×

3 Сентября 2014 14:05
3917
0

Пик развертывания сетей LTE мы увидим, скорее всего, в 20-х годах. А в 2021-2022 должно начаться развёртывание и активный промоушн сетей 5G. Такое мнение в интервью JSON.TV высказал ведущий эксперт Huawei в России Дмитрий Конарев. 

С будущими сетями связано развитие SDN – сегодня Huawei сотрудничает, в частности, с компанией Vodafone, но пока на уровне тестирования. А технология NVF позволит исключить стадию изготовления оборудования. Выигрыш в Time2Market будет колоссальным - вместо сегодняшних 30-60 дней мы получим 3-6 часов. В 2015 году планируется тестирование решений SDN и NFV с российскими операторами, длительность – год-полтора. Коммерческое использование может начаться с 2016-2017 года.

Подробности о сетях 5G и 6G, роль Китая и России в мировом телекоме, облачные технологии и необходимость новой OS – в этом интервью.

В студии JSON.TV побывал Дмитрий Конарев, ведущий эксперт в области мобильного широкополосного доступа (MBB) компании Huawei.

 

JSON.TV: Давайте начнем с информации о вас, чтобы представить вас как эксперта. Когда и где родились?

 

Дмитрий Конарев: Ну, все достаточно просто. Родился в Советском Союзе, в Республике Кыргызстан, тогда еще была Киргизская ССР, 8 сентября 1973-го года.

 

JSON.TV: Какое у вас образование?

 

Дмитрий Конарев: Высшее техническое, окончил технический университет там же, в Кыргызстане, а по направлению я инженер-радиоконструктор.

 

JSON.TV: Вы получали еще какое-то специальное образование после этого?

 

Дмитрий Конарев: Была специализация в рамках работы в компаниях: в компании сотового оператора по оборудованию Ericsson, а также непосредственно проходила специализация в штаб-квартире компании Huawei— это возможность работы с операторами международного уровня, такими как SoftBank, VodaFone, T-mobile и т. д.

 

JSON.TV: Когда впервые пришли в IT-бизнес? Сразу после учебы?

 

Дмитрий Конарев: Практически да, был период становления, понимания, что нужно для самого себя. Два года я занимался своим бизнесом, с 1998-го работал у оператора и после этого полностью уже был посвящен телекому.

 

JSON.TV: Как произошло ваше знакомство с компанией Huawei и когда это было?

 

Дмитрий Конарев: В 2005-м году, до этого я работал в сопредельной компании, тоже у китайского производителя, конкурента Huawei. Но, скажем так, меня не совсем устраивала политика этой компании в плане выхода на рынок и распространения своего портфолио на этом рынке. Соответственно, предложение Huawei понравилось больше, я увидел больше перспектив в работе этой компании и думаю, что не прогадал.

 

JSON.TV: Два слова о компании и ее действиях в России? Насколько широко она представлена, чем занимается и с кем из крупных мобильных операторов и вообще из крупных игроков российского рынка сотрудничает в первую очередь?

 

Дмитрий Конарев: Это крупнейший телеком-производитель, реально крупнейший. На сегодняшний день у нас остался один конкурент — это компания Ericsson. Наши объемы сопоставимы и по затратам на R&D, и на производство оборудования. Практически каждый оператор в России знает компанию Huawei, можно сказать, у каждого оператора мы стоим, в той или иной степени. Это и мобильное оборудование, и фиксированное оборудование, и оборудование доступа разного рода. Я думаю, что любой специалист, когда слышит название компании Huawei, четко себе представляет, что он знает об этой компании, и наверняка знает эту компанию.

 

JSON.TV: Какие приоритеты у компании Huawei? Не так давно сообщалось о сотрудничестве с «МегаФоном» в суперширокополосном доступе LTE Advanced. Вы работаете только с «МегаФоном» или со всеми? Или ваша политика — не связываться с каким-то одним игроком?

