×

10 Июля 2015 16:16
2928
0

«Мы начинали с работы в музеях и технических центрах. Первые камеры IMAX сдавали в аренду режиссёрам, чтобы в IMAX-технологии снимать документальное кино. А сейчас один наш кинотеатр собирает больше миллиарда долларов бокс-офиса, поэтому работа с компанией IMAX стала довольно важным фактором для всех голливудских студий».

 

В эксклюзивном интервью для JSON.TV Джон Шрайнер, вице-президент корпорации IMAX по развитию бизнеса в России, СНГ и на Ближнем Востоке, подчеркнул, что цель компании — дать зрителю живые ощущения, которые зависят не от количества К и D. «Какие проекторы лучше — 2К, 4К, 8К? Всё зависит от комбинации составляющих. И мы находим такие комбинации, обеспечивая наилучшее качество звука и видео. Когда режиссёры снимают кино, они хотят, чтобы его увидели таким, каким они его задумали. Да, иногда им нужен ветер или дождь в 6D, а сколько D во всём остальном — неважно».

 

«Принимая решения, — говорит Джон Шрайнер, — компания руководствуется не только экономическими соображениями. Сейчас мы выпускаем лазерную проекционную систему, которая в этом году появилась на рынке. Изображение на лазере превосходит изображение на плёнке IMAX. Но известные режиссёры предпочитают плёночный формат, поэтому мы не готовы отказаться от него. До тех пор, пока создатели кино выбирают плёнку, мы сохраним плёночно-проекционную систему».

 

«Последние 10 лет компания работала над тем, чтобы создать конечный продукт и найти конечное технологическое решение по примеру Apple. Мы сотрудничаем с голливудскими режиссёрами и продюсерами с начала работы над фильмом до его появления в кинотеатре. Таким образом, мы создали уникальную бизнес-структуру корпорации. На рынке существуют компании, которые пытаются с нами конкурировать, но никто из них не создал и конечный продукт, и технологическую цепочку».

 

Как реагирует на кризис индустрия развлечений? Когда и сколько новых IMAX-кинотеатров появится в  России? Что связывает IMAX с Данилой Козловым? Ответы на эти вопросы — в полной версии видеоинтервью Джона Шрайнера.

 

Ведущий – Сергей Корзун

 

 

Справка JSON.TV

Персональный профайл

Джон Шрайнер (John Schreiner)

В 1987—1991 годах учился в The University of British Columbia, имеет диплом бакалавра по специальности «Asian Studies».

С 1996 по 1999 год работал вице-президентом BayshorePacificGroup.

В течение года, с 1999 по 2000-й, — вице-президентом SalesIwerks Entertainment.

С 2000 года — вице-президент по развитию бизнеса в России, СНГ и на Ближнем Востоке IMAX Corporation.

 

 

Полный текст расшифровки интервью:

 

JSON.TV: Всех приветствую! Это JSON.TV. Меня зовут Сергей Корзун. И сегодня в нашей студии мы принимаем вице-президента по развитию бизнеса в России, СНГ и на Ближнем Востоке компании IMAX Джона Шрайнера. Здравствуйте, Джон!

 

Джон Шрайнер: Здравствуйте, Сергей!

 

JSON.TV: Во-первых, хочу Вас поздравить с тем, что уже 40-й кинотеатр, использующий вашу технологию, открылся в России. Это большое достижение для вас?

 

 

Джон Шрайнер: В каком-то отношении это большое достижение лично для меня. Я начал работать на рынке России в 2002-м году, и в то время мы думали, что у нас, возможно, будет  около 20-ти кинотеатров IMAX. Во время работы в России мы анализировали, как развивался рынок, насколько успешно работали наши кинотеатры. И, конечно, с приходим цифровых технологий изменилась экономика рынка. На данный момент 40 кинотеатров — это только половина пути для нас. И для компании IMAX Россия на данный момент является третьим по величине рынком в мире после США и Китая. Это большое достижение для компании IMAX.

 

JSON.TV: А как же Ваша родная Канада, родина IMAX? Неужели там меньше?

