×

21 Декабря 2016 15:39
3337
0

Слушайте подкаст программы:

 

«Суммарный оборот за 2,5 года составил 670 млн. рублей, и в этом году мы абсолютно уверенно сделаем из них 500 млн. С чем это связано? С тем, что мы хорошо поняли, что отлично развивается именно краудлендинг, когда частное лицо занимает деньги бизнесу. И примерно 1,5 года назад сделали на это ставку, решив, что довольно большая часть инвестиций, до 90%, которые будут проходить через площадку, будут делаться в форме займов. Это действительно сработало. В конце прошлого года мы сделали терминал в обычном браузере, через Интернет можно размещать деньги. Сделали тесты, запустили его в прошлом декабре, как раз вот 19 декабря будет ровно год момента официальной даты запуска...Неожиданно поняли, что это удобно, инвесторы это поняли. Я много комментариев слышал на тему того, что раньше сделка занимала 2-3 дня, потому что надо было все на бумаге подписывать. Сейчас ты просто заходишь на площадку, знакомишься с компанией, заранее оцениваешь все свои риски, но саму сделку ты проводишь очень быстро. 2-3 клика, выбираешь компанию, выбираешь объем денег, которые тебе нужно проинвестировать, определяешь сроки, на которые ты деньги размещаешь. Дальше делаешь банковский перевод и все, с этого момента можно считать, что ты проинвестировал».

 

«Честность и прозрачность компании на старте – это залог того, что при условии перспективности, она проблем с финансированием испытывать не будет никогда. С теми же банками мы, на самом деле, партнеримся, и я надеюсь, что в ближайшее время будут первые смешанные сделки…И…мы занимаемся тем, что банки, в принципе, не делают – это финансовое моделирование тех планов, о которых мы говорим с основателями, когда они к нам приходят...Для нас важно, чтобы компания росла с нами. Логика площадки в том, что мы как раз смотрим на проекты и очень хотим, чтобы они вырастали кратно в течение нескольких лет. Рост в 2-3-5-10 раз – вот какие проекты нас интересуют. Если проект «сбитый летчик», который пытается перехватить денег, чтобы прожить еще год – такой проект на площадку с 99% вероятностью не попадет. Мы это вскроем, увидим и попросим не приходить, потому что нам он не интересен».

 

«До каждого инвестора мы пытаемся донести его риски, прежде чем инвестировать. Как минимум, мы выясняем, осознает ли он, что деньги он может и потерять. Если человек этого не осознает, если он относится, например, к инвестициям через подобные площадки как к депозиту в банке, где есть звено, которое страхует эго риски, то, естественно, такого человека лучше отговорить, потому что в случае какой-то неудачи - негатива будет очень много. Человек действительно потеряет деньги, хотя он, на самом деле, не рассчитывал этого делать. А если человек нормально, адекватно оценивает свои риски, то почему нет, это отличная история. Пробовать, создавать инвестиционные портфели, использовать финансовые инструменты, которые раньше для него были недоступны, потому что он не обладал и на текущий момент, возможно, еще не обладает достаточным объемом денег».

 

«Я не считаю, что краудфандинг, краудлендинг, краудинвестинг как инструменты должны заменить фондовый рынок, например, или банковские депозиты, ни в коем случае. Элементарная финансовая грамотность говорит о том, что в такие высокорисковые инструменты все свои деньги вкладывать нельзя, и мы настаиваем на этом, когда разговариваем с нашими инвесторами. Я думаю, что это классическая история, 10% от своего ликвидного капитала ты можешь туда размещать, не больше. В чем прелесть того, что мы делаем – мы очень сильно снижаем чеки. То есть на текущий момент минимальный размер инвестиций – это 100 тыс. рублей, есть некоторые операционные сложности, которые, я надеюсь, мы скоро преодолеем, которые нам пока не позволяют снизить отдельный чек, но думаю, что он будет 10 тыс., максимум 30 тыс. рублей в ближайший горизонт времени».


Полная расшифровка интервью:

 

JSON.TV: Здравствуйте. Сегодня у нас в гостях основатель и CEO инвестиционной площадки StartTrack Константин Шабалин.

 

Константин Шабалин: Всем привет, очень приятно, что пригласили меня, спасибо.

 

JSON.TV: Поговорим мы сегодня о различных вещах, прежде всего, о площадке StartTrack и технологических трендах, инвестиционных трендах, которые существуют в венчурной, инвестиционной отрасли и вокруг технологических площадок в финансовом секторе.  Расскажите вкратце о компании StartTrack, что это такое, когда это все началось, что происходит?

 

Константин Шабалин: На текущий момент нам чуть больше 2 лет, мы были официально основаны в середине 2014 года, и, насколько мне известно, мы одна из самых крупных инвестиционных площадок, посвященных теме краудинвестинга и краудлендинга в России. Сейчас наш суммарный оборот за 2,5 года составил 670 мнл. рублей, и в этом году мы абсолютно уверенно сделаем оборот из них 500 мнл. С чем это связано? С тем, что мы хорошо поняли, что отлично развивается, и большая доля среди слова «крауд» (краудфандинг, краудлендинг, краудинвестинг) занимает именно лендинг, то есть понятия, связанные именно с прямыми займами, когда частное лицо занимает деньги бизнесу. Хорошо это увидели и примерно 1,5 года назад сделали на это ставку и решили, что довольно большая часть инвестиций, до 90%, которые будут проходить через площадку, будут делаться в форме займов. Это действительно сработало.

 

В конце прошлого года мы сделали терминал в обычном браузере, через Интернет можно размещать деньги. Сделали тесты, запустили его в прошлом декабре, как раз вот 19 декабря будет ровно год момента официальной даты запуска. Неожиданно поняли, что это удобно, инвесторы это поняли. Я много комментариев слышал на тему того, что раньше сделка занимала 2-3 дня, потому что надо было все на бумаге подписывать. Сейчас ты просто заходишь на площадку, знакомишься с компанией, заранее оцениваешь все свои риски, но саму сделку ты проводишь очень быстро. 2-3 клика, выбираешь компанию, выбираешь объем денег, которые тебе нужно проинвестировать, определяешь сроки, на которые ты деньги размещаешь. Дальше делаешь банковский перевод и все, с этого момента можно считать, что ты проинвестировал.

 

JSON.TV: Может быть, не все, кто нас смотрит, являются экспертами в финансовых технологиях, поэтому вкратце можно описать, в чем суть технологической площадки StartTrack?

