×

30 Сентября 2016 13:39
860
0
30 Сентября 2016 13:39
860
0

Компания J`son & Partners Consulting также выпустила отдельное исследование, посвященное теме IIoT. С его Содержанием можете ознакомиться здесь: «Мировой опыт и перспективы развития Индустриального (Промышленного) Интернета Вещей в России».

 

Полная расшифровка интервью:

 

 

Михаил Шеховцов: Сегодня в гостях у нас Елена Нечай, директор по маркетингу продуктов бизнес-рынка компании МТС. Здравствуйте.

 

Елена Нечай: Добрый день.

 

Михаил Шеховцов: Сегодня мы поговорим об интернете вещей, роли оператора на рынке интернета вещей и предоставлении услуг отдельным отраслевым игрокам рынка. Как вы видите рынок интернета вещей и место оператора?

 

Елена Нечай: Как мы видим рынок интернета вещей? С точки зрения развития этого рынка, если говорить о России, то этот рынок начал развиваться очень давно, и он начал развиваться от потребностей самих заказчиков, организаций, которые уже так или иначе потребляли подобного рода вещи, может быть, не называя это интернетом вещей или М2М, как это еще было принято называть несколькими годами ранее. Тем не менее? то самое межмашинное взаимодействие, когда нужно было снимать показания со счетчиков, как-то их обрабатывать, нужно было передавать какие-то данные от пост-терминалов, данные от автомобиля и использовать их в каких-то отраслевых вещах, это уже вошло в нашу с вами жизнь уже достаточно давно.

 

Михаил Шеховцов: То есть для вас это уже давно существующий рынок, но сейчас произошли какие-то качественные изменения или происходят качественные изменения, в которых роль МТС как телекоммуникационного оператора будет меняться, или эти качественные изменения еще не произошли?

 

Елена Нечай: Изменения произошли. Они происходят с того самого момента, когда потребности уже возрастают. Если какое-то количество лет назад, достаточно уже продолжительное, мы «заметили» эти соединения как просто некие информационные обмены между устройствами короткого, небольшого объема и многие компании, операторы, МТС в том числе, мы были первыми, кто выпустили тарифные планы для такого рода вещей. Далее понятно, что рынок формировался от передачи непосредственно каких-то объемов информации до уже управления, команды управления для тех же самых телеметрических устройств, установленных где-то. Управление, синхронизация, диспетчеризация, дальше приложения начинают разветвляться очень сильно с точки зрения того, для какой сферы, для какого заказчика, для какого сегмента это все используется. Поэтому эволюция прошла какое-то количество времени, скорее в нашей голове, чем от потребностей, когда, кроме передачи данных, как я уже сказала, нужно начинать ими и управлять и уже давать какие-то более-менее законченные, завершенные вещи для наших уважаемых либо клиентов, либо для какого-то определенного отраслевого сегмента. Потому что мы все уже постепенно доходим до состояния, когда просто передача – это уже не интересно, требуется нечто большее, и мы с вами об этом поговорим.

 

Михаил Шеховцов: А если посмотреть на рынок интернета вещей в целом как на структуру этого рынка, происходит процесс углубления в автоматизации, раньше существовали автоматизированные системы управления предприятием АСУ ТП, оборудование ЧПУ с числовым программным управлением, а сейчас идет новый этап автоматизации оборудования, когда с помощью интернета вещей можно достигнуть новых элементов автоматизации, особенно это видно в транспорте, с/х, здесь формируется новая экосистема, новая среда участников. Есть международные признанные платформы, которые интегрируют различные решения, есть вертикальные сервисы, продукты и  приложения, которые решают те или иные нужды, есть системные интеграторы, которые строят эту систему, есть наконец сами продукты, чипы и сенсоры, которые передают информацию для этой автоматизации, есть телекоммуникационные операторы в этой экосистеме. Какова роль его, она какая-то интегрирующая, связующая, главная, ключевая или, может быть, движущая роль в этом процессе или вы подключаетесь к уже существующим бизнес-моделям согласно их потребностям?

