×

28 Апреля 2015 09:48
1205
0

Пиринговые валютные системы имеют хорошие перспективы, заявил в эксклюзивном интервью для JSON.TV основатель сайта о биткойнах и криптовалютах BTCsec.comИван Тихонов. «Куда точно это будет развиваться – предсказать сложно, но сейчас даже крупные игроки, крупные инвесторы говорят, что за этим будущее. Если раньше пытались инвестировать просто в криптовалюту в надежде, что она будет расти, то сейчас в основном инвестируют в какие-то стартапы, в компании, которые дальше будут работать с криптовалютой, но не в саму криптовалюту».

 

Система биткойнов в своё время была сильно распределённой, утверждает Иван Тихонов. «Но потом люди решили объединяться в некие пулы, для того чтобы более равномерно получать с этого заработок. Есть пулы, которые имеют процентов 30. Было даже, что они имели около 50%, даже чуть больше. Тогда в сообществе поднимался вопрос, что с этим дальше делать. Пулы сами не заинтересованы в том, чтобы быть такими большими. Потому что, если люди будут нервничать, скорее всего, будет падать курс. Будет падать курс – у них падают заработки. Зачем?»

 

Для биткойнов их основателем под псевдонимом Сатоси Накамото был установлен количественный предел в 21 миллион. «Так заложено в изначальном алгоритме. Если большая часть людей, которые используют биткойн, не решат, что «мы хотим это изменить», а это практически нереально, так оно и останется. Эта дефляционная модель, которая заложена в биткойн, технически не обязательна. Можно было сделать криптовалюту, у которой будет постоянно эмиссия, или с какой-то заданной инфляцией. Алгоритмически проблем нет. Но было сделано именно так. Зачем? Скорее всего, это элемент PR: люди думают, что это что-то ограниченное, скорее всего, оно будет дорожать. Значит, этим надо заниматься».

 

«Если говорить о майнинге, в России достаточно много всяких ферм. Обычно они не афишируют, где они находятся, что это фермы и так далее. Почему? Просто потому, что у нас электричество дешевое. Если же говорить о каких-то инновациях, компаниях, то это США. Там гораздо более лояльно к этому относятся, туда идут инвестиции, в том числе из России. Туда уезжают специалисты, в том числе из России. Там сейчас все это развивается очень активно».

В полной видеоверсии интервью для JSON.TV Иван Тихонов отвечает на вопросы о возможностях мошенничества и механизмах защиты, о бесперспективности картельных сговоров на рынке биткойнов и о многом другом.

 

Ведущий – Сергей Корзун

 

Справка JSON.TV

Персональный профайл

 

Тихонов Иван Анатольевич.

Родился 21 ноября 1984 г. в городе Чудово Ленинградской обл.

В 2008 окончил Государственный университет аэрокосмического приборостроения в Санкт-Петербурге.

Начинал системным администратором, работал руководителем IT-отдела в компании «Холдинг-78» (Санкт-Петербург).

В настоящее время – основатель и руководитель проекта BTCsec.

 

 

Полный текст расшифровки интервью:

 

JSON.TV: Всех приветствую. Меня зовут Сергей Корзун. Это JSON.TV. Сегодня у нас в гостях основатель сайта, может быть, самого популярного, связанного с криптовалютами, в частности, с биткойном. Зовут его Иван Тихонов. Здравствуйте, Иван Анатольевич!

 

Иван Тихонов: Здравствуйте!

 

JSON.TV: Из Питера пожаловали к нам?

 

Иван Тихонов: Так точно.

 

JSON.TV: На этот раз на пару дней. Я увидел, что ваш сайт заблокирован. По крайней мере, с территории России. В числе других 7-ми сайтов, посвященных криптовалютам. Что случилось? Вне закона?

 

Иван Тихонов: Не то чтобы вне закона, скорее, это решение невьянского прокурора. А вот насколько оно законно – это мы выясним буквально через пару дней. 24-го числа будет заседание суда по этому поводу. У нас едут туда адвокаты. Мы считаем, что это решение незаконно. И, соответственно, его обжалуем. Мы хотим снять эту блокировку.

 

JSON.TV: То есть заблокированы были Роскомнадзором по решению суда? Если решение суда – где вы, соответственно, внесли апелляцию?

 

Иван Тихонов: Екатеринбург.

 

JSON.TV: В Екатеринбурге это все будет?

 

Иван Тихонов: Да.

 

JSON.TV: Там будет проходить суд, и если решение будет в вашу пользу, то тогда должны снять блокировку с вашего сайта?

