×

22 Октября 2014 19:25
2405
0

Электронная коммерция – локальная игра. Можно играть на многих рынках, но на каждом нужно сильно адаптироваться, считает сооснователь и генеральный директор Wikimart Максим Фалдин. В эксклюзивном интервью для JSON.TV он отметил, что Wikimart реально не конкурирует ни с eBay, ни с AliBaba, у них другая концепция. Реальные конкуренты – Ozon и другие игроки из электронного сектора, которые пытаются войти в мультикатегорийную игру. Козыри Wikimart – самый большой ассортимент в России и реально низкие цены на многие вещи.

 

Структура продаж строилась раньше как 2/3 маркет плейс и 1/3 ритейла. С покупкой компании «Терминал.ру» она будет ровно обратной в пользу ритейла. Но отказываться от концепции «маркет-плейс» Wikimart не собирается.

 

Реально, покупка «Терминала» – это выход в офф-лайн, утверждает Максим Фалдин. Сейчас одна из главных проблем – проблема доверия, а её надо решать в регионе покупателя, который хочет знать, условно, «кому пойти морду бить».

 

При этом возрастают операционные затраты, поэтому надо быть осторожными.

 

Вообще история с оффлайновым присутствием – не навечно, а на несколько лет.

 

В структуре оплаты товаров «кэш он деливери» составляет 90%. При этом все умеют пользоваться карточками, просто хотят увидеть товар. Оплата наличными удлиняет оборачиваемость средств до 2-3 недель, что очень много.

 

В полной версии видеоинтервью для JSON.TV Максим Фалдин отвечает также на вопросы о драйверах и барьерах рынка электронной торговли, об инвестициях в проект Wikimart, о возможности выхода на IPO, о сером импорте, о российских инвесторах, о киберпонедельниках, о роли регулятора на российском рынке и о личных гаджетах.

 

Ведущий – Сергей Корзун

 

Справка JSON.TV

Фалдин Максим Сергеевич

Родился 10 августа 1977 года в Подольске. Окончил экономфак МГУ, бизнес-школу Stanford. В ИКТ-бизнесе с 2008 г. – с момента основания компании Wikimart.

Работал с 1999 г. помощником генерального директора Англо-русской страховой компании, потом — финансистом в «Сибуре». Идея «построить eBay в Росии» пришла в Стэнфорде. В настоящее время – генеральный директор «Викимарт».

 

Полный текст расшифровки интервью:

 

JSON.TV: Всех приветствую. Это JSON.TV. Меня зовут Сергей Корзун. Сегодня мы в гостях у компании Wikimart, у ее основателя и генерального директора Максима Фалдина. Здравствуйте, Максим Сергеевич.

 

Максим Фалдин: Вечер добрый.

 

JSON.TV: В спартанской обстановке работаете.

 

Максим Фалдин: Мы ‑ ритейловая компания. Я не видел еще ритейловых компаний, у которых были бы дорогие полы и дорогая мебель.

 

JSON.TV: А что для Вас максимально дорого в компании?

 

Максим Фалдин: Люди.

 

JSON.TV: Главная ценность – люди? Человек – это значит «всё»? Какие люди? Мы знаем этих людей? Или Вы знаете этих людей?

 

Максим Фалдин: Я знаю этих людей, это сотрудники Wikimart.

 

JSON.TV: Их около 400, как утверждает Википедия на этот момент?

 

Максим Фалдин: Сейчас их больше, так как мы купили компанию, в которой еще около 400. Теперь их 800.

 

JSON.TV: Замечательный результат. Давайте обновим справку о Вас: Вы родились 10 августа 1977 года в городе Подольске. Образование высшее. Первое – экономический факультет МГУ. Дальше – Стэнфордская бизнес-школа. Сразу после или через паузу?

 

Максим Фалдин: Через большую паузу. Я окончил МГУ в 2000, а в Стэнфорд поступил в 2007-м.

 

JSON.TV: Это было решение по производственной необходимости или доброй воле?

 

Максим Фалдин: Можно и так сказать. Я бы не противопоставлял производственную необходимость и добрую волю. В моем случае это точно не так, у меня они всегда совпадают.

 

JSON.TV: Когда Вы вошли в ИКТ-бизнес, IT-бизнес?

 

Максим Фалдин: Тогда и вошел. Когда стал думать о том, какой бизнес делать дальше. В Силиконовой долине любой бизнес, который ты хочешь делать, хоть мебель выпускать, это всегда с приставкой «Интернет». Поэтому когда я начал думать про торговлю, это автоматически стало электронной коммерцией.

 

JSON.TV: То есть это в Стэнфорде произошло фактически?

