной энергонезависимой SoC (Systemonа Chip) для интернета вещей: разрабатываете?

 

Игорь Калошин: То, что я показывал, и есть фактически Systemonа Chip для существующих и будущих устройств в рамках концепции интернета вещей.

 

Json.TV: Дальнейшая миниатюризация предусматривается? Необходимо ли это вообще.

 

Игорь Калошин: Закон Мура никто не отменял пока. Процессор IntelEdison сделан по технологии 22 нанометра. Вы, наверное, знаете, что уже сейчас мы можем печатать устройство по технологии 14 нанометров – процесс следующего поколения. Не за горами 10 нанометров, может быть, еще меньше. Каждый переход на новый технологический процесс дает либо увеличение производительности порядка 50%, либо снижение энергопотребления, либо уменьшение размера. Что будет востребовано индустрией: нужен меньший форм-фактор – будем делать меньший форм-фактор, нужно меньше энергопотребления – будем фокусироваться на этом.

 

Json.TV: Всё вместе невозможно: нельзя иметь суперкомфортную машину с жесткой спортивной подвеской?

 

Игорь Калошин: Эти компоненты связаны – невозможно повысить всё сразу. Нельзя повысить производительность и одновременно снизить энергопотребление. Но если производительность оставить на том же уровне – можно довольно качественно уменьшить физический размер и энергопотребление. Это возможно.

 

Json.TV: Чем Intelсобирается заниматься в первую очередь в области интернета вещей.

 

Игорь Калошин: С точки зрения аппаратных и программных решений мы предоставляем действительно качественную платформу. Мы считаем это важным стратегическим направлением и будем развивать дальше.

Помимо этого, мы даем очень серьезную и качественную экспертизу с точки зрения информационной безопасности данных устройств совместно с IntelSecurity или McAfee.

Для того чтобы внедрение решений было более всеобъемлющим и быстрым, мы должны найти правильный канал взаимодействия с системой разработчиков, начиная от энтузиаста, который делает что-то дома, стартапа и заканчивая крупной индустриальной компанией. Наша задача – качественным образом информировать о том, что возможно.

 

Json.TV: Как оцениваете перспективы российского рынка, учитывая призрак экономического кризиса (или уже реальный кризис) и определенные запретительные меры, связанные в санкциями, введенными против России.

 

Игорь Калошин: Я считаю, по крайней мере IT-индустрия стала уже настолько глобальной, что рынки и границы стерты. Если продукт востребован – неважно, где он произведен: в Америке или частично в Америке с добавлением дополнительной стоимости в России.

Главное, что мы стараемся обеспечить для наших предпринимателей, компаний, энтузиастов возможности, которые доступны другим таким же разработчикам по всему миру. В этом смысле мы являемся неким послом новых технологий. Если решения, построенные на базе того, что мы предлагаем, будут востребованы в России – я буду только рад.

Например, сейчас очень популярна модернизация предприятий с использованием концепции интернета вещей, огромного количества сенсоров, аналитики и так далее. Недавно проводили пилотные проект вместе с MitsubishiElectric на одной из производственных площадок Intel, если не ошибаюсь, в Филиппинах – внедрение и аналитика работы систем на фабрике. По подсчетам, они дали нам оптимизацию равную примерно 9 миллионам долларов в год. При этом надо понимать, что это некая оценочная выгода, которая получится по истечению нескольких лет. Капитальные вложения сейчас, которые дадут отдачу, но потом. Если вернутся к российским предприятиям, то вопрос: готовы ли российские компании вкладываться в модернизацию сейчас, чтобы через несколько лет получить существенную прибыль и быть более конкурентоспособными. На него должны ответить российские предприятия, а не мы.

 

Json.TV: Помимо интернета вещей, о котором мы сегодня много говорим, есть еще понятие «интернет всего». Судя по уверениям аналитиков, мы все к нему идем. Что это такое, сложно себе представить. Вы себе как-то представляете или просто не задумываетесь об этом?

 

Игорь Калошин: У меня было стойкое впечатление, что «интернет вещей» (“InternetofThings”) и “InternetofEverything” – одно и то же. Просто одна группа людей эту концепцию или трансформацию в индустрии называют «интернетом вещей», а другие люди (или компании, альянсы) – “InternetofEverything”.

 

Json.TV: Борьба названий.

 

Игорь Калошин: Мне кажется, что в этой борьбе названий побеждает все-таки «интернет вещей». Я лично не вижу какой-то разницы между этими понятиями. Они подразумевают в принципе одни и те же вещи.

 

Json.TV: Что из производимого в вашей и не только вашей компании вы лично используете в жизни: гаджеты, которые всегда при вас, что из интернета вещей есть в вашей квартире, машине.

 

Игорь Калошин: Хороший вопрос. Безусловно, я пользуюсь компьютером на базе процессоров компании Intel, смартфоном – также на базе процессоров Intel, которые еще не так распространены. Может быть, только немногие знают, что есть уже достаточно много решений смартфонов на базе IntelAtom.

Что я использую дома в области «умного дома» – наверное, пока ничего. Но хотелось бы, чтобы было больше решений, и недорогих. Потому что сейчас концепция «умного дома» больше для дома, нежели для квартиры. В квартире хорошо работают пока только компоненты, которые позволяют управлять жалюзи, светом и кондиционированием воздуха.

 

Json.TV: До холодильника, который заказывает продукты в магазине, еще не дошли.

 

Игорь Калошин: Они есть и появляются. Они очень недешевые. Не проверял, но мне кажется, еще недостаточно «умные», чтобы полностью заменить человека при заказе продуктов. Это все-таки будущее – ближе к 2017 – 2018 году. Мы должны еще решить вопрос: качественно улучшить инфраструктуру связи, которая позволит этим объектам общаться между собой. Скорее всего, революция случится с приходом LTE-сетей пятого поколения, которые в своем стандарте (он еще разрабатывается) должны поддерживать протоколы обмена именно между устройствами.

Я читал статью на CNews, что вроде как к 2018 году до Чемпионата мира по футболу «Мегафон» собирается запустить (может быть, пилотную) сеть пятого поколения.

 

Json.TV: По-моему, еще распределение частот в мировом масштабе не произошло.

 

Игорь Калошин: Еще стандарт не готов: он разрабатывается.

 

Json.TV: Спасибо вам огромное за этот разговор. Сегодня в студии JSON.TVмы принимали генерального директора IntelSoftwareИгоря Калошина. Всем счастливо!

 

Заказать стенограмму TV-программы, Интервью, Конференции, большого Форума или Конгресса, радиопрограммы - делового или светского мероприятия можно в компании «Свежие Материалы» Тел. +7 904 64 226 79 ,