×

5 Февраля 2018 18:58
1888
0
5 Февраля 2018 18:58
1888
0

Есть два направления, которые вырисовываются из обсуждения в разных профессиональных сообществах. Первое традиционное направление утверждает, что цифровая экономика — это система цифровых платформ, которые обеспечивают связь между производителями и потребителями товаров и услуг. Второе направление, которое мы и придерживаемся, - более широкое. В понятие цифровой экономики оно включает еще и процессы, результаты деятельности, а также коммуникации, которые имеют место при выполнении деятельности…Наш многолетний опыт показал, что в рамках существующей парадигмы ИТ-менеджмента такую проблему решить невозможно. Для того, чтобы построить цифровую экономику в широком смысле, нужно перейти к некой новой парадигме, нарушить некоторые устоявшиеся правила. При этом, традиционная ИТ-парадигма сопротивляется.

 

С цифровой моделью деятельности у нас, к сожалению, беда: деятельность исторически у нас была разбита на разные виды (типовую, уникальную, управленческую, на обеспечивающую деятельность). При этом каждый вид деятельности развивался автономно: создавались глоссарии, создавались ИТ-решения. И когда пришло время описывать деятельность как единую систему, мы столкнулись с проблемой ввиду «островковой» автоматизации. Наш же подход подразумевает представление деятельности как системы действий и их отношений. И если сегодня система традиционно описывается сверху, то мы начинаем описывать систему снизу, с действий. Этот подход был использован во многих реально действующих системах, и он оправдал себя, он хорошо работает.

 

Но когда мы хотим сделать систему управления, мы должны планировать деятельность. А для этого нам необходимо некие дополнительные объекты (задачи, работы, проекты, предприятия и т. д.), которые, по существу, группируют систему действий. Таким образом у нас получился некий фреймворк, некая система объектов, которая состоит из объектов деятельности, объектов, которые описывают результаты деятельности, и отношения между ними. Это некая метамодель, с помощью которой мы можем строить модели любых организационных систем, предприятий, в том числе, в экономике. И по существу, мы можем определять в такие схемы много предприятий. Такое пространство деятельности бесконечно. Но если его «натянуть» на всю планету, то оно замыкается. То есть получается некая атмосфера цифровая многослойная, где каждый уровень отвечает за свое представление деятельности.


Нам удалось применить данную модель в разработках ИТ-решений для самых разных областей деятельности:

- управление наукоемкими проектами (Система для управления проектами Международного научно-технического центра, Интернет-система Фонда Бортника, Система управления ОКР для АО НИИ ТП);

 

- управление жизненным циклом сложных технических систем (Система оптимизации межремонтных пробегов подвижного состава железнодорожного транспорта, Интернет-система управления вагоноперевозками);

 

- система управления спортивными соревнованиями;

 

- система управления закупками и продажами.

 

Полная расшифровка семинара

 

Олег Захарчук: Спасибо, коллеги, что нашли время и пришли на семинар. Я думаю, что это времяпрепровождение будет для вас полезным и ценным. Мы сегодня поговорим о цифровой экономике. Тема горячая, в тренде, очень много информационного шума. Тем не менее, надо разбираться с этой темой и как-то двигаться вперед. Вообще до сих пор нет четкого определения, что такое цифровая экономика. Есть два направления, которые вырисовываются из обсуждения в разных профессиональных сообществах. Первое направление утверждает, что цифровая экономика — это система цифровых платформ, которые обеспечивают связь между производителями и потребителями товаров и услуг. Второе направление более широкое, оно в понятие цифровой экономики включает еще и процессы, результаты деятельности, а также коммуникации, которые имеют место при выполнении деятельности.

