×

4 Октября 2016 13:55
1312
0

Слушайте подкаст программы:

 

Компания J`son & Partners Consulting также выпустила отдельное исследование, посвященное теме IIoT. С его Содержанием можете ознакомиться здесь: «Мировой опыт и перспективы развития Индустриального (Промышленного) Интернета Вещей в России».

 

«Мы давно перестали внутри «МегаФон» мыслить только мегабайтами и минутами. Мы уже достаточное долгое время смотрим в сторону ИKT-сервисов, которые предполагают наличие интеграторской функции. И проекты на базе Интернета вещей – это именно те проекты, которые, без интеграторской функции реализовать просто невозможно».

 

«Если смотреть мировой опыт, то к 2020 году ожидается порядка 50 миллиардов подключенных устройств. Это в мире. Если посмотреть на Россию, то наши объемы несколько скромны, но здесь идет многократный рост подключенных устройств. И к 2020 году мы ожидаем порядка 30-50 миллионов подключенных устройств. Государство подстегивает развитие данного рынка, есть государственные программы, которые помогают и подстегивают развитие этого сегмента. Но также есть спрос и со стороны корпоративных клиентов, которые, понимая сегодняшнюю ситуацию на рынке, ищут инструменты повышения эффективности своего бизнеса, прозрачности, безопасности. И это основные ключевые особенности и факторы развития технологии интернета вещей в нашей стране».

 

«Мы имеем собственную М2М платформу, которая разработана совместно с компанией «Петер-Сервис». Платформа чисто российского производства, кастомизирована под наш периметр, наши системы, которые находятся внутри «МегаФона». При этом она построено на открытом коде и, конечно же, построено по открытым стандартам. Если будет необходимость интегрировать эту платформу с какой-то западной компанией, западной платформой, которая будет специализирована под какое-то отраслевое решение, то это без проблем можно будет сделать».


 

Полная расшифровка интервью:

 

Михаил Шеховцов: Здравствуйте! Сегодня у нас в гостях Николай Мазур, директор по маркетингу корпоративного бизнеса компании «МегаФон». Сегодня мы обсуждаем тему интернета вещей, возможности развития этих технологий и сервисов на российском рынке и бизнес моделей, технологий, которые внедряют телекоммуникационные операторы и компания «МегаФон» на рынке интернет вещей. Расскажите, что для вас представляет рынок интернета вещей, системы, технологии?

 

Николай Мазур: На сегодняшний день рынок интернета вещей занял прочные позиции в нашей жизни, среди наших корпоративных клиентов. И, если сделать небольшой экскурс назад, то несколько лет назад ни о каком интернете вещей речи не шло, мы продавали только тарифные планы специально для подключенных устройств. На сегодняшний день мы продаем уже решения, которые помимо SIM-карт также имеют интеллектуальную оболочку. Мы продаем возможности нашей IoT-платформы для управления этими SIM-картами, для управления каналами связи. Также мы продаем готовые решения, такие как контроль автопарка, контроль кадров, и делаем кастомизированные решения под потребности наших корпоративных клиентов.

 

Если смотреть в целом на экосистему интернета вещей, то она на сегодня, она я считаю, многоуровневая и в ней постоянно появляются новые участники. Если коротко, то в ней есть основные участники – это, прежде всего, оператор, который предоставляет связность, предоставляет услуги связи. В ней есть поставщики оборудования, которые предоставляют клиентско-терминальное оборудование, датчики, сенсоры, с которых снимается вся телеметрия. Есть разработчики приложений, приложения, которые помогают управлять этими устройствами, датчиками, используя наши каналы связи. Есть интеграторы, которые соединяют всех участников этой экосистемы, делают из этого многообразия участников готовый продукт.

 

И, конечно же, не обойтись в этой экосистеме без государства, которое на сегодняшний день, надо отдать должное, драйвит развитие интернета вещей в ключевых отраслях экономики. И, конечно же, наши любимые корпоративные клиенты, которые приходят к нам со своими потребностями и под которые мы разрабатываем решения на базе интернета вещей.