 

Иван Тихонов: Да, отменяется решение суда - и блокировка снимается. Если же там будет другое решение, тогда уже будем исходить из сложившейся обстановки.

 

JSON.TV: Вы только биткойнами занимаетесь? Либо криптовалютами целиком?

 

Иван Тихонов: Мне в целом интересна эта технология. Биткойн – как наиболее известная и широко используемая криптовалюта.

 

JSON.TV: Тогда 2 слова о себе: где родились, когда? Для нашей справки.

 

Иван Тихонов: Я родился в городе Чудово 21 ноября 1984-го года. Буквально 2 часа езды от Санкт-Петербурга, недалеко.

 

JSON.TV: Понятно. Учились где-нибудь? Высшее образование получали?

 

Иван Тихонов: Есть такое. ГУАП, Государственный университет аэрокосмического приборостроения в Санкт-Петербурге. Закончил в 2008-м году.

 

JSON.TV: С криптовалютами, вообще с криптографией там уже сталкивались? Или это увлечение появилось позже?

 

Иван Тихонов: С криптографией сталкивался там. И с виртуализацией, с какими-то системами типа гридов, слабосвязанных кластеров. Может быть, это одна из тех причин, почему я занимался дальше криптовалютами.

 

JSON.TV: Вы работали где-то системно, в какой-то большой организации, прежде чем начать собственный проект?

 

Иван Тихонов: Да, я начинал от системного администратора. Дальше рос, последняя моя официальная должность в компании – руководитель IT-отдела.

 

JSON.TV: В какой компании?

 

Иван Тихонов: «Холдинг-78», санкт-петербургская. И в это время мне уже стали интересны IT-технологии, потому что я буквально случайно прочитал на одном из форумов, там было написано что-то типа «посмотрите, вот здесь можно запустить программу, она начнет вам генерить деньги». Первое впечатление у меня было, что это какое-то мошенничество. Но мне было интересно, что такого они хотят, чтобы пользователь запустил. И когда я начал с этим разбираться, мне как раз помогли те технические знания, и я понял, что это вроде не что-то вредоносное. И начал дальше разбираться. В итоге меня настолько заинтересовала сама технология, что как заработок это уже было на втором плане.

 

JSON.TV: Изначальный двигатель был заработать побольше денег, насколько я понимаю? Либо нет, либо тема интересная: замена обычных, традиционных валют, в том числе электронных?

 

Иван Тихонов: В самом начале, конечно же, было интересно, как на этом зарабатывают деньги. Но когда я с этим разобрался, мне уже более интересная стала сама технология.

 

JSON.TV: Майнингом занимались? Сразу про биткойн скажем.

 

Иван Тихонов: Да.

 

JSON.TV: То есть добывали. Удалось добыть себе собственные средства?

 

Иван Тихонов: Да, были, экспериментировал. В том числе и оплачивал биткойнами, и принимал. Были совершенно различные эксперименты.

 

JSON.TV: Теперь давайте скажем, для чего вообще нужна эта валюта. Поскольку есть традиционные валюты. В конце концов, хоть шкурки куницы или банановые листья могут служить валютой. В чем существенное отличие современных криптовалют на примере биткойна от других валют?

 

Иван Тихонов: Из основных я бы выделил его децентрализацию. Нет никакого единого эмитента, кто производил бы эту валюту. Нет единого регулятора. То есть все правовые взаимоотношения заменены на алгоритмические. Это трудно объяснить в двух словах, но у этого есть достаточно много интересных последствий.

 

JSON.TV: Давайте сначала скажем, чем отличается от золота. Золото тоже конечно или близко к конечности. Никто его не эмитирует, потому что это невозможно. Алхимикам не удалось превратить другие материалы.

 

Иван Тихонов: Можно, но это дороже.

 

JSON.TV: Дороже обходится, чем золото, на самом деле. И в чем отличие тогда от золота как от универсального эквивалента?

 

Иван Тихонов: Если говорить конкретно о биткойне, то это удобство. Таскать с собой куски золота все-таки не очень удобно. Делить золото возможно, но тоже не очень удобно. В цифровой же форме переслать куда-то на другой конец земного шара, если переводить в обычные деньги, очень большую транзакцию можно отправить, и никаких проблем с этим не будет, это удобно.

 

JSON.TV: А сделать электронные, условно, гульдены от слова «gold», от «золото». А золото пусть лежит где-то в банке или даже в земле? То есть у тебя есть возможность его добыть.

