×

21 Мая 2015 09:52
2117
0

JSON.TV: Здравствуйте!

 

Сергей Плуготаренко: Здравствуйте!

 

JSON.TV: Представьтесь, пожалуйста!

 

Сергей Плуготаренко: Сергей Плуготаренко, Ассоциация электронных коммуникаций, сокращённо – РАЭК.

 

JSON.TV: Вкратце расскажите о Вашей организации. Цели и задачи, которые Вы ставите.

 

Сергей Плуготаренко: Организации уже много лет, она была зарегистрирована в 2006-м году, скоро будем отмечать 10-летие. Организация ставит основные задачи: отстаивание интересов бизнеса, интернетовского бизнеса. В последнее время пошли тенденции на то, что мы начинаем как-то интегрироваться не только с чистым Интернетом. В связи с этим и возникла вот эта самая инициатива. Первое – учреждение Института развития Интернета, где должны быть представлены все вообще, кто имеет отношение к Интернету и вообще высоким технологиям. И второе направление – это взаимодействие с «Медиа-Коммуникационным Союзом», который был создан всего год назад, но уже успешно объединяет телеком-сегмент и медиа-сегменты и умеет на их совместной поляне производить интересные продукты.

 

JSON.TV: Что, собственно, подвигло на объединение этих трех крупных секторов ‑ медиа, телекоммуникации и Интернет – в единую организационную инициативу?

 

Сергей Плуготаренко: Эти структуры не всегда как-то очень сильно любили друг друга и любили дружить друг с другом. Я помню еще, наверное, 7-летней давности круглый стол на RIW-е, где мы впервые посадили провайдеров, чистых таких, олдскульных, в том числе мобильных и стационарных, и отрасль интернетовскую. И в результате мы все зависли на 40-минутном споре относительно того, кто должен развивать каналы связи в регионах: интернет-сегмент, который создает контент, его монетизирует, и сервисы, или телеком-сегмент, который берет абонентскую плату с пользователей, и в случае если у пользователя не будет того самого тяжелого контента, нечего будет прокачивать сквозь эти трубы, или вообще государство. И вот 40 минут отрасли ни о чем не могли договориться, и на самом деле было тяжелое впечатление от этого всего. К счастью, те времена прошли, и сегодня, действительно, мы видим, что, наверное, даже спор правообладателей с интернет-компаниями должен закончиться, потому что все должны понять, что лучше вместе деньги зарабатывать, чем пытаться их либо друг у друга украсть, либо друг на друга написать кляузу, что «а вот эти плохиши, соответственно, их нужно лишить кормушки, а все отдать нам». Неправильные эти модели. А правильная модель следующая: «Давайте подумаем, у нас есть армия пользователей, которые готовы потреблять контент, сервисы и платить за это. У нас есть, с одной стороны, производители этого самого контента, с другой стороны, агрегаторы и дистрибуторы его, давайте думать, как вместе деньги зарабатывать». Какие-то такие подобные задачи на стыке оффлайновых производителей контента, сервисов, интернет-компаний и телеком-сегмента и были нащупаны. В результате что получилось? В прошлом году, в октябре, мы провели первый Russian Interactive Week, и тренд на консолидацию был тогда еще. А ведь мы, достаточно быстро поняв, что мы можем договориться и организовать мероприятие вместе, даже переименовали его. Все время называлось Russian Internet Week, но мы поняли, что телеком, медиа – это не Интернет, это наши смежные отрасли, и придумали такое название, Interactive Week, оставив аббревиатуру RIW, но придумав новое слово на букву I. И уже тогда мы сели за единые круглые столы переговоров, было множество секций, которые хостились либо телекомом, либо медиа, либо нашим интернет-сегментом. И квинтэссенцией всего этого стал приезд Володина, который вник во всю эту проблематику и сказал: «Слушайте, ну вы круто научились договариваться, теперь подумайте о следующем шаге». И мы тут же этот шаг предложили достаточно оперативно, сказали: «Давайте мы создадим некий визионерский орган, Институт развития Интернета, соучредим его». Инициатива была поддержана, было сказано, что государство увидит такой Институт, ежели он будет создан. В результате мы его создали и в марте этого года презентовали. И получилось даже еще красивее. Его соучредили «Медиа-Коммуникационный Союз», который отвечает за телеком-сегмент и медиа-сегмент, РАЭК, которая отвечает за чистый интернет-бизнес, РОЦИТ, которая отстаивает интересы пользователей, и Фонд Развития Интернет-Инициатив, который отстаивает интересы стартаперов с одной стороны, с другой стороны – инвесторов. Получается красивая комбинация. Правда, Институту всего 2 месяца, но уже он заявил, что до конца этого года он произведёт стратегию развития Интернета в России. Посмотрим. Мы будем стараться снабжать его каким-то бизнес-материалом, бизнес-контентом, для того чтобы они могли делать на этой почве правильные выводы.

