×

22 Октября 2014 19:16
1581
0

Всё по делу. Ничего лишнего

Опыт показывает, что в синергии медийных проектов на различных площадках много шарлатанства. Такое мнение в эксклюзивном интервью для JSON.TV высказал генеральный директор группы компаний РУМЕДИА и холдинга «Объединённые медиа» (радиостанция «Business-FM», портал BFM.ru и радио «Шоколад») Михаил Бергер. По его словам, есть некоторая синергия продаж в эфире радио и на портале, где появляется возможность визуализации. Но процент комплексных продаж невелик. И в производстве контента «единую фабрику новостей» создать невозможно. Логика устной и письменной речи различаются, поэтому нельзя просто брать материалы из эфира и загружать их в сеть.

В структуре доходов холдинга доля портала выросла с 18 до 20%. Холдинг в целом прибыльный, но портал остаётся дотационным и планирует выйти на самоокупаемость только к концу 2015 года. Программа-максимум – 10% рентабельности. Сегодня показатели сайта, по словам CEO – это 120-150 тысяч уникальных посетителей в день и около 10 млн. показов страниц в месяц.

Главный источник доходов – баннерная реклама. Её в незначительной пропорции (несколько процентов) дополняют спецформаты – материалы, которые идентифицируются как коммерческие тексты. Продажа быстрорастущей контекстной рекламы на подобных площадках невозможна. Михаил Бергер подчеркивает, что портал BFM.ru– «ресурс сопровождения» радио Business-FM. А автомобиль сопровождения не может подрабатывать как такси, хотя это и доходный бизнес.

На портале работает чуть менее 30 сотрудников, из них 10 журналистов, а остальные - программисты, трафик-менеджеры, бильд-редакторы, аналитики, руководители спецпроектов. Ежедневное обновление составляет 150-200 ед. текста в сутки.

В полном варианте видеоинтервью Михаил Бергер отвечает также на вопросы о целевой аудитории, о категориях контента, о конкурентах, драйверах и барьерах роста, об обновлении дизайна сайта, об идеологии законодателя в области интернета и о многом другом.

 

Справка JSON.TV

Михаил Львович Бергер

Родился 8 апреля 1953 года в Одессе. В 1978 году окончил факультет журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова. В медиаотрасли с 1978 года. Работал журналистом в газетах «Советская торговля» и «Известия». С 1997 по 2001 год - главный редактор газеты «Сегодня». С 2001 по 2005 год - главный редактор журналов «Деловая хроника» и «Еженедельный журнал». С 2006 года - генеральный директор группы компаний «РУМЕДИА», включающей в себя холдинг «Объединенные медиа» (радиостанции «Business FM», «Chocolate 98FM», интернет-портал BFM.ru)

 

Полная расшифровка интервью:

 

JSON.TV: Всех приветствую. Меня зовут Сергей Корзун. Это JSON.TV. Сегодня в гостях в нашей студии генеральный директор группы компаний РУМЕДИА, по совместительству генеральный директор портала BFM.ru Михаил Бергер. Здравствуйте, Михаил.

 

Михаил Бергер: Добрый день.

 

JSON.TV: Большая компания и маленькая компания. Она вообще довольно маленькая? Потому что генеральный директор имеет возможность совмещать и одну, и вторую и третью должность. Там же еще объединенные медиа, насколько я понимаю.

 

Михаил Бергер: Да, конечно. У каждой компании своя функция, просто такова корпоративная структура. Большая или маленькая? В нашем холдинге работает около 500 человек. Думаю, для медиакомпании, в общем, средний размер.

 

JSON.TV: Сегодня в первую очередь будем говорить не обо всем холдинге, а о портале BFM.ru, именно он относится, строго говоря, к IT или к ИКТ-бизнесу, производителям контента. До этого производителей контента у нас было относительно немного, в основном мы говорили с блогерами, с маленькими производителями. С Вас начинаем разговор о больших производителях контента, но сначала объективную справочку обновим. Бергер Михаил Львович. Дата рождения 8 апреля 1953 года.

 

Михаил Бергер: Точно абсолютно.

 

JSON.TV: Место рождения, город Одесса?

 

Михаил Бергер: Одесса.

 

JSON.TV: Образование – факультет журналистики МГУ, срок окончания 1978 год.

 

Михаил Бергер: Да.

 

JSON.TV: Дополнительное какое-то специальное образование получали?

 

Михаил Бергер: Такого большого системного - нет.

 

JSON.TV: В медиаотрасли, мы обычно говорим в ИКТ-бизнесе, с 1978 года.

 

Михаил Бергер: Ну, может и раньше. Будем считать, формально - да.

 

JSON.TV: Работали журналистом сначала газета «Советская торговля», «Известия», «Сегодня», «Деловая хроника», «Еженедельный Журнал».

 

Михаил Бергер: Да, точно.

 

JSON.TV: Все это было в истории? Ничего не забыли из основных средств массовой информации?

 

Михаил Бергер: Нет. По крайней мере, из работы на фултайм, да.

 

JSON.TV: В группе компаний РУМЕДИА с 2006 года?

 

Михаил Бергер: Да.