 

Константин Шабалин: Действительно, нужно было с этого начать. Есть несколько понятий, связанных со словом «крауд». «Крауд» переводится как «толпа», то есть широкий круг инвесторов, народное финансирование, примерно так об этом говорят. Зародилось это все с термина краудфандинг, это довольно глубокая история, которая уходит в 90-е годы. Первые, кто сделали какой-то формальный краудфандинг, это одна из групп собрала деньги своих фанатов на то, чтобы организовать свой гастрольный тур.  У них это получилось, и кейс за кейсом это все стало проявляться. Естественно, все это проходило в Европе и в Америке в первую очередь, а дальше в какой-то момент стали появляться площадки, в частности, есть самая, наверное, известная площадка по краудфандингу – это Kickstrater. Площадка, где, в основном, креативные проекты, различные книги, фильмы, мультики, игры, часто и гаджеты.

 

JSON.TV: Но это начало развития, я так понимаю, с тех пор направление прошло значительную эволюцию?

 

Константин Шабалин: Согласен, да, я немножко издалека начинаю, просто в этом основной смысл, откуда все вообще пошло.

 

JSON.TV: То есть массовые инвесторы, которые с помощью Интернета могут вложить деньги в различные проекты, активы на той или иной основе.

 

Константин Шабалин: Браузер, куда ты приходишь, видишь проекты, разбираешься в проектах, и какие-то проекты тебя, в частности, эмоционально очень сильно цепляют, например, какой-то товар, которого ты раньше не видел.

 

JSON.TV: По сути дела, это инвестиционная площадка, которая позволяет привлечь абсолютно другой тип инвесторов, который раньше на сектор, в частности, венчурных, инвестиционных проектов, привлечь было невозможно без Интернета.

 

Константин Шабалин: Было невозможно, потому что было просто неэффективно взаимодействие с таким количеством людей, в момент, когда появилась технология работы через такие площадки, то есть когда ты просто приходишь через браузер и можешь перевести деньги, неожиданно оказалось, что стоимость привлечения такого вот отдельного рубля или доллара не такая высокая. И с этого момента начали работать крауд технологии.

 

JSON.TV: Сейчас, я так понимаю, крауд технологии – это не только люди, которые инвестируют на какие-то подарки…

 

Константин Шабалин: Да, эта идея начала развиваться, и, естественно, первая история была такая, что люди просто эмоционально взаимодействовали, сочувствовали каким-то проектам и ради этого перечисляли деньги или делали какие-то предзаказы, а потом появились два термина краудинвестинг и краудлендинг, когда люди не просто поддерживали проект, а хотели еще разделить долю прибыли по этому проекту.

 

JSON.TV: То есть, это уже перешло в бизнес-функцию?

 

Константин Шабалин: Конечно, да. И это к чему привело? Ты абсолютно правильно говоришь, что на текущий момент даже в России, если ты хочешь проинвестировать в какой-то проект, купив долю, то с деньгами меньше 1 мнл. рублей это просто нецелесообразно, потому что стоимость оформления сделки будет очень высокая. Ты пойдешь к нотариусам, ты пойдешь к юристам, и тебе это обойдется, по меньшей мере, в 100-150 тысяч, а по нормальным меркам – и до 500 доходит. Ну и смысл делать такую инвестицию? Так вот, такие площадки как раз очень сильно снижают стоимость поиска проекта, потому что ты в одном месте можешь сразу подобрать в очень похожем формате описания проектов и сравнить.

 

JSON.TV: И по-настоящему дешевая, собственно, реализация сделки  и оформление сделки?

 

Константин Шабалин: Да, потом, так как сделка чаще всего преструктурирована, юристы уже поработали и ты, по сути, присоединяешься просто к сделке, для тебя это, фактически, ничего не стоит. Самое главное, что и по времени это занимает очень мало времени, потому что ты не ищешь, сделку делаешь в 2-3 клика, делаешь просто банковский перевод или вообще просто переводишь деньги с карточки.

 

JSON.TV: То есть для частных инвесторов, которые приходят на вашу площадку, процедуры достаточно простые, то есть они могут зарегистрироваться, выбрать проект и присоединиться к той или иной сделке, которая их заинтересовала?

 

Константин Шабалин: Чуть посложнее, потому что мы все-таки пытаемся донести до каждого инвестора его риски, прежде чем инвестировать.

 

JSON.TV: То есть, это еще и консультация инвестора, по сути дела?

 

Константин Шабалин: Мы, как минимум, пытаемся выяснить, осознает ли он, что он деньги может потерять. Если человек этого не осознает, если он относится, например, к инвестициям через подобные площадки как к депозиту в банке, где есть звено, которое страхует эго риски, то, естественно, такого человека лучше отговорить, потому что в случае какой-то неудачи - негатива будет очень много. Человек действительно потеряет деньги, хотя он, на самом деле, не рассчитывал этого делать. А если человек нормально, адекватно оценивает свои риски, то почему нет, это отличная история. Пробовать, создавать инвестиционные портфели, использовать финансовые инструменты, которые раньше для него были недоступны, потому что он не обладал и на текущий момент, возможно, еще не обладает достаточным объемом денег.

 

JSON.TV: То есть, условно, человек со средним доходом, который вкладывал и вкладывает деньги в акции, в облигации, в депозиты в банке или какие-то другие инвестиции…

 

Константин Шабалин: …да, получил новый инструмент.

 

JSON.TV: И вы говорите, что у вас есть новый инструмент, дополнительный?

 

Константин Шабалин: Не другой. Я не считаю, что краудфандинг, краудлендинг, краудинвестинг как инструменты должны заменить фондовый рынок, например, или банковские депозиты, ни в коем случае. Элементарная финансовая грамотность говорит о том, что в такие высокорисковые инструменты все свои деньги вкладывать нельзя, и мы настаиваем на этом, когда разговариваем с нашими инвесторами. Я думаю, что это классическая история, 10% от своего ликвидного капитала ты можешь туда размещать, не больше. В чем прелесть того, что мы делаем – мы очень сильно снижаем чеки. То есть на текущий момент минимальный размер инвестиций – это 100 тыс. рублей, есть некоторые операционные сложности, которые, я надеюсь, мы скоро преодолеем, которые нам пока не позволяют снизить отдельный чек, но думаю, что он будет 10, максимум 30 тыс. рублей в ближайший горизонт времени.

 

JSON.TV: А если брать проекты, в которые ваш клиент может проинвестировать, это какого типа проекты? И где вы их находите?

 

Константин Шабалин: Ты знаешь, в отличие от площадок, которые фокусируются, мы изначально выбрали путь того, что мы будем работать с любым малым и средним бизнесом в России. Типовые проекты, которые нас интересуют – это проекты с выручкой от 5 млн. рублей в месяц, они могут быть не всегда особо прибыльными. По тематике разницы нет. В основном, у нас, как ни странно, проекты, связанные с детскими услугами, детскими сервисами, детские школы, детские садики, очень много такого. В последнее время появился отличный сегмент, связанный с больницами, частные клиники. Это растущий сегмент, в нем много интересного, достаточно высокомаржинальный, спроса много, всем мы болеем, как мы знаем. Все хотят быть здоровее. Все, что связано с ЗОЖ, со спортом – тоже очень хорошая история, очень сильно растет. В принципе, тоже хочется заняться какими-то производственными историями, там много подводных каменей, много артефактов в головах у людей, в компаниях сложных. Для нас принципиально важно другое. Для нас принципиально важно, чтобы тот бизнес, который привлекает деньги на нашей площадке, был растущим, и у него должны быть высокие шансы на то, чтобы он кратно вырос в ближайшие 2-3 года.