 

Что касается первого направления, то здесь реализация этого направления не такая уж сложная. Тем более, что уже есть примеры создания экосистем. Но если взять второе направление, то здесь большая проблема. Дело в том, что мы до сих пор на микроуровне экономики, то есть на уровне предприятий, никогда не делали такую цельную систему управления деятельностью. И наш опыт многолетний, порядка 20-ти лет, показал, что в рамках парадигмы ИТ-менеджмента, которой сейчас все пользуются, такую проблему решить невозможно. Для того, чтобы построить цифровую экономику в широком смысле, нужно перейти к некой новой парадигме — как говорится, нарушить некоторые правила, к которым все привыкли. И вот мы с вами будем сегодня эти правила нарушать. Я, правда, не буду особенно акцентировать на них... Потому что, в принципе, они очень тонкие. Поэтому, когда мы перейдем к вопросам и ответам, может быть, кто-то и заметит, где мы их нарушили, где нет и т. д.

 

То есть на самом деле сегодня мы представляем некое течение, которое противоположно тому направлению, к чему идут ИТ-технологии. Конечно, старая парадигма сопротивляется. Поэтому основная цель нашего сегодняшнего семинара — это популяризация вот этого нового подхода, новой парадигмы. И мы сегодня построим семинар следующим образом: сначала будет презентация 20-30 минут, где я расскажу свое понимание цифровой экономики, покажу, в чем слабость старой парадигмы, сила новой парадигмы.

 

После презентации мы начнем с вами смотреть и построим небольшую экосистему, поработаем в ней, поживем. И также я покажу на разных небольших примерах, как можно с помощью нашей цифровой платформы управлять деятельностью как на уровне государства, так и на уровне предприятия. И в конце третья часть — это уже, так сказать, свободное общение, вопросы-ответы и т. д.

 

Естественно, первый вопрос: что такое цифровая экономика. Всем известно, что экономика — это некая система производства, распределения, обмена и потребления товаров и услуг. У этой системы есть две основные цели. Первая цель — это удовлетворение потребностей человека. И вторая цель — это саморазвитие. У этой системы есть одно существенное ограничение: экономика всегда существует в рамках ограниченных ресурсов. Конечно, это определение для человека вполне понятно. Но чтобы компьютер понимал, что такое экономика, а тем более потом цифровая экономика, его надо упрощать. Мы сейчас его упростим путем как бы сведения в некие общие группы понятий, следующим образом: вот у нас есть производство, распределение, обмен и потребление. Это у нас деятельность. Сейчас уже всем известно, что у нас деятельность наилучшим образом описывается процессом. Товары и услуги, сюда же мы приплюсовываем ресурсы, финансы, трудовые ресурсы — это некие результаты деятельности. Процессы состоят из подпроцессов, результаты, системы — из подсистем. На выходе процессов появляются результаты, они входят в другие процессы. Всё это мы объединяем в отношения между процессами и результатом. Таким образом, у нас получается некое свернутое определение экономики как системы процессов, результатов и отношений между ними.

 

Ну а дальше уже очень просто перейти к цифровой экономике. Цифровая экономика — это некое цифровое представление процессов, результатов и отношений, имеющих место в реальной экономике. Причем я добавляю: желательно, чтобы это всё было в реальном режиме времени, то есть цифра отражала реальную экономику. Здесь особенно следует отметить человека. Я уже сказал, что мы учли человека в так называемых трудовых ресурсах. Но трудовые ресурсы — они отдают. То есть человек где-то работает, отдает свое время, энергию и т. д. А в экономике человек должен еще и потреблять блага. Поэтому мы всегда человека помещаем в некий процесс, в некую деятельность: это либо семейный подряд, либо индивидуальное, частное предпринимательство и т. д. То есть он всегда существует, так скажем, в некоем объекте деятельности.

