×

17 Ноября 2014 17:16
2837
0

Как именно Cisco оценивает рынок IoT в натуральных и денежных показателях? Рынок IoT для Cisco – это, прежде всего, сегмент «умных городов» (smart cities), а также проекты в области производства и транспорта. Так, только за последние пят лет Cisco реализовал по всему миру 260 крупных проектов IoT, большая часть которых была именно «умными городами». Что касается крайне перспективного сегмента промышленности (industries), то IoT здесь окажет положительное влияние на логистику, автоматизацию процессов, техническое обслуживание оборудования. Лев Левин также рассказал о конкретном содержании и экономическом эффекте от реализации проекта «умного города» в Барселоне на базе решений Cisco. Аналогичные проекты в России (Москва, Казань) и странах СНГ. Оценки Cisco прибыли российского рынка IoT в 2013 году, прогнозы доходов и экономического эффекта для России. Драйверы и сдерживающие факторы роста российского рынка IoT, - есть ли какая-то специфика? Взгляд Cisco на вопрос глобальной стандартизации в области IoT. Работа над партнерской экосистемой. Значимость Wi-Fi для развития рынка IoT. Ведущий Сергей Корзун.

 

Полный текст расшифровки интервью:

JSON.TV: Всех приветствую. Это JSON.TV. Меня зовут Сергей Корзун. В гостях у нас сегодня в нашей студии директор по развитию бизнеса Cisco Systems в России Лев Левин. Здравствуйте, Лев Феликсович.

 

Лев Левин: Здравствуйте.

 

JSON.TV: С названием разберемся: все рекомендуют говорить «сиско», все системы, а в русском языке общепринято «циско». Наверное, из-за определенного неблагозвучия возможного?

 

Лев Левин: Название компании Cisco образовалось от названия города Сан-Франциско, по-русски «Сан-Франциско» тоже через «ц» произносится. Поэтому по-русски «циско» более правильно.

 

JSON.TV: Понятно. На это и будем ориентироваться. О Вас элементарные сведения: родились Вы когда и где?

 

Лев Левин: Я родился в Москве в 76-м году.

 

JSON.TV: Образование получали тоже в Москве?

 

Лев Левин: Да. Образование получал в МГТУ им. Н.Э. Баумана,самая сильная школа. Также в Высшей школе экономики, в магистратуре.

 

JSON.TV: В каком году закончили?

 

Лев Левин: В 99-м году я закончил МГТУ им. Н.Э. Баумана, в этом же году магистратуру. Я параллельно училсяв Высшей школе экономики. В 2002 году я закончил MBA в Америке.

 

JSON.TV: А где?

 

Лев Левин: Штат Миссури, университет Миссури.

 

JSON.TV: Когда Вы вошли в IT-бизнес, когда соприкоснулись с ним впервые?

 

Лев Левин: Даже до Бауманского, еще в школе. У нас уже были классы по программированию, я учился в физико-математическом лицее при МГТУ им. Н.Э. Баумана. Меня это очень заинтересовало.

 

JSON.TV: Тогда уже был бизнес или бизнес позже случился?

 

Лев Левин: Нет, это вообще IT-область. С точки зрения именно большой корпоративной IT-индустрии – это компания Avaya, уже в Америке, после окончания МВА я работал в штаб-квартире несколько лет в штате Нью-Джерси, правда, в области финансов. Но современные финансы требуют глубокого знания IT. Поэтому я начал использовать свой предыдущий багаж знаний в области IT, чтобы понять продукты, услуги, программное обеспечение, которые компания на тот момент предоставляла, чтобы правильно руководить финансами.

 

JSON.TV: Когда Вы пришли в Cisco, как это случилось?

 

Лев Левин: В Ciscoя пришел, еще находясь в Америке. И потом переехал в Россию, я как раз хотел вернуться обратно в Россию. В Ciscoбыла очень интересная возможность как раз на российском рынке, и я начал работать руководителем по бизнес-операциям российского офиса.

