×

28 Марта 2017 18:54
1592
0

«Считается, что пятая промышленная революция – это, главным образом, информационные технологии, а в шестой эти информационные технологии уже опускаются в физический мир, появляются киберфизические системы, то есть, фактически, оборудование становится умным, сливается в этом смысле с железом и их уже отделить друг от друга становится невозможным. Как в машине Tesla, - непонятно, где больше ценности. В руле и сидении или в мозгах, которые к тому же «размазаны» между машиной и облаком? Границу уже не проведешь. И это уже следующий уровень, все преимущества которого нам станут очевидны позже».

 

«Сейчас мы больше на мобильных телефонах с этим экспериментируем, такси можем вызвать или платеж произвести, но это уже тоже не совсем телефон получается, намного больше многофункциональное устройство. Также и с роботами. Они сейчас входят в разные сферы нашей жизни, где-то в виде эксперимента, а где-то просто забирая рутинные операции на себя, например, сварочные операции на производстве или диагностику в медицине, там, где операции эти можно алгоритмизировать и более-менее четко описать».

 

«Есть общий тренд – человек отчуждает от себя рутинные повторяющиеся операции, освобождая тем самым свои руки и свой мозг от них».

 

«Корейцы и японцы ставят у себя самое последнее поколение, а предыдущее поколение отдают остальным. Это называется сброс технологий, чтобы не занимали их места. В этом смысле, например, японцы не только у себя на заводах производят автомобили с помощью роботов, но продают целые заводы по производству автомобилей, начиненные японскими роботами, понимаете? Это уже следующий уровень. Корейцы хорошо воспроизвели эту модель, и, например, в автопроме и электронике, где больше проникновение роботов, корейцы в этом смысле №1 по плотности, количеству роботов на количество работников оказались сегодня в мире».

 

«Слабому до сего дня развитию рынка робототехники в России есть целый ряд причин. Прежде всего, - это достаточно дешевый труд, и в рутинных делах труд мигрантов, например, но даже и труд россиян дешевый, включая инженерный. Вторая причина – это то, что у нас в массе своей есть культура технологического заимствования. И третья причина, как ни странно, это достаточно много денег, по крайней мере, в предыдущие годы».


Расшифровка интервью:

 

JSON.TV: Здравствуйте, сегодня у нас в гостях Виталий Недельский, президент Национальной ассоциации участников рынка робототехники.

 

Виталий Недельский: Добрый день.

 

JSON.TV: Добрый день. Расскажите, что такое роботы, и какие отрасли их применения?

 

Виталий Недельский: Строго говоря, роботом считается какой-то механизм, который способен выполнять полезную работу, при этом у него есть определенная степень автономности, т.е. не только заданные движения. Конечно, основная область применения – это промышленность. В промышленности основная область применения  - это автопром.

 

JSON.TV: Это автопром. Но если брать…есть же какая-то специфика… Есть же деление на типы роботов. Вот есть, например, робот-пылесос, это такой специфический робот.

 

Виталий Недельский: Типология достаточно простая. Есть два больших класса роботов. Промышленные роботы – это роботы с манипулятором, в основе которых лежит механическая рука, которая способна перемещаться, в нее зажимается инструмент, и она этим инструментом что-то делает или, например, деталь подает в станок или вынимает из станка обработанную деталь. Это самый большой класс роботов, и этот рынок в 2015 году составил четверть миллиона роботов (было продано), и он растет каждый год процентов на 12. Установленный парк таких роботов – больше 1,5 млн.штук, где-то 1,7 млн. уже к этому году. А второй класс роботов – сервисные. Это все остальные. Но он тоже делится на два типа: для домашнего использования, они называются персональные, и для бизнес-целей, - профессиональные. А там уже целый зоопарк, деление для различных нужд, профессиональные – по отраслям. Для сельского хозяйства, для логистики, для обмеров, для медицины и т.д. идет довольно широкое деление.

 

JSON.TV: А можно другие классы и другие направления роботизации производства отнести к классу роботов, такие как конвейер, другие направления автоматизации?