 

Иван Тихонов: Есть и такие возможности, только мы должны доверять кому-то. Мы должны доверять той стороне, которая хранит у себя это золото. В системе же, где нет какого-то единого центра, мы не должны никому доверять. Мы доверяем только самим алгоритмам, они доказаны математикой.

 

JSON.TV: Что тогда является главной ценностью при майнинге? Это те самые простые числа, все новые и новые, которые добываются?

 

Иван Тихонов: Сам майнинг, если мы говорим о биткойне, а не о других криптовалютах, достаточно простой. Эти расчеты не несут практической пользы. Они являются именно доказательством работы, что она была затрачена. Это необходимо для того, чтобы если какой-то злоумышленник захотел бы что-то подделать, ему пришлось бы приложить мощности еще больше, чем вся сеть потратила на это. А это практически невозможно. Еще пару лет назад суммарная вычислительная мощность сети биткойн уже превышала любой суперкомпьютер в мире. И эта эмиссия идет тем, кто больше вкладывает своих вычислительных мощностей в защиту сети. Больше вложил – больше получил.

 

JSON.TV: То есть построил больше суперкомпьютеров и имеешь больше преимуществ по сравнению с другими?

 

Иван Тихонов: Да.

 

JSON.TV: То есть здесь кто больше технологий дает. Проблема безопасности: насколько я понимаю, хотя, может быть, я ошибаюсь, в названии вашего сайта и вашего продукта «sec» ‑ это «security», «безопасность»? Что здесь важно? Читал, как Вы рассказывали историю, когда человек вместе со своим железом выбросил и хард-диск, на котором хранилась вся – даже не история покупок, а расскажите, что там хранилось и в чем суть? Он сразу обеднел на несколько миллионов, на несколько биткойнов или десятков, как они считаются, в каком масштабе?

 

Иван Тихонов: Если я не ошибаюсь, на несколько тысяч биткойнов. Это довольно значительная сумма. Ситуация была какая: человек их получил в свое время, когда они стоили очень мало, и они хранились только на одном винчестере, ноутбуке. Он этот ноутбук решил проапгрейдить, заменить там винчестер. И старый винчестер он выкинул. Но после того как он посмотрел на курс, а на тот момент, боюсь соврать, но что-то около 500 долларов или больше за биткойн, он понял, какие это деньги. Дошло до того, что он нанимал бульдозер и на свалке перерывал, искал свой винчестер.

 

JSON.TV: Так вот оно и есть слабое звено в этом? То есть никто не может поручиться за него, гарантировать, что были эти биткойны, только сам. И его винчестер и есть потеря для всей этой системы?

 

Иван Тихонов: Это обратная сторона. Никто не может вмешаться в транзакции и, например, отменить транзакцию или заморозить счет. Но, с другой стороны, если человек сам теряет кошелек или сам отправляет деньги злоумышленнику, то тут уже ничего не поделаешь. То есть это как наличные. Если вы потеряете наличные, то никто их вам возвращать не будет. Или сожжете, или у вас их украдут. Но электронная форма удобнее. Можно сделать несколько зашифрованных бэкапов, разослать их друзьям или записать на физический носитель, положить в ячейку в банке и расслабиться. Если хотя бы одно место уцелеет, потом можно будет их восстановить.

 

JSON.TV: В облако можно, об облачных технологиях сейчас говорят. Либо нет, нельзя по какой-либо причине?

 

Иван Тихонов: В зашифрованном виде ‑ можно, в открытом я бы крайне не советовал.

 

JSON.TV: Но в принципе возможно. Давайте о том, что происходит с этой валютой. Только ли в России она подверглась гонениям? В качестве официальной валюты она признана, насколько я понимаю, так и не была? Разрешали немножко игрокам с ней играться, совершались какие-то покупки в этой системе, даже, по-моему, биржи Forex учитывали в какой-то форме эти биткойны, разрешали играть на них. Но большого распространения эта система не получила. Правильно я понимаю?

 

Иван Тихонов: В разных странах совершенно по-разному. Где-то, действительно, могут относиться как к деньгам, где-то – как к имуществу, где-то – как к каким-то правам на собственность. Это совершенно по-разному. Сейчас идут исследования в этом плане. Многие банки экспериментируют сейчас. Им просто интересна сама технология Blockchain, которая заложена в криптовалюты. Надо смотреть, про какую страну мы говорим. Где-то, например, идет разговор, вводить ли лицензии на работу с криптовалютами для юрлиц либо наложить мораторий на любые действия, оставить эту нишу, чтобы она сама развивалась, не мешать ей. У нас же, например, идет разговор о том, чтобы запретить все тотально или не запрещать все тотально.