 

Михаил Шеховцов: Понятно. Насколько я понимаю, тема интернета вещей для вас не новая. Наверное, для вас раньше эта тема, эта технология по-другому называлась? Наверное, это были M2M-решения для различных секторов экономики. Можете рассказать об эволюции данных услуг для вашей компании? Не с точки зрения бизнес-моделей, а может быть, на конкретных проектах?

 

Николай Мазур: Действительно, интернет вещей – это ключевой элемент индустриальной революции 4-го поколения. Конечно же, М2М – это большая часть интернета вещей, все, что касается связи через мобильные связи, можно назвать М2М.

 

Но естественно, интернет вещей не ограничивается только мобильной связью, это более широкое название, которое включает и другие технологии связи. Если посмотреть, какие решения мы предоставляем сегодня, то основное – это отрасль транспорта, которая является основным драйвером и потребителем на базе интернета вещей.

 

Наши решения, которые мы реализовали для компании, для проекта «Платон» вместе с компанией РТИТС («РТ-Инвест Транспортные Системы»), где мы обеспечили связью весь большегрузный транспорт на территории России. Каждый грузовик грузоподъемностью более 12 тонн сегодня оснащен специальным модулем, где есть наша SIM-карта.

 

И система работает таким образом, что все данные по географическому расположению этого грузовика анализируются в реальном времени. При пересечении арки, в которой также находится наш модуль, с него списывается определенная плата либо проверяется факт оплаты за прохождение этого пути. Все это решение невозможно построить без взаимодействия связки, плотной связки всех частей, элементов этой экосистемы интернета вещей.

 

Михаил Шеховцов: А ваша роль в этом проекте – обеспечивать каналы связи, сим-карты, тарифные планы вы продаете данным клиентам или у вас дополнительные сервисы, дополнительный функционал как оператора?

 

Николай Мазур: Конкретно в данном решении мы обеспечиваем, прежде всего, каналы связи, мы обеспечиваем специальные SIM-карты, термо- SIM-карты, которые должны выдержать перегрузки и минусовые температуры. Прежде всего, это каналы связи и специальные SIM-карты и, конечно же, каналы связи для управления этими сим-картами.

 

Михаил Шеховцов: Какие другие примеры отраслей, в которых используется ваше решение. Там тот же уровень развития сервиса и такая же глубина развития продукта? И способ вашего участия в проекте? Есть ли такой сервис, как мониторинг сети, как сервисные решения со стороны вашей компании, технологии, которые, может быть, разработаны вашей компанией?

 

Николай Мазур: Решение по контролю автопарка предполагает уже несколько иную бизнес-модель, когда мы предлагаем решения полностью от имени «МегаФона» и полностью решение обеспечивает «МегаФон». При этом понятно, что «МегаФон» не системный интегратор, и он не может сам производить оборудование.

 

Конечно же, любое из отраслевых решений предполагает определенный набор партнеров, которые помогают это решение делать. И конкретно по контролю автопарка у нас есть партнер «ГЛОСАВ», который помогает нам оснастить необходимым оборудованием решения по контролю автопарка наших корпоративных клиентов и обеспечить его работоспособность. При этом весь сбор, аналитику информации и представление этой информации корпоративным клиентам мы осуществляем собственными силами, используя наши собственные ресурсы.

 

Михаил Шеховцов: Ваша дополнительная функция? В отличие от того, что происходило раньше предоставления данных сервисов.

 

Николай Мазур: Совершенно правильно, мы как раз подходим к вопросу выбора бизнес-модели, в каждом отдельном случае бизнес-модель взаимодействия с корпоративным клиентом будет разная. Все это зависит, прежде всего, от потребностей клиента непосредственно и возможностей оператора связи и системного интегратора, который это решение собирает под потребности конкретного клиента.

 

Михаил Шеховцов: Собираетесь вы еще глубже идти в технологическую цепочку добавленной стоимости интернета вещей? Предоставить какие-то дополнительные сервисы, решения со стороны вашей компании?