 

Виталий Недельский: Не совсем. Есть граница. Конвейер, также, как и станки с ЧПУ, например – это средства автоматизации производства. Автоматизация действует по строго заданной один раз программе. Например, умеет с одной скоростью перемещаться. Станок с ЧПУ, когда заведешь в него программу, он только по этой программе и будет действовать, и у него есть эти ограничения. Даже у манипулятора появляется определенная гибкость, и он способен разные задачи выполнять. За счет смены оснастки он может превращаться, например, из логистического устройства в обрабатывающее, или в сварочный робот превращаться.  У него эта рука многофункциональная. Или, например, какая-нибудь тележка, которая способна двигаться, определяет свой путь, ориентируется в пространстве, способна вернуться назад, составляет карту местности, по которой она движется, то есть у нее степень автономности намного выше.

 

JSON.TV: Можно ли сказать, что здесь два элемента: первый – это автономность, а второй - многофункциональность? Или перепрофилируемость?

 

Виталий Недельский: Да, можно так сказать. Или гибкость. Тогда за счет того, что у робота все равно есть какие-то мозги, за счет изменения в этих мозгах, за счет обучения робот способен новые функции начать выполнять.

 

JSON.TV: То есть можно сказать, что есть и третий фактор, робот - это развивающаяся система?

 

Виталий Недельский: Совершенно верно.

 

JSON.TV: А почему произошла такая классификация? Был какой-то качественный скачок в автоматизации производства, в автоматизационных процессах, или это просто за счет новой интеллектуальной функции?

 

Виталий Недельский: Просто появился такой новый класс оборудования, и их стали называть роботами. Само слово «робот» давно существует, но экосистеме роботов не так много лет. Промышленные роботы где-то в течение 20 лет потихонечку ставятся на производство, каждое новое поколение более совершенное, их становится все больше и больше. По оценкам Международной федерации робототехники, к 2020 году в мире будет установленный парк более 2,5 млн. роботов. Их реально ставилось больше, просто каждые 5-7 лет старые роботы снимаются, на их место ставятся новые, потому в моменте сегодня 1,5 млн., через несколько лет будет 2,5 млн., и так этот рост пойдет дальше.

 

JSON.TV: А если взять составную структуру робота, если разобрать его на части - это электроника, софт, механика, искусственный интеллект, как можно приоритезировать эти составные части?

 

Виталий Недельский: В простом виде – это мозги, как у человека, это какое-то тело, которое создано для выполнения определенных задач. В самом теле будут, как правило, какие-то движущие механизмы, например, сервоприводы, там должны быть какие-то датчики, которые, например, определяют касание или помогают ориентироваться в пространстве, может машинное зрение в качестве таких использоваться, и это питание, за счет чего он движется. Если за счет электричества, то, соответственно, должно быть предусмотрено питание. Если это автономный робот, у него должна быть батарейка на борту. Некоторые роботы могут быть с двигателем внутреннего сгорания, вот эти механические лошади, которые скачут, помогают что-то переносить, там двигатель внутреннего сгорания, грубо говоря, от мотоцикла стоит, шумит, но приводит в движение эти механизмы.

 

JSON.TV:  А зачем сделано так, почему такой двигатель используется?

 

Виталий Недельский: Потому что сегодня ресурс батареек намного ниже, чем у двигателя внутреннего сгорания. Это же аналог автономных генераторов, залил в бак бензин, и он будет целый день работать. Но ресурс батареек повышается с каждым годом. Это хорошо видно на дронах. Дроны, например, 30 минут летают. Надо, например, чтобы несколько часов. Вот постепенно экспериментируют, новые типы батареек, ресурс старых увеличивают, чтобы дальность полета возрастала, это же автономность.

 

JSON.TV: Но мы знаем, что космические корабли летают и на солнечной энергии.

 

Виталий Недельский: В космосе – отдельная история, там и радиоактивные элементы могут стоять. Естественно, солнечные батареи – основной источник энергии, и туда вряд ли будут бензин вывозить. Но здесь, на Земле будут, конечно, экспериментировать, но я думаю, что будущее за электрической энергией в этом смысле.

 

JSON.TV: А почему за электрической? По идее-то, она раньше появилась, чем двигатели внутреннего сгорания? Мы же знаем, что Форд начинал работать с электрической трансмиссией.