 

JSON.TV: А почему бизнес приходит на вашу площадку, а не обращается в банк, у вас какие-то преимущества есть?

 

Константин Шабалин: На самом деле, это тоже важный момент. Как я уже говорил, как финансовые инструменты не должны заменять друг друга, просто это новый финансовый инструмент в линейке, который появляется, такая же история с банками. Я никогда не говорю, что не нужно обращаться в банки, и многие из наших проектов обращаются. У нас даже бывают ситуации, к нашему сожалению, что проект сначала долго работает с нами, мы готовы их уже вывести к инвесторам на площадку, а они говорят: ребят, извините, так получилось, что банк под меньшую ставку готов нам дать те же самые деньги. Так бывает, и это бывает все чаще, надо научиться, в каком-то смысле, конкурировать.

 

Важный момент, что банковские деньги в любом случае будут в ограниченном объеме. Банк никогда не займется проектным финансированием, то есть это очень ограниченные истории, в России очень редко бывают. Это понятно, потому что банк – структура, которая сильно зарегулирована, с определенным багажом, с каким-то накопленным текущим результатом, и для них очень сложно верить в светлое будущее и смотреть на проект как на инвестиционный проект. Они, в основном, дают деньги под залоги. Наша площадка и логика наших инвесторов немножко другая.

 

Нас интересуют проекты, которые могут класно вырасти, и поскольку мы умеем проводить сделки не только долговые, именно займы, а еще и с equity, именно с продажей долей и акций, то логика следующая: мы на старте привлекаем деньги, возможно, достаточно дорогие, текущая ставка около 30% годовых на проект, но зато у людей появляется возможность делать то, что они хотят. Они могут получить достаточный объем денег. Часто привожу пример с компанией Footyball, когда мы сами это осознали. Это одна из первых компаний, которая привлекала у нас деньги. У них открытие одной школы составляет от 25 до 50 млн. рублей, а банк им дает максимум 15. Эти 15 им не нужны, потому что им нужно 25, - они не могут с 15 запуститься. Мы, как площадка, им в тот момент сильно помогали и сейчас помогаем, потому что мы может построить финансовую модель, увидеть перспективу проекта, и как раз через это мы оцениваем, будем ли мы допускать проект или нет.

 

JSON.TV: И еще я заметил интересный момент, у вас, наверное, и инвесторы гораздо ближе к проекту, чем банки. Банки - где инвесторы и где депозитарии, и где проект. То есть у вас инвестор может напрямую брать на себя риски, когда он оценивает проект, а банк не может на себя взять риск инвестора, ему это делать гораздо сложнее.

 

Константин Шабалин: Конечно. Он не то, что не может, он должен эти риски на себя брать. Сделка-то прямая, на самом деле, площадка в сделке не участвует. 

 

JSON.TV: Да, вот в этом-то и смысл. А банк берет на себя риски, которые ему сложно оценить…

 

Константин Шабалин: Банку не очень сложно оценить, не надо думать, что банки глупые, я  бы не стал так говорить. Там работают специалисты высокого уровня, высокого класса, но у них, как я уже говорил, во-первых, определенная зарегулированность, во-вторых, все же у них определенные подходы. У них бизнес определенный, они деньги дают, чтобы их вернуть, пусть даже меньше заработать, но вернуть. То есть их очень заботит 100% возврат денег.

 

JSON.TV: Нормативы, низкие риски и т.д., различные ограничения.

 

Константин Шабалин: Наша логика ближе к венчурному финансированию, когда ты размещаешь деньги именно в портфель, почему я говорю, что мы очень хотим снизить чеки для того, чтобы люди могли составлять портфели более эффективно. В случае какого-то отдельного дефолта что-то можно списать, но при этом все равно то, что ты получишь в виде вознаграждения по портфелю, инвестирую в несколько компаний одновременно, создавая этот самый портфель, это будет сильно выше, чем депозит. Та самая разница, которую забирает себе банк, довольно ощутимая, когда он берет эти деньги с депозита и размещает куда-то еще, ты, как инвестор, получаешь на себя.

 

JSON.TV: Ну у них и расходы большие, у них свои большие сети офисов.  Вы все-таки онлайн-площадка, у вас другая экономика, это ваше другое преимущество.

 

Константин Шабалин: В этом смысле да. Хотя, я бы не сказал что у нас низкие косты, то есть нам приходится много чего делать. Если бы рынок был зрелый, то у нас был бы один сервер, и мы бы просто проводили одни сделки и все. Я очень надеюсь, что этим и закончится, что мы перестанем проводить мероприятия, какие-то личные встречи, и вокруг нас вырастет инфраструктура, как инфраструктура выросла, например, вокруг Московской биржи. Есть брокеры, которые большинство отношений с  клиентами закрывают для биржи. И, в общем-то, мы и видим свое будущее именно как площадка. Почему мы и называемся инвестиционной площадкой, то есть, биржей мы, конечно, себя не называем, то есть «биржа» в кавычках, но, тем не менее, мы стараемся мыслить как биржа. Это, кстати, накладывает определенные отпечатки на наши взаимоотношения с инвесторами, с проектами, потому что для нас клиент и тот, и тот.

 

JSON.TV: Да, но здесь очень важный элемент, который вы заметили, и как биржа, и не только, как биржа, вы оказываете большое количество консультационных услуг. Вы говорите с клиентами, говорите, что есть такие-то риски, есть такие-то инструменты, есть такие-то проекты, по сути, вы делаете такой комплекс услуг, который в банке, наверное, называется работа с высокодоходными клиентами. Это такой консалтинг. Насколько бесконечно вы можете расширять портфель услуг для клиента, есть же текущие, а можете новые предложить, то есть это же целые новые направления деятельности? Или наоборот, это инструмент диверсификации бизнеса, диверсификации инвестиционного портфеля для клиента?

 

Константин Шабалин: Это один из ключевых вопросов, на которые еще надо подумать, как отвечать, потому что можно двигаться в двух направлениях. Можно делать площадку, которая в себе все агрегирует и оказывает все услуги. Можно сказать всему рынку, что отойдите от нас, мы – новая экономика, мы – новая форма взаимодействия с клиентом, вы нам не нужны.

 

JSON.TV: Такой предел диверсификации?

 

Константин Шабалин: Скорее, наоборот, такая консолидация. Мы в себя все вбираем.

