×

14 Декабря 2015 19:46
3324
0

В эксклюзивном интервью для JSON.TV проектный менеджер по работе с Телекомом кластера космических технологий и телекоммуникаций Фонда «Сколково» Максим Жарёнов дал прогноз развития телекоммуникаций в ближайшем будущем. В полном варианте видеоинтервью Максима Жарёнова – описание некоторых сколковских проектов, будущее бесшовной навигации, роль частотного ресурса и многое другое. Ведущий — Сергей Корзун.

 

Слушайте подкаст программы:

 

«В этом году на новом конкурсе «Naviterra» произошла интересная история: победитель конкурса, проект Astro Digital, буквально через 4-5 дней поехал на одно из крупнейших аналогичных европейских мероприятий в Хельсинки — там проходят конкурсы проектов, презентации — и тоже занял первое место. Хотя конкурсы бывают разные. Мы их устраиваем с целью сразу, с самого первого дня, показать проект потенциальным инвесторам и возможно заказчикам. Если посмотреть на состав жюри и тех со-организаторов, которые помогали проводить конкурсы в прошлом году и в этом — в прошлом году у нас были в основном инвестиционные фонды, а в этом году примерно в равном весе и потенциальные заказчики, например, такие, как «Ростелеком», МТС, и инвестиционные фонды».

 

«В телекоме есть два тренда, которые в итоге должны сойтись к какому-то одному результату. Во-первых, мы видим, как значительно увеличиваются расходы на инфраструктуру. С другой стороны, стоимость и маржинальность, то есть доходность, услуг по предоставлению доступа или по передаче трафика значительно снизились за последние 5-7 лет. Основной трафик сети на сегодняшний день — это мультимедиа, видео, причем, как правило, короткое видео, а также файлообмен в разных вариантах. На мой взгляд, в ближайшие 5-7 лет мы увидим, что компании окончательно встанут перед выбором, кто будет диктовать правила на рынке — либо контент-провайдеры, либо операторы связи. В России пока держат первенство операторы связи, но уже в ближайшее время мы увидим, как эта ситуация значительно поменяется в сторону уравновешивания между операторами связи, средствами массовой информации, которые работают в сети, и контент-провайдерами. В такой ситуации обычно происходят слияния. На американском рынке мы видим, как в течение нескольких лет идет поглощение некоторых медийных компаний операторами связи, некоторых операторов связи — медийными компаниями. Пример в России — RuTube, который стал строить свою сеть передачи данных. У некоторых операторов есть свои медийные компании».

 

Справка JSON.TV

Персональный профайл

 

Максим Анатольевич Жарёнов

Родился 12 июня 1971 г. в Загорске (ныне Сергиев Посад) Московской обл.

Окончил Московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики (ныне МГТУ МИРЭА).

С 1994 года - в «Ростелекоме», где с 1997 года был одним из руководителей, создававших Центр «Ростелеком-Интернет».

Работал заместителем генерального директора по развитию ЗАО «Стартком», консалтинговой компании при холдинге ОАО «Связьинвест».

С 2000 г. работал исполнительным директором холдинга «Р. и К. ГРУПП», крупнейшего на тот момент партнера Intel Corp в России.

В 2007 г. пришел в TRIVON AG (Швейцария), дочернюю компанию Vigrin Group (Великобритания), на должность Chief Executive Officer по российской части бизнеса группы.

Работал на посту CEO в Russian Towers LLC (США).

С 2013 - проектный менеджер по работе с Телекомом кластера космических технологий и телекоммуникаций Фонда «Сколково». С 2015 возглавляет также направление навигации и дистанционного зондирования Земли.

 

 


JSON.TV: Всех приветствую! Это JSON.TV. В студии ваш ведущий Сергей Корзун. Сегодня в гостях у нас Максим Жарёнов. Здравствуйте, Максим Анатольевич!

 

Максим Жаренов: Добрый день, Сергей!

 

JSON.TV: Проектный менеджер по работе с телекомом кластера космических технологий и телекоммуникаций «Сколково», да?

 

Максим Жаренов: Да, совершенно верно.