 

Максим Фалдин: Да. В 2008 году мы основали проект, который в 2009 году стал компанией. Мы с моим партнером, тоже стэнфордским студентом.

 

JSON.TV: Вы знали друг друга до этого или познакомились в Стэнфорде?

 

Максим Фалдин: Мы там познакомились.

 

JSON.TV: И с тех пор не расстаетесь?

 

Максим Фалдин: Расстаемся иногда. По бизнесу у нас разные были циклы. Это не про расставание, это скорее про распределение ролей.

 

JSON.TV: Ваше главное дело до Wikimart в двух словах: начинали в англо-русской страховой компании?

 

Максим Фалдин: Да, в 1999 году я был помощником гендиректора англо-русской страховой компании.

 

JSON.TV: Потом было кафе «Муза»?

 

Максим Фалдин: Это уже первая предпринимательская активность. Первый бизнес у меня был ресторан. Второй – бухгалтерская компания. Эти два бизнеса я сделал до Стэнфорда. Они оба работали даже на тот момент, когда я оттуда вернулся. Они и сейчас работают, просто ими другие люди управляют.

 

JSON.TV: Легенда гласит, а может быть, это и правда, о том, что в Стэнфорде Вы решили сделать русский eBay, с чем вернулись в Россию и этим, собственно, занялись. Теперь eBayлично пожаловал к нам, в нашу страну. Что будете с этим делать?

 

Максим Фалдин: Мы уже делаем. Мы большой партнер и друг eBay, у нас совместный проект по трансграничной торговле. Первый товар, который продал русский магазин на eBay, это был велосипед, который продал Wikimart.

 

JSON.TV: Вы остаетесь партнерами, о конкуренции речи здесь нет?

 

Максим Фалдин: Абсолютно. Потому что в итоге мы строим совсем не eBay. Это была легенда для инвесторов.

 

JSON.TV: Если возможно, несколько слов о рынке российской интернет-коммерции. Ходят слухи, что в последнее время в индустрии все плохо, тренды отрицательные, магазины закрываются. Есть ли новые и в чем Ваши планы?

 

Максим Фалдин: Все, что Вы перечислили, правда для рынка электроники. На рынке электроники, действительно, стагнация. Она началась не месяц назад, а минимум год назад. Тренды отрицательные собственно в электронике и по маржинальности, и по объему. Что касается остальных кусочков рынка, то там отличный рост по меркам текущей ситуации. И 10, и 20, и, бывает, 30 процентов. В мелких нишевых – и больше.

 

JSON.TV: Расскажите чуть подробнее о секторах рынка, на которых Вы работаете.

 

Максим Фалдин: Мы работаем везде, кроме высокоуровневого fashion и продуктов питания – из больших кусочков. Еще есть мелкие, где мы не работаем, например, не торгуем ювелиркой, но неразборчиво (4.58), это специальный рынок. Из крупных кусков отсутствуют продукты питания, кроме небольшого luxuryсегмента, и отсутствует fashion, за исключением очень простого fashion или верхней одежды, которые мы можем продавать. Fashion как fashion – не совсем история Wikimart.

 

JSON.TV: Можете примерно описать, какой объем и какую долю занимаете Вы на российском рынке?

 

Максим Фалдин: Мы считали. На этот май или июнь мы делали где-то чуть больше 1,5% всего российского рынка электронной коммерции и 2,6-2,7 – в Москве. В принципе, крупнейший игрок делает 3-4%. Рынок очень фрагментирован.

 

JSON.TV: Много игроков. С кем конкурируете тогда, если eBay Вам не конкурент?

 

Максим Фалдин: eBayсовсем не конкурент.

 

JSON.TV: Яндекс.Маркет, который начал, туда же?

 

Максим Фалдин: Это все туда же, это с eBayконкуренция. Мы конкурируем с крупными игроками электронной коммерции, кто себя там таковыми позиционирует. Ozon традиционный наш конкурент, другие, которые из электроники вырастают. Это игроки, которые из электроники пытаются переформатироваться в мультикатегорийную игру. Wikimart очень мультикатегорийный, у нас 3 тысячи категорий товаров.

 

JSON.TV: С 2009 года Вы проделали огромный путь до сегодняшних цифр. В чем Ваше преимущество? Почему именно на Wikimart надо покупать?

 

Максим Фалдин: На Wikimart самой большой выбор ассортимента в России на сегодняшний момент. Если убрать книжки, скрепки и прочую лабуду, то на Wikimart – самый большой выбор. Это не значит, что вы найдете здесь все, но вы найдете здесь очень многое. Мы продолжаем работать, потому что для нас это основной приоритет, количество ассортимента. Плюс на ключевые вещи, на многие вещи у нас реально низкие цены за счет маркетплейc, за счет механизма. У нас есть собственный ритейл, который мы держим на достаточно низкой маржинальности, наращивая объемы. А к нему рядом примыкают магазины от наших продавцов, у которых зачастую лучше закупка, чем у наших коммерсантов, и поэтому цены еще ниже.