 

JSON.TV: Насколько я понимаю, Вы были одним из создателей?

 

Михаил Бергер: Да, она собственно и создавалась для управления нескольких разрозненных медиа-активов, которые были в группе. Эта конструкция сала немножечко расти, как-то структурироваться и образовываться, как бизнес. Раньше были просто разные медийные активы, так по разным причинам, а потом стало специальным осмысленным бизнесом, если можно так говорить.

 

JSON.TV: А холдинг Объединенные медиа – это приобретение относительно еще более недавнее. Это был 2009-2010 год?

 

Михаил Бергер: 2009 год.

 

JSON.TV: 2009 год. Две радиостанции?

 

Михаил Бергер: Да, две радиостанции, портал и ряд дочерних компаний, которые вещают радио Бизнес ФМ в регионах: в Уфе, Питере. Есть два вида сети в радио, мягкое и жесткое, вот жесткое ограничивалось Уфой и Питером.

 

JSON.TV: Жесткое, это там, где, вы владельцы?

 

Михаил Бергер: Да, там, где мы владельцы. У нас 10 городов вещания. Сейчас у нас выросла жесткая сеть и мы вещаем в Новосибирске, в Екатеринбурге, в Нижнем Новгороде, - это наши станции, и в ряде городов у нас есть партнеры. Это такие города, как Самара, Калининград, Челябинск. В основном мы конечно ориентируемся на города-миллионники, где есть аудитория Бизнес ФМ. Это и есть холдинг Объединенные Медиа, который сейчас является частью группы РУМЕДИА. На том юридическом лице, которое называется Объединенные Медиа остались сервисные функции, обслуживание, IT в том числе, а как бы управляющая голова - это именно РУМЕДИА, РУМЕДИА-Менеджмент, там есть такая компания внутри.

 

JSON.TV: Какое место портал занимает в целом в структуре медиа? Можно сказать о его удельном весе?

 

Михаил Бергер: Да, конечно. В структуре доходов его доля за последние 3 года условно выросла с 18 до 21%.

 

JSON.TV: То есть сразу оговоримся, что он приносит доход.

 

Михаил Бергер: А мы говорим об объеме продаж.

 

JSON.TV: Об объеме продаж, да.

 

Михаил Бергер: Сейчас мы говорим об объеме продаж. В целом холдинг прибыльный, доходный. Он приносит акционеру некоторые деньги, не очень большие, но он в плюсе. Что касается портала, отдельно взятого, он не вышел на самоокупаемость пока, но в общем зарабатывает довольно много денег, но производство обходится тоже довольно дорого.

 

JSON.TV: Ну тогда главный вопрос – зачем Вы держите такой актив, который не приносит денег? И что он дает холдингу?

 

Михаил Бергер: Ну, во-первых, мы рассчитываем, что он начнет приносить деньги. Все же как-то начинают с минуса, а потом переходят заветную черту. И кроме всего прочего, у этой структуры очень важная сопровождающая функция, сервисная, так сказать. Это то место, где можно посмотреть эфирные материалы, где можно визуализировать какой-то контент, посмотреть фотографии с места событий, где побывали наши репортеры, или то место, о чем мы рассказываем. И что не маловажно, это место позволяет делать предложения более интересными для рекламных агентств и рекламных клиентов, когда мы можем совместить эфирное предложение с его визуализацией в Интернете. Ну, например, большой клиент автомобильный, не буду называть марку, взял эфирный заказ и плюс школа экстремального вождения со съемкой, с видеосъемкой, на портале, где можно было бы посмотреть, как ехать боком по сильно наклоненной горе, как преодолевать разные препятствия, и так далее. Вместе получился довольно интересный проект.

 

JSON.TV: В холдинге Объединенные Медиа проект портала, а сначала и газеты, появился относительно позже, чем вот основное радио Бизнес ФМ, так произошло исторически. Я думаю, что самое время поговорить о так называемой синергии, о которой так много говорят. Почему холдинги приобретают различные активы, вещающие в разных плоскостях, именно для того, чтобы сократить затраты. Насколько это реально и экономически обосновано?

 

Михаил Бергер: Мой опыт работы в холдинге с относительно большим количеством юридических лиц или бизнес-единиц, точнее будет сказать, мы сейчас говорим о бизнесе, показывает, что в синергии много шарлатанства. Об этом все говорят, но никто внятно объяснить и доказать реальную синергию не может. Я сказал синергии продаж, да? Допустим, эфир и портал, реклама на радио с ее визуализацией, и это так, но надо сказать, что процент таких продаж все-таки относительно небольшой, сейчас не помню какой, но не очень большой. И важно другое, что даже в рекламных агентствах, с которыми мы работаем, главные поставщики клиентов в Москве, люди которые продают и работают с заказчиками эфира, работают отдельно от тех, кто работает с запросами на онлайн-рекламу. Абсолютно разная психология продаж, абсолютно разная идеология. Она очень плохо соединяется. Может быть когда-нибудь что-нибудь поменяется, но это разные группы, разный алгоритм, разные подсчеты, разные расчёты эффективности и т.д. Все очень разное. Поэтому, если здесь синергия и есть, то она, в общем, не сногсшибательная.