 

 Елена Нечай: По сути, вы уже изложили все компоненты той экосистемы которой требуется уже завершенное решение, начиная от передачи соединения, устройств, которые, условно говоря, тем или иным образом передают эти данные. Далее начинаются, как вы правильно сказали, платформы приложений управления, диспетчеризации и, по сути, в конце все сводится к той самой автоматизации всего процесса либо агрегации каких-то данных, которые используются для управления некой большой системой. Место оператора – вопрос очень хороший. Потому что, если смотреть совсем примитивно, место оператора исторически, как я уже сказала ранее, было в экосистеме исключительно в соединениях. Но тем не менее, если говорить о компании МТС, мы хотим и уже делаем определенные вещи во всех тех слоях, которые вы перечислили. Сегодня компания МТС – мы эволюционно двигались, как я уже сказала, от тарифных планов, от сим-чипов, которые мы начали поставлять на рынок начиная с прошлого десятилетия, сим-чипы, термо-сим-карты, мы двигались эволюционно все дальше и дальше, стали выпускать такие завершенные решения, как решения флит-менеджмента, управление транспортом, датчики транспорта, системы умного страхования – это мы тоже умеем делать не первый год. Почему транспорт? Наверное, потому что это была та сфера, которая первая затребовала какие-то определенные вещи для интернета вещей.

 

Михаил Шеховцов: Раньше просто было невозможно автоматизировать без доступа через интернет. МТС предоставляет доступ через сотовые связи, и благодаря МТС происходит автоматизация транспортных потоков, что раньше не было возможно.

 

Елена Нечай: Абсолютно верно.

 

Михаил Шеховцов: Скажите, как начинается процесс создания продукта, откуда возникает потребность в услугах интернета вещей? Вы сами придумываете или к вам обращается клиент, который требует эту автоматизацию? Как это происходит по цепочке создания продукта?

 

Елена Нечай: Поскольку компания МТС уже давно работает с бизнес-рынком и достаточно успешно, у нас очень большой объем наших уважаемых клиентов, поэтому мы смотрим на запросы клиента прежде всего. Мы понимаем, куда движется рынок, мы видим, какие даже в том числе и законодательные изменения происходят с точки зрения необходимости передачи той или иной информации, понимаем, насколько мы можем быть полезны для этих самых систем автоматизации, поэтому мы шли эволюционно от всех вами перечисленных факторов, и сейчас я даже с гордостью могу сказать, что МТС интегрировать тоже умеет.

 

Михаил Шеховцов: Если взять на примере fleet-менеджмента систему страхования. Откуда возникает продукт? Вы увидели возможности этого продукта на рынке или клиент к вам обратился, что у него есть такая потребность, допустим, автоматизировать транспорт?

 

Елена Нечай: Если смотреть совсем в эволюцию российских вещей, первые вещи по управлению транспортом на спутниковых системах на рынке в Российской Федерации пришли к нам достаточно давно. Первые попытки делать это через сегмент спутниковых сетей с такими громадными терминалами на моей памяти относятся где-то к концу 90-х годов, уже в России были такие попытки, это еще не называлось М2М, но тем не менее это называлось телематика, и постепенно все это эволюционировало. Мы смотрим на рынок, мировой в том числе, видим, как он двигается, развивается, смотрим на запросы заказчиков, на прогнозы, перспективы и даже, может быть, пытаемся что-то предложить на опережение. Если говорить про транспорт, то было достаточно очевидным для многих игроков, что транспорт ближе всего лежит, больше всего требует, и тот самый fleet-менеджмент и все остальное возникли гораздо раньше, чем мы с вами об этом думаем, в РФ.

 

Михаил Шеховцов: Очевидно, что это двухстороннее решение. Вы могли предложить готовые продукты, и это было нужно транспортной компании для автоматизации. Страхование – это более новый, инновационный продукт для рынка, и он возник на основе каких-то мировых примеров реализации подобных проектов?