 

JSON.TV: Очень интересно. Насколько я понимаю, все-таки основой для объединения является именно интернет-среда как конвергенция всех этих секторов?

 

Сергей Плуготаренко: Естественно, да. Потому что Интернет – это наше все, Интернет везде. Даже тот самый хитрый термин, который мы используем в нашем ежегодном исследовании экономики Рунета, мы, с одной стороны, считаем чистые интернет-рынки, такие как рекламный, рынок веб-разработок, рынок электронной коммерции, рынок SMM, а с другой стороны, у нас есть такой хитрый термин «интернет-зависимые рынки». Это те рынки, которые без Интернета вообще не могут никак работать, и они уже составляют 10% ВВП. И туда, естественно, входит все, что мы сейчас назвали, в том числе связь, телеком-сегмент. Действительно, Интернет является самой главной составляющей всех этих компонент, и мне очень приятно, что именно Интернет я и представляю во всей этой триаде прекрасных соорганизаторов. Наверное, не очень скромно так себя вести, поэтому мы это особо не выпячиваем, но это всегда, конечно, читается между строк.

 

JSON.TV: На самом деле, если перечислить другие секторы с учетом облачных технологий, туда могут подключаться, и ERP, и розничные секторы, и прочие.

 

Сергей Плуготаренко: Более того, я еще ничего не сказал про сектор таких олдскульных разработчиков софта, который тоже никуда не девается и который тоже ищет пути модернизации собственных разработок, ухода во всевозможные облачные сервисы и так далее. Они тоже проявляют большой интерес. Кстати, они тоже были соорганизаторами Russian Interactive Week. Почему эта буковка I – Interactive – всем понравилась, потому что они тоже нашли там отголоски для себя в ней, встала на RIW в прошлом году, и это было тоже знаменательным событием.

 

JSON.TV: То есть повестка, на самом деле, еще шире?

 

Сергей Плуготаренко: Да, получается, что еще шире, но коллеги на сегодняшний момент сакцентировались, и, по всей видимости, у них все силы уходят на это, на вопросе импортозамещения, как мы это понимаем. И на этом мероприятии они очень много на эту тему говорили, и завтра будет, мне кажется, какое-то мероприятие в Общественной палате, где они будут эту тему продолжать двигать. То есть они пока в этом направлении роют. Это и правильно, и нет, наверное, одновременно, потому что мне кажется, что гораздо правильнее было бы обсуждать уже сейчас, не реагируя на все эти санкционные, антисанкционные, геополитические тренды, думать о том, что все равно нашим российским компаниям нужно не столько удерживать здесь ниши, сколько экспансироваться. Тот же министр Никифоров рассказывает о том, что страны БРИКС готовы консолидироваться в плане того, что есть русские мозги программистов, есть китайские производители гаджетов, есть огромные рынки, которые практически половину населения земного шара составляют, и это, может быть, новая ось для выстраивания неких продуктовых линеек. То есть давайте думать в этом направлении. И, наверное, действительно, это какой-то мог бы быть следующий вызов для в том числе российских софтверных компаний, не просто импортозаместить здесь все и вытеснить из сектора госзакупок западных производителей, а думать дальше. Думают они или нет, я, честно говоря, не знаю. Знаю, что как-то подумывают, но хотелось бы, чтобы они этим активнее занимались, потому что здесь, действительно, мощный вызов времени, с одной стороны, но и как всегда в такие сложные времена есть большой шанс для подвига.

 

JSON.TV: То есть получается, что не только импортозамещение, но фактически и экспортоориентация, так как в российских условиях практически невозможно не конкурировать с ведущими мировыми компаниями, раз можно конкурировать в России, то необходимо конкурировать и на международных рынках?

 

Сергей Плуготаренко: Абсолютно верно, да.