 

JSON.TV: В каком году это было?

 

Лев Левин: Это было в 2007 году.

 

JSON.TV: А на нынешнюю должность когда пришли?

 

Лев Левин: На нынешнюю должность – примерно полтора года назад. В современных крупных компаниях, таких как Ciscoи не только, каждые 2-3 года люди обычно ротируются на какие-то другие должности. Поэтому я успел поработать и в финансах, и в operations, и в риск-менеджменте, и в стратегии. В последние полтора года постепенно перешел на наше главное стратегическое направление – «Интернет вещей», «Всеобъемлющий Интернет», очень успешное, на мой взгляд, направление развиваем в России.

 

JSON.TV: Как управляется компания, ее российская часть? Кто является Вашими начальниками? Недавно были сведения о том, что, по-моему, в августе появился новый вице-президент по России.

 

Лев Левин: Совершенно верно. В августе к нам присоединился Джонатан Спарроу, вице-президент по России и СНГ. У нас есть несколько юридических лиц в России.Основное юридическое лицо – ОOО Cisco Systems, которое занимается продвижением продукции Cisco, решений Cisco и так далее. Также еще есть CiscoCapital, это финансовая организация, которая обеспечивает предоставление кредитов. Есть инновационная организация, CiscoSolutions, которая фактически на базе «Сколково» занимается разработками RnD. То есть традиционная матричная структура: есть штаб-квартира, есть руководители определенных вертикалей бизнеса, линий бизнеса, и есть различные региональные офисы и компании. В команде, которая отвечает за продвижение продукции, в России работает примерно 200 с лишним сотрудников. Остальные сотрудники, 150-200, работают в других матричных организациях в России.

 

JSON.TV: Кому Вы подчиняетесь и каков Ваш круг обязанностей?

 

Лев Левин: Я подчиняюсь Мэтью Смиту, это глобальный руководитель по индустриальным решениям, который в свою очередь подчиняется Виму Элфринку, это executive вице-президент Cisco, заместитель главы Cisco, президента Cisco Джона Чемберса и главный директор по глобализации. Круг обязанностей очень широкий, он фактически включает в себя трансформационные проекты, то есть нестандартные крупные проекты, такие как локализация производства, альянсы с российскими партнерами. Основной фокус – развитие, продвижение и реализация проектов, связанных со «Всеобъемлющим Интернетом», «Интернетом вещей». Это «умные города», это в области производства, в области транспорта и так далее. А также большое количество дополнительных вопросов, которые возникают.

 

JSON.TV: Главная тема у нас сегодня – как раз «Интернет вещей» и машинные взаимодействия через Интернет. Поэтому Ваша компетенция в этом, от имени Cisco, абсолютна. Давайте сначала разберемся в терминологии. В чем отличие «Интернета вещей» и межмашинных взаимодействий, коммуникаций? То, что М2М называется и, соответственно, IoT?

 

Лев Левин: М2М – это Machine-to-Machine, взаимодействие между машинами. «Интернет вещей» ‑ это следующий технологический этап развития Интернета, при котором в сеть подсоединяются не только машины, но также и процессы, данные, люди. Мы называем это «Всеобъемлющий Интернет», более широкое понятие. Если смотреть терминологию «Интернет вещей», то туда входит все, кроме процессов. То есть туда входят машины, люди и данные.

 

JSON.TV: Возьмем простую домашнюю структуру. Там компьютер и принтер общаются по WI-FI, в одной сети находятся. И в то же время есть видеокамера, которая наблюдает за тем, что происходит. Как это терминологически обозначить? Это М2М или «Интернет вещей»?

 

Лев Левин: Смотря для чего используется эта система. Потому что, как правило, в таких решениях есть еще программная составляющая, есть еще какое-то приложение: или мобильное приложение, или приложение на desktop на компьютере. Для чего вся эта система интегрирована в один комплекс? Если это так, тогда это «Интернет вещей», если это просто домашнее использование не как единого целого, а как отдельно принтера, отдельно видеокамеры, чтобы разговаривать по WebEx с кем-то через Интернет, тогда это проще назвать Machine-to-Machine. Machine-to-Machine – это подмножество «Интернета вещей». Это фактически именно взаимодействие между машинами, электромеханическими устройствами.