 

JSON.TV: Давайте два слова о Вас: Ваша профессиональная биография. Родились Вы 12 июня, это мы знаем из соцсетей, а год какой — почему-то не нашли... В каком году это было?

 

Максим Жаренов: Год 1971-й.

 

JSON.TV: И город?

 

Максим Жаренов: Город Загорск Московской области, ныне - Сергиев Посад.

 

JSON.TV: По образованию Вы инженер-математик, закончили МИРЭА...

 

Максим Жаренов: Да, МИРЭА, факультет кибернетики, специальность «Прикладная математика». Инженер-математик.

 

JSON.TV: Когда пришли, собственно, к работе с ИТ - или это было с самого начала?

 

Максим Жаренов: Информационные технологии — широкое понятие. Программирование, конечно, началось в школе - на Бейсике. Замечательный язык, до сих пор многим помогает найти свой путь, свою дорогу, свою, так сказать, первую ступеньку в мир разработки информационных технологий. А дальше был МИРЭА...

 

JSON.TV: После него - уже сразу эффективная работа. Что Вы можете вспомнить из основных этапов, что важного было у Вас до появления в «Сколково»?

 

Максим Жаренов: Важней всего, конечно, то, что, несмотря на образование математика, разработчика программ, я попал на работу в «Ростелеком». Сначала - буквально на полставки, на пол рабочего дня, но я попал в лабораторию средств передачи данных. Тогда еще Интернета не было, у «Ростелекома» и «Московского междугороднего и международного телефона» была сеть X.25, называлась она MMTel. Я попал по счастливой случайности в лабораторию, которая как раз обеспечивала развитие и управление этой сетью. То есть я попал, на тот момент, на самый край технологий передачи данных и цифровых коммуникаций. Вот это я считаю самым значимым в моей профессиональной карьере. Что касается дальнейших проектов... Второе — это, конечно, Интернет. Познакомившись первый раз с интернет-технологиями, я поразился их гибкости и тем возможностям, которые предоставляет технология TCP/IP, и это опять же определило мою профессиональную деятельность еще примерно на 10 лет. Я стал создавать - сначала инициативно, потом уже в коммерческом ракурсе - интернет-сеть «Ростелекома», входил в свое время, в 1997-м году, в группу по администрированию домена .RU. Мы, фактически, первые в России построили полноценную магистральную IP-сеть на базе региональных филиалов и магистральной сети SDH «Ростелекома». Я во всем этом участвовал и считаю, что это был тоже очень важный момент. Ну, а третьим было знакомство с беспроводными технологиями, технологиями передачи трафика по радиоканалам и, наверно, знакомство с pre-WiMAX-ом в 2002-м году.

 

JSON.TV: Почему, кстати, не «пошла» эта технология? Мы уже спрашивали у наших экспертов и гостей... Другие технологии опередили, либо что-то в ней было не так?

 

Максим Жаренов: В технологии всё так, и всё так до сих пор: это полноценная 4G – в отличие, скажем, от LTE, где есть свои моменты. WiMAX — это первая беспроводная технология. Тогда не существовало, по большому счету, качественного высокоскоростного широкополосного доступа через GSM-сети, а WiMAX предоставлял такую возможность, и это была единственная технология операторского уровня, на базе которой можно было создавать сеть для оказания коммерческих услуг доступа в Интернет, телефонных и прочих услуг. Не пошла она по простой причине. Сначала WiMAX развивался достаточно бурно, хотя, на мой взгляд, консорциум WiMAX Forum, который развивал этот стандарт, где-то на 2-3 года запоздал со стандартизацией, с финализацией стандартов, с выпуском окончательных версий. Поэтому некоторые из производителей уже начали выпускать pre-WiMAX-системы, они были несовместимы друг с другом, и вот эта борьба между участниками WiMAX Forum вначале и повлияла негативно на развитие рынка.

 

JSON.TV: Война стандартов, как это часто бывает...