 

JSON.TV: Давайте поговорим об открытии Вашего собственного ритейла, об общей философии продажи. Когда-то были просто производители и человек, которому нужен был товар, и они обменивались. Потом появились рынки, которые росли и стали, в том числе, электронными. То есть посредник между производителем и конечным клиентом. Сейчас такое ощущение, что посредник есть, их довольно много, а Вы, по идее Wikimart, стали еще одним посредником, который собирает всех остальных посредников, или нет?

 

Максим Фалдин: Мы, действительно, агрегируем спрос, это наша функция как большого мультикатегорийного игрока. Мы не в большей степени посредник, чем им является «Ашан» и Metro. Люди так про них не думают, но это такой же агрегатор, посредник с большим количеством позиций, в основном управляемый даже не самими мерчендайзерами этих сетей, а венторами. Это, по большому счету, такой же маркетплейс, как и Wikimart. Так как именно не сознательная коммерческая политика этих компаний, а структуры договоренности с производителями наполняют ассортимент. То же самое происходит на маркетплейсе. На ритейловой части, конечно, мы сознательно делаем ассортимент, занимаемся ценообразованием, продвижением. Мы купили компанию «Терминал», компанию, специализирующуюся на магазинах терминального обслуживания, когда стоят эти терминалы, как всем известныйEnter, только чуть-чуть попроще, подешевле и в регионах. До этого у нас своя розница была треть, а две трети – маркетплейс по обороту. Сейчас, уже в объединенной компании, мы до конца года завершим объединение, у нас уже на 15-й год общий бюджет будет, там будет наоборот: две трети собственного ритейла, потому что много магазинов появилось. У нас 19 городов присутствия по факту сразу возникло.

 

JSON.TV: Чем выгоден собственный ритейл? Почему Вы движетесь в эту сторону?

 

Максим Фалдин: Ты им гораздо больше управляешь. На маркетплейс, на чистой истории ты сильно зависишь от предложений тех, которые есть у магазинов. А нет – значит, нет предложений. И ты либо строишь очень большую историю с очень большим количеством магазинов, десятки тысяч минимум, как на Яндекс.Маркет, или сотни тысяч, миллионы, как на eBay, либо ты делаешь все вокруг своей ассортиментной политики, фактически добавляя партнеров. Это совсем другая логика. Идут такие компании, как jdidit.com, как flipkart.com, это я называю Индию и Китай соответственно. И уже идет Wikimart. Нам чем меньше у нас партнёров, тем лучше, потому что мы лучшие коммерческие условия им даем. Нам не нужно до бесконечности расширять число магазинов. Хотя их у нас 2 тысячи, это достаточно много.

 

JSON.TV: Можно ли тогда в перспективе вообще отказаться от маркетплейс, поскольку в этом рынке играют другие игроки?

 

Максим Фалдин: Не надо отказываться от маркетплейс. Если я продаю какие-то популярные чашки, то чашек ведь великое множество. Я не могу все чашки на свете закупить на свой склад и их там держать или договориться с производителем, чтобы он мне поставлял. Я договариваюсь с магазинами, которые рядом становятся и продают свои чашки. Мы не конкурируем, у нас свой товар, у них свой товар. Просто мы даем покупателю более общее предложение, и в этом модель.

 

JSON.TV: У всех на устах в последнее время AliBaba с сумасшедшим размещением. В чем отличие и в чем общность?

 

Максим Фалдин: Это еще один пример маркетплейса, который как раз относится к истории eBay. Там есть jdidit.com, это структура, очень похожая на Wikimart (50 на 50, также собственные категории определенные, на электронике специализируется), а есть AliBaba, там 8 млн продавцов, 800 млн товаров. Вот как много.

 

JSON.TV: Вы как-то сотрудничаете с ними?

 

Максим Фалдин: Нет, мы никак не сотрудничаем с AliBaba.

 

JSON.TV: И не собираетесь в ближайшее время?

 

Максим Фалдин: Нет у нас потребности, зачем?

 

JSON.TV: А восточный рынок производителей?

 

Максим Фалдин: Они нам не нужны для этого. Мы найдем и купим все сами, если надо, и мы покупаем.

 

JSON.TV: Вы можете вырасти до таких размеров, как AliBaba?

 

Максим Фалдин: Ну, мы же не в Китае. В Китае свои размеры. Там 165 городов-миллионников, а в России – 14.

 

JSON.TV: Но мир велик. Или Вы ограничиваете Ваш рынок только российскими ведущими территориями?