 

JSON.TV: К «Интернету вещей»: по прогнозам, которые дает Cisco, 2010 – 12,5 млрд устройств, 2015 – в два раза больше, соответственно, 25 и 50 – к 2020 году. Как Вы определяете эти цифры, что именно Вы считаете?

 

Лев Левин: Мы считаем все уникальные устройства, которые подключаются по IP-протоколу. Что касается статистики, могу сказать, что только за прошлый календарный год количество подключенных устройств увеличилось с примерно 10,6 млрд до 13,6 млрд. На 3 млрд, практически на 30%, увеличилось только за прошлый год. Это увеличение происходит экспоненциально. Наши прогнозы уже сдвинулись. Я недавно приехал из Чикаго, с форума по Всеобъемлющему Интернету. Это мировой форум, на котором прогноз «50 млрд подключенных устройств» уже сдвинул временной диапазон с 2020 на 2017 год.

 

JSON.TV: То есть удвоение не каждые 5 лет, а быстрее происходит?

 

Лев Левин: Да, происходит ускорение. Кроме того, направление «Интернет вещей», весь этот рынок вырос на 19% по всему миру и достиг 2 с лишним триллиона долларов по всему миру, это также опережает в несколько раз средний рост IT-рынка. По оценке независимых источников, таких как Forbes,IDCи так далее, это беспрецедентный рост. Никогда в истории такого быстрого развития раньше не наблюдалось, ни в какой другой области.

 

JSON.TV: Как именно Вы считаете мировые цифры? По распространяемой официальной статистике или программными какими-то методами?

 

Лев Левин: Количество IP-устройств можно посчитать, поскольку все адреса уникальны, регистрируются в Интернете, особенно протокол IPv6, в котором большее количество адресов можно зарегистрировать. Даже в Чикаго прямо на экране можно было видеть в реальном режиме времени количество устройств, которое в мире подключено, и оно как счетчик крутится, увеличивается с каждой секундой.

 

JSON.TV: Вопрос о других возможностях связи, не по WI-FI. Вы считаете, скажем, Bluetooth-устройства или колонки для мобильного телефона если подключаются?

 

Лев Левин: Вопрос теоретический, я не смогу на 100% ответить, считаются или нет. Скорее всего, они в наших оценках не считаются, потому что мы больше оцениваем именно IP-соединения. Поэтому, конечно, общий объем подключений существенно больше, если учитывать другие типы подключений.

 

JSON.TV: Поговорим о ключевых направлениях «Интернета вещей» сегодня. Что Вы считаете наиболее перспективным? Это «умные города», о которых много говорится, в том числе и в России, или что-то еще?

 