 

Вот мы назвали с вами три типа объектов: процессы, результаты и отношения. Теперь давайте посмотрим, как каждый из этих типов объектов у нас может быть представлен в цифровом виде. С результатами у нас все достаточно хорошо. Мы можем представлять сложные технические системы в виде иерархий, состояний, поведения — так называемая модель Бунге-Ванда-Вебера, модель объектов-результатов. Мы научились хорошо представлять чертежи, 2D-представления, в электронном виде. Мы сейчас умеем работать с 3D-моделями, умеем даже некоторые изделия печатать на 3D-принтерах.

 

Цифровые отношения. Здесь тоже достаточно хорошо идет развитие этого направления. Это разные способы коммуникаций между людьми, между механизмами, датчиками и т. д. Это и цифровые валюты, «умные» контракты. То есть здесь всё идет, я считаю, нормально.

 

А вот с цифровой моделью деятельности у нас, к сожалению, беда. В чем она заключается? Заключается она в том, что деятельность исторически у нас была разбита на разные виды: на типовую деятельность, на уникальную деятельность, на управленческую деятельность, на обеспечивающую деятельность. Каждый вид деятельности автономно развивался: создавались глоссарии, создавались ИТ-решения. И когда пришло время описывать деятельность как единую систему, здесь мы столкнулись с проблемой.

 

Эта проблема мне напоминает мультик — как казаки в футбол играли с англичанами. То есть когда пошел дождь, образовались некие островки, и, в общем-то, нормального футбола уже не получалось. Это вот как бы «островковая» автоматизация. Казакам надо было очень крепко подумать, чтобы решить эту проблему, но они ее решили. Самый крепкий казак пнул мяч, попал в тучу и перевернул ее. И в общем-то, как мы называем, сменил парадигму.

 

Как мы реально это осуществляем на практике — и это нас привело к описанию деятельности. Старая парадигма, как я уже сказал, представляет деятельность как сумму разных областей деятельности. Но как известно, поведение системы нельзя понять по сумме составных частей.

 

Мы представляем деятельность как систему действий и их отношений, которые производят все участники деятельности. Под всеми участниками деятельности мы понимаем и людей, и роботов, и разных там ботов, и датчики Интернета вещей, и т. д. То есть мы как бы тоже перевернули парадигму: если сейчас система описывается сверху, то мы начинаем описывать систему снизу, с действий. И, в общем-то, этот подход был использован во многих реально действующих системах, и он оправдал себя, он работает, очень хорошо работает.

 

Для того, чтобы описать реальную деятельность, системы действий достаточно. Но когда мы хотим сделать систему управления, мы должны планировать деятельность. А для этого нам необходимо некие дополнительные объекты. Этими объектами являются задачи, работы, проекты, предприятия и т. д. — которые, по существу, группируют систему действий.

 

И таким образом у нас получился некий фреймворк, некая система объектов, которая состоит из объектов деятельности, объектов, которые описывают результаты деятельности, и отношения между ними. Это некая метамодель, с помощью которой мы можем строить модели любых организационных систем, предприятий, в том числе, в экономике.

 

И если мы имели вот такую ситуацию, то с помощью вот этого фреймворка мы имеем уже достаточно ровненькое, сухое поле, да еще расчерченное на ровные дорожки. Каждая дорожка для исполнителей — неважно, человек это, робот и т. д. И на этих дорожках они производят определенные действия. Они на этих дорожках могут находить функции, которые им необходимы. Ну, получается как в компьютерной игре.

 

И по существу, мы можем определять много предприятий в такие схемы. И мы вот эту всю систему назвали пространством деятельности. Оно, в общем-то, бесконечно. Но если его «натянуть» на всю планету, то оно замыкается. И очень хорошо просчитываются все потоки: по доходам-расходам, по финансам и т. д. То есть получается такая некая картина, как бы цифровая атмосфера многослойная, где каждый уровень отвечает за свое представление деятельности.

 

В этом пространстве деятельности каждое предприятие, каждый человек имеет свое место…Очень важно, что это пространство не статично, оно живет и постоянно меняется, ежесекундно. Вот наглядный пример я сейчас запущу, как это может происходить...