 

Николай Мазур: Да, конечно же. Мы как любой оператор связи, который понимает, что услуги связи – это только 10 % от всей цепочки стоимости для клиента, идем в более глубокое понимание потребностей клиента и формирование технологических решений для данных корпоративных клиентов.

 

Конечно же, мы смотрим в отраслевые решения, это могут быть решения для ЖКХ, решения для электросетей, умные электросети, умное сельское хозяйство, умные заводы.

 

Это что касается корпоративного сегмента. Помимо корпоративного сегмента мы также предоставляем решения и для массового сегмента. Мы формируем решения и будем выходить на рынок с решениями для умного дома, SIM-устройствами для домашних животных. Мы тоже смотрим в этом направлении.

 

Михаил Шеховцов: Для вас сейчас это больше перспективные рынки? Или у вас есть какие-то пилотные проекты, действующие сервисы в данных отраслях?

 

Николай Мазур: Прежде всего, мы это связываем с развитием новой технологией NB-IoT. Это узкополосный IoT – интернет вещей. И мы это делаем вот для чего: если посмотреть на решения видеонаблюдения, то для них не нужна узкая полоса, там предполагается передача большого объема информации. Но есть устройства, например устройства ЖКХ, умные электросети, умные заводы, там предполагается передача телеметрии очень небольшого объема информации. А порой еще эти датчики они находятся в труднодоступных местах.

 

Михаил Шеховцов: Большое количество датчиков, но мало информации?

 

Николай Мазур: Совершенно правильно. И еще нужна энергоемкая батарейка, предполагающая долгий срок жизни.

 

Михаил Шеховцов: Это как-то усложняет предоставление услуги или разработки технологического решения? Для вас как для оператора?

 

Николай Мазур: Это не то, что усложняет, это новый сегмент для России. И мы делаем это именно в комплексе развития наших технологий.

 

Михаил Шеховцов: Фактически это стадия research and development, вы создаете новые продукты, новые технологии, чтобы предоставлять такого рода услуги?

 

Николай Мазур: Именно так, мы формируем отраслевые решения, прежде всего понимая технологическую особенность и необходимость внедрения именно этой новой технологии. И второе – наличие отраслевых особенностей. И, конечно же, мы будем формировать такие отраслевые решения. Прежде всего, как я сказал, решения для электросетей, сельского хозяйства, ЖКХ. И для транспорта, которые у нас уже есть, мы планируем развивать их дальше.

 

Михаил Шеховцов: Насколько рынок и отдельные направления в России готовы к внедрению интернета вещей и тех технологий решений, которые вы разрабатываете? Есть ли спрос на них, какая динамика развития этого спроса? Есть ли проблемы для внедрения интернета вещей или ограничений, которые существуют на рынке?

 

Николай Мазур: Здесь прежде всего надо смотреть на цифры. Если смотреть мировой опыт, то к 2020 году ожидается порядка 50 миллиардов подключенных устройств. Это в мире. Если посмотреть на Россию, то наши объемы несколько скромны, но здесь идет многократный рост подключенных устройств. И к 2020 году мы ожидаем порядка 30-50 миллионов подключенных устройств.

 

Михаил Шеховцов: То есть российский рынок несколько отстает, но постепенно наверстывает упущенное, динамично развивается?

 

Николай Мазур: Однозначно. И у нас этот рост идет кратный, год к году. Однозначно идет, государство подстегивает развитие данного рынка, есть государственные программы, которые помогают и подстегивают развитие этого сегмента. Например, программа 2009 года про развитие ЖКХ и оснащение электронными счетчиками очень сильно способствовала развитию этого направления.