 

Максим Фалдин: Электронная коммерция – это локальная игра. Можно строить глобальную компанию в электронной коммерции, но она все равно в каждом рынке. Амазоновский пример, примерeBayпоказывают, что это локальная игра. В каждом рынке надо очень сильно адаптироваться. И даже при этой сильной адаптации успех далеко не гарантирован.

 

JSON.TV: Если это локальная игра, может быть, ее до размеров регионов можно ужать? Могут быть успешные проекты, скажем, в Костромской области?

 

Максим Фалдин: Конечно. Собственно, мы так и делаем. Покупка компании «Терминал» была продиктована именно тем, что у них очень много региональных покупателей и сильное региональное присутствие, особенно в дальних регионах типа Сибири. Все, что за Уралом находится.

 

JSON.TV: То есть фактически Вы можете агрегировать и тех региональных игроков, которые появятся там, на местах?

 

Максим Фалдин: Да, будем это делать, но когда они там появятся. Их не так-то много. И коммерс с интернет-магазином живет всего в трех-четырех городах России, кроме Москвы и Питера. Поэтому не надо питать иллюзий, нет никакой длинной очереди интернет-магазинов где-нибудь в Йошкар-Оле. Там их несколько есть и они не очень конкуренты.

 

JSON.TV: Сколько стоил этот проект при запуске? Я имею в виду общие инвестиции в него. Какие перспективы на капитализацию?

 

Максим Фалдин: При запуске мы его начали на 700 тысяч долларов. Сейчас совокупно в Wikimart вложено уже более 100 млн долларов, и мы продолжаем наращивать, потому что деньги нужны и на оборотный капитал, и на технологии, которые мы продолжаем разрабатывать, и на строительство логистической инфраструктуры. Хотя здесь мы не зверствуем, мы не пытаемся строить свои склады, свои автопарки. Мы очень аккуратны в такого рода вложениях.

 

JSON.TV: Нужны еще деньги для дальнейшего развития? Возможно ли масштабирование серьезное?

 

Максим Фалдин: Да, у нас возможно серьезное масштабирование, потому что мы очень технологичны. Главных препятствий к масштабированию ритейловой компании, собственно, три. Это оборотный капитал, потому что его надо больше на росте, это капексы в логистику, прежде всего, в инфраструктуру, если магазинов нет. Или в магазины, соответственно, если источником роста является открытие новых магазинов, как у многих так называемых электронных компаний и коммерса. Третье – это технологии, потому что когда все начинает ломаться. Чтобы заменить обезьяний труд, нужны программисты. Вот с третьим у нас точно все хорошо, лучше, наверное, чем у кого-либо. А с точки зрения логистики мы специально избираем модель, которая позволит нам развиваться без существенных логистических затрат. Для нас это принципиальный момент. Капиталоемкость потому что может быть совершенно неограниченной. Свободные средства направляем на оборотный капитал, где тоже стараемся эффективно управлять. Вот туда деньги нужны.

 

JSON.TV: Вопрос об IPO. Возможно ли это? Нужно ли Вам в ближайшее время?

 

Максим Фалдин: Во-первых, оно не нужно. Во-вторых и в главных – оно невозможно. Про IPO в ближайшие три, может быть, четыре года нужно забыть.

 

JSON.TV: Именно Вам? Или вообще предприятиям электронной коммерции здесь?

 

Максим Фалдин: Нет, российским компаниям. Россия – токсичная страна для иностранных инвесторов. Риски работы с Россией неизмеримо возросли за последние несколько недель, начиная с падения Boeing. Это не началось с санкций первых, а началось с первых серьезных санкций, когда это от слов политических деклараций перешло к делу. Репутационные риски очень высокие. А параллельно – реальный инвестиционный бум, часть электронной коммерции 100%, во всем мире. Поэтому на двух этих, очень разнонаправленных, трендах никакого IPO не будет.

 

JSON.TV: Как собираетесь бороться с этой токсичностью? Где брать деньги?

 

Максим Фалдин: Есть российские инвесторы. За последние 2 года назрел целый класс российских инвесторов, которые не готовы целиком и полностью взять на себя роль рынка инвестиций в Россию пока. Им бы еще пару-тройку лет, но их никто не спрашивал, сбивая Boeing. Но в целом они уже представляют собой инвестиционный спрос. И я постоянно получаю (но Wikimart может быть здесь исключением) инвестиционные предложения, очень серьезные. Но я также вижу, что по рынку идут сделки. Это всё российские инвесторы.

 

JSON.TV: Что покупают больше всего в Вашем магазине?