 

Вот примерно так это всё происходит. Где-то что-то... какие-то задачи появляются, какие-то новые предприятия, подразделения, группы. Это картинка, которая показывает динамику изменения компании Autodesk. То есть нет ничего сейчас постоянного. И примерно так ведет себя пространство деятельности.

 

Еще раз хочу акцентировать внимание, что по существу это система реального времени. Почему? Потому, что в этом пространстве мы можем что-то изменить только выполнив автоматизированное действие. Мы можем наблюдать за этим пространством тоже с помощью автоматизированного действия. То есть действие — это значит, мы запускаем какой-то сервис, который нам показывает, там, проекты, процессы, результаты. И получается как в мире, в квантовой физике: мы когда смотрим какой-то квантовый объект, мы на него воздействуем, и он меняется. Здесь тоже: как только мы вошли в эту систему и посмотрели — она уже поменялась, вы уже добавили реальное действие в эту систему. То есть это как взмах крыла бабочки в мире: то есть взмах произошел на одном конце планеты, а буря из-за этого может возникнуть на другом конце планеты.

 

И вот когда мы, используя этот подход, реализовали ряд ИТ-решений, больших интернет-решений, то мы увидели, что получаются достаточно супер-гибкие системы, они простые в эксплуатации и простые в разработке. Самое важное, что новая парадигма не отвергает старую, она просто более общая. И тот опыт, который наработан и в проектном управлении, и в процессном управлении, и в других областях, — он может использоваться. Просто практика показывает, что если мы, например, создаем модель проекта, то она более точная, более лучшая, чем те модели, которые сейчас используются в традиционных системах управления проектами.

 

Еще один момент, на котором я хочу сакцентироваться: эта система создает полицентрические системы. То есть любое предприятие, любой человек если в нее входит, то он как бы «центр мира», от него всё идет. То есть здесь нет предпочтения какому-то предприятию и т. д. Здесь все равноправны.

 

Прежде чем я перейду к демонстрации, еще два слайда. Все, наверное, знают известное представление бизнес-модели предприятий в трактовке Остервальдера. Мы это называем двумерной статической бизнес-моделью.

 

Так вот, у нас получается трехмерная модель — потому что уровни есть. И она у нас живая — потому что она, эта бизнес-модель, у нас меняется в реальном режиме времени. И сейчас мы с вами попробуем именно построить какую-то такую простенькую бизнес-модель совершенно нового предприятия. И посмотрим, как дальше можно с ней работать и модифицировать.

 

Давайте мы зарегистрируем в системе какого-то нового пользователя и его организационную систему, там, какое-то его предприятие. … Всё. И теперь войдем...

 

Так, значит... Когда человек регистрируется, система создает некую начальную модель. Вот это вид для продвинутых пользователей, где вся деятельность происходит в тайм-шите. Есть вид для новых пользователей, где как бы рабочий стол, и есть две плитки: магазин решений, купленные решения. Но самое интересное здесь — это посмотреть именно ту бизнес-модель, которую система изначально построила. И сейчас мы ее посмотрим.

 

То есть человек, который зарегистрировался, сразу получает несколько ролей: он является и руководителем того предприятия, той организации, которую система сформировала, и руководителем подразделения, дирекции этой организации. Но он же является и просто исполнителем деятельности в этом подразделении. Поэтому здесь сразу генерится три вкладки, и руководитель имеет возможность работать с бизнес-моделью предприятия.

 

Вот по существу у нас есть предприятие. Что система для этого предприятия еще сделала: она создала ему некие элементы инфраструктуры. В эти элементы входят архивы предприятия, магазин товаров и услуг этого предприятия, расчетный счет предприятия, склад предприятия. И могут быть сформированы другие, так скажем, виды инфраструктуры, помещения и т. д. — в зависимости от того, что будет включаться в сценарий генерации.