 

JSON.TV: Еще одна вещь, которую я услышал, это с точки зрения развития отрасли надо фокусироваться, да? Вот нашли вы с точки зрения основных целей и задач для кооперации на текущем этапе между медиа, коммуникациями, Интернетом.

 

Сергей Плуготаренко: Первое, что приходит всегда в голову, когда либо «Медиа-Коммуникационный Союз», либо мы отвечаем на этот вопрос, это вся история, связанная с дистрибуцией легального контента и борьбой с пиратством. На самом деле, это не самая главная вещь. Как я уже сказал, нужно, наверное, думать о более широких моментах, связанных с развитием каналов и вообще доступа к платным, бесплатным, ко всяким сервисам и ко всякому контенту. Но вроде как и здесь все хорошо. То есть и государство рапортует, и мы сами делали замеры, видим, понимаем, что тот самый пресловутый цифровой разрыв, если говорить про скорость подключения и цену за использование Интернета, она практически выровнялась по России, мобильный Интернет тоже есть везде, и вроде как с этим все хорошо. Но существует другое: существует цифровой разрыв в культуре потребления медиа, но те же самые наши совместные с ФОМ-ом исследования, которыми мы пытались понять отношение пользователей к потреблению нелегального контента. Плюс выработка, как мы это называем, новой парадигмы дистрибуции легального контента в Интернете, мультимедийного контента. Это и музыка, и кино, и все остальное. Вот очень хочется, чтобы отрасль сама сформулировала эту парадигму. Чтобы не приходили нам сбоку или сверху антипиратские инициативы, глобальные лицензии, черт знает что еще, а чтобы отрасль сказала сама: «Слушайте, а вы знаете, у нас с пиратством уже все хорошо, потому что мы нашли способ предоставления любого качественного контента, его быстрого поиска, в хорошем качестве демонстрации, у нас работают платные и бесплатные модели, пользователи довольны, нет вообще никаких проблем, есть агрегаторы, есть онлайн-витрины и кинотеатры. Все супер. И мы зарабатываем деньги». Я уверен, что ровно связь с «Медиа-Коммуникационным Союзом» может привести к тому, что появится подобная парадигма, которая будет устраивать всех априори, потому что 1) она убьет пиратство сама собой, 2) она поможет зарабатывать деньги и интернет-площадкам, и телеком-сегменту, и правообладателям. Поиск подобных точек роста и моделей – это как раз главная задача той самой стратегии, которая должна появиться. Коллеги посчитали, что у них там какие-то, условно, выпадающие прибыли в размере, по-моему, 800 млрд рублей, которые можно вернуть в рынок, если следовать тем рекомендациям, которые они дают, но мне кажется, что если мы сделаем это все вместе, там речь будет идти о триллионах к какому-нибудь 2020-му, которые можно найти и в экономику влить.

 

JSON.TV: Это отлично, это уже большая живая тема, с которой можно начинать сотрудничество. А что если посмотреть на проблему еще шире, и в целом посмотреть на долгосрочные цели и задачи совместной стратегии трех секторов?

 

Сергей Плуготаренко: Совместная стратегия должна быть бизнесовая, очевидно, заработок денег и максимизация всех этих историй, связанных с прибылью. Вторая задача, которую ставит РАЭК, не знаю, что у коллег из «Медиа-Коммуникационного Союза» по этому поводу, мы задачу ставим достаточно жестко, что локальные игроки, которые у нас все время в интернет-сегменте обеспечивали то самое пресловутое импортозамещение… Например, у нас своя собственная поисковая служба, которая до последнего момента удерживала большую часть аудитории, у нас своя собственная почтовая служба, 2 социальные сетки, социальные медиа, гипермаркеты электронной коммерции и так далее – это у нас все свое. Вот еще одна из основных задач, которую мы видим перед собой, ‑ удержание лидерства этих компаний здесь, на территории России, и помощь им в экспансии на западный и восточный рынки. Это первое. Второе – это неубийство интернет-бизнеса. Мы же все знаем мантру, которую произносили бизнесмены, владельцы бизнесов много лет подряд. Когда им задавали вопрос: «Как вы видите участие государства в развитии Интернета в Российской Федерации?» ответ был такой: «Пусть постоят в сторонке и не мешают, мы сами». К сожалению, времена эти закончились. Может быть, к счастью. Интернет-рынок стал таким большим, что невозможно, чтобы государство постояло в сторонке. Потому что возникают гуманитарные, социальные задачи. Вообще это большая часть экономики, которая становится уже, наверное, где-то системообразующей. Следовательно, эта стратегия, которая родится, я надеюсь, должна подсказывать пути, как охраниться от спорадических инициатив, возникающих в головах депутатов, профильных органов госвласти по регулированию тех или иных сегментов. «А почему бы нам не сделать вот такой законопроект?», нам говорят. У нас будет толстая книжка, которую мы будем класть на стол и говорить: «А вот смотрите, в параграфе 18 раздела «Электронная коммерция» написано, что кассовые чеки должны выдаваться так-то и так-то, и это приведет к росту бизнеса. А если мы закроем эту возможность и введем вот такое регулирование, то это приведет к смерти целого сегмента бизнеса». Нам на это могут ответить: «Ну, ничего страшного». Мы скажем: «Хорошо». Или могут сказать: «Какой ужас! Давайте этого не делать». То есть в любом случае нужен диалог, который опирался бы на экспертную базу. И я надеюсь, что в том числе при взаимодействии с государством такой экспертной базой станет этот продукт.