 

Дмитрий Конарев: Нет, не совсем так. У нас есть приоритетные генеральные партнеры, например, «МегаФон». Это первая компания, которая в нас поверила, и первый большой контракт на поставку мобильного оборудования был заключен именно с ней. Эта вера поддерживает нас, и все самые передовые решения мы всегда пытаемся проводить через компанию «МегаФон». Тем более эта компания себя позиционирует как лидер инновационного телекоммуникационного сектора. Не секрет, что самые передовые разработки, тот же самый LTE Advanced, одна из наших основополагающих вещей, и если мы считаем своего партнера генеральным, то мы стараемся давать ему все самое лучшее. Если говорить про Россию, то мы работаем не только с «МегаФоном», еще раз повторюсь, у каждого оператора мы есть, в той или иной степени. А по миру — мы присутствуем из топ-50 операторов у 40, наверное. Vodafone, SoftBank — это японский оператор. Казалось бы, Япония со своими высокими технологиями, и там мы присутствуем достаточно активно и в большой степени. Тот же самый LTE Advanced (технология LTE TDD)мы демонстрировали для компании SoftBank впервые в Японии, и компания SoftBank показала самые высокие скорости среди операторов в Японии. В Европе это также T-mobile, это Deutsche Telekom, очень сложно будет назвать ту компанию, где нас нет. Наверное, только американские компании, с которыми ввиду политических причин мы не можем плотно сотрудничать. Хотя с их стороны желание всегда было, и мы готовы к сотрудничеству, но здесь вопрос политического уровня.

 

JSON.TV: LTE Advanced— это еще не 5G, как иногда думают?

 

Дмитрий Конарев: Это на самом деле только 4G. LTEне является 4G. По определению консорциума 3GPP— 4G отвечает требованиям только LTE Advanced.Опять же мы понимаем LTE Advanced не совсем правильно. Сама технология делится на весьма сложные этапы: LTE A, B, C. Этап С — это как раз плавный переход в 5G. Сейчас, по нашему мнению, мы выходим на так называемый предстартовый пик LTE, а самый пик развертывания мы увидим в 20-х годах, когда оно реально будет повсеместно. А в дальнейшем, соответственно, в 2021-м, 2022-м году, начнется активный промоушен и активное коммерческое разворовывание сетей 5G.

 

JSON.TV: Это связано в том числе и с решением по распределению частот по их новым диапазонам? Совсем недавно Вадим Поскакухин из НИИР об этом говорил. В 2019-м году будет конгресс, который должен определить и выделить эти частоты. Тогда скажите два слова о частотном ресурсе. Нужен ли новый ресурс или можно работать на тех ресурсах, которые уже выделены, развивая LTE Advancedи до 5G включительно?

 

Дмитрий Конарев: На самом деле это очень важный вопрос. Скажем так, для 5Gначнется рассмотрение вопроса о выделении спектра с 2015-го года. 2019-й год будет основополагающим, в этот момент начнутся уже первые коммерческие релизы 5G-сетей. Естественно, нужны спектры для этих частот. Отличие 5Gот стандартов предыдущего поколения в том, что он не привязан к частотному диапазону как к таковому. В этом плане 5G настолько гибок, что может использовать частоты от 100 МГц до 100 ГГц, а объем для реализации всех возможностей этого стандарта — от 500 МГц до 1 ГГц. Соответственно, желания-то, конечно, большие, но есть проблема и с сопутствующими технологиями, то же цифровое телевидение, другие разновариантные доступы. Теоретически 5G, по идее, должен в дальнейшем все это поглотить и дать эти же возможности на своей технологии.

 

JSON.TV: В чем принципиальное отличие сетей 5G от сетей предыдущего поколения? Судя по тому, что вы сказали, LTE Advanced делится на несколько этапов, и только третий из них как-то будет соответствовать 5G. Есть ли принципиальные отличия или это совершенствование того, что уже есть сегодня?

 

Дмитрий Конарев: Какого-то революционного отличия нет, это будет та же самая радиотехнология. Революционное мы, наверное, все же увидим в 6G. Когда мы перейдем на диапазон световых волн — это будет революция. Пока же мы идем путем экстенсивного развития. Это заключается в привлечении дополнительного спектра и в его гибком и очень эффективном использовании. Это возможность плавного и бесшовного построения сети с мягким переходом от различного типа доступа и различного типа технологий. Яркий пример — это возможность реализовать на 5G практически мгновенное соединение. Реально мгновенное, будет тратиться менее 1 миллисекунды на соединение. Это возможность работать с огромными объемами данных, так называемыми BigData. Это возможность предоставить человеку так называемую виртуальную реальность. Наверное, все видели в свое время блокбастер «Звездные войны», и все помнят разговор по телефону, когда появлялось объемное изображение и имелась возможность общаться с собеседником, видя все его эмоции. Это уже практически не фантастика. Это уже демонстрируется на нашем оборудовании.