 

Само по себе предприятие не имеет никакого смысла, обязательно должны быть  потребители для миссии предприятия, поставщики — что-то предприятие должно покупать и кому-то продавать. И вот мы сейчас зарегистрируем некоего поставщика, новое предприятие. … Когда мы зарегистрировали это новое предприятие, система точно так же для этого предприятия сформировала определенную инфраструктуру. И человек, зарегистрированный руководителем этого предприятия, может тоже входить и работать в системе точно так же, как входит этот руководитель, которого мы зарегистрировали. Ну вот, появился у нас «Поставщик 998». Мы его перетаскиваем и хотим ему что-то предложить. Система сразу нам дает список товаров и услуг организации, которые она предлагает. Но поскольку она у нас совершенно новая, то здесь ничего нет. Давайте зарегистрируем в магазине этой организации некий абстрактный товар и назначим какую-то цену — скажем, 55 тысяч. Он у нас появился, и мы его выбираем.

 

Вот. Значит, у нас сразу пошло извещение — это значит, что система тут же, как только вы кому-то что-то предложили, или он у вас что-то потребовал, она может уже генерить цепочку продаж. Сейчас мы посмотрим, что это за действия у нас появятся... А, это она предлагает, запускает сервис, выставить счет тому, кто хочет купить у вас этот товар. Ну, давайте мы формально это сделаем. Это я демонстрирую как бы те вещи, которые должны быть и есть в сегодняшних цифровых платформах для того, чтобы организовывать продажи и покупки. Выбираем счет и включаем... Всё, мы можем здесь отредактировать цену, но мы этого делать не будем. Всё, возвращаемся сюда. Что мы здесь можем видеть? Если мы тыкаем мышкой по стрелке, то мы можем видеть, что у нас есть товар. Мы для этого товара можем вообще посмотреть свойства-обязательства. То есть это так называемые обязательства: что за товар, по какой цене он у нас продается, связать с расходами-доходами потребителя-поставщика. Почему? Потому что как только мы это сделали, в принципе, система уже видит и может формировать бюджет предприятия: как бюджет продавца, так и бюджет потребителя. Она уже сформировала денежный поток, некие финансы. Потому что как только мы выставили счет, она сформировала обратный поток денег по этому счету. И мы по обратному потоку можем формировать, там, авансы, расчеты и т. д.

 

Ну вот, посмотрим бюджет доходов и расходов — что у нас получается. Вот мы видим, что у нас есть продажа товара «123» по плану 55 тысяч, и уже по факту есть... Факт — это мы считаем по выставленным счетам. То есть мы продали на 55 тысяч. Ну, соответственно, если мы выберем поставщика, то мы тоже получим бюджет, но уже с минусом: он купил на 55 тысяч. Вот он купил на 55 тысяч. Если мы войдем под поставщиком, то там, соответственно, будет извещение, что вот, вам выставлен счет, просьба оплатить. И тогда мы можем смотреть бюджеты потоков денег. И эти бюджеты могут считаться не только для предприятия, они могут считаться для группы предприятий, для корпораций, для отраслей и вообще для всей экономики, по потокам.

 

Что мы еще интересного здесь можем посмотреть. Мы можем посмотреть вот эти уровни, о которых я говорил — что есть многоуровневый слой. Если мы посмотрим от Тестова... И перейдем на уровень проектов — то мы увидим картину... Вот здесь она показывает, на каком уровне мы находимся. А у нас ситуация следующая. У нас предприятие — это особый вид проекта — как, в общем-то, и по определению. А когда мы опускаемся на уровень проектов, мы предприятие рассматриваем как проект и туда же включаем привычные проекты. Чтобы у нас были некие проекты, в которых участвует много организаций.