 

Елена Нечай: И так, и так, встречное движение. Мировая общественность уже давно говорит об умном страховании, потому что далее логично за транспортом возникает потребность посмотреть, какой я водитель в автомобиле, как я вожу, посмотреть мой стиль вождения, вот уже и возникает эта телематика, необходимость передачи той самой информации, управление агрегацией и анализ этой информации, как я аккуратно, неаккуратно вожу, насколько я торможу. За транспортом сначала мировое развитие пошло в эту сторону, а дальше российский рынок уже начал понимать, и компания, с которой мы запустились первой, понимала, что такие вещи есть и их можно использовать в своих страховых продуктах. Модель была простая с точки зрения партнерства в плане того, что мы могли обеспечить пока ту автоматизированную интеграционную часть, тогда как эта компонента становилась базисом для расчета тех или иных страховых пакетов, если упростить ситуацию. Поэтому отвечаю на ваш вопрос: встречное движение. И мир давно уже смотрел в эту сторону, уже были успешные проекты, и на рынке такие запросы от наших уважаемых страховых компаний уже появились, и они прекрасно понимают, как с этим можно работать.

 

Михаил Шеховцов: Получается, что продукт страхования – это продукт между двумя компаниями – страховой компанией и МТС. У страховой компании есть потребность, фактически уже существующая сеть, которая подключена, и можно подключить большое число автомобилей, по сути дела, просто разрабатывается алгоритм решения, который нужен для страховой компании. Кто разрабатывает программный продукт для этого страхового решения?

 

Елена Нечай: В нашем случае, это может быть и так, и так. У нас есть законченный математический алгоритм, даже приложение на мобильном устройстве, которое позволяет оценить по некой балльной шкале.

 

Михаил Шеховцов: Я имею в виду, если сегментационное решение, включая программный продукт, то это ваша сфера ответственности.

 

Елена Нечай: Если страховая компания видит какие-то нюансы, связанные с тем, что она хочет оценивать водителя как-то иначе, то может идти разговор о сырых данных. Мы имеем и законченный вариант с алгоритмом в тех или иных приложениях, и можем...

 

Михаил Шеховцов: …доработать вместе со страховой компанией.

 

Елена Нечай: Абсолютно верно.

 

Михаил Шеховцов: Получается в таких продуктах, как fleet-менеджмент и страхованиие, вы являетесь инициатором, двигателем проекта. Если мы говорили, допустим, о промышленности, с которой я начал, если есть уже какая-то существующая система автоматизации производства, есть какие-то новые идеи, как подключить новое устройство, то вы уже подключаетесь к какой-то команде, если есть какое-то решение. Например, АСУ ТП пытается какую-то новую линейку продолжить или подключить новое оборудование, новые системы контроля, то вы подключаетесь к сети там, где раньше она не была доступна. Вы выступаете как интегратор решения или предоставляете сетевое телекоммуникационное решение, то здесь вы можете выступать как лидер проекта. Потому что у вас сеть уже раскинута, вы предоставляете услугу корпоративному клиенту и предоставляете различный дополнительный сервис, у вас может быть новая дополнительная линейка продуктов для ваших клиентов, и вы уже выступаете как интегратор продукта интернета вещей для конечного клиента.

 

Елена Нечай: Абсолютно верно. Мы можем двигаться и так, и так. Подключиться к уже какой-то сложившейся системе предприятия или заказчика, где мы можем посоветовать ему, что мы можем для его нужд сделать с нашими возможностями и ресурсами, и более того, мы можем прийти уже непосредственно к нашему корпоративному заказчику. Например, заказчик имеет свой собственный некий транспортный парк, логистику и никогда не задумывался о том, что ему нужно все осмотреть, автоматизировать, диспетчеризировать и т. д. Мы даем собственные рекомендации на базе наших уже готовых решений, которые мы апробировали на рынке не один год, и понимаем уже, какие у нас наиболее часто вещи используются и т. д., мы, уже фактически понимаем, что наиболее часто используется у наших клиентов в этой области.

 

Михаил Шеховцов: Получается, что каким-то образом происходит трансформация вашего B2B-бизнеса. Если раньше в основном вы предоставляли сетевые услуги, то сейчас вы выходите в область программных продуктов, облачных решений, решений на основе интернета вещей. Это как-то влияет на вашу бизнес-модель в части B2B-сегмента?