 

Виталий Недельский: Ресурс у ДВС оказался больше, и он быстрее развивался, а сейчас электричество начинает догонять, потому что оно становится дешевле, научились из солнца его извлекать, и стремительно цена киловатта снижается. Второе ограничение - это хранение. Можно собрать электроэнергию, но если ты ее немедленно не истратил, она должна где-то накапливаться, в аккумуляторах.

 

JSON.TV: Наверное, еще инфраструктура тоже имеет значение. Такой разветвленной инфраструктуры электрической тогда в то время, когда дороги достаточно автономны…

 

Виталий Недельский: Она, конечно, сейчас растет. В этом смысле пример компании Tesla, они, фактически, начинают продавать не автомобиль, а транспортную систему. В совокупности со станциями зарядки эти машины являются роботами, они обмениваются данными друг с другом и с общим облаком, они способны обновлять программное обеспечение, и они становятся умнее, не меняясь в своей железной начинке за счет того, что компания выпускает апгрейд своего софта.

 

JSON.TV: И модернизирует всю экосистему, инфраструктуру одновременно. А какое значение робототехники в целом в новой экономике, в новой промышленности, в новой индустрии 4.0, как это можно назвать, в новой промышленной экосистеме?

 

Виталий Недельский: Это связано с волнами промышленных революций, и считается так, что пятая промышленная революция – это, главным образом, информационные технологии, а в шестой эти информационные технологии уже опускаются в физический мир, появляются киберфизические системы, то есть, фактически, оборудование становится умным, сливается в этом смысле с железом и их уже отделить друг от друга становится невозможным. Как в машине Tesla, - непонятно, где больше ценности. В руле и сидении или в мозгах, которые к тому же «размазаны» между машиной и облаком? Границу не проведешь. И это уже следующий уровень, все преимущества которого нам станут очевидны позже.

 

Сейчас мы больше на мобильных телефонах с этим экспериментируем, такси можем вызвать или платеж произвести, но это уже тоже не совсем телефон получается, намного больше многофункциональное устройство. Также и с роботами. Они сейчас входят в разные сферы нашей жизни, где-то в виде эксперимента, а где-то просто забирая рутинные операции на себя, например, сварочные операции на производстве или диагностику в медицине, там, где операции эти можно алгоритмизировать и более-менее четко описать.

 

JSON.TV: Роботы - это вообще такая неоднородная среда, мы видим, что совершенно разные есть роботы. То есть эта среда неоднородная, и можно сказать, что направление беспилотных автомобилей – это целое отдельное генеральное направление развития роботов, которое тоже, можно сказать, не роботы, а конкретная умная транспортная экосистема?

 

Виталий Недельский: Есть общий тренд – это человек отчуждает от себя рутинные повторяющиеся дела, освобождая тем самым свои руки и свой мозг от них. Можно аналогию провести с тем, что мы, когда привычные действия совершаем, мы перестаем о них думать. Когда мы идем знакомой дорогой или заходим в комнату и автоматически включаем свет. А раз мы о них не думаем, мы можем думать о чем-то другом, когда известное действие. В танцах, например, ты освоил танец, ты уже о нем не думаешь, ты думаешь, например, о рисунке. С роботами то же самое: когда мы рутинные действия передаем этим линиям, то рабочий, который раньше сам руками выполнял, теперь наблюдает за группой роботов.

 

JSON.TV: А можно ли выделить, если брать экосистему промышленной роботизации или беспилотных автомобилей, как роботы отдельно, а умная экосистема отдельно. Это же практически… или это сложно отделить, беспилотные автомобили от умной инфраструктуры или промышленные роботы от умной автоматизации производства, это отдельные блоки, но, в целом, надо автоматизацию всего производства проходить, нельзя одним роботом-манипулятором обойтись?

 

Виталий Недельский: Конечно. Можно автоматизировать участок, можно производсвенную линию, можно весь цех, но это будет процесс. В любом случае, вам нужна какая-то инфраструктура, то есть, начиная с банального, что нужно подключение к электричеству и, например, если он обменивается данными, нужен интернет, причем канал должен быть определенной пропускной способности, и основное преимущество конечно, когда они объединены в систему. Тогда появляется дополнительная ценность.