 

JSON.TV: Но, в принципе, так Интернет и существует, Google все в себя вбирает…

 

Константин Шабалин: Я бы не сказал, на самом деле, что он прямо все в себя вбирает. Он создает новые компании, новые бизнесы, втягивает в себя это все, но, тем не менее, внутри это взаимодействует достаточно эффективно. Моя позиция такая, что существующий рынок – совсем не глупый.

 

JSON.TV: Вы смотрите на эффективность тех или иных инструментов. По тем или иным инструментам вы эффективно работаете, вы с ними работаете. Сможете поработать по новому инструменту, допустим, онлайн-трейдингом вы же не занимаетесь?

 

Константин Шабалин: Трейдингом не занимаемся, и таких планов нет. Это как раз уже существующая, довольно качественно построенная инфраструктура, в которую влезать нет никакого смысла, да и желания никакого нет. Но есть огромный рынок, мы его оцениваем очень высоко, по нашим оценкам, рынок взаимодействия с малым и средним бизнесом в России как минимум составляет 1 трлн. рублей.

 

JSON.TV: То есть это другой элемент консалтинга, когда вы сказали, что уходят к банкам. То есть вы проект вели, проект консультировали, проект подготовили, а он говорит: ой, я все понимаю, я пошел в банк.

 

Константин Шабалин: Бывает, да.

 

JSON.TV: Вы ему бизнес-план помогли подготовить.

 

Константин Шабалин: Я больше скажу, они, скорее всего, просто берут документы и с ними приходят в банк. Это неприятная история, такие вещи надо научиться тоже отрабатывать.  Один раз ты так сделаешь, получишь свои 2-3 млн.рублей, а на самом деле, если ты – тот бизнес, который мы искали, тебе нужно будет не 2-3 мнл. рублей в ближайшие пару лет, а 20-30. Тогда ты уже упрешься в то, что банк тебе не поможет с такими суммами.

 

JSON.TV: С другой стороны, это же не единичная сделка, это же долгосрочные отношения, финансирование же не в последний раз в жизни получаешь.

 

Константин Шабалин: Именно так. Этим мы, как раз, и отличаемся от остальных площадок, которые в России работают, это не очень частая история даже по миру – это то, что мы умеем работать и с долгом, и с equity. Мы – площадка смешанных инвестиций. В принципе, на бирже происходит то же самое, ты можешь и акции купить, и облигации, здесь противоречия никакого нет. Это приводит к тому, что мы можем с компанией работать в течение 2-3-5 лет. На большее время, конечно, сложно прогнозировать.

 

JSON.TV: То есть, вы подготовили хороший бизнес-план, хорошую инвестиционную стратегию, структуру сделки подготовили. Сначала кредит, потом акционерное финансирование, потом, может быть, опять кредит. Это же долгосрочное сотрудничество. Так же крупные клиенты у банков , они живут с банками очень долго, то есть это отношения, может быть, даже длинною в жизнь.

 

Константин Шабалин: Это верно. Единственное, что банк оказывает не только услуги финансирования, чаще даже не финансирование для них важнее, а РКО, например. На этом они очень много зарабатывают. Но для нас важно, чтобы компания с нами росла. То, что я хотел бы донести и передать тем, кто будет это смотреть, тех людей, кто является владельцами бизнеса, основателями бизнеса, генеральными или финансовыми директорами, возможно: логика площадки в том, что мы как раз смотрим на проекты и очень хотим, чтобы эти проекты вырастали кратно в течение нескольких лет. Рост в 2-3-5, 10 раз – вот какие проекты нас интересуют. Если проект «сбитый летчик», который пытается перехватить денег, чтобы прожить еще год – такой проект на площадку с 99% вероятностью не попадет. Мы это вскроем, увидим и попросим не приходить, потому что нам он не интересен.

 

JSON.TV: То есть вы, на самом деле, с двух сторон качественно работаете: вы отбираете качественных инвесторов, их ведете и консультируете, а с другой стороны – отбираете качественные проекты, опять же их консультируете и ведете. Вы несете риски с двух сторон, да, вы оптимально…

 

Константин Шабалин: Скажем так, репутационные риски мы несем с двух сторон, а в целом, конечно, риски отношений между инвестором и проектом регулируются уже самостоятельно. Также, как если ты придешь на Московскую биржу и купишь Газпром, то падение или рост котировок с биржей мало связаны.

 

JSON.TV: У биржи есть требования, чтобы акции допустить к бирже…

 

Константин Шабалин: Требования есть, они постоянно шлифуются, вырабатываются, вырастают…

 

JSON.TV: То есть, у вас аналогичные требования?

 

Константин Шабалин: Ну, они, конечно, не аналогичные.

 

JSON.TV: Я имею в виду, по типу работы, у вас же есть требования, как к инвесторам, так и проектам?

 

Константин Шабалин: У нас фильтр проектов выглядит следующим образом: в начале, на старте есть определенный фильтр, который отсекает мошенников, сумасшедших и людей с определенной, не очень хорошей репутацией, которая уже сложилась. Мы это видим через определенные источники данных. Дальше мы работаем с ними, как банки оценивают компании, смотрим на финансовую отчетность, смотрим глубже на управленку, что редко банки делают, пытаемся понять, что у них там с потенциальными залогами, которыми можно какую-то часть рисков перекрыть, говорим о личных поручительствах, анализируем различные связи между компаниями, которые существуют. Смотрим, что нам рассказали, что нам не рассказали, смотрим на выписки с банковских счетов, соответственно, анализируем их, опять же, проверяем связи между компаниями и собственниками и различными контрагентами. А потом мы занимаемся тем, что банки, в принципе, не делают – это финансовое моделирование тех планов, о которых мы говорим с основателями, когда они к нам приходят.

 

JSON.TV: А что это значит?

 

Константин Шабалин: Это различные стресс-тесты, которые показывают относительно того, в какой точке развития бизнес находится сегодня, и если у него что-то получится по-настоящему, то, что мы хотели, в какой точке он будет через год своей жизни, и если все не получится, то где он окажется, сможет ли он нести на себе эту долговую нагрузку.

 

JSON.TV: Это моделирование вы делаете вместе с командой?

 

Константин Шабалин: Это делает больше сама команда, просто с помощью наших аналитиков, но мы даем весь инструментарий. Мы его постоянно развиваем, и развиваем также инструментарии сбора информации о компании, потому что очень важно, чтобы мы понимали, что нет никакой прямо лжи, например, в тех словах, которые до нас доносят. К сожалению, пока это часто принято. Сложно в чем-то обвинять основателей бизнеса, это определенный психотип людей, которые умеют выкручиваться и все время ведут себя как на поле боя, это понятно. Здесь нужно понимать, что мы очень многое умеем находить и умеем вскрывать, и лучше с нами сразу быть честными, потому что рано или поздно мы все равно все узнаем. Потом это приводит к неприятным последствиям для всех. Честность и прозрачность компании на старте – это залог того, что эта компания, скорее всего, при условии, что компания действительно перспективная, проблем с финансированием испытывать не будет никогда. С теми же банками мы, на самом деле, партнеримся, и я надеюсь, что в ближайшее время будут первые смешанные сделки.