 

JSON.TV: Это мы о продажах говорим. А в производстве контента? Все-таки журналисты стоят достаточно дорого и, если они имеют возможность работать и там, и там, тогда должна быть выгода. Есть ли она на самом деле?

 

Михаил Бергер: У нас несколько журналистов работает и там, и там, как бы полновесно, полноценно. Но единую фабрику контента создать практически невозможно. Радио с Интернетом плохо синергируется. В каком смысле? Допустим, газеты и Интернет идеально соединяются, потому что это в том и другом случае письменный текст. Логика устной речи в общем-то отличается от письма на бумаге, условно говоря, или просто изложенного молча на дисплее. Самая простая мысль, которая приходила при создании, при учреждении этого бизнеса BFM – вот у нас в эфире много контента, давайте мы его будем просто загружать в сеть. Он интересен, он востребован и т.д. Оказалось, все не так просто. Да, мы используем конечно эфирный контент на портале и в очень большой степени, но чтобы его использовать нужны адаптеры, нужна конвертация, нужна обработка тех новостей, тех комментариев, которые звучат в эфире, потому что, то что звучит в эфире естественно, очень странно выглядит на бумаге. Бумага – это условно, да? И наоборот, если человек написал текст и читает его по радио это тоже звучит диковато, я думаю, что ты прекрасно это знаешь по своему опыту. Поэтому мы конечно выигрываем сильно на том, что значительная часть контента формируется в эфире, и мы его используем на портале, и он генерирует в общем-то довольно приличный в нашем представлении трафик, но нужно прилагать довольно большие усилия для того, чтобы это все адаптировать, сформировать, проиллюстрировать, написать заголовки. В эфире же нет заголовка, значит нужно дать заголовок и т.д., и т.п. Довольно большая и сложная работа, которой занимается человек 10 журналистов отдельно, сидящих только на портале. Так что это все не так гладко и красиво, как теоретически кажется. Я говорю, в синергии очень много мифов и шарлатанства.

 

JSON.TV: То есть соединить одно с другим достаточно сложно?

 

Михаил Бергер: Сложно и дорого.

 

JSON.TV: А, дорого? Главный козырь пропадает…

 

Михаил Бергер: Да, потому что нужны люди, люди квалифицированные, и которые стоят каких-то заметных денег.

 

JSON.TV: О месте на рынке контента. Я открываю данные из Медиалогии за август, последние из открытых, в закрытые я не залезал, но я думаю, что это достаточно типичная ситуация среди ТОП-30 самых цитируемых Интернет-ресурсов, где на первом месте РБК, 23 место BFM.ru, индекс 245, у RBC.ru – шесть миллионов с мелочью. В общем-то, разница существенная. РБК является Вашим конкурентом на этой медийной площадке? Либо есть какие-то другие конкуренты?

 

Михаил Бергер: В конце 2008 года или в начале 2009 года, еще до нас, когда создавался BFM, идеологически он замышлялся, как убийца РБК. Я думаю, это была ошибочная стратегия, потому что BFM не являлся, и на сегодня не является самостоятельным брендом, самостоятельной медийной ценностью. Он живет рядом с идентичным брендом, рядом с сильным эфирным брендом, радио Бизнес ФМ, и поэтому он давно уже не претендует на то, чтобы задавить и отобрать аудиторию, ну может быть немножко, у РБК, у РИА Новости, у каких-то других крупных, очень крупных игроков.

 

JSON.TV: Кстати, Медиалогия не использует эти агентства потому, что их достаточно сложно отделить. Она идет только по названию сайта, например, RBC.ru. И кстати говоря, РБК тоже там. Да, это телевидение, не радио, это – агентство, я понимаю, что разница здесь существенная.

 

Михаил Бергер: Да, дело в том, что сейчас на РБК реализуется довольно разумная маркетинговая политика, они все свои ресурсы называют РБК. Не РБК ТВ, не РБК Daily, не журнал РБК и т.д. Все - РБК. И поэтому все сказывается на цитируемости, они как бы друг друга поддерживают и работают в складчину, если можно так сказать. Это вполне разумно, но дело в том, чтоу РБК большой объем оригинального собственного контента, для производства которого требуется не десятки журналистов, а сотни. Я говорю условно, не зная их штатного расписания, но примерно могу себе представить. У нас оригинального контента, то есть созданного на портале, не так много. В основном, это эфирный контент и отдельные специальные проекты, которые разрабатываются внутри и этим объясняется конечно и разница в аудитории, и разница в расходах на проекты.

 

JSON.TV: Я обратил внимание на то, что индекс цитируемости в абсолютных цифрах на Бизнес ФМ, который тоже входит в число лидеров, даже несколько меньше, чем на BFM.ru, сто с чем-то. Сейчас найду точные цифры. В чем суть? Если компания-матка, которая производит оригинальный продукт, она цитируется меньше, чем BFM?