 

JSON.TV: Нет ли признаков финансовой пирамиды в криптовалюте? Внешне так похоже, поскольку даже где-то появлялся конструктор для криптовалют, как писали в 2013-м году. То есть можно было создать любую свою криптовалюту. Вопрос в том, будет ли она признана в мире. Почему именно биткойн стал единственной серьезно признанной валютой, скажем так?

 

Иван Тихонов: Тут сразу два вопроса. Первый насчет пирамид. Сама технология не может быть пирамидой. Но никто не запрещает каким-то отдельным личностям сделать пирамиду, используя биткойн. В том числе, такие проекты есть.

 

JSON.TV: Например?

 

Иван Тихонов: Любые хайпы, которые делаются. Я думаю, что если ввести в Google «хайп биткойн», то будет достаточно много результатов. Но надо понимать, что это чьи-то частные лавочки, но это не криптовалюта, это не технология, не биткойн. Если же говорить, почему биткойн стал таким распространенным – во-первых, потому что это первая криптовалюта, которая была выпущена. То есть в сеть выложили исходный код, он открытый, распространяется под лицензией MIT. Кто угодно что угодно может с ним делать. И, соответственно, самое большое развитие получал биткойн. Он буквально год, два очень тихо развивался, пока о нем не стали узнавать широкие массы. Тогда начал взлетать вверх курс. После этого пошел бум, начали все СМИ об этом трубить. Когда на Кипре был кризис, и всем начали подрезать депозиты, народ стал думать, а куда можно деньги вложить, чтобы их счета не порезали? И в том числе они посмотрели в сторону криптовалют.

 

JSON.TV: Это обвалило биткойн?

 

Иван Тихонов: Да.

 

JSON.TV: Сейчас на каком уровне он находится и насколько он отстает от своего потолка?

 

Иван Тихонов: Если мы говорим о курсе, то курс все-таки задается спросом и предложением. И по сравнению с классическими биржами там не такая большая ликвидность. Поэтому там даже несильные маркетмейкеры могут сильно шатать курс, то есть большая волатильность. И максимально, если я не ошибаюсь, там 1200 с чем-то долларов за 1 биткойн было. Сейчас курс – где-то 230 долларов за 1 биткойн. А минимум у него был ‑ какие-то центы. Была даже история, по-моему, в 2010-м году, один человек купил 2 пиццы за 10 тыс. биткойнов. Даже по нынешним меркам, 200 с чем-то долларов умножить на 10 тыс. – по-моему, неплохо кто-то получил за 2 пиццы.

 

JSON.TV: Тренд последнего времени на расширение систем приема биткойна? Где-то Вы публично мечтали о том, когда даже стакан сока можно будет купить за биткойны. Про пиццу Вы сказали, но это, скорее, исключение, наверное? Где, в каких сетях, в том числе быстрого питания или «медленного» питания я могу оплатить свой ужин биткойнами?

 

Иван Тихонов: В России с этим проблема, но в других странах с этим гораздо проще. Некоторые репортеры даже устраивали себе такой челлендж: они выживали какое-то время только за биткойны. По-моему, 1 из репортеров жил 2 недели. Сейчас можно купить практически все что угодно. Как минимум потому что есть платежные агрегаторы, которые готовы принимать биткойны и платить уже в фиатных валютах, если какой-то сервис не принимает криптовалюту. Так что сейчас это уже не проблема. Но не в России, к сожалению.

 

JSON.TV: Как Вы думаете, какая судьба ожидает криптовалюту и биткойн в частности? Они противоречат государственным интересам, наверное, потому что государство всегда хочет быть единственным эмитентом денежных средств, которые в нем используются. Противоречит ли он сложившейся мировой финансовой системе, рынкам с доминированием доллара при легком попустительстве евро? Что ждет криптовалюты в целом в будущем?

 

Иван Тихонов: Я думаю, что она будет развиваться. Я не думаю, что она останется на таком же уровне, как сейчас. Сейчас есть очень много ответвлений, так называемых форков, где пробуют какие-то новые технологии прокрутить на криптовалюту и посмотреть, как оно будет жить. Куда точно это будет развиваться – предсказать сложно, но сейчас даже крупные игроки, крупные инвесторы говорят, что за этим будущее. Если раньше пытались инвестировать просто в криптовалюту в надежде, что она будет расти, спекулятивные интересы свои удовлетворить, то сейчас в основном инвестируют в какие-то стартапы, в какие-то компании, которые дальше будут работать с криптовалютой, но не в саму криптовалюту. Потому что если есть компания, которая работает с ней, сменилась криптовалюта, компания может ее легко сменить. А если, например, упал курс, это не сильно отличается от игры на том же Forex.