 

Программа развития телемедицины, которая сейчас находится на рассмотрении в Госдуме, тоже будет очень сильно способствовать развитию интернета вещей в такой важной отрасли. Однозначно государство помогает, но также есть спрос со стороны коммерческих клиентов, корпоративных клиентов, которые, понимая сегодняшнюю ситуацию на рынке, тоже ищут инструменты повышения эффективности своего бизнеса, прозрачности, безопасности своего бизнеса. И это основные ключевые особенности и факторы развития технологии интернета вещей в нашей стране.

 

Михаил Шеховцов: Очень интересно с точки зрения динамики развития рынка и с точки зрения возможности стратегий, которые развиваются на рынке. Могли бы вы более подробно рассказать о каких-то тонких решениях, которые существуют в инфраструктуре интернета вещей и той роли уникальных технологий, наработок, которые есть у компании «МегаФон» в части собственных решений, в части партнерства с сильными международными игроками платформы интернета вещей, которые продвигают перспективные решения на рынке?

 

Николай Мазур: На сегодняшний день мы, прежде всего, имеем собственную платформу, которая у нас разработана совместно с компанией «Петер-Сервис». Данная платформа чисто российского производства, я считаю, что в нашей стране достаточно много умных ребят – математиков, физиков, программистов, которые способны делать собственные решения, как платформенные, так и приложения для отраслевых решений.

 

Нужно смотреть международный опыт, но я считаю, что мы вполне способны развивать собственные решения. При этом я не исключаю тот факт, что мы будем использовать для реализации ключевых отраслевых решений международные разработки международных западных компаний.

 

Не нужно изобретать велосипед, мы будем смотреть и на их опыт тоже. Если мы этот опыт не сможем переложить на собственную платформу – это будет затратно, это будет долго, то мы будем использовать облачные, в каких-то случаях in-house решения западных производителей, которые на сегодняшний день достаточно продвинулись в реализации тех или иных отраслевых решений.

 

Михаил Шеховцов: Данное конкретное решение, которое вы разработали совместно с компанией Peter-Service, является аналогом какого-то иностранного решения? Или это уникальное решение, которое решает какую-то специфическую задачу в рамках вашей системы?

 

Николай Мазур: Во-первых, оно кастомизировано под наш периметр, наши системы, которые находятся внутри «МегаФона». При этом оно построено на открытом коде и, конечно же, построено по открытым стандартам. Если будет необходимость интегрировать эту платформу с какой-то западной компанией, западной платформой, которая будет специализирована под какое-то отраслевое решение, то это без проблем можно будет сделать.

 

Михаил Шеховцов: С точки зрения развития интернета вещей нужна ли новая инфраструктура, нужны ли новые частоты для операторов связи, чтобы предоставлять услуги промышленного интернета? Хотя, как вы сказали, могут быть небольшие объемы данных, но счетчиков-то огромное количество. Должна ли появиться дополнительная инфраструктура и должны ли быть выделены дополнительные частоты для операторов в этом направлении?

 

Николай Мазур: Для мобильных операторов не нужно выделять дополнительные частоты, все делается в рамках существующей развернутой инфраструктуры. Естественно, необходимо внедрение нового протокола, новой технологии NB-IoT. Она не предполагает какое-то серьезное дооснащение сети. По сути, это новый софт, который накатывается на сеть. И для этого используются существующие частоты, как я сказал. Для чего нужна эта технология NB-IoT? Она нужна как раз для того, чтобы обеспечить работоспособность миллионов датчиков на сети. И чтобы они не деградировали качественно для других клиентов.

 

Михаил Шеховцов: То есть это не какие-то проблемы пропускной сети, это инженерные решения, которые операторы могут реализовать?

 

Николай Мазур: Совершенно правильно. Производитель оборудования сети оператора обязан внедрить эту технологию сети у себя и предоставить софт операторам связи для развертывания на сети. Естественно, за дополнительные деньги.

 

Михаил Шеховцов: Вы упомянули международные организации, международные стандарты. Насколько Россия движется в русле международных тенденций? Насколько нужно внедрение в России каких-то новых стандартов под развитие технологии интернета вещей или текущих стандартов вполне достаточно для развития на российском рынке?