 

Михаил Бергер: Какая интересная штука! Эфир, именно эту субстанцию, невидимую и неосязаемую невозможно цитировать - цитируют. Берут сайт, что-то услышали важное, заходят на сайт, берут это и цитируют. Поэтому возникает вот эта смесь. Я бы в принципе не разделял. Это один источник цитирования. Но это просто технологии. Удобно брать с сайта, а не из эфира. Собственно, это еще одна причина, по которой существует сайт, который не приносит прибыли, а это потому, что портал обеспечивает существование в материальном мире эфира, который мгновенно исчезает.

 

JSON.TV: То есть наоборот, в виртуальном мире? Или можно тут спорить?

 

Михаил Бергер: Мир, который можно проверить, посмотреть, еще раз к нему вернуться, подчеркнуть что-то, выделить и т.д. Поэтому с этим феноменом цитирования мы давно столкнулись. Кстати, о портале, у него разная судьба в этом списке. Он поднимался и на 10 место и опускался, потому что в разные месяцы, разные события, и они разную диктуют повестку, и разные интересы, и разные отсылы. Собственно, поэтому и такая волатильность что ли.

 

JSON.TV: В науке индекс цитирования напрямую говорит о том, сколько стоит и чего стоит ученый. Как в медиа бизнесе? Есть ли для экономики медиа бизнеса более важные индикаторы, чем вот этот самый индекс цитирования?

 

Михаил Бергер: Вы знаете, на самом деле, насколько я знаю, и в научном мире нет единого мнения относительно корректности этого индекса. Это важный индекс, но он говорит не обо всем, он не полностью характеризует, и к нему есть свои претензии. Хотя он, несомненно, важен. А в медиа, я знаю много медийных проектов, с чрезвычайно высоким, почти лидерским уровнем цитирования, там люди со своими проектами входили в пятерку, в ТОП-5, ТОП-10. Эти проекты были закрыты, как экономически несостоятельные. Это важная вещь, но реально она плохо конвертируется в доходы. Это важная составляющая, но далеко не достаточная для того, чтобы быть успешным.

 

JSON.TV: Давайте поговорим непосредственно о сайте BFM.ru. Сколько примерно человек на нем работает? Можно это выделить? Насколько это большое сооружение?

 

Михаил Бергер: В целом там работают около 30 человек, или чуть меньше. Как я сказал, контентная группа – это 10-12 человек.

 

JSON.TV: Всего-навсего?

 

Михаил Бергер: Всего-навсего. А остальные – это программисты, это трафик-менеджеры, редакторы. Вокруг этого продукта много всякой инфраструктуры: программисты, аналитики, руководители спецпроектов. В общем, это такое устройство, не плоское, я бы так сказал.

 

JSON.TV: Сколько контента производит собственно сайт? Можно это как-то в цифрах описать?  

 

Михаил Бергер: Если вчистую посмотреть на сайты, сколько там единиц продукции, я думаю, что где-то 150-200 единиц текста в сотке. Это довольно высокая история, но это все новости, комментарии, ну и так далее.

 

JSON.TV: Какие направления? Есть ли направления, по которым сайт не идет абсолютно? Потому что Бизнес ФМ все-таки определяет, что все-таки это деловой портал?

 

Михаил Бергер: Безусловно. Мы не пишем о музыке, проблемах школьного образования, об агросекторе, если это не какой-нибудь бизнес проект. В меньшей степени о международных делах, только за исключением тех случаев, когда это связано с большими какими-нибудь бизнес контрактами и т.д. То есть направления, которые не интересны нашей аудитории, то есть нам не интересны потому, что они не интересны нашей аудитории. Наша аудитория их там не ищет, нет проблем здоровья, нет проблем спорта, ну только какие-то топовые события, типа Чемпионата мира по футболу.  А по базе – это сферы, которые не являются нашей основной повесткой.

 

JSON.TV: Основная повестка?

 

Михаил Бергер: Основная повестка – это бизнес и политика, связанная с бизнесом. Но надо еще понимать следующую вещь, что наша аудитория по базе и по тому, что показывают исследования, - это экономически активная часть населения, это владельцы бизнеса, это чиновники среднего и высокого ранга, в общем аудитория, ориентированная на бизнес, как-то с ним связанная, прямо или косвенно. Но надо иметь в виду, что эти люди ведь, интересуются не только биржевыми сводками, они также совершают покупки, в своих личных интересах, они что-то читают, и они интересуются политикой, которая их затрагивает, даже если это не закон об изменении в налоговый кодекс, а просто какое-нибудь решение, связанное с учетом второго гражданства. Это уже касается нашей аудитории. Это портал, как и радиостанция, это не источник исключительно деловой информации, а это источник информации для деловой аудитории. Это немножко шире, но конечно информационное ядро – это деловая информация, информация, связанная с экономической политикой властей.

 

JSON.TV: Каково примерно соотношение контента агрегируемого и контента, производимого собственно журналистами? Можно ли их делить между журналистами радио и журналистами портала?

 

Михаил Бергер: Производимого контента, если взять за 100% то, что выдает портал BFM, и оттуда, допустим, изъять то, что мы адаптируем из эфира, то собственного контента, я думаю, 15%, не больше.

 

JSON.TV: Каково соотношение текста на портале? Видео мы поняли, что уже можно размещать, есть ли аудио на портале, все ли эти направления используете?

