×

5 Апреля 2017 19:02
517
0

Слушайте подкаст программы:

 

«Я могу просто рассказать о нашем опыте. У нас собственное хозяйство 500 га земли в Ленинградской области. Мы занимаемся технологиями точного земледелия с 2002 г., и, скомплектовав необходимый шлейф техники, почвообрабатывающей техники, разбрасывателей, опрыскивателей, комбайнов, оснащенных бортовыми компьютерами, GPS и ГЛОНАСС приемниками и программным обеспечением, мы достигли повышения урожайности в среднем на 30 %. Достигли снижения затрат на минеральные удобрения и средства защиты растений в среднем на 50 %. Повысили качество урожайности. Мы, для примера, в Ленинградской области получили зерно по некоторым параметрам соответствующее второму классу, что для нашего региона очень хорошо. То есть зерно пригодно для самостоятельного хлебопечения. В результате многолетних опытов выяснилось, что качество урожая и снижение затрат на получение этого урожая - на все эти параметры технологии влияют положительно. Плюс ко всему, мы, поскольку дифференцированно вносим удобрения и средства защиты растений, снижаем экологическую нагрузку на окружающую среду».


«На Западе 60 – 80 % фермеров используют технологии точного земледелия. Также в этом преуспел Китай, Япония - это основные игроки, которые используют эти технологии давно, особенно при производстве дорогостоящего урожая. Это селекция, семеноводческие хозяйства, это зерно первого – второго класса, то есть там, где цена урожая достаточно высокая. У нас пока точечные какие-то внедрения в некоторых холдингах. Вот, например, есть замечательный опыт в Русагро. У них там создан целый отдел по внедрению различных технологий, в том числе, по внедрению технологий точного земледелия. Такой опыт потихоньку приобретается хозяйствами. Я думаю, что это будет неизбежно расти».


«Самый главный фактор, сдерживающий развитие - это, всё-таки, финансовое состояние наших сельхозпроизводителей. В последнее время государственная поддержка сельхозпроизводителей значительно выросла. Ситуация улучшилась, на самом деле. Но, тем не менее, до западных стандартов ещё далеко. Просто к примеру, я могу сравнить с Европой. В Европе на каждый гектар земли государственных субсидий выделяется 380 €. У нас в России примерно 10 €. Сами понимаете, какая разница. Поэтому там, конечно, внедряют новые технологии, покупать дорогостоящие бортовые компьютеры гораздо проще с такой государственной поддержкой».

 

«Есть разработки на основе искусственного интеллекта, в основном, западные, - ставится такая автоматическая метеостанция с программным обеспечением. И в этом программном обеспечении в зависимости от того, какая метеообстановка на том или ином поле, в зависимости от того, какую культуру мы там возделыванием, математические модели прогнозируют наступление тех или иных кризисных моментов, например, заболевания посевов, и агроном уже примерно представляет, что нужно готовиться обработать те или иные посевы. И такие технологии уже внедряются».

 

«Я думаю, что наша страна не исключение, и она не так уж сильно оторвана от остального мира. В будущем, я думаю, что сами комбайны, трактора, всевозможное оборудование, которое работает на поле, будет оснащено датчиками и друг с другом связано в сеть. Это и есть Интернет вещей. Комбайн будет сам себя диагностировать, сам заказывать себе техобслуживание, дрон, может быть, будет привозить какие-то запчасти прямо на поле, и всем этим будут управлять интеллектуальные системы. Сейчас, мне кажется, вектор развития будет туда – это цифровизация и интеллектуализация программного обеспечения, которое будет вшито в сами средства производства, все комбайны, технику и так далее».


Полная расшифровка интервью:

 

JSON.TV: Какие сегодня существуют современные технологии в сельском хозяйстве, какую помощь они могут оказать фермерам? Давайте узнаем подробности. У меня на связи находится сегодня в студии JSON.TV мой собеседник, очень приятно представить, член – корреспондент Российской Академии Наук, доктор сельскохозяйственных наук, заведующий лабораторией точного земледелия агрофизического НИИ Вячеслав Якушев. Вячеслав, здравствуйте.

 

Вячеслав Якушев: Здравствуйте.

JSON.TV: Вячеслав, вы находитесь в Санкт-Петербурге, мы в Москве. Давайте знакомиться. Расскажите, чем занимается ваша лаборатория, какие задачи решаете?