 

Джон Шрайнер: Да, конечно, в Канаде сейчас меньше кинотеатров IMAX, потому что Россия — большая страна. В России 146 млн. человек населения, в то время как в Канаде всего лишь 30 млн. И это всё сводится к экономике -канадский рынок не настолько большой.

 

JSON.TV: Два слова, если можно, о компании. Компания IMAX котируется на нью-йоркской фондовой бирже. Можете в целом описать её роль на рынке развлечений и кинопоказа в частности?

 

Джон Шрайнер: Немного об истории нашей компании. Компания была основана в 1967 году. Мы на пороге 50 летней годовщины компании. Мы занимались большими кинотеатрами, делали проекторы для больших кинотеатров,  изначально в основном кинотеатры для музеев и научных центров. За эти годы наша компания развивалась, и менялась не раз. Все начиналось с музеев, но со временем мы разработали технологию, которая позволила нам привлечь Голливуд. Мы перешли с плёночно-проекционной системы на цифровую, что позволило нам увеличить число кинотеатров в мире с трёхсот до фактически 1000 на данный момент. Наша компания довольно сильно изменилась за последние 10 лет. Ключом к успеху стала для нас работа с большими, ведущими голливудскими студиями. Сейчас IMAXсобирает больше 1 миллиарда долларов бокс-офиса для голливудских студий, поэтому работа с компанией IMAX стала довольно важным фактором для Голливуда.

 

JSON.TV: Джон, есть ли фильмы, которые снимаются исключительно в технологии IMAX и не предназначены для показа в других технологиях?

 

Джон Шрайнер: Да, у нас много таких фильмов. Но в основном это наши документальные фильмы. Так как мы начинали с работы в музеях, мы создали камеры IMAX, которые сдавали в аренду режиссерам, чтобы снимать фильмы про космос, про Арктику, про Эверест. Эти фильмы сняты именно в технологии IMAX и демонстрируются только в кинотеатрах IMAX. На данный момент мы пока ещё не пришли к тому, чтобы снимать голливудское кино полностью на наши камеры и показыать только в кинотеатрах IMAX. Но следующая часть фильма «Мстители» будет полностью снята на камеры IMAX. Впрочем, это не значит, что фильм будет демонстрироваться только в залах IMAX, — он будет демонстрироваться также и в других залах. Но это  будет выглядеть особенно потрясающе именно в IMAX.

 

JSON.TV: Сильно ли изменили ситуацию цифровые технологии, которые вы используете в последнее время? И какими самыми совершенными достижениями вы пользуетесь сейчас?

 

Джон Шрайнер: Да, появление цифровых технологий очень сильно повлияло на развитие нашего бизнеса. Я пришёл в компанию IMAX 15 лет назад, и в то время мы производили большие плёночные проекторы. Они были очень дорогие, что ощутимо сказывалось на экономических показателях. И маленькие города не могли позволить себе данной технологии. Как я уже говорил, в 2007-м году нами было открыто всего лишь 300 кинотеатров IMAX. Когда же мы анонсировали нашу первую цифровую систему, мы за буквально несколько недель подписали контракты и договоры на поставку 150-ти новых цифровых систем в Северной Америке. Как я уже говорил, это очень сильно изменило наш бизнес, так как это было то, что ждала вся отрасль.

 

JSON.TV: Собираетесь ли вы вообще отказываться от аналоговых технологий, от плёнки?

 

Джон Шрайнер: Это довольно сложный вопрос, потому что режиссёры и создатели фильмов, с которыми мы работаем, например, Крис Нолан (Chris Nolan) или Джей Джей Абрамс (J.J. Abrams), очень любят плёночные технологии. Им нравится, как их фильмы выглядят на плёнке. Поэтому, когда такие известные режиссёры предпочитают оставаться в плёночном формате, очень сложно полностью отказаться от него. Если бы это было сугубо экономическое решение, мы бы скорее всего, отказались бы от этой технологии. Но так как есть ещё создатели кино, которые предпочитают плёнку, то мы, наверное,  пока не готовы к такому шагу.