Лев Левин: С точки зрения текущих реализаций, «умные города» ‑ это наиболее устоявшаяся область. За последние 5 лет мы реализовали в мире более 260 проектов в области «Интернета вещей», «Всеобъемлющего интернета», и большинство из них было именно в области «умных городов». Кроме «умных городов», самый большой потенциал развития в ближайшей перспективе – в области производства. Из 19 триллионов долларов, которые Ciscoоценивает как добавленную стоимость от внедрения «Всеобъемлющего Интернета» в ближайшие 10 лет, на промышленное производство приходится, по нашим оценкам, больше 2 триллионов долларов. Это самый большой кусок. Он достигается за счет мобильности, то есть возможности операторов на производственной площадке с любого мобильного устройства подключаться и видеть операционные данные со станков, из ERP-систем, из supply chane, то есть из логистической системы по поводу запасов, workinprocess, то есть по поводу незавершенного производства и так далее. Это один момент. Второй момент – это автоматизация процессов, то есть фактически сейчас уже есть «умные заводы», в создании которых мы тоже приняли участие. Это очень известные заводы, такие как Harley-Davidson, General Motors, General Electric, на которых за счет автоматизации процессов компании смогли либо сэкономить время, либо сэкономить деньги и высвободить их, для того чтобы инвестировать их в наиболее быстрорастущие направления. Десятки миллионов долларов иногда, иногда даже более крупные суммы. Например, когда в зависимости от температуры, влажности системой автоматически принимается решение, на какой конвейер отправлять мотоцикл или автомобиль – на покраску или на какой-то другой конвейер. Таким образом, повышается загрузка мощностей. Соответственно, очень серьезный экономический эффект. Кроме этого, обслуживание станков: сейчас в мире всего 4% производителей оборудования, которые занимаются производством станков, оборудования и так далее, следят, что происходит с их оборудованием после того, как они его отгрузили на заводы со своим заказчиком. Основной доход может быть получен именно от обслуживания этих станков и машин. Для заводов это может быть очень большое влияние, потому что позволяет снизить время остановки и простоя конвейера в результате каких-то поломок. Если это крупное производство, каждая минута простоя может стоить миллионы долларов. А если необходимо вызывать механика из сервисной компании, то пока он приедет и оценит, в чем проблема, пока закажет комплектующие, пока они приедут – может пройти несколько часов или даже дней. Даже на самых крупных производствах это происходит. Что мы делаем совместно с производителями оборудования и с другими нашими партнерами? Мы встраиваем сенсоры в различные ключевые элементы станков и машин, чтобы определять степень изношенности отдельных элементов. Все это коннектится по сети WI-FI. Сейчас стоимость этих сенсоров очень невысокая, они работают автономно на батарейках по 8-10 лет. Это позволяет определять, когда необходимо произвести обслуживание станков и машин и предотвращать остановку.

 

JSON.TV: Какие еще области перспективны? Здравоохранение, образование?

 

Лев Левин: Все области нашей жизни перспективны. Вопрос именно с точки зрения монетизации, почему я сейчас назвал города и производства.

 

JSON.TV: Если уплатить за эти работы?

 

Лев Левин: Конечно. Потому что реально эти решения позволяют либо экономить за счет оптимизации расходов, либо генерировать дополнительные источники дохода и предоставлять дополнительные продукты или услуги, создавать новые продукты очень быстро (на производстве, кстати, тоже) за счет интеграции различные систем. Можно создавать продукты прямо на ходу, что раньше было невозможно. Цикл создания нового продукта занимал очень длительное время.

 

JSON.TV: Давайте о том, что происходит в России: «умные города» ‑ это Москва, Казань и Астана в Казахстане. Будет ли развиваться и насколько это эффективно? И о чем идет речь: только ли это камеры наблюдения в метро, на улицах либо что-то еще?

 

Лев Левин: В городах в течение последних 5-6 лет у нас есть много примеров реализации комплексных проектов по всему миру. Решения себя оправдали уже не просто теоретически, но и практически. Уже есть конкретные расчеты, сколько город смог сэкономить, насколько улучшилась социально-экономическая жизнь жителей города и так далее. Например, мэр города Барселоны, ранее мало кому известный, по оценке Forbes вошел в 50 наиболее влиятельных лидеров мира в результате реализации такого комплексного проекта по созданию «умного города» в Барселоне вместе с Cisco. Там был реализован городскойWI-FI, и на этой городской WI-FI платформе – специфическое инфракрасное видеонаблюдение для подсчета количества людей без распознавания лиц. Там есть свои юридические вопросы, связанные с видеонаблюдением. Также «умные парковки», интеллектуальные транспортные системы, интеллектуальный вывоз мусора, «умное освещение», городские услуги и еще ряд решений. Это позволило Барселоне заработать дополнительный ВВП – более 3 млрд долларов за 2 года.

 

JSON.TV: Срок окупаемости – те же 3,5 года, о которых Вы говорили в Вашем интервью?