 

JSON.TV: То есть у вас создается такая экосистема долгосрочного сотрудничества, как с инвесторами, так и с предпринимателями?

 

Константин Шабалин: Это верно. Я бы хотел тоже поставить акцент на том, что, на самом деле, высокие ставки на старте – это не значит, что мы хотим привлечь в компанию максимально дорогие деньги, нет, ни в коем случае. Максимально высокие ставки на старте, около 25-30% годовых, очень рыночная ставка. Это связано с тем, что компания пока не известная, и есть цель в течение 2-3 лет снизить ставку максимально. У той же компании Footyboll, которая работает с нами почти 2 года, текущая ставка 22%, то есть это вполне соизмеримо с тем, что дают банки.

 

JSON.TV: Действует система следующим образом: сначала у вас фильтр инвесторов, фильтр проектов, дальше у вас есть консалтинг, и дальше у вас предоставляется инструментарий, как инвесторам, так и платформа, чтобы одни дорабатывали свои проекты и бизнес-планы, другие  - эффективно использовали различные инструменты финансирования и готовили сделки. У вас уже готовые документы и пакеты под оформление сделок. В целом, вы выстраиваете долгосрочные отношения и экосистему. Как дальше эта экосистема может развиваться? Есть ли у вас другие источники фондирования, кроме частных инвесторов и предпринимателей, то есть это одно направление фондирования. Я сразу задам вопрос, чтобы не забыть: как могут развиваться ваши инструменты, есть ли у вас венчурные проекты? Я уже спрашивал про трейдинг, или какие другие инвестиционные инструменты, объекты инвестиций могут быть?

 

Константин Шабалин: С точки зрения партнеров, первый вопрос. Можно очень по-разному понимать слово «крауд». Некоторые понимают, что крауд – это когда вы финансируете 1000 рублями, что краудинвестинг – это про 1000 рублей или 10 фунтов, как многие площадки дают. На самом деле, это не об этом. С моей точки зрения «крауд» - это другое. Как раз пример есть хороший английской площадки CrowdCube, через  которую через какое-то время в те проекты, которые есть на площадке, деньги стали размещать венчурные фонды, и даже на текущий момент с ними соинвестирует государство. У них есть бюджеты, которые выделяются, и идут соинвестиции через площадку.  Это прекрасная история. Для меня «крауд», «толпа» - в толпе есть все, те люди, у которых не очень много денег, например, активные студенты, но те, которые достаточно быстро растут и хотят пробовать разные инструменты, и для них действительно краудинвестинг, краудлендинг хорошие инструменты, чтобы что-то попробовать и набивать руку.  Например, создать свой маленький портфельчик, вырастить его, потом прийти в какой-нибудь венчурный фонд и показать его, сказать, что я хороший аналитик, потому что я в течение 3 лет инвестировал в эти компании, и теперь у меня есть опыт. Да, это были небольшие суммы, но зато та доходность, которая получилась по портфелю – она вот какая.

 

JSON.TV: То есть, это инструмент обучения инвесторов?

 

Константин Шабалин: Обучение инвесторов, да, отличная история, на небольших средствах. С другой стороны, в этой же толпе есть и действующие инвестиционные менеджеры, и известные, и неизвестные, какая разница, ведь, по большому счету, это просто как биржа. Так и на бирже может работать частник, который только что подключился, так и может работать управляющий профессионал, который уже много лет посвящает инвестициям.

 

JSON.TV: А какая мотивация у венчурного фонда, который может выйти на вашу площадку? Вы рассматриваете такой вариант, что венчурные фонды могут инвестировать через вас, банки?

 

Константин Шабалин: Почему нет. Пока мы говорим больше про соинвестиции, чем инвестиции прямой площадки, но я знаю, что всем нужна инфраструктура, и об этом периодически кто-то говорит, но, правда, ни у кого не получилось что-либо значимое здесь сделать. Банкам это тоже интересно, но они непосредственно не инвестируют, они, скорее, занимают деньги.

 

JSON.TV: Но они могут фондировать не обязательно проект, они могут фондировать вас, как площадку, какие-то риски оценить на площадку, сказать, что вы хорошо фильтруете проекты, у вас большое количество проектов, сказать, что такие-то риски, берите деньги, вот, столько-то…

 

Константин Шабалин: Я бы сказал, что мировая практика показывает, что это действительно так и происходит, и площадки действительно становятся интересными. Но интересными они становятся не тогда, когда у тебя там куча всего свалена, а когда ты действительно делаешь определенный пре-скоринг, отбираешь определенного качества проекты, как апельсинки определенного размера должны пройти в определенного размера отверстие…

 

JSON.TV: Нет, ну у вас могут быть разные коробки, здесь яблоки, здесь апельсины, здесь мандарины.

 

Константин Шабалин: Да, пожалуйста. Но у тебя должно быть не все в одной куче смешано, а профильтровано. Как только ты все это разделил, это все начинает работать. За качеством нужно следить. Качество проектов – это базовый уровень, от которого все начинается, и наши первоначальные и текущие успехи связаны с тем, что мы, к моему великому сожалению, потому что это очень дорого стоит с т.з. сопровождения, из количества заявок, которые поступают на нашу площадку, мы пропускаем (мы посчитали недавно) 0,5%. Но нам приходится все смотреть, это огромная нагрузка.

 

JSON.TV: То есть у вас много аналитиков. Наверное, у вас сначала есть технологические инструменты отсева, а потом работают аналитики?

 

Константин Шабалин: Технологические инструменты, во многом, в разработке, потому что за те 2 года, которые мы работаем, мы прошли путь от полного туманного понимания, куда вообще нужно идти. С тем же краудлендингом (с займами) мы начали работать только год назад.

 

JSON.TV: Это же могут быть инструменты больших данных, искусственный интеллект, самообучающаяся система начинает нарабатывать какие-то инструменты анализа, подключать самих инвесторов…

 

Константин Шабалин: Совершенно верно. Это именно так и должно работать, именно так и будет работать, в этом нет никакого сомнения. Мы к этому придем, скорее всего, лет через 5 - 10, когда источники данных будут в достаточном количестве, и данные будут в достаточной мере открытыми, потому что на текущий момент не очень большая доля происходящего описывается системно.

 

JSON.TV: Во-первых, основателей точно можно скорить, информация достаточно доступна. Наверное, это первое, что будет отсекаться.  А второе – на это уже нужны сложные инструменты анализа проектов…

 

Константин Шабалин: Судя по тому, что я сейчас вижу, и как это все развивается, роботов мы уже начали применять, и они показывают результат.

 

JSON.TV: Понятно. А вот, собственно, с самим инвестиционным портфелем, вы в венчурные проекты инвестируете?