 

JSON.TV: Сколько лет уже биткойну? Права на авторство уже подтверждены не коллективным псевдонимом Сатоши Накамото, а конкретными людьми? Удалось что-то выяснить по поводу того, кто именно ее придумал?

 

Иван Тихонов: В 2008-м году появились документы, которые описывали эту систему. А в 2009-м уже была запущена, работала. Кто такой Сатоши Накамото или кто такие – доподлинно неизвестно. Было несколько попыток его найти. Были подозрения, что это кто-то из известных криптографов, их проверяли. Потом нашли некоего Сатоши Накамото, японца, он тоже всеми способами открещивался, потом поняли, не он. Кто реально – пока непонятно.

 

JSON.TV: Сейчас система существует как бы сама по себе, она так и должна, и поддерживается своими пользователями. Будет ли способствовать ее распространению глобализация: говоря от фонаря, если Google придумает свою криптовалюту, YouTube (я беру тех, кто во всем мире), примеры больших структур можно разные привести – при их поддержке возможно быстрое развитие альтернативной криптовалюты? Потому что мы понимаем, что сделать новую большого труда не составляет?

 

Иван Тихонов: Если она будет востребована в обществе и поддерживаться каким-то гигантом, то да, у нее однозначно будут какие-то перспективы. Только мне не совсем понятно, зачем какому-то гиганту выпускать именно криптовалюту? Потому что после ее выпуска он не сможет ее контролировать по факту. Сейчас, даже если Сатоши захочет себе нарисовать пару лишних миллионов, у него это уже не получится. В том числе, не получится у каких-то компаний. Все-таки компании делают какие-то централизованные сервисы типа Яндекс.Деньги, WebMoney, где можно иметь какую-то власть над этим проектом. А выпустить проект и отпустить его, чтобы он жил сам по себе ‑ сомнительно.

 

JSON.TV: То сам по себе проект, можно сказать, гражданского общества? Он не зависит ни от корпораций, ни от государств сам по себе?

 

Иван Тихонов: Если они это сделают, я, конечно, буду им благодарен, но я пока не понимаю, зачем им это.

 

JSON.TV: То есть преимуществ у организации, запускающей новую криптовалюту, никаких? Если по какому-то стечению обстоятельств люди массово не начнут пользоваться и принимать именно эту криптовалюту.

 

Иван Тихонов: Если как-то замотивировать, придумать, почему это полезно, почему это нужно пользователям, то да, можно.

 

JSON.TV: Насколько криптовалюта связана с новыми технологическими достижениями? Может ли поменяться принцип впоследствии? Например – фантазирую – когда квантовые компьютеры будут работать? Будут ли они быстрее считать? Есть ли предел этому количеству монет криптовалюты, количеству биткойнов?

 

Иван Тихонов: Предел есть, это 21 млн, не больше.

 

JSON.TV: Чем он обуславливается? Я уже встречал эту цифру. Почему не больше?

 

Иван Тихонов: Так заложено в изначальном алгоритме. Если большая часть людей, которые используют битоин, не решат, что «мы хотим это изменить», а это практически нереально, так оно и останется. Почему именно эта цифра была выбрана, я, к сожалению, не могу сказать, это из задумок Сатоши. Как мне кажется, это, возможно, связано с некоторыми мыслями наперед по PR. То есть эта дефляционная модель, которая заложена в биткойн, технически не обязательна. Можно было сделать криптовалюту, у которой будет постоянно эмиссия, или с какой-то заданной инфляцией. Все это можно сделать, алгоритмически проблем нет. Но было сделано именно так, ограничили. Зачем? Скорее всего, это элемент PR, люди думают, что это что-то ограниченное, скорее всего, оно будет дорожать. Значит, этим надо заниматься, это надо себе получить. Возможно, это один из стимулов, чтобы этим заниматься.

 

JSON.TV: То есть добыча не будет зависеть от мощности компьютеров? Впоследствии добыча этих монет в любом случае ограничена этим простым алгоритмом?

 

Иван Тихонов: Не совсем так. Есть, грубо говоря, пирог, сколько монет в день получается. Оно получается вне зависимости от мощности, которая есть. Она автоматически подстраивается. Приходят еще какие-то компьютеры, которые занимаются высчитыванием, они просто увеличивают свою долю. Есть пирог, и у кого мощности больше, тот просто больше откусит. А дальше – соревнование жадности.