 

JSON.TV: То есть роботы, когда объединены в экосистему интернета вещей, product life cycle, PLC-систему, тогда это уже работает с наибольшей эффективностью. Роботы же достаточно давно существуют, просто это были предыдущие поколения роботов. Насколько прогрессировала робототехника за последние 30 лет, и как отдельные страны в этом списке выглядят, кто лидирует, кто в конце?

 

Виталий Недельский: Прогресс, без сомнения, очень серьезный. Есть несколько составляющих этого прогресса. В первую очередь, выросла мощность процессоров, соответственно, они теперь могут на несколько порядков больше информации пропускать через себя, обрабатывать с большой скоростью. Раз мощность процессоров увеличилась, значит, стал более продвинутый софт, и, например, появилась возможность машинного зрения, когда вы потоковое видео обрабатываете, распознаете образы, и машина может в режиме реального времени себя позиционировать в пространстве. Это было невозможно еще 10-15 лет назад на слабых процессорах, поэтому это все взаимосвязано, каждые элементы двигают друг друга. И поэтому получается так, что как только появляется прогресс в отдельных элементах, остальная часть экосистемы тоже подтягивается.

 

JSON.TV: Можно ли сказать, что последние 10 лет был какой-то качественный скачок в развитии робототехники?

 

Виталий Недельский: Думаю, что можно, и в основном это связано с тем, что у роботов стал появляться искусственный интеллект.

 

JSON.TV: То есть это связано, в том числе, с искусственным интеллектом… А вот те роботы, чем славится Япония, Корея, это современные роботы или это роботы предыдущего поколения?

 

Виталий Недельский: Нет, конечно, современные. Корейцы и японцы ставят у себя самое последнее поколение, а предыдущее поколение отдают остальным. Это называется сброс технологий, чтобы место им не занимали. В этом смысле, например, японцы не только у себя на заводах производят автомобили с помощью роботов, но продают заводы по производству автомобилей, начиненные японскими роботами, понимаете? Это следующий уровень. Корейцы хорошо воспроизвели эту модель, и, например, в автопроме и электронике, где больше проникновение роботов, корейцы в этом смысле номер 1 по плотности, количеству роботов на количество работников оказались сегодня в мире.

 

Если говорить обо всех остальных роботах, мы вот упомянули искусственный интеллект, новое базовое отличие в том, что это тот софт, который способен обучаться, то есть, грубо говоря, он может копировать действия человека и повторять их. Если действия меняются, он опять их копирует и повторяет. Сегодня на сборочном производстве завода Airbus во Франции стоят андроидные роботы, по форме похожие на человека, которые повторяют движения сборщика, закручивают гайки и передвигаются. Они глазами видят, где эта гайка, у них в руках инструмент, и они делают эти движения. Этими роботами можно управлять дистанционно через специальные руки, видя то, что видит робот, и направлять их в какие-то труднодоступные места.

 

JSON.TV: Вы сказали, что корейцы переняли японские технологии робототехники. А насколько вообще эти технологии доступны, насколько Россия может воспринять эти технологии, и насколько та или иная страна может воспользоваться передовыми технологиями робототехники и реализовать производство на том же уровне?

 

Виталий Недельский: Это, конечно, передовые технологии, сложные, но вполне воспроизводимые. Скорее, это вопрос экономической эффективности. Когда вы ставите роботов на завод с объемом выпуска миллион автомобилей в год, то у вас оправданные значительные капитальные вложения в робототехнику. Вы можете полностью роботизировать линии, большое количество операций. Если у вас завод выпускает 50 тыс. машин, то уже сложно, зависит от рынка.

 

JSON.TV: Здесь два метода модернизации производства: можно купить готовых роботов, японских корейских, немецких, а можно свои роботы сделать? Но это два разных направления?

 

Виталий Недельский: Конечно. Здесь то же самое, объем рынка. Вы, чтобы сделать роботов, должны какое-то производство наладить, проинвестировать, и сколько роботов вы потом будете продавать? Если вы будете продавать сотню-другую штук, то это сложно окупить, если будете продавать тысячами, тогда начнет окупаться, как в любом продукте.