 

Константин Шабалин: Да, это второй вопрос, на который я хотел ответить. Можно выделять венчурные проекты и реальный сектор бизнеса, но мы на это по-другому смотрим. Для нас и то, и другое – малый и средний бизнес.

 

JSON.TV: Они у вас отличаются как-то по рискам, или это тоже малый и средний бизнес, условно, создание ресторана не менее рискованно, чем выпуск нового интернет-сервиса?

 

Константин Шабалин: У меня есть очень строгая позиция. Я считаю, но не все мои коллеги, которые занимаются похожими историями, меня поддерживают, что площадка не должна заниматься ни рейтингованиями, ни оценками рисков. Мы должны, по большому счету, делать некий квазилистинг, то есть допуск на площадку проектов с определенными показателями, то есть проекты, похожие на те, которые мы считаем правильными размещать на площадке. Те самые яблоки или апельсины определенного размера. Но заниматься оценкой рисков непосредственно внутри проекта должны аналитики, и это не должны быть аналитики площадки, иначе мы превращаемся в управляющую компанию, и это должны быть совсем другие вознаграждения, другая логика работы.

 

JSON.TV: А как инвестор может отобрать те или иные проекты? Он заходит на площадку, говорит, условно, я хочу в розницу или в продовольственный сектор, технологический сектор? То есть, он может отобрать по своему вкусу проекты? Или вы ему рекомендуете те или иные проекты по его профилю?

 

Константин Шабалин: Мы стараемся не рекомендовать. Отбирать, по крайней мере, пока, можно по типам инструментов, то есть по долгам или долям. Естественно, с развитием площадки это все появится, будут различные секторы, в которых можно будет и по рискам что-то отбирать, но по рискам условным.

 

JSON.TV: Ну, не по рискам, но инвестор может лучше разбираться в производстве продукции или в технологиях… А как он выбирает проекты?

 

Константин Шабалин: Смотри, тут важнее не как он выбирает, а как он взаимодействует с проектом. С нашей точки зрения, нужно взаимодействовать лично, и поэтому мы делаем специальные мероприятия, где знакомим основателей и собственников проектов с потенциальными инвесторами, там задаемся много вопросов, и эти мероприятия стали все чаще и чаще проводиться.

 

JSON.TV: Очень интересно про мероприятия, давайте через минуту к ним перейдем. Вообще, чтобы подытожить тему развития инвестиционных площадок, и StartTrack в частности, вообще, StartTrack, я так понимаю, крупнейшая инвестиционная онлайн площадка на настоящий момент?

 

Константин Шабалин: На текущий момент точно крупнейшая, потому что больше наших результатов пока нет ни у кого.

 

JSON.TV: Какие вообще тенденции развития инвестиционных площадок в мире, в США, в Европе, в других странах? Они куда движутся? Какие перспективные технологии, перспективные направления развития? Куда вы будете двигаться через год-два-три-пять?

 

Константин Шабалин: Ты знаешь, ответ странный. Я думаю, они сами не знают. Смысл в том, что это не устоявшийся рынок, на нем есть несколько сегментов. Если говорить про лендинг, там все гораздо лучше, он действительно большой, там есть графики. В том же самом Forbes недавно был материал, в котором было показано, что количество денег, которое было привлечено через крауд сравнялось с количеством денег, проинвестированных венчурными инвесторами.

 

JSON.TV: И что, сравнимо?

 

Константин Шабалин: Уже одинаково. Причем, скоро будет больше, сильно больше. Это очень красивая картинка, но я думаю, что она немножко некорректна, потому что, видимо, какие-то цифры задваиваются, но тенденция есть, и я думаю, что площадки будут очень популярны в этом смысле. Пока нет финально устоявшейся бизнес-модели для всех площадок, то есть люди пробуют что-то новое, каждая площадка работает немножко по-своему. По-разному допускают компании, по-разному оценивают компании, это хорошо, потому что через это получается некая эволюция роста. То, что неэффективно – умирает, и на наших глазах куча всего поумирало, то, что на самом деле оказывается эффективным, начинает развиваться.

 

Если говорить о том, куда это все будет двигаться, то двигаться будет, отчасти, в консолидацию. Недавно появились новости, что площадки начали поглощать друг друга. Мы стали получать предложения, чтобы с кем-то объединяться. Мы, кстати, забегая вперед, уже попали в международный рейтинг, мы свои данные будет отдавать в международные рейтинги, и я думаю, что это повысит нашу заметность. Мы стали получать довольно много вопросов, предложений, связанных с зарубежными инвесторами, которые хотели бы инвестировать в Россию. Это понятно, у нас тут очень высокие ставки для них, при этом очень низкая стоимость. Если смотреть на equity, то, что мы стали сильно дешевле за последние пару лет. Я думаю, что сейчас будет достаточно большое количество международных партнерств, и то, что для России очень актуально  - взаимодействие с зарубежными площадками, зарубежными деньгами и проектами.

 

И второе: появится несколько лидеров, они будут развиваться, в принципе, уже проявляются эти лидеры, не одни только мы работаем в России. Скорее всего, мы сейчас будем заниматься разработкой законодательства, об этом уже объявили, и официально уже есть рабочая группа при Центробанке. Через год или через два, здесь сложно пока точно говорить о датах, появится нормальное законодательство, которое будет все это регулировать, потому что сейчас мы в таком полуподвешенном состоянии, никто не запрещает, но и не очень понятно со статусом. Мы это решаем тем, что все сделки идут прямые, и если с площадкой что-то пойдет не так, то все отношения между инвестором и проектом сохранятся, они легитимны.

 

JSON.TV: На самом деле, здесь много изменений сейчас происходит в смежных с вами секторах. Вы не занимаетесь, допустим, кредитованием частных лиц, как многие краудлендинговые площадки, это другой сегмент бизнеса…

 

Константин Шабалин: Принципиально не занимаемся.

 

JSON.TV: Хотя, в перспективе, на самом деле, какое-то тоже, в общем, направление… Это уже такой масштаб диверсификации, консолидации площадок?

 

Константин Шабалин: Хороший вопрос, я, кстати, даже отвечу на него. Очень долго я говорил о том, что до тех ор, пока я генеральный директор StartTrack, мы «физиков» кредитовать не будем. Это была моя позиция. Но есть интересный сегмент, в StartTrack, скорее всего, этого никогда не будет, но тем не менее: есть интересные сегменты, которые говорят о том, что есть люди, которые нуждаются в деньгах, но при этом не являются теми, кто, скажем, приходит в классическую МФО, которые на улице там находятся, и где из них достают последнее. Бывает так, что можно сделать какие-то не очень высокие ставки, которые будут ниже банковских, но при этом будут привлекательны для инвесторов. И заемщики будут надежные, и инвесторы будут адекватные.

 

JSON.TV: Заемщики же разные есть, заемщик может, например, купить недвижимость…

 

Константин Шабалин: Да, в этом рынке, с точки зрения кармы, работать гораздо приятнее и лучше, нежели чем у людей, у которых не осталось почти ничего…

 

JSON.TV: То есть, это не микрокредитование, а достаточно большие кредиты?