 

Михаил Бергер: Да, у нас есть подкасты на радио, но практика показывает, что они никому не нужны. Очередной миф. Подкасты никому не нужны. Готов отлить в бронзе эти слова.

 

JSON.TV: То есть мысль о том, что люди будут брать с собой в машину и слушать потом по дороге?

 

Михаил Бергер: Слушать и переслушитвать? Никогда. Пересматривать – да, переслушивать – никогда в жизни. Мы убедились в этом по статистике, и я просто несколько раз сталкивался с тем, что есть разные остро заинтересованные слушатели, которые хотят что-то такое: «Вот у вас когда-то было там в эфире, ребята, нельзя ли это, ну это еще раз посмотреть, не хочется искать на портале, как, ну где это?» Я говорю: «Я сейчас пришлю звуковой ролик». «Нет, нет, нет. А нельзя это почитать?» То есть звуковой ролик, уже потом, как материал для повторения никого не интересует. Потому что это долго, читать быстрее чем слушать. И в общем большого смысла в такой звуковой поддержке нет, хотя иногда это бывает интересно, без картинки слабо работает. Не востребовано.

 

JSON.TV: По основным экономическим показателям – оборот мы поняли, если можно напомнить об этом?  Прибыли пока нет, а к чему стремимся?

 

Михаил Бергер: Мы хотели бы, чтобы по крайне мере эта бизнес единица не требовала дотаций, не требовала инвестиций, и хотя бы себя обеспечивала. Это задача минимум. Задача максимум – это конечно выход на рентабельность порядка 10%, мы были бы вполне счастливы.

 

JSON.TV: А горизонт прогнозов в этом смысле, когда планируется?

 

Михаил Бергер: Мы рассчитываем, что к концу следующего года мы подберемся к нулевой отметке. Про долю я сказал. Она в районе 20%. И растет. Была 18, сейчас чуть больше 20.

 

JSON.TV: Это во всем холдинге соответственно, доля в холдинге?

 

Михаил Бергер: Да. Если вдруг, наша вторая радиостанция резко начнет увеличивать доходы, то эта доля сократится.

 

JSON.TV: Теперь о секторе рекламы. За счет чего обеспечивается или будет обеспечиваться окупаемость? Это реклама непосредственно на сайте, контекстная, баннерная, продакт плэйсмент, возможно, статьи по заказу на правах рекламы или без прав рекламы?

 

Михаил Бергер: Значит так, контекстная реклама на площадках типа нашей невозможна, она возможна только на поисковых системах, это технологически невозможно, во-первых. Во-вторых, у нас и аудитория не такая, скажем, у нас же не миллионы приходят, а сотни тысяч всего-навсего.

 

JSON.TV: К стати говоря, по цифрам, сколько посещение сейчас на этот момент?

 

Михаил Бергер: 120-150 тысяч уникальных посетителей в день.

 

JSON.TV: То есть под 3 миллиона в месяц где-то примерно.

 

Михаил Бергер: Да, примерно, в среднем. И около 10 миллионов показов страниц, 8-12 в разные периоды, в разные сезоны. Конечно, абсолютный и подавляющий источник доходов, это реклама так называемая баннерная, медийная, есть еще так называемые специальные проекты, но это вот то, о чем я говорил, школа экстремального вождения. Или у нас был проект с большой IT-ой компанией, как те или иные программные продукты работают, с разными тестами и т.д. Ну это, собственно, да, это реклама. То, что Вы называете продажа контекста, мы стараемся избегать этой истории в том случае, когда заказчик просит убрать на правах рекламы, мы стараемся держаться от этого подальше, потому что это вводит в заблуждение читателя, ну и кроме всего прочего это противозаконно. У нас есть специальные форматы, они очевидно разграничены, где у нас там может быть интервью, условно коммерческое, то есть оно в любом случае должно быть интересным, нельзя там просто рассказывать об особенностях отделения серы от нефтяных пластов. Это должно быть актуально и затрагивать интересы широкой публики, и это должно идентифицироваться совершенно четко, что это коммерческий текст. Но таких материалов относительно немного. Я сейчас даже не берусь сказать, сколько это может быть, несколько процентов. В остальном, это обычная, галимая медийная реклама, которая, к сожалению, растет медленнее, чем доходы в Интернете. Они сдвигаются в контекст по большей части. То есть сегодня главные бенефициары – это конечно гиганты, такие, как большая тройка.

 

JSON.TV: Вы как-то собираетесь в этом участвовать? Какие еще тренды смещения рекламных акцентов? Или Вас устраивает то, что немножко отстаете от рынка, но зато создаете свою площадку?

 

Михаил Бергер: Да. Наши возможности ограничены условиями и концепцией ресурсов. Мы все-таки ресурс сопровождения, как автомобиль джип-сопровождение не может подрабатывать такси. Хотя такси доходное дело. Но у него есть своя задача. Мы пробуем предлагать разные сервисы, не поиск, а справочный материал, по компаниям, по персоналиям, задумываем другие разные конструкции. Но это все конечно занимает очень небольшую долю и пока продвигается не очень легко.