 

Елена Нечай: В части B2B-сегмента мы уже достаточно давно как оператор МТС не работаем со связью ради связи. Даже самые простейшие решения, которые мы делаем, – виртуальная АТС например, это совсем не про интернет вещей, но тем не менее какие-то вещи, которые мы выносим в облако по автоматизации голосовых вызовов или еще какие-то вещи. Мы уже давно не делаем связь ради связи, мы предлагаем это как некое завершенное решение для каких-то сфер деятельности самого клиента. Я могу назвать некий перечень.

 

Михаил Шеховцов: Ключевые примеры.

 

Елена Нечай: Не ключевые, а основные примеры таких решений. У нас есть услуги, например, аутсорсинговый колл-центр для обзвона, приема входящих звонков, и мы можем предоставить эту услугу клиенту. Это уже не связь, а нечто шире, мы закрываем какую-то конкретную историю у клиента по его бизнесу от маркетинга до службы поддержки. Виртуальная АТС, как я сказала, кроме того, что это связь внутри между сотрудниками и прием входящих вызовов, уже находится некая логика обработки этих вызовов, перераспределение, и это уже решение непосредственно от той инфраструктуры, от той жизнедеятельности предприятий, под которое мы это делаем.

 

Михаил Шеховцов: Это уже сервисное решение, программное. А что вы скажете о таких решениях, я думаю, что вы предоставляете услуги дата-центра, облачные решения, по сути дела, это уже на пересечении с интернетом вещей. Я не перечислил, но одна из ключевых составных частей интернет-платформы – облачное решение, большие данные, искусственный интеллект и т. д., по сути, у вас этот сервис уже развивается исторически. Насколько он будет полезен в интернете вещей?

 

Елена Нечай: Конечно, он будет полезен, потому что, с моей точки зрения, интернет вещей – это очень широкое понятие. Это красивый термин, прежде всего интернет, но на самом деле дальше можно эту экосистему развивать. От уже существующих вещей – мониторинг транспорта, страхование – дальше появляются какие-то нужды. Это может комбинироваться с другими сервисами, со службами самого предприятия, далее предприятие накапливает данные о своем бизнес-процессе и может использовать это дальше. Вообще интернет вещей – это очень широкая  вещь.

 

Михаил Шеховцов: Это широкое понятие подминает под себя старые бизнес-направления и новые, не учтенные раньше, и объединяет в экосистему.

 

Елена Нечай: Абсолютно верно. Причем сейчас мы рассуждаем через запятую, не забывая какие-то продукты и решения, а по сути, если взять какое-нибудь вымышленное предприятие, у которого есть бизнес-процесс, есть и машины, и пост-терминалы, и еще что-то. Вот здесь встает вопрос о внедрении интернета вещей, автоматизации производства, более сложных BSS-системах, и все это завязывается в единый организм, который нужен предприятию, и не важно, из чего он состоит.

 

Михаил Шеховцов: Да. Когда говорят об интернете вещей, обычно используют такую терминологию, раньше был интернет, вокруг чего был бум? Бум был от частного интернета, развивалась автоматизация, интернетизация. Вторая часть, к которой до недавнего времени было не такое большое внимание, это корпоративный интернет, интернет для бизнеса. Хотя он был как сетевой, но как сервисный не так был популярен, не так продвигался на рынке, не было столь мощного пиара, это одна часть. И вторая часть –  собственно, благодаря интернет-технологиям стали доступны новые объекты, которые можно было подключить к интернету. Раньше был акцент на B2С, теперь на  B2B. Можно ли смотреть на интернет вещей как на акцент на  B2B, то есть теперь будет бум  B2B-сегмента?

 

Елена Нечай: Если говорить об интернете, то он для корпоративного заказчика появился значительно раньше. Бизнес-заказчики с момента появления интернета как такового на рынке стали первыми его заказчиками.

 

Михаил Шеховцов: Но проблема в том, что они все держали у себя. Но сейчас это перемещается в сеть, в облако. И система ERP перемещается в облако, и большинство данных, то есть переходит к оператору.

 

Елена Нечай: Если говорить о технологическом срезе, совершенно верно, было все в комплексе. Был интернет, большой, широкий, скоростной, дальше что-то происходило у корпоративного клиента. Теперь система начинает быть смешанной: что-то отдается в облако, системы хранения данных, например, или тот же  интернет вещей. Если говорить о модели, если вернуться к  интернету вещей...