 

Лев Левин: Срок окупаемости может быть даже ниже, в зависимости от того, какие решения реализовывать, потому что, например, видеонаблюдение само по себе прибыли мало дает, если только не фотографировать автомобили, которые превышают скоростной режим или паркуются не в том месте. Некоторые решения окупаются на считанные месяцы. В Барселоне за 2 примерно года – больше 3 млрд долларов экономический эффект, 44 тысячи новых рабочих мест и 1,5 тысячи новых бизнесов было создано в результате внедрения такой концепции. Барселона – это хороший пример, к которому нужно стремиться. Теперь что у нас происходит. Отдельные элементы «умного города» реализованы уже некоторое количество лет. Это системы видеонаблюдения в Москве, 137 тысяч камер на первом этапе, которые управляются на Cisco VSM (Video Surveillance Manager). Также это система телеобзора для интеллектуальной транспортной системы, 6,5 тысяч датчиков, которые находятся по дорожным объектам, определяют плотность дорожного движения и, соответственно, оптимизируют работу светофорных объектов, скоростной режим и т.д. Это как пример, что было сделано в Москве. В Казани также была реализована система видеонаблюдения. На отдельных площадках, например, в парках, было реализовано предоставление городского WI-FI для жителей, в метро тоже WI-FI. В Казани есть «умный автобус» ‑ пилотный проект, уже ездит. Мы также надеемся запустить в Москве аналогичный проект.

 

JSON.TV: Что может быть умного в автобусе?

 

Лев Левин: На самом деле, в автобусе может быть прямо как космическая станция.

 

JSON.TV: Стоимость проезда тогда будет соответствующая, как полета в космос.

 

Лев Левин: Необязательно. Автобус может выполнять много дополнительных функций, кроме провоза пассажиров. Он может регистрировать неправильные парковки и выезд на автобусную полосу. То есть вместо того, чтобы устанавливать фиксированные камеры или отдельные автомобили, как по Москве ездят ЦОДД с камерами, можно те же самые комплексы устанавливать на автобусы. И это экономически более целесообразно. В Казани мы как раз сейчас прорабатываем с Рифкатом Нургалиевичем возможность использования автобусов для фиксации нарушений ПДД. Это только маленький кусочек. Еще один кусочек – это установка в автобусах экранов, на которые выводится, в зависимости от геолокации автобуса, контент, который зависит от геолокации автобуса. То есть если автобус проезжает, например, рядом со стадионом, а вечером на стадионе проходит футбольный матч, перед этой остановкой выводится информация: «Если вы сейчас выйдите, то можете купить билеты и вечером сходить на футбольный матч, со скидкой еще к тому же». Или мимо магазина – «сейчас проходят скидки». Это также позволят получить дополнительные источники дохода, которые компенсируют инфраструктуру создания такого «умного автобуса».

 

JSON.TV: Какую долю примерно занимает «Интернет вещей» на российском рынке и какие перспективы?

 

Лев Левин: За 14-й год у меня пока еще нет данных, но в 13-м году объем рынка оценивался, по нашим данным, примерно 17 млрд долларов. Это даже не объем рынка, это прибыль от таких вот решений. Каким образом проходят подсчеты? Это не только сенсоры, контроллеры и IT-инфраструктура. Это комплексные решения, в них входят и исполнительные устройства, и системы управления процессами, и транспортные средства, и здания. Прибыль на «умные решения», которые реализовываются, в 13-м году оценивается в 17 млрд долларов в России. В ближайшие 10 лет мы оцениваем, что экономический эффект от «Интернета вещей», от «Всеобъемлющего Интернета» превысит 200 млрд долларов. На самом деле, скорее всего, это очень консервативная оценка, потому что стоимость и сенсоров, и каналов становится все ниже, количество инфраструктуры, облачных сервисов, приложений увеличивается. Поэтому мы ожидаем, что рост будет происходить экспоненциально.

