×

21 Мая 2015 10:08
2171
0

Сейчас ведется довольно масштабная работа, ведут ее Госдума, Совет Федерации, Министерство связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, Институт развития Интернета и Фонд Развития Интернет-Инициатив как часть Института развития Интернета. Это большая работа, она синхронизирована. И Минкомсвязи по линии правительства готовит постановление. В это время Дума фактически те же самые инициативы проводит сейчас на законодательном уровне.

 

JSON.TV: На каких именно сегментах акцентирует свое внимание данная программа?

 

Кирилл Варламов: Речь идет о государственных закупках за счет бюджета, если кто понимает, это то, что подпадает под действие закона ФЗ-44. И речь идет о закупках госкорпораций, то, что подпадает под 223-й федеральный закон, о том программном обеспечении, о сервисах, которые закупают эти компании для своих нужд.

 

Самым глубоким образом участвует отрасль в лице АРППАссоциации Российских Программных Продуктов, которая объединяет больше 70-ти российских разработчиков программного обеспечения. Именно на базе Ассоциации удалось собрать экспертов и провести дискуссию, необходимую для выработки критериев. Там же ключевая вещь в том, чтобы понять, что такое российский программный продукт и что с ним делать. В итоге довольно жарких прений, много раз об этом разговаривали, выработали критерий, что российским является софт, все исключительные права на который по всему миру зарегистрированы на российское юрлицо, и этим юрлицом больше чем на 50% владеет либо гражданин Российской Федерации, либо собственно Российская Федерация. Или не на юрлицо, может быть на ИП зарегистрировано. Но, в любом случае, такая форма. При этом предлагается создать реестр такого программного обеспечения и обеспечить приоритетное право закупки, точнее, приоритетную обязанность закупки именно из этого реестра. Если госкорпорация или госорган закупает программное обеспечение не из этого реестра, он обязан просто публично объяснить, но довольно детально, почему, исходя из каких характеристик того или иного программного продукта он решил приобрести именно иностранный софт.

 

Это, безусловно, самый действенный инструмент для развития отрасли программного обеспечения. О чем идет речь? На самом деле, по экспертным оценкам порядка 4 млрд долларов объем рынка программного обеспечения. Мне кажется, что больше, но такие цифры выдают сейчас эксперты. И он примерно на ¾, на 75% принадлежит иностранным вендорам. Такой механизм, который мы сейчас предлагаем, он позволит в значительной мере провести переделы этого рынка. Если его совсем полноценно довести до ума, то по оценке Ассоциации, по оценке рынка, можно довести до обратной цифры, то есть, наоборот, 75% рынка будет принадлежать отечественным разработчикам программного обеспечения. Просто был проведен анализ по сегментам рынка, по уровню зрелости решений, вполне есть решения прямо сейчас. Да, действительно, часть решений сложно заместить, такие как операционные системы, системы управления базами данных. Это потребует определенного времени. Но мы уже видим эффект масштаба, что просто за счет этого механизма законодательных и правительственных решений можно таким образом сместить акцент. Да, для этих тяжелых решений типа операционки, СУБД нужны будут, возможно, какие-то меры стимулирования разработки этих решений, но это уже совсем другой порядок.

 

JSON.TV: Я понял Вас. То есть это не одна из многих мер, а это ключевая мера поддержки российского производителя?

 

Кирилл Варламов: Безусловно, это ключевая мера. Что такое 2 млрд долларов рынка? Это 100 млрд рублей, это 50 тыс. рабочих мест, о которых мы говорим. 50 тыс. рабочих мест в нашей экономике, высокопроизводительных рабочих мест, высококвалифицированных.

 

JSON.TV: А что с точки зрения вопросов качества? Мы знаем, что многие российские производители уже делают и программные продукты, и сервисы на мировом уровне. Как-то будут выставлены критерии, чтобы был заменен иностранный продукт на аналогичного качества и более высокого качества российский продукт?

 

Кирилл Варламов: Как раз мера, которая предлагается, когда вы либо объясняете, почему вы купили иностранное, либо покупаете отечественное, это и есть мера довольно гибкого регулирования качества. Если вас удовлетворяет российский продукт по качеству, вы его покупаете. Если он вас не удовлетворяет, вы, по крайней мере, объясняете, почему, тем самым давая, в том числе, и российским разработчикам, и рынку обратную связь, что «ребят, вот надо сделать вот такие функции или такие характеристики изменить в вашем продукте, интерфейс поменять». Это неправильно и неэффективно, выставлять какие-то критерии уровня качества, потому что отрасль очень динамичная, она изменяется очень быстро. Вы всегда будете отставать с любым уровнем каких-то критериев. Можно говорить о категориях, и со временем, возможно, я слышал мнение коллег, что вовсе запретить в каких-то категориях закупку иностранного ПО.

 

JSON.TV: Это по вопросам безопасности или по каким-то другим?

 

Кирилл Варламов: Да, где-то – по вопросам безопасности, где-то – по вопросам экономики. Но это отдельный аспект. Я считаю, что это сильно далекий следующий шаг. Важно сейчас обеспечить именно экономику.

 

JSON.TV: А не является тема еще более широкой? Если российские производители смогут конкурировать с иностранными на российском рынке, то может ли это явиться стимулом для продвижения и на экспорт российской продукции?

 

Кирилл Варламов: Безусловно.

 

На самом деле, очень мало в мире производителей, вышедших на мировой уровень без сильного домашнего рынка.

 

JSON.TV: И без внутренней поддержки.

 

Кирилл Варламов: И без сильной позиции на внутреннем домашнем рынке. Им просто негде взять деньги, негде взять источник роста на мировой рынок.