 

Михаил Шеховцов: Когда я говорю, что есть бизнес-модели, переработанные в B2С, они перемещаются в B2В...

 

Елена Нечай: Тоже условно, с моей точки зрения, потому что, так или иначе, пусть даже делая собственные системы, предприятие уже занималось автоматизацией. Сейчас автоматизация технологически выглядит более сложной и более доступной одновременно: появились радиоподсистемы, где можно связь держать не только по проводным технологиям, но и по беспроводным, и не только по внутренней сети, но и по внешней; дополнительные источники информации через интернет собирать, поэтому модель B2В существует давно. Сейчас в связи с  интернетом вещей мы видим две модели, которые очень активно работают на рынке. Это либо B2В, завершенное решение для предприятий, либо кастомизированное решение для предприятий, когда предприятие вместе с нами понимает, что ему нужно, и мы вместе делаем проект. И модель  B2В2С. Очень важная модель. Приведу пример. Был в прошлом году у нас проект Redmond – бытовая техника, где появились наши SIM-карты, и это модель B2В2С. Предприятие,  которое занимается поставками этой техники, – это наш клиент, а дальше эта техника идет непосредственно к покупателям.

 

Михаил Шеховцов: А есть ли у вас мысли, решения, стратегии для В2С-сегмента? Понимаю, что это не основная сфера вашей ответственности, но если взять сегмент В2С, можно же на основе ваших решений платного телевидения, широкополосного доступа развернуть систему умного дома внутри домохозяйства?

 

Елена Нечай: Система умного дома так же делится на две сферы: модель B2В2С: в западных примерах часто уже предлагается заселяющимся людям уже готовый умный дом. Это B2В2С.

 

Михаил Шеховцов: То есть практически новые дома можно строить – уже и охрана будет, и кондиционирование, и контроль водоснабжения... Фактически это умное ЖКХ.

 

Елена Нечай: Да, абсолютно верно. И в России умные ЖКХ тоже имеют право на жизнь, когда идет та же модель  B2В2С. А вы сказали, модель  В2С – она сейчас, с моей точки зрения, делает первые шаги, потому что вы или я могу приобрести некое решение, которое позволит мне поставить видеокамеру либо датчики и построить для себя такое умное жилище.

 

Михаил Шеховцов: Это надо интегрирующее устройство купить, какой-то протокол интегрирования, программный продукт или это на стороне тех, кто производит конечные продукты?

 

Елена Нечай: Скорее сейчас это именно на стороне конечных продуктов. Это и хорошо, и нехорошо одновременно.

 

Михаил Шеховцов: У вас тоже есть set-topbox, вендорский. Вы можете чужой set-topboxинтегрировать в свое решение умного дома? Это сфера B2C.

 

Елена Нечай: Умное жилище – это интересная вещь, потому что, с одной стороны, можно сделать типовую коробку для нас с вами как владельцев определенного жилья, а с другой стороны, более сложная ситуация, потому что у всех свои запросы. Тут должна быть какая-то кастомизация.

 

Михаил Шеховцов: Да. Но вы представили как раз новый взгляд на умное жилье, потому что два правильных направления, которые будут развиваться, – это со стороны B2В-сегмента и со стороны B2С-сегмента. То есть будет построено B2В-решение, умные дома, может быть, даже на уровне умной инфраструктуры – и коммунальное хозяйство, и умные дома, и потом уже тонкая надстройка на уровне В2С и кастомизиция. Клиенту не нужен тот сервис, а нужен другой. Если в В2С интеграция будет идти на уровне производителей устройств, операционных систем из В2С-сегмента и В2С-интернета, то как вы видите вашу роль именно в строительстве умного дома, где есть продукт, сервис, инфраструктура, очевидно, там будут какие-то партнеры с точки зрения платформ и сервисов. Или у вас более комплексный взгляд на инфраструктуру умного дома? С точки зрения В2В.