 

JSON.TV: То есть голографическое видео?

 

Дмитрий Конарев: Да, полностью. Это мы получим и в 5G как нормальную функцию. Есть небольшое замедление с терминальным оборудованием, необходимо создать 3D-проектор на уровне смартфона, но к этому тоже уже подходят, это займет год-два, и мы это увидим. И, естественно, очень большое внимание уделяется непосредственно батарейке, которая необходима для этих смартфонов, потому что при таком вещании, естественно, батарейка пока будет размером с автомобиль. А в этом случае нужно в 1000 раз уменьшить затраты на передачу 1 бита/с для того, чтобы получить возможность комфортного использования таких технологий. 5G как раз еще даст возможность по скоростям обеспечить виртуальную реальность, позволить пользователям полноценно присутствовать в разговоре, быть неотличимым от собеседника. Практически, как мы сейчас с вами общаемся, такой же эффект может быть достигнут и на удалении в десятки тысяч километров. Так вот, для этого необходимы скорости 1 Гб/с на пользователя, и 5G это может дать.

 

JSON.TV: То есть по цифрам, для конечного пользователя, пятое поколение сетей ориентируется на 1 Гб/с? И понятно, что значительно больше для базовых станций.

 

Дмитрий Конарев: По нашим расчетам, в сетях 5G макробазовая станция будет предоставлять примерно пропускную способность в районе 50 Гб/с, а микробазовая станция — до 100 Гб/с. На самом деле существует целая совокупность интересных технологий, которые придут на смену LTE или дополнят ее, потому что у FDMA, как мы считаем, так оно и есть, по теореме Шеннона, это самое эффективное использование спектра. На него можно добавить еще так называемую кодовую книгу, если говорить простым языком, добавить CDMA на OFDMA, то есть «расшарить» между несколькими абонентами один и тот же ресурсный блок, который дается в LTE на одного абонента. При этом эффективность использования радиоэфира поднимется на 300 %. Использовать общий канал для uplink’а и downlink’а, от базовой станции до абонента и от абонента до базовой станции, то есть так называемый full-duplex, что тоже поднимет эффективность использования частот. Алгоритмы по кодированию и шифрованию, которые будут интеллектуальными, будут самоизменяться, в зависимости от ситуации, например, так называемый DPC-кодек (Dirty Paper Coding), который может быть использован в 5G. Есть еще масса интересных инноваций, которые позволят 5Gвыглядеть на шаг или на целую голову выше, чем стандарты предыдущего поколения. Еще один интересный момент — это вовлечение самого абонента в построение сетей. Эта технология называется Device-to-Device, когда наши терминалы смогут связываться между собой и обеспечивать туннель для подключения к любой мобильной сети. Абонент, даже не видя общей мобильной сети, но через коллегу, через кого-то еще, через несколько хопов, то есть мостов, может подключиться к мобильной сети, причем в данном случае к любой. И мы получим так называемый grid, когда Земля будет полностью охвачена связью между нашими абонентами.

 

JSON.TV: И никто не избежит этой самой сетки, да? Никто не пройдет мимо? Модное направление Machine-to-Machine — это управление как народным хозяйством, любым предприятием, так и личной квартирой, и умной техникой, которая там стоит.

 

Дмитрий Конарев: Я бы еще расширил, Machine-to-Machine является только частью концепции IoT («интернет вещей»). Когда наши датчики будут вмонтированы везде, вплоть до куртки и рубашки. Когда будет меняться, например, по сигналу от погоды плотность ткани, чтобы она закрывала нас от дождя, или что-то еще. На общий центр будет передаваться состояние нашего здоровья, пульс, все что угодно. Это особенно важно для тех, кто подвержен хроническим заболеваниям.