 

Максим Фалдин: Всё покупают. Всё, что является предметом общего, general ритейла.Электроника традиционно, есть детские товары от памперсов до колясок, есть спорт от боксерских перчаток до велосипедов, есть товары для дома, которые раскладываются в свою очередь на кухню, на ванную комнату, на товары для дачи, для активного отдыха и так далее.

 

JSON.TV: Есть ли наиболее перспективный сектор или все развивается примерно одинаково?

 

Максим Фалдин: Есть неперспективный – электроника, от которой никуда не деться, все равно люди ее покупают. Но там ни денег, ни славы. Очень перспективным традиционно уже 2 года считается детский товар. В силу возможностей рынка спорт бы тоже был таким перспективным, если бы не сам объем рынка был чуть меньше. Также товары для дома. Вот туда мы идем и там видим большие для себя перспективы. Плюс есть разного рода нишевые истории, для нас нишевые. Автозапчасти, например, мы сейчас ищем решения, как нам закрыть. Как нам закрыть для себя дырку в разных более нишевых вещах, типа товары для животных, картриджи, такого рода вещи.

 

JSON.TV: Как расплачиваются? Доля платежей электронных и наличных?

 

Максим Фалдин: Традиционно, «кэш он деливери», то есть наличные при получении.

 

JSON.TV: Больше 50%?

 

Максим Фалдин: 90%. Это в России вообще очень развито в силу низкого доверия к продавцам, это наша работа – повышать процент карточек, но это невозможно сделать через обучение пользоваться карточкой. Все умеют пользоваться карточкой, у всех она есть. Более того, у курьеров требуют считывающую машину на месте, просто хотят увидеть товар сначала. Это вопрос доверия исключительно.

 

JSON.TV: Как-то можно с этим бороться? Вы боритесь или миритесь с этой ситуацией?

 

Максим Фалдин: Мы миримся сейчас и нормально все приспособились, но также, конечно, бороться надо. Но только долгосрочно это возможно победить. Бороться надо через 2 вещи: через повышение уровня сервиса, и речь не идет о каком-то премиальном сервисе, хотя бы просто доставлять то, что есть, хотя бы убрать аут-оф-стоки, хотя бы привозить тогда, когда люди просили, и то, что они просили. А второе – это работать над брендом. Wikimart еще серьезным брендингом не занимался, как будем готовы, займемся.

 

JSON.TV: Как изменяется средний чек за последние годы?

 

Максим Фалдин: У нас очень стабильный средний чек. Традиционно он очень высокий для игроков электронной коммерции среднего, не luxury, сегмента. Но он очень стабильный.

 

JSON.TV: Сколько он составляет примерно?

 

Максим Фалдин: Всегда в районе 200 долларов. Сейчас, правда, доллар другой немножко стал, поэтому чуть меньше стало. Но в рублях он очень стабильный, более стабильный, чем доллар.

 

JSON.TV: Каковы основные проблемы интернет-магазинов, Wikimart в частности? Связаны они с доставкой, со складом, с постпродажным обслуживаем или что-то еще?

 

Максим Фалдин: Там много можно перечислять. На мой взгляд, одна из основных проблем – это оборотный капитал. Простой пример: московские магазины очень маленький ассортимент предоставляют в регионы. Я здесь вижу огромные возможности, и мы будем это делать, потому что у нас неизмеримо больше уровень доступа к оборотному капиталу. Нас кредитуют известные банки, у нас хорошая кредитная история, мы можем себе это позволить. Но в принципе по отрасли большая проблема – в нехватке оборотного капитала, потому что когда покупатель расплачивается наличными, то логистическое плечо удлиняет оборачиваемость на 2-3 недели. А в электронике ‑ это удвоение оборачиваемости, по сути. Это, конечно, очень невыгодно, и магазины просто отказываются без предоплаты посылать в регионы товар. А на предоплату соглашаются 10-5% покупателей. Это проблема стратегически глобального характера. Остальное – это не проблемы, это задачи. Есть задача улучшить логистику, уменьшить возвраты, повысить маржинальность. Это все задачи, надо решать.

 

JSON.TV: Некоторые из магазинов электронной коммерции выходят в оффлайн. С чем это связано? И не собираетесь ли Вы?

 

Максим Фалдин: Собственно говоря, как и мы со своей покупкой. Мы своей покупкой компании «Терминал» уходим в оффлайн. Связано это с тем, чтобы быть ближе к покупателю. Очень простая логика: проблему покупательского доверия, которое не только на карточки влияет, а вообще на покупки, надо решать на месте в том регионе, где покупатель находится. Россия слишком большая страна. Если ты живешь в Новосибирске, то для тебя Москва – это где-то на Луне. И это как на Луну звонить в Москву, что-то требовать. Еще трехчасовая разница во времени. Покупателю в регионах очень важен такой фактор, как мы его называем в компании, «кому пойти морду бить?», когда не то привезли. По телефону или курьеру морду бить бессмысленно. Поэтому ему нужно локальное присутствие. Это важный фактор. Минусом подобной стратегии являются, конечно, операционные затраты, которые ты несешь, открывая эти точки. Поэтому мы очень аккуратны с форматами и с тем, что мы собираемся делать в своей стратегии.