Вячеслав Якушев: Наш институт и наша лаборатория, в частности, занимается, в основном, технологиями точного земледелия. Эти технологии ещё по-другому называются координатным земледелием, ресурсосберегающими технологиями, прийти к которым нам позволили глобальная спутниковая система ГЛОНАСС и GPS. Мы теперь поле рассматриваем не как однородное, а как разнородное и, грубо говоря, на каждом участке поля проводим агротехнические операции с такими параметрами, которые необходимы именно на этом участке поля. В принципе, эти технологии этим и отличаются. Это стало возможным благодаря научно-техническому прогрессу, компьютерам, спутниковой связи, Интернету и всему остальному.

JSON.TV: Вячеслав, а вклад в вашей лаборатории в этот глобальный процесс в чем заключается? Что конкретно вы делаете?

Вячеслав Якушев: Наша лаборатория занимается концептуальным проектированием, адаптированием технологий точного земледелия, разработкой программного обеспечения. В чем наша уникальная особенность – мы разрабатываем программное обеспечение, основанное на знаниях. Сама по себе задача – формализация знаний и использование этих знаний менее подготовленными пользователями - сама по себе сложная. Это из области инженерии знаний и из области искусственного интеллекта, и таких систем для сельского хозяйства не существует сегодня вообще в мире. Это единичный случай. Мы пытаемся заниматься этим.

JSON.TV: Вячеслав, вы можете привести пример, может быть, рассказать про какую-то задачу, какую которую вы уже решили? Какой-то конкретный пример, кейс, как говорят, есть чем поделиться?

Вячеслав Якушев: Я могу просто рассказать о нашем опыте. У нас собственное хозяйство 500 га земли в Ленинградской области. Мы занимаемся технологиями точного земледелия с 2002 г., и, скомплектовав необходимый шлейф техники, почвообрабатывающей техники, разбрасывателей, опрыскивателей, комбайнов, оснащенных бортовыми компьютерами, GPS и Глонасс приемниками и программным обеспечением, мы достигли повышения урожайности в среднем на 30 %. Достигли снижения затрат на минеральные удобрения и средства защиты растений в среднем на 50 %. Повысили качество урожайности. Мы, для примера, в Ленинградской области получили зерно по некоторым параметрам соответствующее второму классу, что для нашего региона очень хорошо. То есть зерно пригодно для самостоятельного хлебопечения. В результате многолетних опытов выяснилось, что качество урожая и снижение затрат на получение этого урожая - на все эти параметры технологии влияют положительно. Плюс ко всему, мы, поскольку дифференцированно вносим удобрения и средства защиты растений, снижаем экологическую нагрузку на окружающую среду.

JSON.TV: А как это измеряется? Как вы понимаете, что снизили экологическую нагрузку?

Вячеслав Якушев: Это измеряется очень просто. Есть специальные методики, по которым проводится агрохимический анализ почвы, всевозможные почвенные обследования на состояние микроэлементов, состояние растений. Мы проводим опыты по специальной схеме, и как раз технологии точного земледелия позволяют нам принципиально по-другому опыты закладывать. Все это делается в автоматическом режиме, и лаборатория просто определяет, сколько веществ вымывается из почвы, и мы, если даем туда удобрений столько, сколько нужно, именно в этом месте, соответственно, у нас не попадают эти удобрения, например, в грунтовые воды. 

 

JSON.TV: То есть вы знаете, где какие воды находятся, и можете настраивать вашу систему?

Вячеслав Якушев: Да, конечно.

JSON.TV: Вячеслав, можно вас попросить прокомментировать ситуацию в целом по стране, как она обстоит с точным земледелием, с вашими технологиями? Как сегодня все развивается, насколько представлено, распространено?

Вячеслав Якушев: Я бы так сказал, что технологии точного земледелия… Откуда пошло это название? Координатное или точное земледелие? Это пришло к нам с Запада, так называемое precision agriculture, то есть точное земледелие, точная агрокультура. Но сами отцы – основатели этих западных технологий, Блэкмор, Сайнс, ссылаются в своих работах на разработки ещё наших советских учёных. Когда-то это направление называлось "программирования урожая". Этим занимался, в том числе, и наш институт. Потом началась перестройка, работы все свернули. Сейчас мы обратно к ним возвращаемся. То есть мы как раз возвращаемся к тем работам, с которых все и начиналось.

 

Сегодня у нас в стране точное земледелие внедряют уже, может быть, не так мощно, как на Западе. Там, к примеру, где-то 60 % фермеров используют, или даже больше, 60 – 80 % фермеров западных хозяйств используют эти технологии. В Америке - немногим меньше. Также преуспел Китай в этом, Дания, Япония - это основные игроки, которые используют эти технологии давно, особенно при производстве дорогостоящего урожая. Это селекция, семеноводческие хозяйства, это зерно первого – второго класса, то есть там, где цена урожая достаточно высокая. У нас пока точечные какие-то внедрения в некоторых холдингах. Вот, например, есть замечательный опыт в Русагро. У них там создан целый отдел по внедрению различных технологий, в том числе, по внедрению технологий точного земледелия. Такой опыт потихоньку приобретается хозяйствами. Я думаю, что это будет неизбежно расти.