 

Николай Мазур: Россия тут ориентируется на западный опыт и наши коллеги из Западной Европы, США, Азии достаточно продвинулись во внедрении технологии интернета вещей, но при этом стандарт NB-IoT был принят совершенно недавно, в июне месяце, и на сегодняшний день идет активная фаза внедрения этого стандарта на сетях всех, ведущих операторов.

 

Для этого был создан специальный форум NB-IoT в рамках ассоциации GSMA. И мы являемся активным участником данного форума, который как раз создан для обмена опытом ключевых операторов, как западных, так и нас, прежде всего. Там мы получаем из первых уст основные рекомендации, как лучше разворачивать эту технологию на сети, какие продукты, какие особенности продуктов необходимо учесть. Мы тут на равных с западными операторами в первой очереди внедряем этот стандарт на сети.

 

Михаил Шеховцов: Что вы можете сказать об инициативах объединения отрасли различных игроков рынка в ассоциации по развитию интернета вещей? Например, Национальная ассоциация участников промышленного интернета, организованная при активном участии «Ростелекома» и других компаний. Ассоциация интернета вещей, созданная по инициативе ФРИИ, существуют и другие ассоциации и консорциумы игроков рынка, которые работают в этом и смежных направлениях. Какие вы видите задачи, которые должны решать данные ассоциации? И роль, инициатива телекоммуникационных операторов и оператора «МегаФон» в данной работе?

 

Николай Мазур: Россия, как обычно, будет иметь особенности внедрения международных стандартов на своей территории, но я, прежде всего, хотел бы призывать любые организации, которые создаются локально внутри России по внедрению этих стандартов, чтобы они учитывали опыт наших международных, западных коллег.

 

Конечно, будут появляться особенности и специфика для России. Если брать конкретно эти две организации, которые вы упомянули, организацию на базе «Ростелекома», мы тоже планируем участие в этой организации. Основные цели и задачи этой организации – это, прежде всего, внедрение интернета вещей на промышленных предприятиях, потому что есть особенности внутри промышленных предприятий, которые надо учитывать.

 

И целью данной рабочей группы как раз и будет ускорить внедрение интернета вещей на промышленных предприятиях, создать для этого все благоприятные условия. И, конечно же, среди наших клиентов достаточно много таких промышленных предприятий, поэтому мы очень заинтересованы в активном участии данной рабочей группы и в скорейшем получении результатов этой работы.

 

Что касается рабочей группы на базе Фонда развития интернет-инициатив, в которой мы уже принимаем участие, то целью данной рабочей группы является создание спецификации для платформы интернета вещей на территории России.

 

Какая будет конфигурация этой платформы, какая будет структура участников и взаимоотношений партнеров, подключенных к этой платформе, это все пока обсуждается, и пока в этом уравнении много неизвестных. Но одно радует, что у всех есть единая цель обеспечить скорейшее внедрение интернета вещей на территории России для наших корпоративных клиентов. И мы в этом заинтересованы кровно. Поэтому мы активно участвуем в этих рабочих группах.

 

Михаил Шеховцов: Для клиентов компании «МегаФон» услуги интернета вещей – это какая функция, в чем их привлекательная стоимость или добавленная стоимость для клиента? Это повышение эффективности бизнеса, это развитие новых, товарных услуг, это какие-то другие цели?

 

Николай Мазур: Я считаю и вижу по тому, какие клиенты к нам подключаются и с какими потребностями они к нам приходят, конечно же, прежде всего, для клиентов это повышение эффективности их бизнеса, повышение безопасности их бизнеса, повышение комфорта жизни и работы их сотрудников. Прежде всего. Естественно, это оперативность, своевременность и корректность принятых решений.

 

Михаил Шеховцов: То есть это управленческая оптимизация?

 

Николай Мазур: Однозначно. Интернет вещей – это же не просто датчики, это информация, которая собирается в одном месте, и алгоритмы обработки этой информации настолько совершены, что позволяют не просто снимать факт, какая температура на улице, но также получать информацию, какая прогнозируется температура завтра и что нужно сделать для того, чтобы предотвратить, возможно, какие-то ЧП, которые могут возникнуть в связи с понижением температуры.