 

 

Это особенно важно для тех, кто подвержен хроническим заболеваниям, чтобы был постоянный мониторинг. Извините за выражение, про умные унитазы я промолчу, тем не менее они весьма успешно эксплуатируются в Японии. Они дают полный отчет, и сразу могут быть приняты какие-то изменения в терапии для этого пациента. Также не секрет, что умные холодильники могут заказывать продукты сами, и, зная ваши пристрастия, эти продукты будут привозить в нужный момент времени и наиболее свежими. Существует масса направлений, где это может быть использовано. Яркий пример — все ведущие мировые автопроизводители заявляют о наличии в своих решениях хот-спотов на уровне автомобиля, то есть точки концентрации трафика. Сидя в автомобиле, мы будем общаться именно с хот-спотом этого автомобиля, а уже сам автомобиль будет общаться с наиболее лучшей технологией, которая ему доступна в данный момент при движении. Ну, и очень яркий пример — это Google-автомобиль, автомобиль без водителя, что в конечном итоге должно избавить нас от пробок. В этом случае диспетчерская служба будет полностью отвечать за весь трафик и решать эти проблемные точки в городе и за городом. Таким образом, автомобиль будет двигаться по трассам полностью автоматически.

 

JSON.TV: Помечтали немножко… К какому году это будет организовано, 2030-й, позже?

 

Дмитрий Конарев: Я думаю, что гораздо быстрее. Это все сейчас развивается очень быстро. Google-автомобиль уже проехал безаварийно 10 000 миль, то есть это уже готовая технология, но пока для массового использования достаточно дорогая. Автомобили с хот-спотами выпускаются буквально уже с этого года. Единственное, пока не хватает емкости сетей. То есть сети LTE не позволят по своим параметрам обеспечить такое массивное подключение. А здесь речь уже идет о десятках тысяч, даже о миллионах ежесекундных подключений на один сектор. И тут своими гранями очень красочно «играет» стандарт, который будет брать на себя эти нагрузки. И он сможет это сделать.

 

JSON.TV: Что из вышеперечисленного будет реализовывать компания Huawei?

 

 

Дмитрий Конарев: Практически все. Мы являемся основоположниками этого направления. Но тут мы не одиноки, и SoftBank об этом заявил, и в Корее прорабатываются подобные технологии. В компании Huawei подошли к этому очень основательно. Мы являемся активным участником и членом совета директоров группы METIS, это европейский консорциум, который разрабатывает 5G. 5GIC — это международный консорциум, который разрабатывает 5G. И мы сделали заказ на разработку draft-спецификаций Суррейскому университету в Великобритании. То есть мы основательно подошли к этому вопросу со всех сторон. Далеко ходить не надо, компания Huaweiочень тщательно смотрит на развитие технологий. Более 10 % нашего общего оборота средств вкладывается в R&D. Если в прошлом году, например, мы заработали 45 миллиардов, то порядка 4,7 миллиарда мы вложили в R&D. Цифры достаточно впечатляющие. До 2018 года только на написание спецификаций мы выделяем 600 миллионов долларов. Поэтому, на наш взгляд, мы точно будем в первых рядах.

 

JSON.TV: Следующий вопрос по России. Как она ощущает себя в этой гонке за 5G? И сумеет ли она капитально не отстать, как в некоторых других областях, как это уже было ранее?

 

Дмитрий Конарев: Я вам скажу, что Россия ощущает себя достаточно неплохо в этом направлении. Не нужно ходить далеко, в свое время самая крупная сеть в диапазоне 2,6 ГГц была построена в России компанией Yota. Кстати, одна из первых в этих сетях. И запуск LTE Advanced был практически вровень со всеми ведущими операторами, которые запускали эту технологию. Я думаю, что здесь у операторов есть четкие планы. Кстати, о вопросе 5G, вся «большая тройка» очень жестко интересуется, просто трясут информацию о 5G— когда, как, какими этапами.

 

JSON.TV: Тройка или четверка? Уже говорят о четверке?

 

Дмитрий Конарев: Пока тройка.

 

JSON.TV: То есть Ростелеком и Tele2 пока не дотягивают?