 

JSON.TV: Традиционный вопрос от консультантов и аналитиков про драйверы и барьеры. Что движет вперед, что обеспечивает основные тренды развития, и что тормозит развитие портала? Собственно, о нем мы сейчас говорим.

 

Михаил Бергер: Нам очень помогает технологические решения, в частности, мы недавно, в этом году, весной перешли на адаптивный дизайн, и мы там почувствовали изменение в структуре аудитории, в глубине, в удобстве пользования и т.д. И были в числе первых медийных площадок, которая перешла на адаптивный дизайн.

 

JSON.TV: Тогда два слова чуть подробнее об этом.

 

Михаил Бергер: Адаптивный дизайн – это такая конструкция сайта, который совершенно одинаково смотрится на десктопе, на планшете и на мобильном телефоне. Это не значит, что в маленький экран мобильного телефона влезают все элементы, но это означает, что, если это смартфон, где нельзя полностью воспроизвести полный экран, то есть можно, но там невозможно будет ничего разглядеть, он складывает его таким образом, что можно скролить и видеть все, но это удобно для чтения. Там правильно логично размещается реклама.

 

JSON.TV: И все функции при этом остаются? Это не переход на мобильную платформу?

 

Михаил Бергер: Да. Это специальная история, это не версия PDA. Это именно базовый дизайн, который адаптируется под любую конфигурацию экрана. Есть широкие форматы, есть квадратные, много же всяких экранов, и есть минипланшетик. И вот ко всем этим окнам адаптивный дизайн подходит. Это такое недешевое удовольствие, но мы увидели, что в результате у нас мобильная аудитория выросла с 20 почти до 40% за очень короткий срок.

 

JSON.TV: Кто занимается этим, кстати? Производитель?  С кем Вы, например, работаете?

 

Михаил Бергер: Мы работаем с компанией Agima.

 

JSON.TV: Это российская компания?

 

Михаил Бергер: Да, российская компания, которая подобные услуги оказывала, насколько я помню, Коммерсанту и еще некоторым другим медийным площадкам. Это то, что нам сильно помогает. А что тормозит и мешает? Общий аудиторный тренд, люди все меньше склонны читать, все больше склонны развлекаться.

 

JSON.TV: Разглядывать? То есть сдвиг в сторону видео, либо что-то другое?

 

Михаил Бергер: Нет, ну, там поиграть в игры. В каком-то из медийных футурологических комментариев я прочел такую очень печальную, но справедливую сентенцию, что через какое-то время главная медиа-площадка будут цыплята, которыми кидают в какие-то дома. Это будет главный медиа-носитель. И он будет соединять производителей товаров и услуг с аудиторией, а услуги медиа будут не нужны, потому что они окажутся на обочине. То есть наблюдается некоторое охлаждение у аудитории к содержательному контенту, скажем так, это остается уделом все более взрослой аудитории, хотя Интернет -территория молодых. И это, в общем-то, проблема. Конечно, высокая конкуренция, поскольку барьеры входа относительно не высоки. Конкуренция очень высокая, в принципе, это не плохо.

 

JSON.TV: Кроме РБК, кого еще назовете. Все информационные агентства и отдельные ресурсы?

 

Михаил Бергер: Пожалуй, еще только Эхо Москвы развивает свой сайт радиостанции, как отдельный коммерческий инструмент. Где продается именно медийная реклама. Я не могу назвать другие радиостанции, может быть только Русская служба новостей, которые бы двигались в эту сторону, потому что многие радиостанции имеют некую, условно говоря, визитку, точку слушания, в Интернете. Поэтому мы сохраняем эту конструкцию взаимодействия контентного разговорного эфира с продолжением жизни радиостанции в сети. Мы это так воспринимаем. Такая идеология и, в принципе, в ней и остаемся.

 

JSON.TV: Можно ли сравнить с какими-то западными аналогами портал BFM.ru, и я по трендам по тем же, что происходят в мире, уменьшается ли интерес к серьезной бизнес и политической журналистике. Есть ли какие-то образцы, где что делается в других странах?

 

Михаил Бергер: Если говорить о российской территории, я как-то немножко упустил, недоответил.

 

JSON.TV: Да, про конкурентов.

 

Михаил Бергер: Нам ближе как конкуренты, условно говоря ближе, некая медиа-платформа, традиционно связанная с Интернетом. Это Ведомости.ru, Форбс.ru, Коммерсант.ru. Это наша территория, и здесь мы боремся в одной весовой категории.

 

JSON.TV: То есть производители профессионального контента?

 

Михаил Бергер: Да. Не только, это соединенные платформы. Все-таки есть газета бумажная, и есть Интернет-версия. РБК – это чисто сетевое агентство, агентство онлайн, как угодно, без классической платформы. Газета у них появилась потом, как-бы в дополнение. Там локомотивом остается сайт РБК. Нам ближе по конструкции как раз Ведомости, Коммерсант и Форбс. И, если мы говорим о конкурентах, здесь главные наши встречи и битвы за бюджет рекламодателей, и за аудиторию и так далее. Что касается западного опыта, то сильно иначе выглядит это все на развитых рынках. Скажем, в Великобритании есть единый плеер для всех радиостанций, радио-плееры - это такая общая платформа, которая развивается общими усилиями. У нас попытка создать подобный колхоз провалилась пока, к сожалению. С удовольствием бы в этом поучаствовали, но не получается. Это было бы очень полезно иметь общую универсальную платформу для эфирных радиостанций. И мы бы к ней присоединились вместе со своим имуществом, которое у нас есть. Но вот этот тренд мы пока не развиваем, а он хорош. Британский опыт, подтверждает его справедливость.