 

JSON.TV: С технологической точки зрения это не якорь мощный, который тянет Вас назад? Гораздо проще сидеть в кабинетах и по линиям связи разруливать ситуацию, чем делать свою инфраструктуру?

 

Максим Фалдин: Не проще, потому что покупателя не устраивает это. Ему нужно, чтобы было написано «ул. Советская, дом 47, Wikimart».

 

JSON.TV: И тогда он знает, к кому прийти быть морду.

 

Максим Фалдин: Да.

 

JSON.TV: Как Вы думаете, будет ли снижение порога пошлин, боролись ли Вы за это, лоббировали ли это?

 

Максим Фалдин: Будет. Мы участвовали в формировании лоббистского движения. Хотя мы очень философски смотрим на эту историю. С одной стороны она, безусловно, как на тот момент казалось, повышает капитализацию российских компаний. Но сейчас о капитализации говорить не приходится. Нет такой темы ‑ капитализация российских компаний на Западе сейчас и коммерс компаний, так как нет инвестиционного спроса. И уравнивать правила игры, на наш взгляд, это правильный шаг. С другой стороны, мы видим себя в будущем как активного игрока трансграничной торговли. У нас есть пилот в компании eBayименно на тему трансграничной торговли и собственный склад в Латвии, который построен, для того чтобы осуществлять эти заказы. И мы будем туда обязательно развиваться. Мы и так, и так готовы и согласны работать, и внутри страны, и за ее пределами.

 

JSON.TV: Есть много возможностей обойти ограничения, дробить заказ, получать по частям и так далее.

 

Максим Фалдин: Можно, но покупатели не очень любят обходить, дробить. Это неудобства всегда. Гораздо лучше сделать удобный сервис, ключом к которому являются удобные таможенные платежи. Мы сделаем так, что покупатель будет платить на сайте или на мобильном приложении эти таможенные платежи, ну будет 10-15% платить дополнительно. Это большая иллюзия, что люди идут на заграничные сайты, потому что там дешевле. Первый раз – может быть, кого-то привлекает разница в цене. По большому счету они идут, потому что огромный ассортимент. Я Вам с гордостью сказал, что в Wikimart 2 млн уникальных товаров, а у eBay ‑150 млн на Россию только, а в мире – полмиллиарда. А у AliBaba, которую упомянули,Taobao, 800 млн уникальных товаров. Товаров в России столько даже нет.

 

JSON.TV: На какую долю Вы примерно рассчитываете из тех, кто покупал дешевле, заказывал напрямую и который перейдет к Вам?

 

Максим Фалдин: Мы не делали таких расчетов. Сложно очень сказать.

 

JSON.TV: Что делает регулятор на Вашем сегменте рынка, я имею в виду государственный регулятор?

 

Максим Фалдин: К счастью, ничего. Почему это очень привлекательный сегмент для российских инвесторов? Я считал и считаю, что за ближайшие 5-7 лет в электронной коммерции будет создано большинство акционерного капитала. Это будет лидирующая отрасль по приросту акционерного капитала в стоимости. Будут отрасли, где акционерный капитал будет потерян. В нефтянке он будет однозначно потерян, в банках, скорее всего, будет потерян. Сейчас миллиард стоит банк, а будет он стоить 700 млн. 300 млн акционеры потеряли. Прирост акционерной стоимости в электронной коммерции будет максимальный. Это раз. Второе: в отличие от банков, где регуляторы ужесточают каждый квартал или вообще месяц регулирования, и, тем более, все риски, которые связывают с собой нефтяные и прочие ресурсные истории, или даже телеком. Wikimart и все игроки электронной коммерции находятся за забором, на этом заборе – колючая проволока, где регулятор резвится, и где каждый квадратный метр просвечивается прожектором.

 

JSON.TV: Как удобнее всего общаться с регулятором? Через ассоциации, членом которых Вы состоите?

 

Максим Фалдин: Как говорят, «лучше всего смотреть через прицел оптической винтовки на людей, с которыми тебе не хочется общаться». Лучше с ними не общаться. Удобнее всего – ездить на какие-то круглые столы, где тебя слышат. Меня часто зовут, я иногда приезжаю, но никогда не возвращаюсь, если люди не слышат или просто собрались воздух потрясти.