 

Михаил Шеховцов: Достаточно широкий спектр возможностей дает интернет вещей. А на уровне государства интернет вещей это, прежде всего, рост эффективности экономики, рост отраслей экономики? Это вопрос, наверное, выходит на первый план. А что вы думаете о возможности развитии в России крупного, сильного в международном масштабе производства технологий, решений программных продуктов, сервисных платформ интернета вещей.

 

В частности, вы уже упомянули ваше сотрудничество с компанией Peter-Service. Насколько это направление может быть широким и перспективным для российского рынка? Может быть, более детально можете рассказать, что вы какую-то активную роль будете играть в этом процессе?

 

Николай Мазур: Как я сказал, в нашей стране есть серьезный потенциал именно в лице математиков-программистов, которые способны собственными руками создавать решения под потребности наших клиентов, создавать как платформенные решения, так и приложения, так и терминальное оборудование, датчики.

 

Возьмем для примера тот же IT-кластер Сколково, где на сегодняшний день сосредоточены все такие умы, компании-стартапы, которые могут способствовать также скорейшему развитию интернета вещей в нашей стране, где мы также проводим активную работу и обсуждаем с ними возможные наши проекты, чтобы в первую очередь привлечь их к реализации такого рода проектов. И я считаю, это то, что нужно в первую очередь.

 

Михаил Шеховцов: На каком уровне вы привлекаете это партнерство, сотрудничество или вы собираетесь выступить и инвестором – купить данные платформы, интегрировать их в свою технологическую систему?

 

Николай Мазур: На сегодняшний день такой четко сформулированной бизнес-модели нет, потому что они в каждом случае, при реализации каждого клиентского кейса могу различаться.

 

В каких-то случаях мы будем продавать все от своего имени, при этом отдавая субподряд этому подрядчику в лице какого-то стартапа, разработчика датчиков, разработчиков приложения. В каких-то случаях сам партнер будет выступать фронт-лайном перед клиентом, а мы будем у него на субподряде, если у него взаимодействие предполагает именно face to face с этим заказчиком.

 

Например, завод по производству счетчиков для ЖКХ будет всегда выступать непосредственно фронт-лайном перед клиентом. Потому что у него уже установлены какие-то связи с этим заказчиком, он имеет устоявшуюся дистрибуцию своего оборудования на территорию заказчика. А мы ему предоставляем непосредственно SIM-карты, каналы связи.

 

Михаил Шеховцов: Насколько я понял, вы достаточно активно развиваетесь на рынке? Вы сначала предоставляли инфраструктуру, теперь разрабатываете различные сервисы мониторинга, собственные решения, о которых вы говорили.

 

Рынок развивается динамично, и вы развиваетесь динамично, и вы активны на этом рынке. Есть ли какие-нибудь барьеры, где нужны, с точки зрения государства, ассоциаций промышленного интернета, совместные усилия игроков рынка, чтобы стимулировать и подстегнуть более быстрое развитее рынка или убрать, может, какие-нибудь ограничения, замедляющие это развитие?

 

Николай Мазур: Конечно, у нас есть на сегодняшний день недостаточная оснащенность датчиками и терминальным оборудованием, сегодня любой клиентский проект предполагает поиск подрядчика, с которым мы реализуем данный проект. Но мне кажется, это больше такой эволюционный путь, который нам просто надо пройти, наработать экспертизу, чтобы быть готовыми реагировать на новые вызовы.

 

Но так, что на сегодня у нас есть какие-то барьеры, я могу назвать только один. Так как промышленные предприятия сегодня у нас основной драйвер развития промышленного интернета, то необходимо посмотреть вовнутрь этих промышленных предприятий. Я считаю, что внутри данных промышленных предприятиях надо стирать границы. И стирать их границы между блоками, которые отвечают за развитие IT внутри промышленных предприятий, и подразделений, которые отвечают за развитие АСУ. И именно то, что у них сегодня есть некая разрозненность внутри, препятствует на сегодня развитию интернета вещей в промышленном секторе экономики.