JSON.TV: Вы упомянули такой показатель, как увеличение урожайности на 30 %. Это хорошая цифра, я вот не специалист в этом вопросе, прокомментируйте - это сильный, высокий показатель?

Вячеслав Якушев: 30 % – это очень высокий показатель. Он, конечно, год от года пляшет, всё зависит от погоды, от многих факторов зависит. Но 30 % повышение урожайности – это очень высокий показатель, и мы его достигали, и 40 %, и 50 % но, правда, бывало и 10 – 15 %, все зависит от года, от культуры, от конкретной агроэкологической обстановки на поле, где мы работаем.

JSON.TV: Вячеслав, на ваш взгляд, что сдерживает развитие обсуждаемых технологий?

Вячеслав Якушев: Самый главный фактор, сдерживающий развитие - это, всё-таки, финансовое состояние наших сельхозпроизводителей. В последнее время государственная поддержка сельхозпроизводителей значительно выросла. Ситуация улучшилась, на самом деле. Но, тем не менее, до западных стандартов ещё далеко. Просто к примеру, я могу сравнить с Европой. В Европе на каждый гектар земли государственных субсидий выделяется 380 €. У нас в России примерно 10 €. Сами понимаете, какая разница. Там, конечно, внедряют новые технологии, покупать дорогостоящие бортовые компьютеры гораздо проще с такой государственной поддержкой. Тем не менее, у нас государственная поддержка агропромышленного комплекса растёт, правда, на этот год и на следующий, насколько мне известно, Минфин сократил эту поддержку, к сожалению. Министерство сельского хозяйства запрашивало больше поддержки на этот год, но, я так понимаю, общий кризис... Это, конечно, не способствует развитию технологий.

 

Самая главная причина в этом, состояние финансовой стабильности производителей. К тому же, есть большая проблема с привлечением кредитных средств. Кредиты очень дорогие. Они недоступны. Это главный вопрос. Второй вопрос, который сдерживает – это отсутствие, собственно говоря, самих адаптированных агротехнологий. Сельское хозяйство чем отличается, например, от других наук - оно привязано к конкретным почвенно–климатическим условиям. У каждой почвенно-климатической зоны своя особенность, и технологии точного земледелия, в том числе, должны быть адаптированы к этим почвенно-климатическим особенностям. Неразвитость инфраструктуры для обеспечения адаптации и трансфера технологий непосредственно в хозяйство. Мне кажется, что нужно создавать в стране сеть таких пилотных хозяйств, возможно, это будут уже существующие холдинги, куда люди могли бы приехать, обучиться технологиям, перенять лучшие практики, как говорят.

JSON.TV: Вячеслав, скажите, есть ли такое понятие, как золотой стандарт, что ли, в плане точного земледелия, какой минимальный набор должен быть на поле, что должно быть?

Вячеслав Якушев: Я рекомендую сельхозпроизводителям, которые к нам обращаются за консультациями, с которыми мы работаем, такую схему внедрения: начинается все с так называемого этапа НЭПа, с наведения элементарного порядка. Для этого не нужно никакое точное земледелие, просто элементарный порядок нужно в хозяйстве навести. И самая первая вещь, которую нужно внедрять – это, само собой, электронные карты полей. Нужно создавать электронные карты полей – это просто проводить инвентаризацию собственных полей. Это тоже дает, на самом деле, большой эффект, и даже это простая операция позволяет уже более точно рассчитывать и ГСМ, и семена на поля. У нас, например, был такой случай: мы выехали в поле, и агроном жаловался, что урожайность почему-то ниже, чем везде. Как только сделали контрполе, оказывается, у неё в ведомости было 76 га, а реально это уже было 53 га. А, соответственно, все расчёты ведутся от площади - удобрения, семена, ГСМ и так далее.

 

То есть первое: мы делаем электронные контуры полей. Второе: мы внедряем устройства параллельного вождения или автопилоты. Это позволяет нам избегать перекрытий и разрывов. Третий вариант, вернее, третий шаг – это внедрение всевозможных телеметрических систем. Это мониторинг техники, мониторинг слива топлива, контроль урожая, чтобы урожай довозили до места, и других технологических процессов. Вот эти три главных этапа нужно пройти. Самым перспективным, как нам кажется, является внедрение систем по управлению всеми этими агротехническими процессами, в том числе, систем, основанных на искусственном интеллекте.