 

JSON.TV: IMAX славен тем, что экран по своим размерам, особенно в ширину, превышает поле зрения зрителя. Какое разрешение, если говорить языком технологий, нужно для того, чтобы получилась максимально хорошая цифровая картинка? HD — это практически соответствует 2К. 4К, 8К - сколько нужно для того, чтобы это работало нормально?

 

Джон Шрайнер: IMAXиспользует комплексный подход, который состоит в комбинации числа пикселей с должным, желательным разрешением. Довольно долгое время наши проекторы были 2К, но так как у нас 2 проектора, мы накладывали изображения одно на другое для того, чтобы повысить разрешение. Мы предпочли этот вариант, потому что технология с 2 проекторами 2К обладала бо́льшим контрастом, чем технология 4К. Изображение IMAXбыло намного лучше, хотя и содержало меньше пикселей. Сейчас индустрия движется к лазерным проекционным системам.  Лазерная система IMAX вышла на рынок буквально в этом году. Мы используем 2 проектора 4К, что позволяет добиться довольно высокого контраста. И изображение на лазере даже превосходит изображение на плёнке IMAX. Сложно сказать, что лучше: проекторы 2К, 4К, 8К, HD— всё зависит от того, как вы соединяете и комбинируете различные детали. И мы их соединяем так, чтобы обеспечить наилучшее качество кинопоказа.

 

JSON.TV: С Вашего позволения, ещё несколько слов о технологиях. От «К» переходим к «D». Объёмная технология 3D насколько важна для вас? И экспериментируете ли вы дальше, потому что журналисты и фантасты говорят о 4D, 6D, 8D с задействованием всех чувств человека, включая обоняние, осязание и так далее? Насколько важна эта технология для развития?

 

Джон Шрайнер: Я думаю, для дальнейшего развития компании IMAX очень важно представить наилучшую трансляцию в формате 3D и самый лучший звук, важно дать зрителям живые ощущения. И режиссёры, с которыми мы работаем, снимая свои картины,  хотят, чтобы зритель видел их кино таким, каким они его задумали. И для этого им не всегда нужен ветер или дождь — в 6D. Я не могу дождаться появления нашей новой лазерной технологии, потому что тогда, возможно, вам и не нужны будут 4D, двигающиеся кресла или что-то ещё. Вас так захватит качество изображения, что почти физически вы ощутите себя внутри кинокартины.

 

JSON.TV: Когда ожидается эта премьера?

 

Джон Шрайнер: Первый кинотеатр с IMAX-лазерной технологией появится в Москве к концу этого года.

 

JSON.TV: Давайте немного поговорим о рынке. Вы одновременно участник рынка развлечений в самом широком смысле, ваша компания IMAX, и рынка показа кино. Насколько конкурентен этот рынок в мире и в России, и кто ваши конкуренты?

 

Джон Шрайнер: Компания IMAX находится в довольно интересном положении, потому что конкуренцию нам составляет практически всё, что занимает время потребителя. Это может быть iPhone, iPad и просто шоппинг — всё что угодно, из-за чего человек не идёт в кинотеатр смотреть кино. Что же касается собственно кинобизнеса, то в нём IMAX играет довольно интересную роль, потому что мы довольно близко связаны с голливудскими продюсерами и создателями фильмов. Этот факт выгодно отличает нас от конкурентов. Последние 10 лет компания работала над тем, чтобы создать конечный продукт, найти конечное технологическое решение, как делает, к примеру, компания Apple. Мы работаем с голливудскими режиссерами и продюсерами с момента начала создания фильма и проходим всю цепочку до того дня, когда фильм появляется в кинотеатре. Таким образом мы создали уникальную бизнес-структуру в индустрии. Естественно, на рынке существуют компании, которые пытаются с нами конкурировать в различных аспектах. Но никто из них не создал и конечный продукт, и полную технологическую цепочку. Существуют различные компании, которые пытаются с нами соревноваться, но в основном в плане развития технологий, чтобы тоже сделать большой экран. Такие компании, как RealD и Dolby. Но IMAX на данный момент практически достигла цифры в тысячи экранов по всему миру, а это уже несколько другой уровень. Кроме того, нельзя недооценивать влияния, оказываемого кинопродукцией IMAX на потребителя в течение длительного времени. Например,  Джеймс Кэмерон, режиссёр Аватара и Титаника, был вдохновлён на создание своих фильмов документальными фильмами IMAX, которые он пересматривал снова и снова. Когда Джеймс снимает свой фильм, он представляет как его творение будет выглядеть именно в кинотеатрах  IMAX, а не в других форматах.  