 

JSON.TV: Есть какие-то специфические российские драйверы и барьеры для «Интернета вещей»?

 

Лев Левин: Я достаточно активно в этом участвую, пока я специфических не заметил. Везде одно и то же, по всему миру. Что касается «умных городов», препятствия связаны с тем, что разные департаменты города имеют свои независимые бюджеты и, соответственно, решают свои собственные задачи и строят свои мини-сети передачи данных, какие-то комплексы. Соответственно, дублируется инфраструктура, невозможно ее потом масштабировать, если на весь город, невозможно обмениваться данными между разными системами. Например, система видеонаблюдения не может передавать данные в интеллектуальную транспортную систему и так далее. Такие проблемы характерны не только для России, по всему миру аналогичные ситуации. Они решаются за счет того, что такие решения должны быть под руководством руководителей города, мэра города. И создается позиция chieftechnologyofficerв городе, которая отвечает за интеграцию различных элементов городской инфраструктуры. То есть IT-сеть рассматривается как коммунальная услуга – также как водопровод, электричество, газ. IP-соединения по всему городу, необязательно фиксированные, по WI-FI в том числе. Отсутствие единого центра управления – это одно из препятствий. С технической точки зрения также много препятствий, необязательно специфических для России, это типично для всего мира. Например, каким образом собирать информацию? Где и сколько устанавливать датчиков? Как и обслуживать? Потому что это миллиарды устройств, даже если они работают автономно по 80 лет, все равно нужен какой-то мониторинг и обслуживание этих устройств. Каким образом это делать, где производить расчеты, аналитику? Если мы собираем какие-то данные, например, видеонаблюдения, то у нас 100 или 200 тысяч камер. Если мы будем весь этот поток транслировать в облако, то у нас никакого канала связи не хватит, неважно, 5Gили что у нас будет, и WI-FI даже не хватит. Поэтому часть расчетов, computing, производится на границе сети. Она производится, то, что мы называем, в тумане, в fog. Это имеется в виду – прямо на устройствах, контроллерах, маршрутизаторах, которые находятся или в городе, или на производственной площадке, или у газовой трубы. На них установлена наша операционная система IOS, на ней Linux и на ней уже приложения конкретных компаний, которые занимаются производственными процессами. Большая часть информации обрабатывается прямо на месте и в облако посылается только небольшая часть. Это позволяет решить проблему с экономией связи. Третий перечень проблем, вызовов для реализации «умных решений» ‑ это безопасность, потому что вся критическая инфраструктура города или завода, или даже страны интегрируется и в некотором смысле становится более подвержена рискам, если не решать проблему безопасности. Потому что, теоретически, с помощью вируса можно отключить освещение в городе или с больницей, армией что-то сделать. Современные решения (в том числе наши решения, у нас одни из лучших систем по безопасности) позволяют строить надежные системы. Кроме того, практика показывает, что старый подход по изоляции определенных комплексов какого-то важного назначения, неподключение их к Интернету все равно не дает защиты от проникновения вирусов. Потому что используются USB-карточки, различные методы. Поэтому интеграция всей сети, как IT-сети традиционной, так и OT-сети (operation technologies), в одну и мониторинг и создание единого комплекса защиты позволит повысить защиту, а не понизить, как некоторым может показаться.

 

JSON.TV: Спрошу еще об одном ограничении: политическом, связанном с санкциями. Известна позиция Cisco, в России будет работать и создавать отдельные юридические лица собственно российские, Вы озвучивали эту позицию в том числе. Существуют какие-то ограничения либо эту линию будете выдерживать?

 

Лев Левин: Я не совсем такую позицию раньше озвучивал.

 

JSON.TV: Совместное предприятие там создается.