 

JSON.TV: С ваших слов я правильно понял, что первый этап - это просто понять, что у меня вообще есть в хозяйстве, скажем так, просто оцифровать?

 

Вячеслав Якушев: Да, да, просто провести инвентаризацию земли. Электронный контур полей, потому что потом впоследствии все равно нам придётся работать с контурами. У нас средства производства – это поля, в основном, и эти поля должны быть оцифрованы.

JSON.TV: В сегодняшней беседе вы несколько раз упомянули о погодных условиях. Скажите, пожалуйста, а сегодня фермер обладает достаточной информацией о погоде, чтобы по ней принимать верные решения?

Вячеслав Якушев: Конечно, самый главный фактор, нечеткий фактор – это погода. Мы не знаем, какая погода будет завтра. Метеорологи  честно говорят, что мы можем прогнозировать надёжно на день – два – три, может быть, неделя, но даже через неделю прогноз уже теряет свою точность раза в два. Что будет, например, через две недели или через месяц - не может сказать никто. Агроному или руководителю хозяйства нужно планировать. Планировать свои агротехнические операции, разводить людей, технику, обеспечивать ресурсами. Здесь, конечно, важно построение математических прогнозных моделей на основе метеоданных. Здесь нужно, конечно, метеостанции внедрять в хозяйство, потому что есть ещё такое понятие, как микроклимат…

 

JSON.TV: Вячеслав, а сегодня уже внедряются математические модели, в каком состоянии дело в этом направлении? Искусственный интеллект используется?

 

Вячеслав Якушев: Есть такие разработки, в основном, западные, ставится такая автоматическая метеостанция с программным обеспечением. И в этом программном обеспечении в зависимости от того, какая метеообстановка на том или ином поле, в зависимости от того, какую культуру мы там возделыванием, математические модели прогнозируют наступление тех или иных кризисных моментов, например, заболевания посевов, и агроном уже примерно представляет, что нужно готовиться обработать те или иные посевы. Вот такие технологии уже внедряются.

 

JSON.TV: Вячеслав, и в завершение передачи хотелось бы попросить вас прогноз, что ждать в ближайшем будущем, как ситуация будет развиваться в нашей стране? Что скажете, к чему готовиться?

Вячеслав Якушев: Я думаю, что наша страна не исключение, и она не так уж сильно оторвана от остального мира. В будущем, я думаю, что сами комбайны, трактора, всевозможное оборудование, которое работает на поле, будет оснащено датчиками и друг с другом связано в сеть. Это и есть Интернет вещей. Комбайн будет сам себя диагностировать, сам заказывать себе техобслуживание, дрон, может быть, будет привозить какие-то запчасти прямо на поле, и всем этим будут управлять интеллектуальные системы. Сейчас, мне кажется, вектор развития будет туда – это цифровизация и интеллектуализация программного обеспечения, которое будет вшито в сами средства производства, все комбайны, технику и так далее.

 

JSON.TV: Спасибо огромное, Вячеслав, что вышли на связь, рассказали о столь удивительном направлении в сельском хозяйстве. Хороших вам урожаев!

Вячеслав Якушев: Вам спасибо, Геннадий.

JSON.TV: Мне очень приятно напомнить, что сегодня у нас гостях в Skype был член – корреспондент Российской Академии Наук, заведующий лаборатории точного земледелия агрофизического НИИ, доктор сельскохозяйственных наук Вячеслав Якушев. Всего доброго, до свидания.

Конференция «ИТ в АПК»: Российскому АПК необходим рывок в будущее
ИД «Коннект». ИТ в АПК. Игорь Козубенко, Минсельхоз России: Комплексные технологические подходы в АПК дают до 25% добавленной прибыли
ИД «Коннект». ИТ в АПК. Владимир Конырев, «РАВ Агро Про»: На пути к «умной ферме»
ИД «Коннект». ИТ в АПК. Татьяна Голубева, «1С»: Практика использования отраслевых решений для повышения эффективности
ИД «Коннект». ИТ в АПК. Роман Скрыпка, «АгроПромкомплектация»: Автоматизация агропромышленных сервисов
ИД «Коннект». ИТ в АПК. Владислав Беляев, «Группа Черкизово»: Опыт компании в реализации концепции Индустрия 4.0 в АПК
ИД «Коннект». ИТ в АПК. Владимир Герасименко, САФИБ: Отечественное решения для доверенного удаленного управления ПК
ИД «Коннект». ИТ в АПК. Андрей Серов, ПЛИНОР: Решения для информатизации отрасли животноводства