 

Максим Жаренов: Да, причем в рамках одного стандарта, одной рабочей группы. Когда разные производители начинают говорить: а наша версия pre-WiMAX-системы лучше, протокол лучше... Это не очень хорошо повлияло на развитие рынка и затормозило его. Если бы не были потеряны эти 2-3 года — возможно, сейчас была бы доминирующей не технология LTEи в перспективе 5G, а технология WiMAX.

 

JSON.TV: Просто я был связан с радио, и там ожидали этого революционного прорыва, когда в автомобиль (люди в автомобилях сейчас основные потребители радиоконтента), как и в любую движущуюся точку, можно будет доставлять контент не через эфирное радиовещание. Когда это «проклятие 50-ти частот» в FM-диапазоне будет снято и можно будет распространять и 250, и 500 радиостанций.

 

Максим Жаренов: Это очень интересная, большая тема — слияние средств массовой информации, сетей и передачи данных...

 

JSON.TV: Думаю, что эта революция не за горами. С наступлением LTEи в будущем 5G эту проблему можно будет решить. Появится другая проблема: как выбрать из 5000 радиостанций, когда и из 50-ти-то выбрать не так просто.

 

Максим Жаренов: Наверное, будут более узкие тематические, нишевые каналы...

 

JSON.TV: Давайте о «Сколково». Чем Вы занимаетесь, какова Ваша зона ответственности и соответственно поймем, о чем сегодня будем разговаривать?

 

Максим Жаренов: В «Сколково» я пришел около двух лет назад. Меня пригласили на позицию проектного менеджера по работе с телекомом, и первый год я развивал именно направление телекоммуникаций: все проекты, которые так или иначе предназначены для индустриального применения. В первую очередь, это решения для операторов связи, для создания корпоративных сетей передачи данных и всевозможных «добавленных» услуг поверх этих сетей, а также OSS/BSS - систем обеспечения эксплуатации и бизнес-систем. Как то: биллинговые системы, сервисные платформы и прочее. С начала этого года мне также были переданы направления проектов по тематике навигации и так называемого дистанционного зондирования земли. По сути, это все наиболее перспективные на сегодняшний день в коммерческом плане сервисы, которые космос может дать Земле.

 

JSON.TV: То есть Вы главный координатор по этим направлениям. А Ваши начальники — координируют уже сами направления?

 

Максим Жаренов: Организация «Сколково» построена таким образом, чтобы соответствовать направлениям научно-исследовательской деятельности, которые определены Федеральным законом о «Сколково». Их собственно говоря пять: информационные технологии, биомедицинские технологии (сейчас туда также отдельным большим сегментом вошли технологии для аграрно-промышленного комплекса), энергоэффективные технологии, ядерные технологии и космические технологии и телекоммуникации. По части моей тематики работы с телекомом это, конечно, космические технологии и телекоммуникации, где навигация и дистанционное зондирование земли также присутствуют в тех направлениях НИОКР, исследовательской деятельности и разработок, которые поддерживает кластер.

 

JSON.TV: Давайте начнем с примера. Какой самый яркий пример «птенцов» Вашего «гнезда»? Чем Вы гордитесь?

 

Максим Жаренов: Вопрос непростой, потому что проекты существуют на разных стадиях. Есть очень интересные технологические решения, которые, на наш взгляд, будут прорывными в ближайшие 5, максимум 7 лет. Есть проекты, которые успешны уже сейчас, о которых мы с удовольствием рассказываем, информация о них присутствует и на российских медийных площадках.

 

JSON.TV: Начнем с финансово успешного проекта, посмотрим его историю...

 

Максим Жаренов: Достаточно успешна, на наш взгляд, история проекта компании «РИТ-Инновации». Казалось бы, ничего нового: компания создала навигационное мобильное приложение для смартфона для езды по городским дорогам.

 

JSON.TV: Банальный навигатор...

 

Максим Жаренов: Банальный навигатор, но с небольшим устройством, которое позволяет отображать навигационную информацию на лобовом стекле автомобиля. То есть на навигатор можно смотреть, не отрывая взгляд от дороги. Проект называется Hudway, коробочка, которая ставится под стекло, называется Hudway Glass. Проект на краудфандинговой платформе Kickstarter собрал за месяц вместо 100 тыс. долларов, как они изначально планировали, более 620 тыс. долларов. Новость взорвала Интернет, потому что они, по-моему, собрали самую большую сумму среди российских компаний за всю историю Kickstarter. Это одна из интересных историй, которая произошла недавно.