 

Елена Нечай: ЖКХ, с нашей точки зрения, очень интересный сегмент, и тут, так как я представитель В2В, было бы удобно иметь некое базовое предложение непосредственно для объекта жилой недвижимости и далее с возможностью кастомизации меня как проживающего в этом доме. Это было бы удобнее, чем каждый житель будет делать минимальный зоопарк, и не совсем думать о том, что конкретно ему нужно. И не все смогут так грамотно с точки зрения ИТ распорядиться своим жилищем. Никто не обязан хорошо разбираться в этой сфере.

 

Михаил Шеховцов: На самом деле много игроков пытаются анализировать рынок. На самом деле рынок новый. А для вас это направление пока чисто теоретическое, или у вас есть какие-то проекты, наработки, с кем-то начинаете прорабатывать эти направления?

 

Елена Нечай: Наработки умного счетчика, умной системы у нас есть. Разделю эту технологию как решение и потребность. Даже есть несколько включений такого рода, но нельзя сказать, что это уже пошло как массовый спрос. Делать умеем, но не так широко, как сейчас пользуются спросом решения для транспорта.

 

Михаил Шеховцов: А в чем препятствие? Рынок не готов, потребитель не готов или регуляционные ограничения? Или просто нужно обучение, надо объяснять, какие продукты могут внедряться, в том числе вашим корпоративным партнерам?

 

Елена Нечай: Я думаю, все в комплексе. Должно быть, соотношение цены и качества, рынок не готов. Это априори повышает стоимость жилья, когда мы говорим об оснащении дополнительными системами, это тоже влияет, и так далее. Это некий комплекс, рано или поздно мы к этому придем. Из того, что я видела, демонстрации на мировых выставках, умное освещение городов, когда весь город такой умный, электроэнергия расходуется экономно. Это маленький город, пилотный проект. Когда все, от светофоров до освещения, уже полностью построено в той самой экосистеме интернета вещей. Весь мир так еще не построен. Но мы как рынок, как спрос, как потребление постепенно к этому придем. Пока все делают первые попытки начать это делать.Пока все делают, с моей точки зрения, такие первые попытки.

 

Михаил Шеховцов: Скажите, а есть ли у вас на уровне компании МТС стратегия в сегменте интернета вещей. Может быть, она не так сформулирована, как именно интернет вещей. И, если есть или даже если нет, но она готовится, какие отраслевые направления для МТС вы считаете перспективными?

 

Елена Нечай: Стратегия у нас есть. Насколько она успешна, покажет будущее, насколько мы успешно ее воплотим в жизнь и думаем, что мы правильно ее определили. С точки зрения нюансов стратегии в эфире я об этом рассказывать не буду. Уж простите меня, пожалуйста. Я, наверное, вернусь к общерыночным трендам.

 

Михаил Шеховцов: Может, посмотреть, как вы видите, какие перспективы на российском рынке интернета вещей?

 

Елена Нечай: Я не назову вообще ничего нового и неизвестного, тем более для вас, и в ваших исследованиях это мелькало. Но почти все мировые исследования говорят о том, что такие тренды по отраслям – это транспорт, охранные системы, системы ЖКХ, они называются в разных исследованиях по-разному. Это такие лидирующие сферы, которые бурно развиваются: транспорт, как мы уже с вами обсудили, вошел достаточно плотно в нашу жизнь.

 

Системы сельского хозяйства. Опять же мировая практика. Я сейчас на мировые исследования ссылаюсь в большей степени. И медицина. Медицина тоже давно известная вещь, о которой говорят, с моей точки зрения, большое количество лет. Но тут уже, если возвращаться к России, по каждой из перечисленных мною сфер (а я далеко не все перечислила), все зависит от каких-то локальных условий, от локальных правил, имеется в виду не правил игры коммерческого рынка, а в том числе и правил регуляторики в том числе. Медицина очень чувствительная зона, что является правильным.

 

Михаил Шеховцов: Сейчас меняется законодательство в области медицины, чтобы можно было предоставить услуги через интернет.

 

Елена Нечай: Абсолютно. В медицине мы работаем, но как работаем – очень аккуратно. Потому что пока мы работаем на базовом уровне, не вмешиваясь пока еще в медицинские услуги, конечно же. Потому что я говорю еще раз – очень чувствительная зона с точки зрения нашего с вами здоровья и ответственности медицинского предприятия перед нами с вами.