 

JSON.TV: А можно этот ресурс отправить не на поддержание криптовалюты, а на какие-то общечеловеческие задачи? Например, просчет климата, для которого не хватает не только данных на этом этапе, но, насколько я понимаю, еще и вычислительных мощностей? Либо искоренение бедности во всем мире? Распространение продуктов? Есть какие-то другие направления?

 

Иван Тихонов: Насчет искоренения бедности – это как раз таки больше к образованию. Возможно, биткойн немножко пошевелит мозги людям. Я на это очень сильно надеюсь. Потому что все привыкли, что деньги – это что-то бумажное в кармане, а тут – какая-то совершенно новая сущность. Насчет применения мощностей: смотря о каком аппаратном обеспечении мы говорим. Если мы говорим о каких-то компьютерах, о каких-то вычислительных общего применения – то да, можно. Но сейчас практически все мощности, которые есть в сети, это уже не какие-то бытовые вычислительные машины, это уже специально разработанные ASIC-устройства, которые не умеют, по сути, ничего, кроме как щелкать двойной SHA-2, это алгоритм, который используется в биткойне. То есть их перепрограммировать нельзя, это уже кусок кремния. Ни для чего больше они, по сути, не могут быть предназначены.

 

JSON.TV: Еще вопрос, который хотел задать: Вы сказали, что если большинство пользователей решат, что алгоритм нужно изменить, его можно будет изменить. Вообще все решения принимаются большинством? И какое это должно быть большинство? Переходя на политический язык, простое большинство или квалифицированное большинство, 75% и так далее?

 

Иван Тихонов: Скорее, сейчас идет технический разговор, то есть количество узлов в сети и вычислительные мощности. Те, кто занимается майнингом, те, кто получает монеты, они же обрабатывают транзакции, они, если захватят достаточно большую долю от общих мощностей, могут какие-то зловредные функции выполнить. Например, заблокировать какие-то транзакции, чтобы они не прошли и так далее. Поэтому люди внимательно следят, кто этим занимается, какие у них мощности. А если говорить о количестве узлов, то если, например, кто-то внесет изменения в саму программу биткойн, и это изменение всем настолько понравится, что люди себе заменят, и большая часть сети будет действовать по новым правилам, то все, что происходит в старой сети, через какое-то время будет признано уже неправильным. Точно так же это защита от того, что если какой-то злоумышленник придет, нарисует себе лишние биткойны и подумает, что это будет кем-то принято, ‑ поскольку он не в большинстве, его будут отвергать.

 

JSON.TV: А если на рынок придет какой-то большой игрок, который обеспечит больше половины мощностей всей этой сети, чего исключить нельзя, то это будет конец этой сети? Сеть будет монополизирована подобным игроком? Или картель, объединение пользователей в своих интересах против интересов оставшегося меньшинства?

 

Иван Тихонов: Это было бы даже интересно, я бы за этим понаблюдал. Да, действительно, таким образом можно привнести проблемы в эту систему. Но вернемся к механизмам форков. Очень легко сделать копию с какими-то изменениями. Если вдруг будет такая опасность, то я не исключаю, что будет какой-то хард-форк, и люди сделают защиту от этого. Может быть, изменят алгоритм или еще что-то. И дальше все те балансы, которые были на какую-то отсечку времени, перейдут в новую систему. И злоумышленник, который потратил огромное количество средств на то, чтобы захватить большую часть мощностей, останется с носом. Зачем? Этот механизм форков – как ядерное оружие. Оно, скорее, сдерживает.

 

JSON.TV: То есть уход из-под давления, в принципе, возможен?

 

Иван Тихонов: Технически я не думаю, что будут бороться с биткойном. Потому что это слишком дорого и непонятно, зачем? Если взлом системы дороже, чем то, что можно получить, никто этим не будет заниматься.

 

JSON.TV: А есть крупные игроки на этом рынке? Долю которых ресурсно можно оценить свыше, скажем, 10-ти %? Либо это абсолютно распределенная система?

 

Иван Тихонов: Она была в свое время распределенной, но потом люди решили объединяться в некие пулы, для того чтобы более равномерно получать с этого заработок. Есть пулы, которые имеют процентов 30. Было даже, что они имели около 50-ти %, даже чуть больше. Тогда в сообществе поднимался вопрос, что с этим дальше делать. Пулы сами не заинтересованы в том, чтобы быть такими большими. Потому что если люди будут нервничать, скорее всего, будет падать курс. Будет падать курс – у них падают заработки. Зачем?