 

Дмитрий Конарев: Да, пока у них ясельный возраст. А там достаточно серьезные люди подходят к этому вопросу. У них есть свои R&D, которые прорабатывают все вопросы достаточно плотно. С нашей стороны, они узнают, на что делать ставку, чтобы подготовить сети к этому переходу. Не секрет, что есть технологии SDN, NFV,которые являются частью технологии 5G. Они очень плавно вовлекутся и вольются в эту технологию, потому что 5G не сможет без этого работать. Нужны Software Defined Network,то есть программно определяемые сети. Чтобы можно было очень плавно и быстро изменять в сетях конфигурации. Нужны cloud’ы, причем не только на ядре сети, но и в радиочасти. Это тоже будет вовлечено. И сейчас, повторюсь еще раз, «большая тройка» в этом направлении работает. Все пытаются менять сети, с условием того, что они будут переходить на 5G и как можно быстрее.

 

JSON.TV: На ваш взгляд, есть ли для этого соответствующее желание регулятора в России и есть ли на это деньги у компаний-операторов на рынке? Есть ли технологические возможности?

 

Дмитрий Конарев: Давайте по порядку. Если говорить о регуляторе, то, в принципе, тенденция положительная. Опять же, вспомните, как долго у нас не было таких интересных изменений. С приходом нового министра и его команды все-таки мы ощутили эти изменения. Это и упрощение регистрации базовых станций, и, хоть и условно, — технологическая нейтральность, которая позволила переводить диапазоны с неэффективных стандартов на более эффективные. Также сейчас прорабатывается новый закон «О связи», который должен упростить работу как раз в направлении эволюции операторов. Мы думаем, что с регулятором, худо-бедно, но вопрос решается. Что касается средств, то тут каждый оператор сам решает, что ему нужно. Готовы ли они развиваться, вкладывать деньги. У нас есть такой яркий пример, когда «ВымпелКом» в свое время затормозился с вложением средств и с развитием. И где сейчас «ВымпелКом»? Был на первых позициях, сейчас — третья позиция, догоняющая. Здесь очень важный момент — не упустить. Может быть, где-то недоплатить дивиденды, но вложить в развитие, и это даст свой эффект. Яркий пример — «МегаФон», он вырвался в технологические лидеры, хотя был на третьем месте.

 

JSON.TV: Ну, а в плане технологий, учитывая непростую ситуацию с экономическими санкциями, возможными или уже существующими, будут ли они тормозить Россию, на ваш взгляд?

 

Дмитрий Конарев: Есть Китай. Который, на мой взгляд, не то чтобы отстает, а в некоторых аспектах и обоняет мировых производителей. Кто-то уже просто почивает на лаврах, а у нас на это нет времени. Ну, я могу отвечать только за компанию Huawei, потому что я представитель этой компании.

 

JSON.TV: Кстати, Китай никак не участвует в этих санкционных действиях.

 

Дмитрий Конарев: И не собирается.

 

JSON.TV: За политическое руководство мы говорить не можем, но, по крайней мере, на уровне политики компании это так.

 

Дмитрий Конарев: На уровне политики компании — абсолютно. Даже наоборот, в некоторой степени санкции приветствуются, потому что для нас освобождается поле деятельности. Отношение к нам становится более лояльное. Хотя в некоторой степени боятся, говорят, «ну вот, очень много китайского». Хотя для меня это странно. Почему-то европейские операторы этого не боятся, а российские боятся. У компании Telenor все базовые станции, будь то GSM, LTE, не важно, они все китайского производителя Huawei. И они от этого не комплексуют. У нас операторы считают это почему-то неправильным.

 

JSON.TV: В некоторых странах, в том числе в США и Великобритании, была не совсем простая история взаимоотношений с компанией Huawei. Подозреваю, что это мог быть и технологический шпионаж, и прочие вещи. Может быть, оттуда тянутся эти хвосты?

 

Дмитрий Конарев: Повторюсь еще раз. Европейцы почему-то на это не отреагировали. Отреагировали, опять же, почему-то мы, хотя вроде бы не должны были. Если говорить про эти запросы и санкции, то это происходит в первую очередь в угоду большим американским и европейским конгломератам. Мы им очень сильно наступили на мозоль по получению прибыли, очень сильно «отъев» их рынок, предоставляя качественное оборудование за достаточно небольшие деньги. Опять же, яркий пример, самая крупная сеть LTEв Британии, компания Everything Everywhere —18 000 сайтов от компании Huawei стоит над Британией и успешно работает, предоставляет передовые технологии даже в LTE Advanced.