 

JSON.TV: Есть ли вообще смысл в отраслевых ассоциациях? На что они влияют?

 

Максим Фалдин: Есть смысл в отраслевых ассоциациях как минимум в двух местах. Первое, надо где-то общаться между собой, формировать консолидированную позицию. Собственно, закон о снижении пошлины там и появился, в АКИТе. С другой стороны, можно отстаивать свою позицию тоже согласованно. Одну компанию регулятор не услышит, может проигнорировать, а проигнорировать хорошо распиаренную ассоциацию гораздо сложнее. Так государство устроено.

 

JSON.TV: Давайте скажем несколько слов про киберпонедельники. Это была Ваша идея. Сколько их прошло?

 

Максим Фалдин: Да, это была моя идея и, в том числе, моя инициатива. Их прошло два, третий будет, по традиции, в последний понедельник января. В один день все товары со скидкой.

 

JSON.TV: Это правда, что объем торговли в этот день превышает предновогодние продажи?

 

Максим Фалдин: В первый раз – да, в 5,5 раз было превышение над среднеянварским. Январь – не такой плохой месяц, как принято считать, по крайней мере, в онлайне точно. Второй раз – было всего в 3, мы расстроились. Но хотя 3 – это тоже неплохо. Посмотрим, что будет в этот раз. Эти цифры, от 3 до 5, это пики в последнюю декабрьскую неделю. Так что сопоставимо.

 

JSON.TV: Кроме декабря и киберпонедельника, какие еще пики есть в течение года? Когда, наоборот, меньше заказов? Как это по году распределяется?

 

Максим Фалдин: Традиционно меньше заказов в выходные в электронной коммерции. В оффлайне у них – пятница, а у нас – понедельник. Понедельник, среда – два самых правильных дня для продаж. Суббота, воскресение – достаточно тухлые. Летом хуже традиционно, причем выходные увеличиваются на вторую половину пятницы-первую половину понедельника, потому что люди на даче. Январские, майские праздники ‑ тоже. Соответственно, в праздники и когда люди от онлайна отходят, покупок традиционно меньше.

 

JSON.TV: Расскажите чуть более систематично об основных драйверах на развитие электронной коммерции в целом в России. Каковы основные барьеры, которые стоят сейчас перед Вами?

 

Максим Фалдин: Основным драйвером является магистральный тренд, который не только в России, но и вообще в мире. Принятие технологий покупки в Интернете. Люди сначала начинают Интернетом пользоваться, в России уже 71 млн пользователей, потом они начинают заводить себе аккаунт в Facebook, в ВКонтакте и переписываться, совершать первую транзакцию. Она, как правило, не физическая, это какой-нибудь диджитал, билет, услуга, сервис, после чего они совершают первую физическую транзакцию, как правило, это электроника. И так они, путем цифровой эволюции, доходят до покупки одежды. Хотя где-то посередине они все задают один и тот же вопрос: «Как можно одежду в онлайне покупать?».

 

JSON.TV: Особенно обувь.

 

Максим Фалдин: Обувь первую начинают покупать. Ее начинают покупать раньше, чем все остальное, потому что обувь легче покупать в онлайне, чем просто одежду. И через 2 года человек уже не задает этот вопрос, а просто каждые 3 месяца покупает.

 

JSON.TV: Он заказывает зато несколько размеров или, может быть, заказывает часто дублирующие покупки?

 

Максим Фалдин: Несколько не везут, везут 2-3, так бывает, это практика российского рынка. Или просто удобный возврат обеспечивают. Покупают одежду. И одежда – это очень быстро растущий сегмент в электронной коммерции, это совершенно точно. Потому что по объему рынок огромный. Он сейчас такой же, как электроника 7 лет назад, когда она только начала по-серьезному расти в Интернете. Вот такую эволюцию человек проходит, и сейчас уже в России 35 млн покупателей в Интернете. Если раньше было отношение 1:3, из трех интернет-пользователей один всего покупал, то сейчас 1:2, это уже китайские показатели, мы Китай в этом отношении догнали. Постепенно люди покупают все больше и больше. Те, кто покупает один раз, они все чаще начинают покупать. И мы очень быстро начинаем приближаться к странам Европы. Сейчас уже под 3% рынка в онлайне, когда мы начинали Wiki, он был меньше 2 ритейла вообще в онлайне, а в Польше было 5 тогда, в Англии было 11. Англия стала самой первой в мире, сейчас там уже за 15 ушло, а в России уже 3. Где-то еще нам лет 7 расти и мы точно к 10-ти приблизимся.

 

JSON.TV: Главные барьеры – внутренние или связаны с мировой экономикой?