 

Константин Шабалин: Вероятно. Я глубоко на эту тему не думал, но в какой-то момент понял, что есть такой сегмент и в нем, наверное, работать было бы приятнее. Но это не наша история.

 

JSON.TV: Вообще, сейчас же сектор финтех, если посмотреть на картину финтех, все-таки, вы  - одно из звеньев трансформации всего финансового сектора, там есть и платежи, и венчурные проекты, и частное кредитование?

 

Герман Греф об этом много говорит. Блокчейн или какие-то похожие технологии. Это то, что может активно развиваться и может привести, как раз, к очень хорошему сервису, которого всем не хватает, когда компания получает предложение о финансировании с очень разумными ставками или с разумной оценкой бизнеса с точки зрения продажи доли, но при этом компания для этого, по большому счету, ничего не делает, потому что если ты можешь оценить ее деятельность из открытых источников или из условно открытых источников…

 

JSON.TV: Это уже такая трансформация всей инфраструктуры финансового сектора?

 

Константин Шабалин: Она должна к этому финально прийти, потому что, с одной стороны, это резко снижает косты на оценке компании, потому что работают роботы, а с другой стороны, сами компании получают лучший сервис. И отсюда же получается, что и ставки ниже, и комиссии ниже.

 

JSON.TV: И система платежей более эффективная.

 

Константин Шабалин: Да, но если про кейс говорить, ты просто ведешь определенную деятельность, и вдруг тебе приходит предложение: слушай, мы видим, что у тебя есть возможность кассового разрыва, мы готовы тебе занять под такой-то процент такое-то количество денег. Все. Пожалуйста, если ты согласен  - нажми кнопочку. Или вообще не нажимай, сделай безакцептное согласие и все.

 

JSON.TV: Но это мы уже заглянули достаточно далеко вперед?

 

Константин Шабалин: Я считаю, что это 3-5 лет.

 

JSON.TV: То есть, это уже настоящее?

 

Константин Шабалин: Не совсем настоящее, но есть сервисы, которые очень похожим образом уже работают.

 

JSON.TV: Отлично. Вы не только зарабатываете деньги здесь и сейчас, привлекаете клиентов, боретесь за клиентов, за предпринимателей и инвесторов, но вы и смотрите в далекое будущее и не забываете о новых технологиях финансового сектора.

 

Константин Шабалин: Конечно. Но мы, по сути, и есть новая технология. 

 

JSON.TV: Что по поводу мероприятий с инвесторами, с предпринимателями, какую роль они играют в вашей компании? Я так понимаю, что в ближайшее время, 19 декабря будет очередное мероприятие, приуроченное к Новому году, новогодняя вечеринка. Расскажите об этом мероприятии?

 

Константин Шабалин: Было бы очень скучно заниматься только проведением сделок, поэтому примерно год-полтора назад мы решили, что было бы здорово, если бы люди общались еще и лично, и мы начали вести разные мероприятия. Часть мероприятий проходит в клубном формате, когда 20-30 человек встречается, что-то решают, обсуждают, знакомятся, там скажем так, уже состоявшиеся инвесторы.  А ряд мероприятий мы проводим публичных, они достаточно открытые, и эти мероприятия проходят под брендом StartTrack Day, STDAY. Это будет уже 6-я такая конференция, и туда вкладывается очень большой смысл. Это не развлечение.

 

JSON.TV: То есть, там не будет танцев под елкой, нет?

 

Константин Шабалин: Одно другому не мешает, и если настроение будет, можно и под елкой станцевать, но смысл в том, что это, в большей степени, не развлечение, а достаточно тяжелая работа. Те, кто уже бывали на наших конференция, знают, что объем и количество контента, которое на них вываливается, очень большое, и мы постоянно работаем над тем, чтобы его увеличить. Вот эта конференция будет, я думаю, самая плотная по программе, по качеству спикеров и по тому объему аналитики и данных, которые мы сможем предоставить как организаторы конференции.

 

JSON.TV: То есть полноценная тематическая конференция для инвесторов и предпринимателей, которая познакомит лично инвесторов, которые работают заочно, и предпринимателей?

 

Константин Шабалин: Мы такой цели не ставим, но познакомиться можно. Там точно будут инвесторы, поверьте мне, там нормальные адекватные люди, которые заключают сделки через нашу площадку. Но логика больше в другом: мы бы хотели больше помогать и инвесторам, и предпринимателям делать свой бизнес сильнее, и все выступления, которые там будут проходить, будут на эту тему. Какая структура конференции, которая будет проходить перед Новым годом? Сначала мы поговорим про стратегию. Когда ты начинаешь какой-то бизнес, то думаешь: куда же я хочу вырасти или как я это буду делать? Это больше вопрос стратегии. Те ребята, которые будут выступать в этой секции, будут говорить о собственном опыте. Мы взяли несколько опытных предпринимателей, которые уже прошли этот путь, когда она сидели на кухне и о чем-то мечтали, все это записывали в виде какой-то стратегии  на бумагу, и у них это получилось. Как раз эта секция – про тот кусочек, который посвящен стратегии. Потом идет сегмент про то, как искать ресурсы для бизнеса, потому что если у тебя нет ресурсов, будь ты хоть 25 раз эффективным, умным и красивым, ничего у тебя не получится. Будет получаться, но очень долго, и ты принимаешь на себя большие риски.

 

JSON.TV: Ну, не за что купить оборудование тоже…

 

Константин Шабалин: Не за что купить оборудование, либо ты тот самый венчурный проект…

 

JSON.TV: Оборотку не за что профинансировать…

 

Константин Шабалин: …да, начинаешь развиваться и расти, кто-то смотрит на твою идеи и рядом начинает делать то же самое, привлекает финансирование и растет в 10 раз быстрее тебя просто потому, что скупил весь трафик, который тебя окружал.

 

JSON.TV: Ресурсы активные есть, а масштабироваться не успевает.

 

Константин Шабалин: Да. Ресурсы очень важны. Потом мы поговорим про эффективность. Эффективность в данном случае – это про операционное управление компанией. Здесь принцип кого финансируем, кого не финансируем: если компания убыточная и не может найти свои дырки, не может закрыть свою неэффективность, то сколько ты в нее денег не заливай, она их просто потратит.

 

JSON.TV: По сути дела, это ключевой элемент вашей экосистемы, вы позволяете одним успешным предпринимателям на вашей площадке передать опыт и экспертизу другим предпринимателям?

 

Константин Шабалин: Да, причем, я думаю, что большинство из тех предпринимателей, которые придут – тоже потенциально успешные, просто какой-то кусочек этой конференции на них повлияет таким образом, что они включатся.