 

JSON.TV: Весь ли спектр технологических услуг может предоставить Восток и, в частности, Китай и компания Huawei? Либо остается что-то, что разрабатывается только в США, Великобритании, Европе, наиболее технологически продвинутых странах?

 

Дмитрий Конарев: Знаете, чем отличается Восток от Запада? Конечно, это в большей степени философский вопрос. Восток — это более основательный подход. Запад — это некий флер, маркетинг. Вот этим они и берут, однозначно. Касаясь этого бизнеса, приложения и новейшие сервисы — это все-таки Запад и Америка. А вот основательное оборудование, которое будет это все поддерживать, на чем это все будет работать, — это Восток.

 

JSON.TV: Давайте еще немного помечтаем, возвращаясь к 5G. Какие сервисы будут наиболее востребованы, на ваш взгляд? Можете сделать маркетологический прогноз?

 

Дмитрий Конарев: Мы с вами сразу же подчеркнули, что это расширение функциональности Machine-to-Machine. Причем вплоть до «интернета вещей», когда практически все вещи с намеком на интеллект будут обладать возможностью общаться со, скажем так, «большим разумом». Реализовываться это будет на cloud’ах, а каналом будет 5G. Здесь очень важный момент — это мгновенность. Требования в 5G— это миллисекунды задержки, вернее менее 1 миллисекунды. Не 10 миллисекунд, как в LTE Advanced, а именно миллисекунды, это практически мгновенное соединение, очень важный момент. Яркий пример — выход на рынок в 2015 году робота-няньки. Это первый пример андроидов, у которого интеллект будет в виде cloud’а. Он будет обращаться по сетям доступа к «большому интеллекту» и получать информацию, будь то сказки или какие-то запросы самого пользователя. Причем эмоции будут копиться в базе данных, и все роботы-няньки будут апдейтиться с помощью общего cloud'а. Кто-то набрал свой опыт — отдал, кто-то еще свой набрал — отдал. Скопили, «расшарили» между этими устройствами. Используя эту информацию, следующее поколение уже будет гораздо умнее, так же, как и человечество. Эволюция, она в принципе одинаковая, что для машин, что для людей. Еще раз повторюсь, SoftBank в 2015 году выводит на рынок коммерческую модель робота-няньки. Там будет использоваться cloud, а доступ будут обеспечивать мобильные сети.

 

JSON.TV: Вы же понимаете, что будут нужны эксперты, потому что кто будет контролировать коллективный разум?

 

Дмитрий Конарев: Да, а кто будет контролировать контролеров?

 

JSON.TV: Например, вопрос «Википедии» — там бывает и чрезвычайно ценная и полезная информация, но бывает, мягко говоря, всякое…

 

Дмитрий Конарев: Однозначно с вами согласен. Доверяй, но проверяй. Здесь вопрос подхода к эволюции человека, то есть нам самим уже нужно переходить на другой уровень в развитии. Сейчас мы закостенели, не хотим учиться. Это видно в том числе и по моему поколению. С одной стороны, стало проще — свободный доступ к получению информации, но информация в базах данных подается не всегда объективная. И вот тут желательно уметь найти в этом море кристально чистый источник, чтобы получить реальную информацию.

 

JSON.TV: Везде нужны свои люди, в каждой области, эксперты, к мнению которых будут прислушиваться. Давайте вернемся к SDN, программно определяемым сетям. Как идет их развитие, есть ли у вас пилотные проекты с российскими операторами по их развитию?

 

Дмитрий Конарев: Если говорить про общее развитие этого направления, то вполне успешно. Есть программы реализации, есть заложенные кейсы по тестированию, то есть примеры тестирования. У нас очень активно идет работа в этом направлении с компанией Vodafone. Но пока это уровень тестирования. С чем это связано? С тем, что переход на cloud'ы и программно определяемые сети носит некую неопределенность надежности использования этого решения, ввиду того, что нет накопленного опыта использования в реальных условиях. Базовые технологии и решения, которые мы сейчас используем, уже апробированы на протяжении десятка лет. Накоплен опыт, ясны плюсы и минусы, мы знаем, как решать проблемы. Программно определяемые сети, которые будут базироваться в первую очередь на cloud'ах, на облаках, не имеют такого базиса. Это совершенно новое слово в технологиях. Вот здесь действительно произойдет революция. В отличие от радиочасти, где пока не придумано ничего нового, в случае с SDNбудет использована новейшая архитектура.