 

Дальше мы можем опуститься еще на уровень. Наш уровень называется «Уровень работ». Мы здесь находимся, в общем-то, на уровне функциональных подразделений. Но поскольку у нас в каждом предприятии по одному функциональному подразделению, то мы так и видим. А дальше мы опускаемся на уровень задач. И мы видим, что это уже задача. Вот задача одного, а вот задача другого. И вот самое интересное — на уровне действий. То есть то, что выполнял директор организации, оно здесь формируется в виде так называемых потоков действий. Если вы запускаете одинарные действия, они одинарные. Если это будут процессы, то есть устойчивые цепочки, то это будет действительно процесс, он будет отдельным цветом выделяться и можно посмотреть его схему, как он идет и т. д.

 

В эту схему, в эту экосистему мы можем включать не только предприятия, которые регистрируются новые, но и те предприятия, которые уже есть где-то в системе. Просто когда мы создаем новое предприятие, система для него делает некую замкнутую экосистему, некий кластер, как в социальных сетях. И общение с другими предприятиями, которые уже есть в системе, уже идет по особому приглашению.

 

Сейчас посмотрим, можем даже это как-то отразить... Вот. То есть пригласить предприятие. Ну вот, давайте мы пригласим, например, наше предприятие. Вводим логин, она проверяет, есть ли пользователь — найден. И далее отправляется уже по процессу запрос. Я должен войти под собой. И, соответственно, что-то система мне скажет. «Рассмотреть приглашение в работу». Я открываю. Так: «Сотрудник Тестов Иван Иванович, TestovLtd, приглашает вас в работу соответствующую». Я принимаю приглашение. И теперь я уже виден в той экосистеме, и можно работать дальше. О, еще извещение, что принято приглашение в работу. Ну, это уже не столь важно, нам важнее бизнес-модель. Вот, появилось предприятие «АСис Софт». Мы соответствующим образом перетаскиваем и хотим предложить, что это предприятие даст. Ну, у нас в магазине много чего. Давайте базу данных какую-нибудь предложим. Она у нас без цены, но это неважно. Выбираем и, соответственно, она у нас на стрелке появляется. То есть у нас может идти много товаров и услуг по одной стрелке. Просто для того, чтобы компактным образом на схеме это отображать, мы отображаем в виде одной стрелки. Но она может быть двусторонняя, когда у нас идут обратные потоки, то здесь она отображается.

 

Дальше интересная ситуация следующая. Вот предприятие Testovхочет поставить, там, предприятию-поставщику какой-то товар. Откуда оно его возьмет? Естественно, оно может его купить в другой организации. Ну, это мы показали — что можно на вход. Но интересно, что она может и сама произвести. И вы можете построить прямо с помощью такого конструктора внутреннюю модель предприятия — как именно произвести вот этот товар. И здесь мы даже построили для этого специальный процесс, даже мы сделаем это так... Он у нас — выходное обязательство... Вот. «Запустить процесс, делегировать обязательства на вход». Поскольку у нас в системе любой вид деятельности — процессы, проекты, кейсы, — то сейчас мы запускаем конкретный процесс и даже можем посмотреть некую схему этого процесса, экземпляр процесса. Вот он. Что из себя представляет этот процесс — это вот мы в экземпляре уже запустили первое действие, мы удостоверились, что выбрали правильное действие. А дальше три варианта, откуда мы можем взять реальный товар на предприятии. Мы можем его взять из какого-то функционального подразделения. Мы его можем взять из проекта, который мы зарегистрируем, создадим в предприятии. Или мы его можем заказать в каком-то типовом процессе, технологическом процессе и т. д. Как говорится, других вариантов... Ну я не знаю, можно, конечно, придумать, но вряд ли они будут чем-то особенно отличаться.

 

Вот. И сейчас мы этот процесс дальше протянем, посмотрим. Вот: «Функциональное подразделение — проект — процесс». Но мы пока его выполнять не будем. Поскольку у нас есть один директор, давайте мы для интереса создадим еще какого-нибудь сотрудника в рамках структуры предприятия. Создадим еще подразделение и сюда назначим руководителя. «Создать». Вот.