 

JSON.TV: Как вы, «Сколково», работали с ними? На каком этапе присоединились? Вы их нашли или они вас?

 

Максим Жаренов: Это произошло для нас достаточно традиционным путем. В прошлом году мы впервые по моей инициативе объявили конкурс проектов для телекома «SKonnect». К нам пришло несколько проектов — они узнали, что в «Сколково» есть направление телекоммуникаций, которое активно поддерживается фондом, и можно прийти, подать заявку, получить поддержку, стать резидентом. Проект Hudway в прошлом году таким образом нашел нас, а мы нашли его. Мы рассказали про «Сколково», показали, чем можем помочь. Они прошли все процедуры и стали резидентами. Вот такая история, довольно традиционная для «Сколково».

 

JSON.TV: Два слова о процедурах. Насколько это сложно? По объяснениям, которые нам уже давали компетентные люди из «Сколково», там огромное количество документов, огромное количество комиссий, независимых экспертов, которые всё это обсуждают. Страшно подумать, как молодая команда, состоящая из 2-3 человек, погрузится туда...

 

Максим Жаренов: Это молодая команда из Ижевска, хотя какой-то опыт коммерческой деятельности у них, безусловно, уже на тот момент присутствовал. Подать заявку в «Сколково» несложно, не составляет большого труда. Все документы есть на сайте, и сама процедура... Если человек занимается своим проектом не отвлеченно, делает это сфокусированно, у него достаточно информации, чтобы заполнить анкету и подать ее на суд наших внешних экспертов.

 

JSON.TV: А дальше начинается уже Ваша работа, работа в диалоге, проверка документов...

 

Максим Жаренов: Да, есть формальная проверка, есть неформальная — экспертиза Экспертной коллегии фонда, которая собирается из независимых экспертов всего мира, не состоящих в фонде: это не наши сотрудники. После прохождения этих процедур проект попадает к нам - к таким проектным менеджерам, как я, и мы начинаем с ними разрабатывать персонифицированную программу поддержки и развития.

 

JSON.TV: На что могут рассчитывать молодые команды и в материальном, и в физическом, и, в конце концов, в финансовом плане?

 

Максим Жаренов: Многие, приходя в фонд, начинают с финансового вопроса, вопроса грантовой поддержки. Но после нескольких месяцев взаимодействия они понимают, что на самом деле основная ценность «Сколково» не столько в грантовой поддержке, сколько в том, что мы вкладываем человеческие ресурсы фонда в нужды проекта. Это - контакты с потенциальными инвесторами. «Сколково», кстати говоря, оказывает грантовую поддержку только на условиях соинвестиций, то есть в проекте обязательно должен присутствовать коммерческий инвестор, подтвердить свое намерение инвестировать в проект. Далее - мы знакомим с потенциальными заказчиками, с крупными и средними компаниями, проводим питч-сессии для сторонних инвесторов, если у проекта, допустим, не получается самостоятельно это сделать. Мы вывозим их на выставки, конференции, позволяем выступать перед широкой аудиторией. Помогаем разрабатывать продуктовую стратегию, в чем обычно у инженеров проблемы: инженер хорошо представляет ту новую технологию, которая может кардинально изменить что-то на рынке, но как ее продавать, как ее представить, как должен называться этот продукт, как он должен выглядеть, какой «вкус» у него должен быть — этот момент мы, как правило, помогаем решить. Помогаем пройти эти сложные этапы и вывести к инвесторам и заказчикам уже подготовленный проект. Учим навыкам презентации, сами выступаем в качестве «виртуальных заказчиков» перед теми, кому наши участники презентуют проект. Для каждого проекта это всегда персонифицировано, и мы стараемся максимально помочь.