 

JSON.TV: Работает ли IMAX с российскими продюсерами, кинопродюсерами и режиссёрами? Известен факт, что один из первых мультфильмов в формате IMAX был с российскими корнями.

 

Джон Шрайнер: Да, Вы совершенно правы. В 1990-х годах на экранах IMAX вышел российский мультфильм «Старик и море», который получил Оскар. Это был действительно уникальный проект, который превосходно смотрелся на большом экране. На данный момент мы не работаем с анимационными проектами в России, но мы работали с режиссёром Фёдором Бондарчуком и продюсером Александром Роднянским. В 2013-м году у нас вышел фильм «Сталинград» . Сейчас мы работаем над фильмом «Экипаж», с Данилой Козловским и Владимиром Машковым в главных ролях, который выйдет в начале следующего года. Мы поддерживаем местный кинобизнес, потому что кино начинает приобретать мировые масштабы. Например, кинолента, снятая на Ближнем Востоке, выходит на экраны всего мира. И фильм, снятый в Китае, выходит в России. Мы хотим поддерживать эту тенденцию, чтобы кино стало более глобальным и масштабным.

 

JSON.TV: Кстати, о сравнении рынков. Российский рынок больше похож на европейские и на североамериканские или на азиатские типа китайского, на котором Вы несколько лет работали?

Джон Шрайнер: С точки зрения зрительских предпочтений Россия находится где-то посередине между Америкой и Востоком, Китаем. Российскому зрителю нравятся как американские фильмы, так и китайские. Например, как сказал глава нашего отдела кинопроизводства, «если фильм стал большим хитом в Китае, то он 100% понравится российскому зрителю, и наоборот». С точки зрения ведения бизнеса Россия занимает довольно уникальное место. Я работал на многих рынках в мире и в России и понял: для российского бизнесмена важны личные отношения, дружба, персональный подход. То есть человек заключает контракт с тем, кому он может довериться. Когда вы ведёте переговоры со среднестатистическим российским бизнесменом, это в большей степени социализация и общение. Когда же я веду переговоры, например, в Индии, обсуждаются преимущественно коммерческие вопросы и условия и меньше — что-то личное.

 

JSON.TV: Ощущаете ли вы влияние экономического локального кризиса в России на ваш бизнес, на кинопоказ в частности? Положительное или отрицательное?

 

Джон Шрайнер: И да и нет. С точки зрения посещаемости и продажи билетов — люди ходят в кино. Каждый новый кризис подтверждает: люди идут в кино, чтобы отвлечься от повседневных будничных проблем. Но всё иначе с точки зрения ведения бизнеса: IMAXнаходится в зависимости от девелоперов и торговых центров. В кризис строительство новых торговых центров, новых киноплексов и даже отдельностоящих ТЦ немного замедляется или замораживается. Поэтому открытие новых кинотеатров откладывается. С  другой стороны, кризис способствует ускорению запуска некоторых проектов на стадии завершения. Например, у нас за последние 6 или 7 месяцев открылось 6 новых кинотеатров в России и 2 кинотеатра в странах бывшего Советского Союза.

 

JSON.TV: Ощущаете ли вы политический фактор в вашем бизнесе? Я имею в виду войну санкций. Сказалась ли она и может ли сказаться на международном ведении бизнеса, в России в том числе?

 

Джон Шрайнер: Нет, мы не ощутили влияния санкций и политического кризиса, потому что IMAX находится в бизнесе развлечений, который обычно далёк от политики.

 

JSON.TV: Джон, если можно, несколько слов о Вас лично, поскольку эта программа персонализирована. Для начала, где и когда родились, где обучались и как пришли в бизнес?