 

JSON.TV: В чем заключается эта революция для непрофессионального пользователя?

 

Дмитрий Конарев: Виртуализация. NFV, или Network Function Virtualization. Когда вы можете на неком облаке виртуально поднять любую функцию.

 

JSON.TV: А для чего это нужно? Чего не хватает? Скажите, чтобы было понятно совсем не специалисту.

 

Дмитрий Конарев: Не хватает эффективности. Яркий тому пример Time to Market — это введение новейшей услуги на рынок и получение с нее прибыли, очень важный показатель для любого оператора. Иными словами, сколько это занимает времени в реальных условиях, прямо сейчас. Услуга есть, но нет оборудования. Нужно это оборудование произвести, доставить, поставить, протестировать, запустить. Это занимает от 30 до 90 дней. Что такое вывести новую услугу в рамках программно определяемых сетей? Это означает виртуально поднять оборудование на программном комплексе, тут же протестировать услугу, тут же ее запустить. Это займет 3-6 часов. Сравните 30-90 дней и 3-6 часов. Time to Market— это деньги, соответственно, это прибыль оператора, это ускорение развития. Вот настолько будет отличаться в этом случае процесс развития.

 

JSON.TV: Еще вопрос о быстроте подключения различных гаджетов, учитывая мобилизацию населения, в том числе и на работе. Если вы хотите использовать любое новое устройство, то его должен настроить системный администратор. И насколько я понимаю, тут тоже можно существенно сэкономить?

 

Дмитрий Конарев: Это не настолько существенно по сравнению с Machine-to-Machine. Что такое 5 миллиардов подключений со стороны людей, когда будет 50 миллиардов подключений со стороны Machine-to-Machine. Мы считаем, что не здесь проблема, не здесь краеугольный камень.

 

JSON.TV: Когда можно ожидать первые пилотные проекты Huawei с российскими операторами в областях SDN и NFV?

 

Дмитрий Конарев: В 2015 году. Это заложено в развитие всех операторов, и по большому счету мы готовы это делать. Единственное, мы всегда предупреждаем — давайте осторожно к этому подходить. Давайте пока ставить параллельно это решение и оставлять старое. А после истечения некого срока эксплуатации, чтобы понять, как себя реально ведет при реальных нагрузках это решение, уже переходить на эту основу. С нами согласны, это разумно, на самом деле. Поэтому 2015 год будет началом тестирования, которое продлится 1-1,5 года. А в 2016-2017 году мы красочно увидим эти технологии в работе. Развитие SDN, NFV, cloud'ов на сетях операторов начнется уже повсеместно.

 

JSON.TV: Еще два слова об облаках, о cloud'ах. Из разговора со специалистами создается ощущение, что в России как-то немного меньше доверяют облачным технологиям. Даже не столько нет доверия технологиям, сколько каждый крупный оператор старается создать свое маленькое локальное облако и не доверяет неким общим хранилищам данных. Это действительно так? Является ли это проблемой?

 

Дмитрий Конарев: Это вопрос секьюрити. Пока у нас наблюдаются некое, мягко говоря, пирамидальное отношение ко всему этому. Может быть, оно обосновано, но не в той мере как, возможно, это требуется. Все заботятся о защите информации. Вроде бы понятно, что свое облако надежнее. Хотя это сомнительно, при желании сломать можно любое облако. Например, буквально недавно у JP Morgan была украдена база данных на несколько миллионов операций. В большом облаке можно лучше обеспечить защиту. Но тут стоит вопрос другого характера — кто будет контролировать это облако. Вот здесь у операторов возникают сомнения. Вдруг это будет не совсем чистый на руку контролер? Отчасти я их тоже понимаю. Просто у нас в России, в Советском Союзе накоплен богатый опыт, когда все было под контролем. Остается страх еще и от этого. Хотя тот же американский рынок показывает очень стремительное развитие облачных структур. С другой стороны, я не знаю, там и так все, наверное, контролируется. В дальнейшем общее облако, на мой взгляд, — это наиболее эффективное использование ресурса.