 

JSON.TV: Активно ли участвует российское государство, как регулятор и со знаком плюс или минус на Ваш взгляд эта деятельность, с точки зрения бизнеса BFM.ru?

 

Михаил Бергер: Сейчас на самом деле, я думаю, большие проблемы испытывают блогеры, которых хотят всех зарегистрировать, или компании, которые работают с персональными данными.

 

JSON.TV: Вы зарегистрированы как СМИ?

 

Михаил Бергер: Да, конечно, безусловно.

 

JSON.TV: Ну там Рамблер-новости, например, до сих пор, по-моему, не зарегистрированы.

 

Михаил Бергер: Нет, также, как и Яндекс. В этом есть тоже своя логика. К слову говоря, Внешэкономбанк тоже не банк, у него нет банковской лицензии. И это у Внешэкономбанка! И в этом есть своя логика. Просто у них другие задачи. Поэтому здесь мы не испытываем такого серьезного гнета, хотя набор ограничений немного, на мой взгляд, портит саму среду. Меньше свобод и т.п. Я думаю, что определенная доля анонимности должна быть. Она позволяет людям немножко свободнее высказываться и так далее. Сейчас вся идеология законодательная состоит в том, чтобы все везде оставляли отпечатки пальцев. Спросил который час - отпечаточек оставь. И этот тренд, я понимаю его происхождение, это конечно вопросы безопасности и т.д., но очень много спекуляций на национальной безопасности и, этот тренд мне кажется чрезмерным в России.

 

JSON.TV: Как планируете развиваться? Ребрендинг, может быть смена дизайна, кроме частей движка?

 

Михаил Бергер: Мы только что поменяли. Это же связано. Адаптивный дизайн и движок этот, это связано с его обликом.

 

JSON.TV: Весь движок?

 

Михаил Бергер: Да. И сайт до апреля нынешнего года выглядел несколько иначе, чем сейчас. Сохраняется базовый черно-белый вариант, как и на радиостанции, и в общем таких радикальных перекроек мы не планируем.

 

JSON.TV: В облака как-нибудь уходите? С этими современными технологиями общаетесь?

 

Михаил Бергер: Нет. На самом деле мы это обсуждали, и для сайта там не такой большой блок данных. Нет в этом такой острой необходимости и главное, что есть специальный сервис для радио, который обязан по законам хранить эфир там в течении двух лет. Ну, вот мы как-то рядом с этим хозяйством и живем.

 

JSON.TV: Мы уже говорили о том, что стоимость входного билета на этот рынок довольно невелика.

 

Михаил Бергер: Относительно.

 

JSON.TV: Относительно невелика. Ожидается ли появление там новых конкурентов, новых проектов в ближайшее время?

 

Михаил Бергер: Вот я бы не решился сейчас затеять медиа, именно медийный проект в сети, потому что расходы все-таки, существенные. Когда я говорю о барьерах я имею в виду, что не надо лицензию получать, разрешение специальное и т.д. Это же все-таки бизнес, а бизнес – это деньги. Когда мы говорим о деньгах, то они смещаются, медийная реклама в контекстную, и это все-таки не онлайн-СМИ, а что-то другое. Поэтому я бы сейчас не запускал, не затевал, и я не думаю, что сейчас что-нибудь существенное появится.

 

JSON.TV: Несколько производственно-личных таких вопросов о принципах работы, построения команды. Журналисты – это дело особое, и звезды фигурируют. С ними управляться достаточно сложно. Насколько велик административный ресурс, которым Вы располагаете и часто ли его используете? Либо даете пастись на площадке?

 

Михаил Бергер: Я сторонник делегирования полномочий и свободы и для менеджеров, которые работают в компании, и для журналистов тоже, до тех пор, пока люди не начинают злоупотреблять. Мы ухаживаем за звездами до тех пор, пока они не садятся на шею. Я люблю, поощряю самостоятельных людей, и стараюсь по максимуму давать им как-то реализоваться, я же сам в прошлом журналист. Я был по обе стороны баррикад, понимаю эти процессы. Мне, может быть с некоторой точки зрения, проще управлять в том смысле, что мои коллеги и журналисты в том числе, знают, что был и журналистом, и главным редактором. Поэтому мое слово имеет для них вес, как слово не только начальника в компании, но и как человека, который знает этот процесс, был его участником и сам производил какой-то контент.

 

JSON.TV: Не надо прибедняться, Вы до сих пор выступаете как журналист, как эксперт, по разным вопросам в других средствах массовой информации.

 

Михаил Бергер: Это правда.

 

JSON.TV: Либо на портале тоже?