 

JSON.TV: То есть вопрос еще и коллективной игры, стратегии, распределение коллективными усилиями. Своего антимонопольного комитета нет в вашей системе биткойна?

 

Иван Тихонов: Одна из таких идей, которая мне очень нравится и кажется очень красивой, это то, что когда человек в этой системе стремится за своей личной выгодой, он помогает всему сообществу. Вот если бы на таких принципах строить другие вещи, с которыми мы в жизни чаще сталкиваемся, я думаю, мы бы жили гораздо более счастливо.

 

JSON.TV: Давайте о географическом распределении: много ли в России, какова российская доля биткойн-участка? И где наиболее активно развиваются эти идеи?

 

Иван Тихонов: Если говорить о майнинге, в России достаточно много всяких ферм. Обычно они не афишируют, где они находятся, что это фермы и так далее. Почему? Просто потому, что у нас электричество дешевое. Если же говорить о каких-то инновациях, компаниях, то это США. Там гораздо более лояльно к этому относятся, туда идут инвестиции, в том числе из России. Туда уезжают специалисты, в том числе из России. Там сейчас все это развивается очень активно.

 

JSON.TV: А где на земле можно применить это? Самый простой вопрос: у меня есть биткойны, я хочу что-то купить на них. Недвижимость, автомобили, компьютер новый в конце концов.

 

Иван Тихонов: Есть несколько путей. Во-первых, можно зайти на какие-нибудь ресурсы, где люди принимают биткойны в качестве оплаты, и просто разместить.

 

JSON.TV: Много ли их в мире?

 

Иван Тихонов: Да, достаточно. Я видел даже объявления, там виллы продавали, автомобили за биткойны, земельные участки. Самый простой способ, если хочется поближе к себе, это на форуме разместить объявление: «Хочу вот это, хочу оплатить биткойнами». Соответственно, если найдется кто-то, кто готов принять биткойны, то это самый простой путь. Если нет – смотреть предложения. Предложения тоже есть.

 

JSON.TV: Вернемся к функции универсальных денег. Конечно, идея замечательная. Может ли вообще биткойн быть универсальной единицей, как деньги – говорят, что это эквивалент товаров и услуг, эквивалент всего, эквивалент труда, времени и много чего? Может ли в будущем сложиться ситуация, когда некая криптовалюта станет объединяющей для человеческой цивилизации?

 

Иван Тихонов: Так далеко загадывать сложно. В текущем виде я бы сказал, что, скорее всего, нет. Там есть свои минусы, свои ограничения. Но сейчас как раз над ними работают, люди смотрят, как это все можно преодолевать.

 

JSON.TV: Что именно из минусов и ограничений?

 

Иван Тихонов: Если мы, например, загрузим сеть таким же количеством транзакций, которые сейчас проходят через банки, то каждому клиенту придется хранить очень много информации на своем компьютере. Есть, конечно, легкие кошельки, которые позволяют это все обходить, но это несколько снижает уровень безопасности.

 

JSON.TV: То есть тяжелый кошелек, или кошелек, это вся информация на моем компьютере?

 

Иван Тихонов: Да, если мы ставим полный кошелек, то он хранит всю информацию сети за все время у каждого клиента. Этим, собственно, гарантируется отказоустойчивость. Но можно пользоваться тонким кошельком, в том числе на мобильном телефоне, который хранит, по сути, только ключи. Но если все начнут так делать, то это может ударить по безопасности сети. Есть решения, но они есть в теории, их сейчас продуют, смотрят, потому что даже сейчас это достаточно тяжелая система, в которую просто так внести подобные изменения – уже сложно. И когда оно либо действительно потребуется, либо найдут вариант, где оно идеально работает, я думаю, что оно будет внедрено. А насчет денег – я бы не сказал, что это сейчас какой-то эквивалент. Это уже настолько эфемерное понятие. Некоторые люди до сих пор думают, что они обеспечены золотом или еще чем-то. Но если покопать немножко поглубже, я думаю, даже трудно посчитать, сколько есть денег, начиная от денег в их классическом понимании до деривативов, долгов и всего остального.

 

JSON.TV: То есть это просто вопрос договоренности, по-Вашему? Мы договорились, что мы считаем доллар долларом, зимбабвийский доллар – зимбабвийским долларом, а рубль – рублем? Фактически так оно и есть?

 

Иван Тихонов: Да. Посмотрите хотя бы историю рубля за последние лет 100. Я думаю, что можно удивиться, насколько он упал.

 

JSON.TV: То есть Вы думаете, что универсальной валюты, основанной примерно на этих принципах, в ближайшем будущем не будет?