 

Теперь давайте мы в проекте сделаем этот... будем создавать этот товар. Система сразу по проекту нам предлагает зарегистрировать новый проект. Ну, давайте проект «ОКР». Начало, какое-то окончание... Менеджер — Сидоров, начальник подразделения, вот как раз. «На выполнение». И хотим получить на выходе некий типовой модуль. Так, система зарегистрировала проект. Смотрим далее, что получается у нас. А у нас далее система сделает обязательство, то есть свяжет связанный проект, то есть область деятельности «проект», стрелкой-обязательством с нашим предприятием. И здесь это как раз и прописывается. Ну, и по существу на том этот процесс закончился. Но как у нас это отразилось на нашей бизнес-модели? Давайте мы это и посмотрим. Мы сейчас находимся на уровне предприятий, а опустимся на уровень проектов. Мы видим, что появился проект. И уже этот проект поставляет нам вот этот новый товар. Мы по проекту можем посмотреть некий график, он у нас здесь, в общем-то, простой, потому что мы ничего конкретного не указали. Можем какие-то сроки назначить ему...

 

Но здесь мы можем можем применить некую автоматизацию. Дело в том, что так же, как мы формируем автоматически некие модели предприятия, мы можем формировать и модели проектов. И здесь я вам как раз покажу недавнюю работу, которую мы как раз с Сергеем Павловичем делали, мы называем ее перевод стандартов исполняемой модели управления ОКРами. Вот мы возьмем проект, возьмем карточку проекта. Мы в проекте уже указали, что на выходе мы должны получить типовой модуль радиоэлектронной аппаратуры. В системе введены некие шаблоны из стандартов, что опытно-конструкторская работа должна состоять из таких-то этапов, там, аванпроект, эскизный проект, технический проект, изготовление и т. д. На каждом проекте по стандартам должны выпускаться определенные типы документов. И т. д. И мы просто нажимаем модель «ОКР». Система сейчас, в течение, там, 40 секунд сформирует, по существу, график проекта полномасштабный. И если мы зададим ресурсы на предприятии, то есть укажем, что такой-то сотрудник будет выполнять роль главного конструктора, такой-то сотрудник схемотехника, такой-то сотрудник нормоконтролера и т. д., то система назначит на соответствующие работы этих сотрудников сразу. И что мы увидим. Если мы посмотрим теперь график проекта, то мы увидим, что у нас действительно получился некий большой график, в соответствии с ГОСТом. То есть у нас есть 6 этапов ОКРа, и в соответствии с этими этапами мы имеем график работ.

 

Интересно очень, как дальше управлять этим проектом. То есть система умеет мониторить исполнение обязательств, и она не допускает накопления большого количества срывов. Потому что... Почему мы так плохо управляем сложными проектами и т. д.? Потому, что мы нарисовали график, а потом через месяц смотрим — а всё уплыло, и у нас вообще среди, там, сотни работ 50% сорвано. Руки опускаются, все бросают этот график и начинают «тушить пожар». Здесь система каждый день мониторит, то есть запускается бот, и он просматривает каждое обязательство и т. д.

 

И здесь я уже сейчас перейду к себе и начну показывать некие элементы того, как она это делает. «Коррекция»... Ну, это у нас прислали что-то... Приглашения, это мы не будем смотреть. Функции тоже не будем смотреть... Это вот — если у человека, который там зарегистрировался, было всего две плитки, то вот это реально, сколько этих плиток у меня. По областям деятельности, которыми приходится заниматься. То есть мы реально работаем в этой системе, и наши партнеры тоже работают в этой системе.

 

Так, что я хотел показать... Ага. Значит, календарь — вот «коррекция». Давайте мы посмотрим, что нам бот намониторил. «Индикатор — проект».

 

Голос системы: Внимание, в проекте есть просроченные выходные обязательства. Количество — 1.