 

Михаил Шеховцов: Это такое управленческое решение, существовала старая отрасль автоматизации промышленного производства АСУ, АСУ ТП, а теперь появляются новые возможности, но они не так быстро применяются, не так быстро внедряются, потому что нужна реклама и образование, донесение до рынка тех возможностей, которые предоставляет рынок интернета вещей.

 

И наконец, насколько динамичное развитие интернета вещей может изменить вашу бизнес-модель, компании «МегаФон» как телекоммуникационного оператора? Вы, когда-то начинали с инфраструктуры, с сетевых услуг, насколько рынок интернета вещей поможет изменить бизнес-услуг от сетевых к сервисным решениям, программным решениям, программным продуктам?

 

Николай Мазур: Начнем с того, что мы уже давно перестали внутри компании «МегаФон» мыслить только мегабайтами и минутами. Для нас и для наших клиентов мегабайты и минуты уже не представляют никакого интереса. Мы уже достаточное долгое время смотрим в сторону ИKT-сервисов, тех сервисов, которые предполагают наличие интеграторской функции. Именно проекты на базе интернета вещей – это именно те проекты, где, без интеграторской функции никакой проект реализовать невозможно.

 

Михаил Шеховцов: Это будущее телекома?

 

Николай Мазур: Это настоящее. Сегодня любой крупный проект, который мы реализуем для наших корпоративных заказчиков на базе интернета вещей, он делается, и в нем мы используем свои компетенции именно системного интегратора, где-то не собственными силами, где-то мы для этого привлекаем партнера, но это уже используется в полной мере.

 

Михаил Шеховцов: Отлично. Получается, что рынок интернет вещей это уже настоящее, к нам пришло и теперь надо более динамично развиваться в этом направлении?

 

Николай Мазур: Однозначно. Прогресс уже давно зашел к нам в дома, офисы, предприятия. Необходимо теперь создать все условия для его динамичного развития и внедрения.

 

Михаил Шеховцов: Сегодняшнее интервью можно закончить на этой позитивной ноте. И, если будет такая возможность, мы можем провести более детальное интервью по отдельным специализированным направлениям, рынкам развития компании «МегаФон» и интернета вещей. Спасибо вам большое.

 

Николай Мазур: Спасибо.

 

Михаил Шеховцов: Сегодня у нас в гостях был Николай Мазур, директор по маркетингу корпоративного бизнеса компании «МегаФон».

Сколково. Эффективное производство 2016. Ринат Сайдуллин, РФЯЦ-ВНИИТФ: внедрение системы мониторинга для мелкосерийного и опытного производства на принципах импортонезависимости
Александр Ануфриенко, НЦИ ГК «Ростех»: электроника – это игра «вдолгую», без вменяемой государственной политики ее вести невозможно
Сколково. Эффективное производство 2016. Владимир Писарев, РКЦ «Прогресс»: АСУ ТОиР по техническому состоянию с прогнозированием надежности оборудования с ЧПУ
Форум перспективных технологий ФРИИ. Александр Поляков, ГКУ ЦОДД: использование больших данных в оперативном управлении городским дорожным хозяйством
Форум перспективных технологий ФРИИ. Александр Герасимов, J'son & Partners Consulting: Интернет вещей и shared economy для глобального экономического роста
Форум перспективных технологий ФРИИ. Сергей Степнов, МОЭСК: использование Big Data в проекте автоматизированной системы управления «Мобильные бригады»
Форум перспективных технологий ФРИИ. Кирилл Степаненко, Московский метрополитен: мы работаем с «Яндекс» над проектом «Пробки в метро» на основе анализа данных
Форум перспективных технологий ФРИИ. Герман Суконников, РЖД: примеры использования больших данных как части комплексного проекта «Цифровой железной дороги»