 

Лев Левин: Совместные предприятия создавались уже 2 года назад. Это наша стратегия, никак не связанная с политикой. Наша компания вообще никакого отношения не имеет к политике. Мы выстраиваем стратегическое партнерство с Россией, этот курс неизменный. Над созданием совместного производства мы начали работать более двух лет назад, просто относительно недавно его запустили, так как этот процесс непростой. Это планомерная часть нашей стратегии по поддержке инноваций, по развитию отечественной производственной базы. Мы все делаем вместе с российскими компаниями. Все наши решения и в Казани, и в Москве, и в других городах, которые мы будем делать, мы делаем исключительно на нашей платформе с использованием решений локальных компаний. И «умный автобус», и освещение, и «умное ЖКХ», которое является очень важным решением для нашей страны, потому что позволяет снизить утечки и газа, и воды, и электричества, и тепла на 80%. У нас утечки составляют в некоторых регионах от 20 до 40% по стране от общего объема использования. Можете себе представить, сколько мы теряем? Небольшие дополнения к существующей инфраструктуре, чтобы сделать ее интеллектуальной, позволяют снизить эти утечки на 80%.

 

JSON.TV: Журналист пишут, что отчетность в Вашей компании за третий квартал 2014 финансового года свидетельствует о снижении поставок в Россию на 29%. Насколько это существенно и возможно ли в России восполнить то, что не приходит извне?

 

Лев Левин: У нас сейчас очень неплохая ситуация, особенно что касается «умных решений», этот рынок растет, растет быстрее, чем большинство других наших направлений, в том числе и в России. Мы ощущаем сейчас очень большой интерес и со стороны госорганов, и больших, крупнейших системообразующих компаний, и российских, и в СНГ, в Казахстане, в Азербайджане мы начинаем прорабатывать такого типа проекты, и в других странах СНГ. Интерес огромный, потребность существует очень большая. Кроме нас, наверное, мало кто может удовлетворить эту потребность. Также мы способствуем привлечению инвестиций в такие проекты. Поэтому наши перспективы, на мой взгляд, очень радужные в этой области именно в России.

 

JSON.TV: Давайте поговорим о стандартизации. Это дело известное, борьба разных решений и так далее. Поскольку «Интернет вещей» подразумевает подключение многих десятков миллиардов устройств, нужны какие-то общие платформенные стандарты. Существует несколько организаций, и вырабатываются ли они? Или как заряжалка для мобильных: сказали, что это будет USB, приняли решение и ему следуют. Есть ли такое общее решение либо вырабатывается ли оно для сетевых и межсетевых коммуникаций?

 

Лев Левин: Правильный вопрос. «Интернет вещей», как Вы знаете, достаточно новая область. Технология меняется практически полностью в каждый период от 18 до 36 месяцев. Развивается чрезвычайно быстро, поэтому выработка стандартов одновременно и важнейшая задача, и не такая простая задача в такой ситуации. Поэтому существуют несколько организаций, в том числе консорциум индустриального Интернета, также несколько других организаций. Практически во всех Cisco является одним из ключевых участников или сооснователем.

 

JSON.TV: То есть вы не развиваете свой стандарт, а пытаетесь согласовать?

 

Лев Левин: Мы пытаемся создать открытые стандарты. В этом как раз ценность «Всеобъемлющего Интернета» и «Интернета вещей». Потому что если мы будем делать какие-то proprietary systems, то есть закрытые системы, конечно, никакого большого эффекта в рамках масштабирования, в рамках страны, городов они давать не могут. Здесь очень важно создать экосистему партнеров, которые бы все работали по единым открытым стандартам. Например, каждую неделю создается 15 тысяч новых приложений и 100 фильмов. И мы ожидаем, что количество приложений будет увеличиваться. Пока что большая часть – потребительские приложения. В скором времени большая часть этих приложений станет промышленными приложениями. Это стартапы, это небольшие компании, которые за счет этих технологий смогут очень быстро изменить конкурентный ландшафт на рынке и также ландшафт с точки зрения стран. Некоторые передовые экономики могут отстать, если они вовремя не будут развивать это направление, и наоборот, развивающиеся рынки могут занять лидирующие позиции в этой области, если они будут стимулировать развитие таких решений. Если не будет стандартов, невозможно и приложения создавать на общей платформе, невозможно интегрировать IP-протокол сеть с приложением, с системой автоматизации процессов, с конечными устройствами, с cloud и так далее.