 

JSON.TV: В около-айтишном мире ходит легенда о том, что хорошие команды на конкурсы не ходят. Им некогда обращаться с документами, они сидят себе в каком-то своем ателье, в какой-нибудь комнатке, и потихонечку работают. Попробуйте это подтвердить или опровергнуть на примере ваших конкурсов.

 

Максим Жаренов: Мне очень просто ответить на этот вопрос, потому что у нас в этом году на новом конкурсе «Naviterra» произошла интересная история: победитель конкурса, проект Astro Digital, буквально через 4-5 дней поехал на одно из крупнейших аналогичных европейских мероприятий в Хельсинки — там проходят конкурсы проектов, презентации — и тоже занял первое место. То есть хорошие проекты на самом деле должны ходить на конкурсы. Хотя конкурсы бывают разные. Мы их устраиваем с целью сразу, с самого первого дня, показать проект потенциальным инвесторам и возможно заказчикам. Если посмотреть на состав жюри и тех со-организаторов, которые помогали проводить конкурсы в прошлом году и в этом — в прошлом году у нас были в основном инвестиционные фонды, а в этом году примерно в равном весе и потенциальные заказчики, например, такие, как «Ростелеком», МТС и инвестиционные фонды.

 

JSON.TV: Это Вы говорите про Skonnect, да? Про Naviterra еще поговорим отдельно и чуть подробнее. У Skonnect есть уже, как минимум, двухгодовая история. В какие сроки проводится этот конкурс? Планируете ли проводить в будущем? И о чем думать командами, которые захотят принять в нем участие в будущем году? В этом году он закончился — я правильно понимаю?

 

Максим Жаренов: Да, у нас финалы были на «Открытых инновациях», их можно посмотреть на сайте в записи. Мы обязательно будем повторять эти конкурсы в следующем году — оба конкурса. Вы правильно заметили, что Skonnectмы проводим второй год подряд. Naviterra - только первый, это был пробный, но, опять же, успешный конкурс. В следующем году мы обязательно проведем их еще раз. Думаю, что мы добавим некоторые новые элементы, которые сделают его еще более интересным для потенциальных победителей, участников. Опыт интересный, безусловно положительный как для нас, так и для заявителей. Возвращаясь к Вашему вопросу: надо ли хорошему проекту выходить на конкурс? - конечно, надо. Он получает отклик от наших экспертов, особенно в финале, когда идет взаимодействие выступающего - заявителя, потенциального победителя, финалиста - с жюри. Происходит не просто доклад и дальше выставление оценки, а некоторый диалог. Второй год получается очень интересный результат: люди переосмысливают свой проект, сразу получают отклик от жюри, от профессионалов. И профессионалы, с другой стороны, занимаясь длительное время в какой-то сфере, по-другому смотрят на проекты в живом диалоге в финале. Побеждает в результате, как выясняется, сильнейший.

 

JSON.TV: Какова дальнейшая судьба участников конкурса? Понятно, что с победителями вы «возитесь» отдельно, и об этом тоже можно поговорить. А те, кто проиграл? Например, плохо подготовились ребята, но мысль там была хорошая... В этой ситуации беретесь работать с такими проектами?

 

Максим Жаренов: Да, мы обязательно смотрим на всех участников. Бывает даже, что хороший проект не успел подготовить документы: люди узнали о конкурсе за день до окончания приема документов, но видно, что команда хорошая, идея интересная. Конечно, мы такие проекты поддерживаем, мы сами выходим на контакт, приглашаем их на встречу. В первую очередь, конечно, смотрим на команду. Идея — ничто, реализация — всё. А для реализации нужна команда.

 

JSON.TV: Команду из Хабаровска можете вызвать, например?

 

Максим Жаренов: Для этого есть видеоконференция, Skype и др. В «Сколково» переговорные оборудованы средствами видеоконференцсвязи, конференции устраиваем регулярно.

 

JSON.TV: Много было участников на Skonnect в этом году? Это десятки или сотни заявок?

 

Максим Жаренов: Было более 50 заявок, из них квалифицированных — 39, до финала дошли 8 проектов.