 

JSON.TV: Отлично. Насколько я понял из того, что Вы сказали, что Интернет на самом деле – это один из.. Интернет и коммуникации, и медиа, и в целом медиа-коммуникационный интернет-сектор –это один из ключевых драйверов роста экономики в целом?

 

Сергей Плуготаренко: Нам хочется в это верить. Более того, это даже некая такая домашняя заготовка для нашего аналитического отдела, который каждый год в поиске какой-то новой темы, связанной с исследованием экономики Рунета. К примеру, мы раньше не умели мерить кадры. В какой-то год мы сказали: «Теперь мы замеряем кадры». Дальше. В какой-то год мы придумали ситуацию, что «давайте разработаем сценарий, по которому движется Интернет, и в зависимости от динамики роста тех или иных сегментов или в сумме всего интернет-рынка мы будем говорить, что мы идем по этому сценарию или по такому сценарию». Это тоже было некое ноу-хау, которое теперь уже стало ежегодным. Ежегодно мы смотрим, по какому сценарию мы движемся и сколько у нас кадров. И был вопрос: что делать в этом году? С учетом того, что сумасшедшая волатильность, с учетом того, что непонятно, как теперь считать рынки, раньше мы стабильно их считали в долларах, в рублях, и это было почти одно и то же, теперь вообще непонятно, как это делать. Как смотреть на динамику роста по сравнению с предыдущим годом, за какой период ее брать, потому что понятно, что все самые интересные события начали происходить в октябре прошлого года. И была некая находка, что «давайте попробуем пощупать, насколько правдиво следующее утверждение, что новая экономика, в которой интернет-экономика является большой составляющей, это тот самый драйвер, который может помочь выкарабкаться из кризисных явлений даже оффлайновым бизнесам, не говоря уже о себе». Теория красивая, насколько ее удастся экспертно донести – не знаю, потому что, в отличие от того же кризиса предыдущих лет, Интернет, как выяснилось, сейчас сильно более подвержен кризисным явлениям, чем это было раньше. То есть в 2008-м, в 2009-м году все рынки падали со знаком «минус», а Интернет с точно таким же знаком «плюс» рос и раздражал всех просто. Реклама в оффлайне – минус 30%, интернет реклама – плюс 30%. Сейчас такого не происходит, сейчас происходит воспроизведение модели не падения, но, по крайней мере, сильного замедления роста. Поэтому не факт, что нам удастся эту идею донести и показать, но вообще идея сама по себе очень интересная.

 

JSON.TV: В связи с тем, что Интернет и вся медиа-коммуникационная интернет-отрасль может являться одним из ключевых драйверов роста экономики, должна ли роль государства оставаться на уровне ночного сторожа и ограничиться только регулированием?