 

JSON.TV: Один успешен в продажах, другой успешен в технологиях, опыт успешный, которого у другого нет еще…

 

Константин Шабалин: Я с тобой поделюсь честно, откуда, например, взялась идея про стратегию? Мы с ребятами из компании  АИС, которая там будет выступать, давно знакомы, и мы с Антоном Виноградовым сидим, периодически разговариваем как два генеральных директора двух компаний, делимся опытом. Он влияет на меня, я влияю на него. Мы раз в квартал встречаемся просто как друзья и разговариваем. И я хочу, чтобы эта беседа стала более публичной, и ее услышали не 2 человека, а  200-300 человек. Это может повлиять не только на меня и на него, но на гораздо большее количество людей. Мы  хотим этим поделиться.

 

JSON.TV: Вообще, это один из  ключевых элементов интернет инвестиционной площадки – это открытость, прозрачность, все, по сути, как социальные сети, обмениваются опытом, все знают, все понимают.

 

Константин Шабалин: Очень похоже, да. Связи все видны. А дальше мы пригласили более значимых спикеров, это компания McDonald’s, это компания INVITRO. Генеральный директор INVITRO будет участвовать, Максим Фалдин, который создал Wikimart, будет у нас участвовать. То есть такого уровня спикеры, которые придут и поделятся опытом.

 

JSON.TV: То есть, за кем можно тянуться в масштабах бизнеса?

 

Константин Шабалин: Да, именно так. И на самом деле, многие люди из этих крупных компаний тоже построили этот бизнес на наших глазах. Если вы помните, компания INVITRO не так давно появилась, все это можно проследить…

 

JSON.TV: То есть еще недавно это был малый бизнес?

 

Константин Шабалин: Конечно, и они выросли кратно и очень сильно. Вот об этом мы хотим поговорить, чтобы об этом от первого лица услышали участники конференции.

 

JSON.TV: То есть любой предприниматель, который занимается малым бизнесом, который работает через вашу площадку или еще не работает через вашу площадку может прийти и узнать, как надо работать, что делать?

 

Константин Шабалин: Здесь тонкий момент. Тебе кажется, что ты все знаешь, но буквально одна-две фразы, сказанные такими людьми, может поменять что-то. Со мной так случалось, и это находило отражение в компании, ускоряло нас в 2-3 раза сразу, то есть мы могли перестроить какой-нибудь операционный процесс буквально за две недели, потому что становилось понятно, что мы делали не так, просто потому, что мы слышали какие-то кейсы.

 

JSON.TV: А вот если человек, который не работает через эту площадку, послушает ваших предпринимателей, по идее, он должен потом понять, насколько качественные проекты у вас, насколько качественная экспертиза, и он потом должен прийти к вам на вашу площадку работать?

 

Константин Шабалин: Пожалуйста, мы никого не заставляем. Я думаю, если сама конференция, и пример предыдущей конференции, которую мы проводили, показывает, что это так и происходит. Люди знакомятся с нами, знакомятся с компаниями, знакомятся с конференцией и потом приходят, начинают с нами активно работать.

 

JSON.TV: А много инвесторов будет на этой конференции? Я так понимаю, прежде всего, те инвесторы, которые работают через вашу площадку, и другие инвесторы?

 

Константин Шабалин: Всего на конференции будет от 200 до 500 человек. Пока сложно сказать, еще больше недели будут продаваться билеты, но я сохраню в секрете количество инвесторов, которое там будет участвовать, потому что этих людей немножко нужно защищать. Мы их не выделяем. Если какому-то инвестору интересен проект, в первую очередь, он делает первый шаг, а не проект к нему, по нашей логике. Но это достаточно большое число.

 

JSON.TV:  Эта конференция для инвестора несет какую роль? То есть он понимает, с какими проектами работает, что это за люди?

 

Константин Шабалин: Для инвестора это экспертиза, в первую очередь. Туда нужно идти, потому что ты из первых уст слышишь вещи. Во-первых, ты начинаешь отличать людей, которые вменяемые и нормальные от тех, кто вешает лапшу на уши. Общаясь с успешными предпринимателями, ты начинаешь видеть каким-то вторым зрением тех, которые в чем-то не уверены или что-то придумывают. Совершено точно стоит ходить на такие конференции, чтобы посмотреть на них лично, вживую. Живое общение набивает руку, помогает. Там также возникает много цифр и фактов, которые говорят о том, что какие-то сегменты начинают стагнировать, какие-то сегменты, наоборот, развиваются, ты это видишь просто по настроению людей. Например, в этом году мы проводили конференцию по digitalmarketing, и это было видно по всем участникам, что в сегменте что-то происходит не так. Они какие-то все унылые. Если мы говорим про ЗОЖ тот же самый, про различные спортивные соревнования, или про foodпроекты, какие-то кофейни, рестораны и т.д. – было видно, как людей «прет» от того, что они делают, как это здорово. Сама атмосфера таких конференций показывает, сегмент вообще растущий, или в нем есть какие-то проблемы.

 

JSON.TV: По предыдущим конференциям можно сказать, что они, в основном, были специализированные, посвящены какому-то сегменту. А это уже такая, больше агрегирующая, финальная, которая агрегирует все мероприятия за год, всех инвесторов, предпринимателей и т.д. А можно сказать, что такие мероприятия являются оффлайн-версией вашей площадки? Она периодически выходит в оффлайн, и процессии происходят те же? То же обучение, та же фильтрация и сбор инвесторов и предпринимателей, так же их вы сводите, так же консультируете?

 

Константин Шабалин: Я бы сказал, что это не оффлайн-версия площадки, а оффлайн-версия сообщества. Это очень важно, потому что сама по себе площадка без сообщества, без экосистемы…

 

JSON.TV: …без экосистемы, которая существует не только в онлайне, но и в оффлайне, то есть это люди.

 

Константин Шабалин: Вот этим мы тоже очень сильно отличаемся, от западных площадок в том числе, что мы видим, что живое общение Интернетом не заменить. Интернет – штука хорошая, мобильные приложения – штука хорошая, все это в сумме отлично работает, но если люди лично общаются тоже, это приводит к гораздо более высоким результатам чем то, что можно получить просто через Интернет.

 

JSON.TV: Отлично. Спасибо вам большое. Приглашаем на бизнес-вечеринку STDAY NewYear 19 декабря. Сегодня у нас в гостях был основатель и CEOинвестиционной площадки StartTrack Константин Шабалин.

 

Константин Шабалин: Спасибо вам большое, приходите на нашу вечеринку. Адрес сайта www.STDAY.ru, там вы можете прийти, записаться. Кстати, очень важный момент, забыл сказать, мы с удивлением обнаружили, что билет стоит 2000 рублей,  а количество плюшек, которые люди получат, например, скидки на Uber, или на Belkacard, составляют на текущий момент уже 7500 рублей. Мне приятно, что мы даем гораздо больше, чем это стоит.

 

JSON.TV: 19 декабря, STDAY.