 

JSON.TV: Проблема понятна. Каково хорошее решение, на Ваш взгляд?

 

Лев Левин: Решение – международное взаимодействие. Сейчас эти несколько основных консорциумов, которые созданы вокруг «Интернета вещей», они, по большому счету, состоят из одних и тех же крупнейших компаний, и не только крупнейших. Все больше и больше там появляется мелких компаний, что очень хорошо. И они работают над выработкой общих подходов, общих стандартов. Также как с Интернетом, на самом деле. Сейчас развитие «Интернета вещей» можно сравнить с 1995 годом, временем развития обычного Интернета. Тогда тоже электронная коммерция еще не появлялась, только-только первые зачатки начали появляться. Интернет рассматривался как что-то экзотическое. Сейчас мы не можем представить себе жизнь без Интернета, без мобильного аппарата, без компьютера. Также и с «Интернетом вещей»: мы ожидаем, что в ближайшие год, два, три он полностью изменит нашу жизнь. Но это возможно, естественно, при выработке общих стандартов и совместной работе крупнейших компаний, маленьких компаний разных государств, для того чтобы все эти системы между собой были сопоставимы и работали друг с другом.

 

JSON.TV: Все это огромное количество вещей из «Интернета вещей», десятки миллиардов, надо же соединить между собой, должны быть линии связи, стандарты связи. Чего Вы ждете от четвертого и от пятого поколения мобильной связи? Потому что в 2020-м как раз 5G вроде как должны начать продвигать, к японской олимпиаде и так далее. А пока мы еще только на уровне развития LT и Advancedнаходимся. Соответствуют ли действия связистов Вашим ожиданиям?

 

Лев Левин: Вопрос очень хороший. Что касается производственных площадок, городов и крупнейших комплексов, стадионов и так далее, мобильная связь, даже если будет 5G, не сможет удовлетворить потребности отрасли и потребности заказчика. Например, если 100 тысяч человек будет одновременно использовать 4G, то, естественно, никакая связь этого не выдержит. Также в городе большое скопление людей, также на производственной площадке, где существуют помехи, где вибрация и так далее, а это большинство рынка, на самом деле, такие нестандартные, тяжелые условия. Поэтому мы видим именно развитие технологии WI-FI для поддержки таких решений. Как Вы знаете, WI-FI также эволюционирует, уже есть гигабитныйWI-FI. У нас есть специальное решение, которое позволяет на стадионе, 100 тысяч человек, обеспечить одновременное соединение всех людей и также их мобильную связь одновременно. Решения для промышленных площадок, для тяжелых условий, даже под водой, при любых температурах. Поэтому мы видим развитие, в первую очередь, с помощью технологии WI-FI. В таких местах, как какие-то удаленные комплексы, в поле сенсоры стоят, или какая-то трасса федеральная на сотни, тысячи километров, конечно, никто покрытие WI-FI делать не будет. В этих случаях, конечно, имеет смысл использовать технологии 4G, 5G и так далее. А в городах как раз с помощью WI-FI можно делать offloadэтого 4G, например. У нас очень большой проект в Южной Азии, например, в котором мы помогаем оператору связи сделать offloadих сети 4G, для того чтобы данные переложить именно на WI-FI и, соответственно, обеспечить нормальное качество голосовой связи. Часто, в частности, в Москве, например, качество голоса не очень хорошее.

 

JSON.TV: И это правда. Делится диапазон, мы же понимаем, передача данных вначале, а голос потом. Хотя и эти проблемы тоже могут быть решены. Спасибо Вам огромное за подробные и развернутые ответы на наши вопросы. Напомню, что в студииJSON.TVбыл директор по развитию бизнеса CiscoSystems в России Лев Левин. Вам спасибо. Всем счастливо.