 

Сергей Плуготаренко: Конечно, это не получится. Как во всех системообразующих отраслях, роль государства, и это общемировая практика, должна быть большой. Мы все понимаем, что за многими компаниями, в том числе американскими известными крупнейшими, китайскими, стоит государство, которое не просто не мешало, а вливало средства, помогало, ставило правильных управленцев. И это было нормальным процессом. Я думаю, что если России удастся повторить этот опыт, в этом не будет вообще ничего плохого. Другое дело, что это не должно привести к дублированию сервисов. Условно, если есть у «Яндекса» прекрасный сервис, которым пользуются все, ‑ Яндекс.Карта, Яндекс.Пробки и так далее, я не уверен, что московскому правительству нужно создавать альтернативу и говорить: «Смотрите, мы потратили сколько-то сотен миллионов рублей на то, чтобы создать свою собственную систему, о которой, на самом деле, спустя 6 месяцев никто не вспоминает». Вот к этому это не должно приводить. Это должно приводить к тому, что наших национальных лидеров, каждого в своем сегменте, мы должны приподнимать, холить и лелеять, показывать на международных выставках, давать им всевозможные преференции, выталкивать их, помогать им экспансироваться. Тем более что многие, даже те, кто умел раньше выходить на международные рынки, говорят, что теперь ситуация сильно труднее. «Ах, вы русские? – им говорят. – Ах, у вас проблемы с Украиной? А что же вы тут под санкциями ходите?». И действительно, это огромная проблема. Им становится тяжелее выходить на рынки, тяжелее привлекать кредиты. И здесь роль государства должна быть максимальной. Это не означает, что их нужно деньгами закидать, могут быть более тонкие механизмы по тому, как их пиарить и доносить на международные рынки. Я надеюсь, что если государство в таком ключе подключается, плюс понятные механизмы налоговой льготы, стимулирующее законодательное регулирование, о котором мы все время говорим, что пора перейти из охранительно-запретительной парадигмы в стимулирующую парадигму регулирования наших отраслей, и предлагаем конкретные пути, как это можно делать, тогда, конечно, все это будет хорошо, и роль государства никого не будет пугать, она, наоборот, будет нормальной. То, что наше руководство страны верит в инновационную экономику и ее поддерживает, – это должно быть скорее в плюс, чем в минус.

 

JSON.TV: Собственно, в этой связи актуальность стратегии неимоверно повышается, потому что для всех игроков, для участников рынка важно понимать драйверы, тенденции, точки роста, точки воздействия на отрасль.

 

Сергей Плуготаренко: И вообще, иметь что-то. Все равно все мыслят физическими образами. Должна быть книжка, в которой будет расписано, сколько существует у нас времени на то, чтобы стать ведущей экономикой здесь, экспансироваться туда, увеличить долю ВВП на столько-то, помочь устроить такое-то количество рабочих мест, все. Если такого продукта нет, мы можем говорить об этом в сослагательном наклонении, на уровне обсуждений, экспертных оценок, разрозненных, непонятно, кто их сводит и так далее. Когда есть некий документ, большой, толстый, красивый, который можно положить на стол чиновника или руководителя компании, всегда совершенно другое отношение. Отрасль самоотрегулировалась, самоопределилась. В отрасли есть продукт. Это не просто конференция, не просто ассоциация, не просто ряд сервисов, это еще и некое стратегическое видение, куда этой отрасли двигаться. «Ой, она уже совсем взрослая», тогда все говорят.

 

JSON.TV: Собственно, это практически механический инструмент воздействия.

 

Сергей Плуготаренко: Верно, физический, механический.

 

JSON.TV: Спасибо большое!

 

Сергей Плуготаренко: Спасибо!


Форум «Интернет вещей» Ассоциации «Тайзен.ру». Пленарная дискуссия «Новые горизонты цифровой экономики: доверенный Интернет для городов, бизнеса и промышленности»
RIW 2015. Секция по контенту. Вадим Федотов, Rutube/Газпром-медиа Холдинг: Зритель не различает легальный и пиратский контент
RIW 2015. Секция по контенту. Павел Катков, «Катков и Партнеры»: Возможности второго «Антипирасткого» закона
RIW 2015. Секция по контенту. Лина Геворгян, Web Kontrol: Защита с помощью «Антипиратского» закона
RIW 2015. Секция по контенту. Иван Городецкий, Okko: Контента 4К пока крайне мало
RIW 2015. Секция по контенту. Марина Сурыгина, TVzavr.ru: отказываться от рекламной модели пока не собираемся
RIW 2015. Секция по контенту. Дмитрий Пашутин, ivi.ru: Аудитория Рунета, готовая платить, растет
RIW 2015. Секция по контенту. Олег Леонов, ТТК: У России и Запада разные модели потребления контента