 

JSON.TV: Все финалисты будут работать с вами, или это не гарантировано?

 

Максим Жаренов: Мы не можем обязать финалистов это делать, но всем оказываем поддержку при получении статуса участника, резидента «Сколково». У нас есть статусы участника, партнера, исследовательского центра... Конечно, мы помогаем финалистам — всем, кто изъявил такое желание.

 

JSON.TV: Задаете ли вы темы, направления деятельности в этом конкурсе, либо они свободны? Вот - придумал человек что-то, не знает, как классифицировать. Междисциплинарные исследования тоже должны представлять интерес?

 

Максим Жаренов: Конечно. В этом году мы даже расширили перечень тем. Если в прошлом году он состоял из тем, которые поддерживают кластеры, и некоторых тем, которые нас попросили включить наши соорганизаторы, то в этом году мы смотрели шире на предлагаемые нам проекты. Мы, во-первых, расширили перечень тем самого кластера, так называемых форсайтов, которые мы поддерживаем. Каждый форсайт — это некая тема в предметной области, внутри которой мы готовы видеть проекты, приходящие к нам в «Сколково». Они в этом году они претерпели значительные изменения. Появились, например, такие темы, как все технологии, касающиеся вещания и оповещения населения: проводные, спутниковые, радиоэфирные.

 

JSON.TV: Поскольку сейчас проводная радиоточка есть уже не во всех квартирах и не во всех домах, то это, естественно, вопрос важнейший. Как в свое время, в общении с Президентом у нас возникал вопрос с рындой... Рында не входит в набор инновационных решений?

 

Максим Жаренов: Подавайте заявку, наши эксперты решат... Проекты бывают самые разные. Допустим, по созданию мультимедийной вещательной сети для распространения и управления контентом на средствах пассажирского транспорта. Это проект «Транспорт ТВ», победитель нашего прошлогоднего Skonnect. Сегодня он активно развивается, ребята успешно завершили пилотный проект в Санкт-Петербурге. Сейчас, насколько мне известно, у них развивается проект в «Мосгортранс». Мы стараемся активно поддерживать эти процессы.

 

JSON.TV: Конкурс, который в первый раз состоялся в этом году, - соответственно это Naviterra...

 

Максим Жаренов: «Navi» - навигация, «terra» - дистанционное зондирование Pемли.

 

JSON.TV: В чем его особенность? Кто ваш основной партнер? НП «ГЛОНАСС», насколько я понимаю?

 

Максим Жаренов: Да, в этом году нашим партнером выступил НП «ГЛОНАСС». Идея этого конкурса во многом происходила от них - наших коллег. Наши взаимоотношения развиваются очень динамично. Недавно мы подписали партнерское соглашение с НП «ГЛОНАСС», на территории инновационного центра «Сколково» будет построено здание технопарка НП «ГЛОНАСС», куда мы будем отбирать наилучшие проекты в области навигации: те проекты, которые будут способствовать коммерциализации и самой навигационной системы ГЛОНАСС, и «ЭРА-ГЛОНАСС». В ходе конкурса мы получили большую поддержку от некоммерческого партнерства: экспертную и организационную. Была проделана большая работа с НП ГЛОНАСС для того, чтобы новый конкурс привлек максимальное внимание, стал известен. Мы очень благодарны им за это.

 

JSON.TV: Много ли участников? Охотно ли идут в этот сектор — геопозиционирование — новые, молодые команды?

 

Максим Жаренов: Да, конечно. Это достаточно новая сфера для российских разработчиков. Хотя, казалось бы, есть много навигационных приложений для смартфонов и рынок оборудования и программного обеспечения за последние 5 лет кардинально изменился из-за того, что приложения «перетекли» из навигаторов в смартфоны. Но по-прежнему коммерциализация там достаточно большая: мы видим, что востребованы именно навигационные компоненты — не только спутниковые, но и навигация внутри помещений, indoor navigation. Вот эта бесшовность навигации — интересный момент, и в этом направлении, думаю, будет появляться много проектов.

 

JSON.TV: Но вся основная деятельность теперь ведётся на Земле уже? То, что заложено в архитектуру этой системы в космосе, поменять нельзя?..