 

Мы подключаем те самые устройства по передаче каких-то данных от удаленных медицинских приборов, в удаленных местах. Мы даже делали и публично озвучивали те компании, которые с нами работают в тех или иных регионах России. Там кареты скорой помощи, то есть уже первые шаги есть. Здесь, как раз очень многое зависит от степени возможности вмешательства поставщика вот тех самых завершенных решений интернета вещей в ту или иную сферу деятельности. Медицина очень хороший пример, потому что очень чувствительная зона.

 

Михаил Шеховцов: Что вы думаете о промышленности? Или это для вас пока слишком далекий сектор с точки зрения мобильной связи? Как мобильный оператор или оператор телекоммуникационный может помочь промышленному предприятию?

 

Елена Нечай: Вы нас называете мобильным оператором.

 

Михаил Шеховцов: В первую очередь. Широкополосный доступ, платное телевидение, большой сегмент B2B, в том числе облачные решения.

 

Елена Нечай: Да. У нас большой спектр. Поэтому, если говорить про индустриальные предприятия, вы начали очень корректно, с моей точки зрения, об автоматизации. Все, что подвержено автоматизации или обработке и управлению, системы управления будут требовать компоненты интернета вещей.

 

Но с моей точки зрения, жизнь любого предприятия – это шаблонная история. Поскольку, даже если представить предприятие по производству станков или еще что-то – это свои бизнес-процессы, которые с точки зрения повтора аналогичного решения где-то на аналогичном предприятии, производящем то же самое, все равно будут отличаться. Здесь уже на самый первый уровень выступает анализ бизнес-процессов, интеграция всего этого и уже выстраивание компонентов, будь то решение интернет вещей, будь то решение каких-то других сфер.

 

Михаил Шеховцов: Здесь вы как раз меня подвели к вопросу: есть сегменты, где вы работаете достаточно автономно, где у вас есть глубокая экспертиза, понимание. Собственно, давно работают сети, вы постепенно наращиваете услуги транспорта, финансовые услуги страхования, очевидно, у вас также сегмент безопасности достаточно развит с точки зрения М2М-решений. Я правильно понимаю?

 

Елена Нечай: По безопасности здесь скорее работает модель B2B2C. Потому что исторически рынок безопасности имеет своих уже достаточно сильных игроков. И практически все они в своей компоненте, в своих базовых продуктах используют компоненты ту самую модель connectivity.

 

 Правильно использование SIM-карт или других средств передачи информации, которые есть. Но, тем не менее это интересно. Потому что безопасность – это же не только связь и управление данными. Безопасность – это и быстрое реагирование, быстрый звонок оператору, быстрая связь. Вот она, эта система безопасности полностью. Нельзя выхватывать эти компоненты отдельно друг от друга.

 

Михаил Шеховцов: Когда есть эти некие сегменты, которые вам хорошо знакомы, вы давно в них работаете, у вас есть некая автономность, где вы можете создавать продукт, знаете потребности потребителя. А есть более сложные сегменты, крайним таким сегментом, наиболее сложным, является промышленность. Кто в этих секторах промышленности, в которых у вас недостаточно глубокая экспертиза, таких как промышленность, сельское хозяйство, мог бы быть вашими партнерами? И как могло происходить партнерство по развитию услуг интернета вещей в этих секторах?

 

Елена Нечай: Знаете, к моей радости, могу сказать, что у нас возможностей достаточно много. Если говорить об МТС как МТС, если говорить о группе компаний, то в группе компаний МТС есть уже системный интегратор – компания NVision, с которой мы плотно работаем и, которая как раз специализировалась в том числе на автоматизации бизнес-процессов крупных предприятий.

 

В группе компаний есть еще ряд других компаний, которые специализируются на телематических решениях системы интеграции. Поэтому я в середине разговора сказала – мы в этом плане чувствуем себя – не хочу сказать слово продвинутые, оно очень избитое.

 

Михаил Шеховцов: Стараетесь быть более активными на рынке?