 

Иван Тихонов: Я не думаю, что ей станет биткойн в текущем виде. Возможно, сильно модифицированный станет. Почему именно так? Потому что это наднациональная валюта. Я недавно был в Шри-Ланке, на одном из топчанов я нашел значок биткойна. То есть это действительно достаточно широко сейчас распространяется. Люди об этом знают, на удивление. Это удивительно для технологии, которая не сверху спускается, а идет снизу. Люди сами говорят: «Нам это интересно, мы хотим это изучать». Конечно, у кого-то только меркантильный интерес, но, тем не менее, люди это изучают, смотрят. У них поднимается уровень понимания.

 

JSON.TV: Почему некоторые государства боятся введения этой валюты? По-моему, где-то были введены запреты, читал об этом. Не знаю, Вам виднее, Вы больше следите за этим. Запрещены ли биткойны где-то?

 

Иван Тихонов: В Бангладеше и еще в некоторых ему подобных странах – да, запрещены. Не хотелось бы, чтобы Россия была в этом списке. Почему запрещены? Во-первых, эмитировать свою валюту – это чертовски выгодно. Самый выгодный бизнес, который можно придумать – это просто делать деньги. От этого есть много всяких плюсов, в том числе и для злоупотреблений. И власти очень любят этим пользоваться. Простой грубый пример: надо с кем-то развязать войну, как медийно подготовить людей к этому – примерно понятно, эти технологии давно отработаны. А откуда взять средства, чтобы вести войну? Война требует очень много денег. А мы их нарисуем, и, по сути, этот долг мы вешаем на своих же людей, размывая долю их денег. Ведем войну, а дальше людям объясняем: «Знаете, нам сейчас немножко тяжело жить, потому что у нас такая ситуация». А если придется у людей просить денег, типа: «Люди, война, дайте нам, пожалуйста, денег». Я думаю, что люди не так охотно будут давать.

 

JSON.TV: Что будете делать? Ваша бифуркация по решению этого суда, что будете делать, если не разрешат продолжать деятельность на территории России, а ресурсы будут заблокированы?

 

Иван Тихонов: Не разрешат – значит, не разрешат. Значит, будем вести не в России.

 

JSON.TV: То есть переносить на другие территории? Вообще к вопросу об импортозамещении: возможна какая-то национальная криптовалюта?

 

Иван Тихонов: Почему нет? По-моему, как раз в эту сторону и надо идти. Потому что запрет – это, по сути, отказ от контроля. Это не контроль. Мы запретили – мы просто сняли с себя ответственность. Это не означает, что мы можем управлять этими технологиями. Они будут все равно, хотят того регуляторы или нет. Мы запретили легальный бизнес, а нелегальный – для них эти законы ‑ это просто прайс-лист. Если выгоднее эти операции провести в криптовалюте будет, они просто смотрят, какой штраф, сколько я с этого получу, ага, выгодно. Хорошо, делаем. Невыгодно – ну, ладно, не будем. Более того, будет еще развиваться технология, которая сейчас не востребована. Сейчас криптовалюты очень открыты, видны все транзакции. Но есть технологии, где все транзакции перемешаны, причем математически доказано, что практически невозможно вскрыть, кто отправитель, кто получатель, сколько денег было переслано. Просто это сейчас не востребовано. Будут запреты – будет востребовано.

 

JSON.TV: Что ж, спасибо Вам огромное! Иван Тихонов, руководитель этой системы… Нет, понятно, не руководитель биткойна. Назовите сами, как Вы себя представляете, какое место Вы здесь занимаете?

 

Иван Тихонов: Основатель информационного сайта о биткойнах и о криптовалютах вообще.

 

JSON.TV: Последние традиционные вопросы: Ваши личные гаджеты, чем обвешаны, кроме телевизионного микрофона?

 

Иван Тихонов: Смартфон на Android, музыкальный плеер, ноутбук.

 

JSON.TV: Этого достаточно для работы и для жизни?

 

Иван Тихонов: Да, вполне. С ноутбука я работал как на лайнере в океане, так и в палатке, по которой муравьи бегают, в лесу.

 

JSON.TV: Все это возможно. И, наконец, какую роль играют в Вашей жизни социальные сети?

 

Иван Тихонов: В «ВКонтакте» присутствую более-менее постоянно, Facebookи все остальные – скорее, больше по работе.

 

JSON.TV: Иван Тихонов, спасибо Вам еще раз! Всем счастливо!

 

Иван Тихонов: До свидания!