 

Максим Жаренов: Если в целом, то Вы, конечно, правы.

 

JSON.TV: Мы говорили с руководителями НП «ГЛОНАСС»: если точность навигации, учитывая помехи, - по стволу 1,5-2,5 метра и 5 метров на земле, то здесь поле непаханное для разработки приложений и уточнения данных космической навигации.

 

Максим Жаренов: Здесь, как Вы правильно сказали, очень интересная сфера, где как раз гибридные решения — спутниковая навигация и некоторые, скажем так, наземные устройства и алгоритмы - дают очень интересный эффект. Но без спутниковой навигации я не представляю себе развития многих отраслей на сегодняшний день. Например, точного земледелия.

 

JSON.TV: Продвинулись уже к коммерческому использованию разработок в торговых залах? Например, ты подходишь к определенной группе товаров, а на мобильном приложении выскакивает знак, где ты находишься, и соответствующая реклама, наводка на другие товары. Или пока работа идет на более простом уровне?

 

Максим Жаренов: То, о чем Вы говорите — маркетинг по местонахождению человека со смартфоном, - не связано напрямую с навигацией.

 

JSON.TV: К indoor-навигации это имеет отношение. Магазинам предлагают покупать эти решения...

 

Максим Жаренов: Да, здесь возможны интересные разработки и сферы применения. У нас есть проекты по навигации внутри помещений, они отчасти подтвердили умение с точностью даже до полуметра определять и вести слежение за перемещениями объекта, несущего смартфон. Но от базовой технологии до коммерциализации должно пройти какое-то время.

 

JSON.TV: В этом вопрос и был: то есть время еще пока не прошло?

 

Максим Жаренов: Не прошло. Более того, в мире таких решений практически нет. Есть 2-3, которые подтвердили себя на конкурсах... Возвращаясь к важности конкурсов: наш проект на конкурсе Microsoftв одной из номинаций занял первое место.

 

JSON.TV: Расскажите поподробнее об этом проекте.

 

Максим Жаренов: Этот проект развивает компания «СПИРИТ Навигация». Они сделали базовое решение, которое потом может быть встроено в любые приложения для смартфонов. Это программное приложение, которое позволяет по ряду параметров с точностью до метра-полуметра определять местоположение человека внутри помещения без радиомаяков.

 

JSON.TV: То есть без Wi-Fi?

 

Максим Жаренов: Я имею в виду специальные маяки, которые ставятся в целях позиционирования внутри помещений.

 

JSON.TV: А принцип все-таки - радиосвязи? Тот же Wi-Fi, или мобильный сигнал? Или секреты не раскрываете?

 

Максим Жаренов: Обо всем мы, конечно, сказать не можем. Рекомендую Вам обратиться в компанию: уверен, они с удовольствием расскажут.

 

JSON.TV: Понятно. Давайте тогда скажем о том, в какую сторону развивается рынок. Вы ведь, работая над проектами, наверняка представляете себе горизонты развития лет через 5-10. Что существенного произойдет в телеком-области? К чему готовиться молодым командам?

 