 

Олег Захарчук: Так, вот здесь у нас выходные обязательства. Смотрим, где что просрочено. И можем посмотреть по логистической цепочке, кто же у нас слабое звено в этой цепочке. Значит, слабое звено... И вот, у нас видно, что был некий комплект конструкторской документации, и вот здесь вот эти два последних обязательства привели к тому, что у нас срыв обязательства по полному комплекту конструкторской документации. Вот такая штука.

 

Давайте теперь посмотрим, как с помощью этой системы можно вообще управлять экономикой. Или я здесь привожу примеры ручного управления, которое у нас очень модно. Давайте посмотрим, как это можно сделать.

 

И посмотрим некую имитацию бизнес-модели нашего государства, что ли. Вот мы видим, что у нас Российская Федерация как-то связана с федеральными округами. Даже мы можем посмотреть это на карте коммуникаций. То есть у нас сейчас идет связь вот так, и можно посмотреть, кто кому чего должен. Мы выделяем стрелочку и видим, что там есть — сейчас она подгрузит из единой базы данных — некое обязательство. Ну, какие-то налоги идут, и т. д. Но это не самое интересное. Самое интересное, что из центра можно посмотреть, что делается вообще на любом уровне по горизонтали и дальше вниз по вертикали. Давайте мы это попробуем сделать. Вот у нас Уральский федеральный округ. Давайте мы посмотрим его на карте, как он дальше распространяется. То есть двигаемся по горизонтали. Пойдет у нас?.. Давайте вот так.

 

Уральский федеральный округ. «Показать связи выделенного предприятия». Раз — и теперь карта коммуникаций. Вот. Ну, он у нас как бы дальше не представлен. По-моему, у нас там другой округ декомпозирован. Давайте мы посмотрим... «Карта коммуникаций»... О, Сибирский, по-моему у нас декомпозирован. «Карта»... То есть я хочу опуститься таким образом до уровня вообще предприятий, с которыми мы работаем. Например, с Железногорском в Красноярском крае, космическим НПО «ПМ». В принципе, по данной схеме мы можем опуститься до уровня любого предприятия. И самое интересное, это всё можно наблюдать с самого центра. «Красноярск»... Ну вот, мы бизнес-модель посмотрим, потому что там уже на карте, по-моему, координаты не заданы. Вот: Красноярский край. И здесь вот есть Железногорск. «Показать связи выделенного предприятия». А в Железногорске у нас есть НПО «ПМ». И дальше в НПО «ПМ» я могу посмотреть, как у меня уже происходит деятельность внутри НПО «ПМ». Перехожу на уровень проектов, если они есть. Перехожу на уровни работ, соответственно. Перехожу на уровень задач. И так до уровня действий любого сотрудника. Был у нас тут... Ну, поскольку сотрудники — это у нас... директор в системе не работал, соответственно, здесь и действий никаких у него нет.

Олег Захарчук, АСиС Софт. Управление высокотехнологичными проектами и жизненным циклом изделий
Вызовы цифровой экономики. Арутюн Аветисян, РАН: Системное программирование и технологические вызовы в контексте цифровой экономики
Олег Захарчук, АСиС Софт. Искусственный интеллект для управления проектами на базе цифровой платформы ASys
Деловой завтрак АСИ и ТАСС. Алексей Репик, «Деловая Россия»: В эпоху цифровой экономики для инвесторов становится приоритетным качество жизни и социальные факторы
All-over-IP 2017. Александр Невровский, SIEMENS: Облачные технологии и бизнес-модели на рынке инженерных систем
All-over-IP 2017. Александр Лифанов, Advantech: IoT для систем управления зданий
All-over-IP 2017. Василий Сухомлинов, DSSL: Текущая практика видеонаблюдения и аналитики в ритейле
All-over-IP 2017. Александр Ануфриенко, «Сколково»: Реальность умных городов в России и мире