 

JSON.TV: Общее в рамках какого-то государства?

 

Дмитрий Конарев: Пока в рамках одного государства. Если мы посмотрим на эволюцию стандартов — кто во что горазд, каждый стремился сделать свой стандарт. Сейчас мы имеем более или менее стройную систему, и мы знаем, что у нас будет через N-е количество лет в рамках всего мира. Это уже четко заложено, понятно и реализуется. Я думаю, к этому придем и на уровне SDN, NFV и облачных структур.

 

JSON.TV: В самом начале вы упомянули о 6G. Можем ли мы помечтать или пока еще слишком мало данных, чтобы что-то представить?

 

Дмитрий Конарев: Данные уже есть, в лабораториях проводятся тестирования и исследования в этом направлении. То есть 5G уже считается не то чтобы закрытой темой, но для особо продвинутых R&D центров 6G — перспективное направление. Любой источник света будет являться и приемником, и передатчиком информации. Просто наши источники света будут заменены на специальные датчики. Грубо говоря, это будут светодиоды, которые могут и принимать, и передавать информацию. Естественно, наши гаджеты, попадая под них, также будут получать и передавать информацию. Объемы несопоставимы с радиочастью, и ограничений в этом случае практически нет. Но пока — это лабораторные исследования. Однако не стоит забывать, что не так давно мы говорили об LTE как о технологии будущего. Сейчас мы уже оперируем ею и говорим о ней как о практически устаревшей. Я думаю, что мы доживем и увидим все это.

 

JSON.TV: Дмитрий, ну и самый последний вопрос. Лично вы какими гаджетами пользуетесь? Каким отдаете предпочтение? Гаджетоман ли вы?

 

Дмитрий Конарев: Я не особо гаджетоман. Для работы, естественно, это вещь удобная. Потому что не использовать мобильный интернет и мобильную почту было бы странно для специалиста.

 

JSON.TV: Это смартфон или что-то более серьезное?

 

Дмитрий Конарев: У меня есть все, по большому счету. Дома есть стационарный компьютер, есть несколько ноутбуков, есть несколько pad'ов, есть iPad, есть NetPad, ну и смартфоны разные, есть Android’ы, есть iOS. Но я бы не сказал, что я прямо такой гаджетоман. Это просто реальность. То есть если ты хочешь быть на волне и чтобы тебя не захлестнуло, то ты должен эту волну возглавить. Соответственно, нужно знать, чем ты оперируешь и как этим нужно оперировать. А если упустишь, то потеряешь уже и статус.

 

JSON.TV: Какой операционной системе отдаете предпочтение? Сегодня это один из основополагающих вопросов.

 

Дмитрий Конарев: Если говорить про планшеты, то это Android. Если про смартфоны, то все-таки iOS. Это наиболее надежная система. А планшеты на Android — хороши в плане гибкости.

 

JSON.TV: Удовлетворяют вас эти системы? Либо нужна какая-то принципиально новая?

 

Дмитрий Конарев: Нет, конечно, не удовлетворяют. Нужна принципиально новая система. Я думаю, что будет прорыв в этом направлении. Потому что пока они закрывают некую нишу, но не отвечают всем потребностям и тем возможностям, которые могут дать со временем технологии, которые мы будем представлять и на радиодоступе, и на уровне приложений. Я думаю, что в ближайшие год-два мы увидим что-то новое. Уже зреет.

 

JSON.TV: Ждать от известных игроков? Или, может быть, от неизвестных совсем?

 

Дмитрий Конарев: Вполне может быть совсем неизвестный. Сейчас сложно об этом говорить, но большие игроки могут его вовремя перекупить. Что и происходит чаще всего. Но выстрелит точно. Через год-два мы увидим что-то новое.

 

JSON.TV: Спасибо вам огромное! Напомню, что в программе Json.tv о перспективах 5G, 6G и т. д. мы говорили с Дмитрием Конаревым, ведущим экспертом в области MBB компании Huawei в России.

 

Дмитрий Конарев: Спасибо!