Максим Жаренов: Очень большой и интересный вопрос. В телекоме есть два тренда, которые в итоге должны сойтись к какому-то одному результату. Во-первых, мы видим, как значительно увеличиваются расходы на инфраструктуру. Удешевления оборудования операторского класса практически не происходит, новые объемы трафика требуют постоянного обновления инфраструктуры — пусть не столько канальной, сколько аппаратной, то есть обновления активного аппаратного обеспечения передачи данных. С другой стороны, стоимость и маржинальность, то есть доходность, услуг просто по предоставлению доступа или по передаче трафика значительно снизились за последние 5-7 лет. Мне кажется, они уже находятся не просто у границы доходности, а даже ниже ее. И операторы зарабатывают не столько на инфраструктурной части своего бизнеса, сколько на каких-то добавленных услугах, на каких-то связанных с телекоммуникациями сервисах, которые они оказывают. Основной трафик сети на сегодняшний день — это мультимедиа, видео, причем, как правило, короткое видео, а также файлообмен в разных вариантах. На мой взгляд, в ближайшие 5-7 лет мы увидим, что компании окончательно встанут перед выбором, кто будет диктовать правила на рынке — либо контент-провайдеры, либо операторы связи. В России пока держат первенство операторы связи, но уже в ближайшее время мы увидим, как эта ситуация значительно поменяется в сторону уравновешивания между операторами связи, средствами массовой информации, которые работают в сети, и контент-провайдерами. Так вот – дилемма. В такой ситуации обычно происходят слияния. На американском рынке мы видим, как в течение нескольких лет идет поглощение некоторых медийных компаний операторами связи, некоторых операторов связи — медийными компаниями. Пример в России — RuTube, который стал строить свою сеть передачи данных. У некоторых операторов есть свои медийные компании. В «Сколково» есть различные разработки наших резидентов, которые касаются и улучшения инфраструктуры, и конвергенции медиа с операторским бизнесом. Но я рекомендую новым разработчикам смотреть именно в эту сторону. Рынок инфраструктурных решений достаточно развит, там есть крупные, глобальные игроки, и шансы новой компании выиграть в этой конкурентной борьбе относительно низкие. Когда мы говорим о каких-то услугах, новых гаджетах, новых способах взаимодействия человека с сетью, - это большая ниша для молодых инновационных компаний.

 

JSON.TV: У традиционных мобильных операторов «Большой тройки» и связки Tele2-«Ростелеком», которая хочет их догнать, ничего существенного, на Ваш взгляд, произойти не может? Не может появиться какой-нибудь мощный оператор, который выйдет на этот рынок? Их число может только уменьшаться за счет слияний и поглощений?

 

Максим Жаренов: Вероятно, да. Что касается мобильной связи, здесь есть еще такая вещь, как частотный ресурс. Когда приходит сообщение о новой технологии, которая позволяет передавать трафик на скорости в десятки Гбит/сек, надо понимать, что она должна быть подкреплена еще выделением частотного ресурса. Если на национальном уровне этого выделения не произойдет или произойдет выделение полосы гораздо меньшей, чем максимально может задействовать стандарт, то скорость будет соответственно ограничена. Что здесь может произойти — во многом будет зависеть от того, как будет регулироваться в дальнейшем частотный ресурс и в мире, и в России. Как эта система будет работать, какие новшества мы там увидим — от этого во многом будет зависеть ответ на Ваш вопрос и развитие рынка.

 

JSON.TV: О чем я еще не спросил? Что важно для сегодняшнего дня, и что Вы могли бы сказать зрителям?

 

Максим Жаренов: Я хочу пригласить всех на наши конкурсы. В следующем году обязательно будут и Skonnect, и Naviterra.

 

JSON.TV: В какое время?

 

Максим Жаренов: Думаю, что они начнутся примерно в апреле. Я всех приглашаю и желаю удачи. А наше «Сколково» всегда открыто, будем рады видеть новых разработчиков, новые интересные идеи и команды.

 

JSON.TV: Напоследок два наших традиционных вопроса к Вам лично. Какими гаджетами пользуетесь? Всегда интересно узнать, на чем работают профессионалы.

 

Максим Жаренов: Я использую утилитарные вещи: мобильный телефон, планшет, ноутбук. Это главное.

 

JSON.TV: А операционные системы какие предпочитаете?

 

Максим Жаренов: Это в основном не мой выбор... На телефоне у меня Android. Любимых, наверное, нет. Меня больше устраивает комплексное удобство.

 

JSON.TV: Наконец - насколько Вы проникли в соцсети, а соцсети проникли в Вас — и для работы, и для жизни?

 

Максим Жаренов: Я, конечно, активно использую и Facebook, и LinkedIn. В профессиональном и личном плане.

 

JSON.TV: Ну что же, спасибо Вам огромное. А я напомню, что в гостях в студии JSON.TV был Максим Жарёнов. Спасибо Вам еще раз, всем счастливо и удачи!

 

Максим Жаренов: Спасибо Вам!