 

Елена Нечай: Да. Вернусь к вашему вопросу, откуда мы берем вдохновение. Мы в том числе с удовольствием изучаем и опыт коллег, которые шли как раз от крупных проектных решений. Мы шли больше от связи к решениям. На стыке этих двух вещей возникают уже более глубокие данные. У нас такой богатый опыт в группе компаний, который мы можем использовать.

 

Михаил Шеховцов: Вы широко смотрите на рынок, вы далеко не только сотовый оператор, не только телекоммуникационный оператор, а такая уже интегрированная компания B2B-решений, программных продуктов?

 

Елена Нечай: По сути, да. Нам крупно повезло с точки зрения нашей эволюции и развития. Естественно, это не повезло, это планомерная эволюция всего того, что происходило, у нас экспертиза достаточно широкая, и смотреть мы можем, как вы правильно заметили, со всех сторон, не только с точки зрения каких-то коробочных решений. И кастомизированные проекты – это теперь тоже наша возможность, наша специализация.

 

Михаил Шеховцов: Понятно. Если посмотреть так широко на рынок, как вы видите вообще перспективы развития российского рынка интернета вещей в целом, какая может быть стратегия. Насколько рынок перспективный, какая может быть стратегия на государственном уровне или поддержка? Или какие ограничения должны быть предприняты? Не только на государственном уровне, на уровне игроков, ассоциаций рынка интернета вещей?

 

Елена Нечай: Если опять же вернуться к мировым каким-то цифрам, по ряду исследований, я думаю, здесь ничего плохого не скажу, предрекают миллиарды, десятки миллиардов устройств, которые будут так или иначе участвовать в экосистеме интернета вещей. Россия, очевидно, тоже займет какое-то свое место. С точки зрения роли государства, если говорить от рынка и от маркетинга, то роль государства здесь недооценить невозможно, потому что если есть какие-то вещи, призывающие автоматизацию или упорядочивание той или иной сферы, передачу каких-то данных в обязательном порядке для систем контроля или еще чего-то, то такого рода движение со стороны государства так или иначе стимулирует развитие технологий, в том числе обязательно.

 

Михаил Шеховцов: И вы, наверное, как игроки рынка можете выработать единые стандарты и вынести их уже на уровне ассоциаций и далее на уровне государства?

 

Елена Нечай: Абсолютно. Потому что крупные игроки - они так или иначе имеют свою экспертизу, имеют возможность через какие-то организации, общественные ассоциации участвовать непосредственно в обсуждении формирующейся потребности рынка или каких-то будущих процессов, что тоже немаловажно для нас.

 

Михаил Шеховцов: Отлично. Спасибо вам большое. Мы в общих чертах обсудили с вами рынок интернета вещей и роль телекоммуникационного оператора и роль вашей компании на этом рынке. Можем на отдельных встречах углубиться в более детальные вопросы – технологические, сетевые, рыночные. Но это уже будет предмет отдельного обсуждения.

 

Елена Нечай: С удовольствием. Спасибо вам большое.

 

Михаил Шеховцов: Спасибо вам большое. Сегодня у нас в гостях была Елена Нечай – директор по маркетинговым продуктам бизнес-рынка компании МТС.

 

Подробнее смотрите в исследовании J`son & Partners Consulting: Кейсы внедрения проектов Индустриального (Промышленного) Интернета вещей в мире


 

 

 

Сколково. Эффективное производство 4.0. Павел Растопшин, компания «ЦИФРА»: Данные в производстве приобретают абсолютно иное фундаментальное значение
Умное страхование. Анна Мордовцева, КАРИОТ: страховая телематика для каршеринга
Умное страхование. Дарья Ждан-Пушкина, Redstone Chambers: правовое регулирование услуг страховой телематики
Умное страхование. Андрей Маклецов, РСА: Технические средства контроля для «европейского протокола»
Умное страхование. Александр Никифоров, НПО СтарЛайн: охранно-телематическое оборудование для автострахования
Умное страхование. Фрэнк Шихалиев, «Ренессанс Страхование»: опыт запуска продукта Economatica
Умное страхование. Василий Бусаров, INTOUCH: Как достичь рентабельности в страховой телематике
Умное страхование. Александр Морозов, «Лаборатория Умного Вождения»: новые методы оценки страхового риска для персональной тарификации