 

Максим Фалдин: Мировая экономика вообще ни при чем. Они исключительно внутренние, связаны с географией страны и с очень сильной фрагментацией отрасли. Из-за этого у тебя пока нет больших, серьезных игроков, которые 20-30% рынка занимают, а во многих странах это есть, и которые легко справляются с этой географией страны, доставляя устойчивый сервис покупателям, делая серьезный брендинг и в этом смысле неся доверие в регионы. Это и есть главный барьер, отсюда в России выросла история с оффлайновым присутствием. На мой взгляд, она на 5-7 лет, это достаточно серьезный срок для электронной коммерции, поэтому мы в это идем, но она не вечная.

 

JSON.TV: Проблема серого импорта еще существует или это несущественная проблема, для Вас в том числе?

 

Максим Фалдин: Для нас это не проблема, для нас это удача, потому что мы на этом зарабатываем.

 

JSON.TV: То, что он существует или что уменьшается его доля?

 

Максим Фалдин: То, что он существует. Что такое серый импорт? Серым импортом называют три абсолютно разные вещи: подделки, контрафакт (подделка бренда) и нормальный бренд, завезенный так называемым параллельным импортом, без согласования с производителем.

 

JSON.TV: Не предназначенный для этого рынка.

 

Максим Фалдин: Что значит «не предназначенный для этого рынка»? Вот этот iPhone предназначен для этого рынка? А он завезен без согласования с Apple. Я точно знаю, потому что я его покупал не в России и сам завозил. Это серый импорт. Но всё законно – раз, он абсолютно нормальный товар – два. Идентичный. С историей параллельного импорта мы хотим не бороться, а наоборот, активно ему помогать. Потому что зоопарк, резервация вендоров и поставщиков в Российской Федерации нас не устраивает. Нам нужна открытая конкуренция и общие правила игры. А вот подделки и использование чужих брендов для своей продукции – с этим будем бороться, это неправильно.

 

JSON.TV: Вы в детстве хотели стать владельцем, например, свечного заводика, магазина? Вы готовились к этой карьере?

 

Максим Фалдин: Хотел. Когда детство начинается? В 6 лет не хотел. В 12-14 начал про это серьезно думать, что свое дело хотелось бы иметь.

 

JSON.TV: Именно в торговой части?

 

Максим Фалдин: Нет, не именно в торговой. Торговля пришла позже.

 

JSON.TV: Когда решили начать?

 

Максим Фалдин: У меня был заход еще до ресторана, открыть свой розничный магазин. Я его открыл и через 3-4 месяца благополучно с большими убытками закрыл, потому что чего-то не понимал. Но вкусил удовольствие. У меня был свой продуктовый магазин. Сейчас DIXIS на этом месте.

 

JSON.TV: Есть ли у Вас иконы в бизнесе или люди, на которых вы ориентируетесь?

 

Максим Фалдин: Были. Наступает момент, когда ролевые модели уходят, когда ты сам для себя – ролевая модель. Или она становится у тебя компонентно-интегральная, кусочками ото всех. Были ролевые модели, я на них смотрел, от Стива Джобса до того же Безоса, который Amazon строил. У меня все про Штаты в основном.

 

JSON.TV: Долго ли Вы переживаете неудачи?

 

Максим Фалдин: У меня нет никаких неудач

 

JSON.TV: С тем же кафе, с предыдущим бизнесом, о котором Вы говорили.

 

Максим Фалдин: Это разве неудача? Это этап. Ступенька, которая поднимает тебя настолько, чтобы шагнуть на следующую ступеньку, ‑ это неудача или этап? Для меня – этап.

 

JSON.TV: Самый ценный совет, который Вам дали в жизни?

 

Максим Фалдин: Есть такая книжка у Дональда Трампа, она звучит, как совет – «Thinkbig», «Думай по-крупному».

 

JSON.TV: Расскажите про гаджеты, которые при Вас. Про iPhoneмы уже узнали по ходу беседы. Насколько Вы гаджетоман, насколько зависимы, что носите с собой?

 

Максим Фалдин: С собой ношу iPhone, лэптоп MacAir, иногда Yota, которая соединяет эти два девайса с Интернетом, когда нет сети, меня устраивающей. iPhone всегда ношу с собой, остальное просто часто. Больше ничего не ношу.

 

JSON.TV: А как же «умные часы», «умные очки»?

 

Максим Фалдин: Часы у меня есть, на них села батарейка и я куда-то дел зарядку, но найду и буду носить. «Умные часы» люблю, я не люблю часы, которые дорогие ради дорогих.

 

JSON.TV: Спасибо Вам огромное. Напомню, мы сегодня были в гостях у сооснователя, владельца и руководителя компании Wikimart Максима Фалдина. Всем счастливо!

 

Максим Фалдин: Спасибо Вам!