 

Михаил Бергер: Редко. Сейчас, в общем, иногда, да. Время от времени так происходит.

 

JSON.TV: Есть ли для вас некие иконы в бизнесе? Предприятие, средство массовой информации, которое Вы считаете ну практически идеальным?

 

Михаил Бергер: Да, могу сказать, что я с уважением, граничащим с восхищением смотрю за тем, как команда нового РБК и, главным образом я думаю, Елизавета Осетинская переделала РБК. Для меня РБК всегда был в числе первостатейных ресурсов, с которых я начинал день, но сейчас он занимает все больше места, много оригинального контента, много интересного, и это очень любопытно то, что там делается. Единственное, чего бы я избегал, но, правда у меня никто не спрашивает совета, я бы не пытался импортировать в РБК, газету Ведомости или журнал Форбс большие тексты. Я вижу огромные трудозатраты, это интересно. Но сегодня люди не читают материалы условно говоря в четыре экрана длинной, хотя я понимаю, что хочется много сказать. Много узнали, много раздобыли эксклюзива. Жалко, чтобы это пропадало. Есть такой перекос. Но в целом это очень интересная работа, очень интересные идеи, содержательные идеи и мне, в принципе, это кажется очень любопытным и полезным. Я так же с интересом смотрю на другую поляну, где мы никак не действуем, не фигурируем. Но мне кажется за этим большая перспектива – это компании, которые предоставляют цифровые развлечения. Потребителям это нужно. Компания Okko – огромный платный видеосервис. Или AMEDIATEKA мне ужасно нравится, amediateka.ru. Я сам подписчик, и я с удовольствием смотрю все самые новые сериалы. Вот это направление мне кажется перспективным и не столь зависимым от склонности людей читать новости или не читать их.

 

JSON.TV: То есть контент по-прежнему рулит, как говорят контент is the king?

 

Михаил Бергер: Да, безусловно. Вокруг каналы развиваются очень хорошо. Широкополосный Интернет, смартфоны и т.д. На Земле, по данным Json&Partners, около 1,4 миллиардов смартфонов, если я не ошибаюсь. И эта цифра будет только расти. Смартфоны – это конечно же уже не телефон. Это как раз твое соединение с миром в том числе с миром контента и развлекательного контента.

 

JSON.TV: Ну и последний традиционный наш вопрос о личных гаджетах: умные часы, смартфоны, таблетки, ноутбуки?

 

Михаил Бергер: Я, наверное, в силу просто записей в своем паспорте, я имею в виду возраст, что касается часов, я предпочитаю неудобные консервативные механические часы с ручным заводом. Просто какая-то любовь. Мне не нужны умные часы. Пока у меня нет необходимости, чтобы кто-то считал мои шаги, пульс, измерял температуру, обхожусь пока. Пока по крайней мере, нет в этом необходимости. Но я стал жертвой. Я вступил в эту церковь под названием Apple и меня Apple окружает со всех сторон. Хотя на работе у нас своя корпоративная политика, у меня стоит персональный компьютер. Но в моем личном пространстве – дома, на даче везде Apple. Это и удобство, и неудобство. Вот как раз по дороге сюда, у мне случилась очередная беда. Просто меня преследует рок. У меня периодически Apple сносит все контакты. Вот базу контактов, почему-то они ему не нравятся эти тысячи человек, которые записаны там. Я первый раз чуть с ума не сошел. Долго не мог восстановить это. Страшно злюсь. Вот это подрывает мое доверие к Apple, потому что это происходит в третий раз за последние несколько месяцев. Мне это не нравится. Хотя считаю, что Apple- это конечно большое достижение.

 

JSON.TV: Шестой iPhone есть уже?

 

Михаил Бергер: Я вот как раз собирался его купить сейчас и вот задумался? Может быть купить HTC или Samsung, потому что я не могу без конца гоняться за своими контактами, хотя, естественно я всерьез подумывал, и не купил только потому, что их нет сейчас в продаже. Есть, но по предзаказу. И когда я захожу на сайт Связного или Евросети, или МТС, компании которые продают, я конечно веселюсь страшно. Они просят мои персональные данные, которые имеют ценность некоторую, телефон, адрес электронной почты, запрос, я буду запрашивать конечно не самый дешевый и т.д. А дальше они пишут: «мы вам не гарантируем цену, поставку», ничего не гарантируют, но они гарантированно получают от меня то, что хотят. Я думаю, зачем же я буду делать предзаказ, просто подожду несколько недель, зайду в магазин и куплю, когда их там будет достаточно. Правда сейчас я задумывался. Мне страшно выйти из этой церкви и вдруг взять какой-то другой гаджет, потому что он не соединится ни с чем другим. Но с другой стороны, если будут и дальше пропадать мои контакты, то я не знаю, что с этим делать.

 

JSON.TV: Ну если будет хороший продавец в магазине, то может быть он сумеет убедить, как это иногда с продавцами случается. Спасибо огромное. Напомню, что в студии JSON.TV был Михаил Бергер генеральный директор группы компаний РУМЕДИА, холдинга Объединенные Медиа и портала BFM.ru. Счастливо всем!