 

Джон Шрайнер: Я пришёл в кинобизнес, можно сказать, кружным путём. Я родился в Канаде и прожил там до двадцати одного года, изучал азиатскую культуру и азиатские языки. Я знаю их культуру и понимаю, как они думают. Я окончил университет и в 1991-м году переехал в Тайвань, потому что захотел еще лучше изучить китайский язык. Через пару лет я переехал в Гонконг, где оставался практически 6 лет, работая и путешествуя по стране. Когда я жил в Гонконге, я работал на рекрутинговую компанию, хэдхантинг. Мы работали с компанией, которая занималась развитием тематических парков в Китае. Я думал, что это очень интересная сфера бизнеса и сфера занятий. Я поработал там какое-то время, но, поскольку тогда было ещё рано развивать это направление в Китае, я через некоторое время стал сотрудником компании, которая конкурировала с IMAX. Благодаря этой работе, у меня появилась возможность переехать в Европу. В то время я уже очень хорошо знал азиатский рынок. И Европа была для меня чем-то новым и довольно интересным. Я переехал в Лондон в 1999-м году. И буквально 6 месяцев спустя мой босс перешёл в компанию IMAX и пригласил меня с собой. То есть буквально через год после переезда в Лондон я стал работать в IMAX. Так как офис компании IMAX находился в Лондоне, а теперь офис IMAX есть и в России, это позволило мне посетить многие страны, такие, как Африка, Индия, Ближний Восток, бывшие страны Советского Союза, и вести в них бизнес. Это была очень интересная возможность.

 

JSON.TV: Последние два вопроса, традиционные для нас, для нашей телекомпании. Насколько Вы гик, насколько используете электронные гаджеты и какие именно системы?

 

Джон Шрайнер: Я не могу сказать, что я — настоящий гик. В то время, когда вышел первый iPad, я, конечно, купил его, и покупал много подобного. Но сейчас две самые главные вещи для меня мой MacBook и мой IPhone. К сожалению, всё другое остается как-то в стороне. Может быть, в силу моего возраста, но сейчас мне не очень интересно узнавать какие-то новые технологические достижения, на которые способен мой телефон. Я привык к моим вещам, и это меня устраивает.

 

JSON.TV: И последний вопрос: какое значение в Вашей профессиональной жизни, личной играют социальные сети? Насколько активно Вы в них участвуете?

 

Джон Шрайнер: Социальные сети, социальное общение очень важны в нашей жизни. Нужно учиться узнавать, что делают и чем занимаются другие люди. К тому же, никогда не знаешь, откуда может прийти вдохновение. Например, ваш друг, который занимается отельным бизнесом, может сделать что-то интересное и новое, что вам удастся применить в своём бизнесе. Или другой ваш друг, которой занимается, допустим,  мобильными сетями, может создать что-то новое, что будет вам интересно. Нельзя оставаться слишком сфокусированным на чём-то одном, нужно уметь социализироваться и видеть, изучать, что делают другие.

 

JSON.TV: Вы лично присутствуете, например, в LinkedIn, Facebook и подобных сетях?

 

Джон Шрайнер: Да, у меня есть страница во всех этих сетях. В LinkedInу меня  страница практически с самого начала работы этой социальной сети. У меня есть аккаунты и в Facebook. Но с точки зрения бизнеса, LinkedIn - более практичная сеть.

 

JSON.TV: Профессиональные, личные секреты не выдаёте в сетях?

 

Джон Шрайнер: Отчасти да, потому что, когда ты видишь, где находятся твои партнёры или клиенты, ты можешь предугадать, предсказать, что они сделают. То есть в каком-то отношении социальные сети выдают какую-то личную, профессиональную информацию, что дает конкурентное преимущество. Поэтому это не всегда хорошая идея — всё постить в сетях и рассказывать, где вы.

 

JSON.TV: Спасибо Вам огромное за это интервью. Напомню, что в студии JSON.TV был вице-президент по развитию бизнеса в России, СНГ и на Ближнем Востоке компании IMAX Джон Шрайнер. Счастливовсем!