 

JSON.TV: Вот недавняя сделка была, относительно недавно, где-то полгода назад китайская Midea Group купила германского производителя роботов для своего производства, то есть он купил целого производителя роботов, чтобы не покупать готовых роботов. Насколько это вообще целесообразно, можно же было самому начать производство. Китайцы купили одного из крупнейших производителей роботов, тоже немецких..

 

Виталий Недельский: Они купили70% акций компании Kuka. Это зависит от стратегических целей. Когда китайцы, например, покупали, было большое сопротивление в Германии по поводу этой сделки, что это наш флагман в робототехнике, мы не должны отдавать технологии, но китайцы за счет этой покупки открывают свой огромный китайский ранок компании, соответственно, компания сможет в ближайшие годы удвоить, утроить свои продажи. Она становится в каком-то смысле китайской, но при этом, конечно, китайцы получают доступ к технологиям. Допустим, также раньше китайская компании купила Volvo. Volvo при этом осталось на рынке под своим брендом, шведские инженеры продолжают их делать, но элементы технологии китайцы заимствуют и в свое производство вставляют.

 

JSON.TV: А что это за элементы? Можно ли другим путем получить доступ к этим технологиям? Если искусственный интеллект  - это современная тенденция, и он развивается на одном уровне в большинстве передовых стран, в том числе и в России, наверное, а вот с точки зрения начинки электроники, механической начинки, это же тоже сложное производство, хотя довольно старое, традиционное, это же тоже не так просто получить в э тому доступ?

 

Виталий Недельский: Вы имеете в виду чипы?

 

JSON.TV: Да, электроника -  это чипы, другие микросхемы, другие инженерные наработки?..

 

Виталий Недельский: Здесь, как и везде, очень сильно зависит от объемов, поэтому сегодня, конечно, большинство чипов производится в Юго-Восточной Азии, это Китай, это Тайвань, это Корея, Япония, и даже если это американские компании, немецкие компании, они там производство могут размещать. При этом есть какие-то важные элементы, например, важные для обороноспособности, и здесь уже вопрос экономики может не играть роль, он может быть гораздо дороже, но он будет свой и будет выполнять те задачи, которые нужно. Если вы делаете коммерческий продукт, вы просто будете искать, где на рынке можно купить качественные и по лучшей цене.

 

JSON.TV: Я по-другому вопрос задам. У корейцев свои роботы, или они пользуются японскими роботами на своих производственных  предприятиях?

 

Виталий Недельский: Корейцы за последние 10 лет вырастили целый ряд корейских компаний, которые делают своих роботов и на собственной элементной базе. У корейцев очень развита собственная электронная промышленность, свои программисты, то есть они полностью экосистему создали, но при этом эти роботы ставят на корейские заводы, не очень сильно сейчас экспортируют. Их в мире особо не видно. Это задача для них. Они говорят: давайте думать, как мы будет экспортировать наши роботы. Мы машины Hyundai и Kia научились экспортировать, теперь роботов надо научиться экспортировать. То есть они только к этому подходят.

 

JSON.TV: Как дела обстоят с роботами в России? Насколько, с одной стороны, используются роботы, и с другой стороны, насколько у нас вообще производятся роботы, и как с этим дальше иметь дело?

 

Виталий Недельский: Дела не очень хорошо. У нас маленькое количество роботов, слабая степень их использования и собственного производства промышленных, например, роботов, нет. Несколько компаний такие проекты готовят, чтобы появилось собственное производство, но в силу маленького рынка процесс идет не очень быстро, хотя рынок, без сомнения, будет расти, просто потому, что с низкой базы, другого пути нет просто. Что касается сервисных роботов, тоже есть сотня компаний в России, которые сервисной робототехникой занимаются, каждый свой продукт делает в разных направлениях. Но, опять же, рынок пока для них очень маленький.

 

JSON.TV: Рынок в России?

 

Виталий Недельский: Да.

 

JSON.TV: А с точки зрения использования роботов в России, где они еще могут использоваться, кроме промышленности, достаточно активно?

 

Виталий Недельский: Например, в медицине, они могут помогать делать операции, могут диагностику производить удаленную, врач при этом может находиться в каком-то другом городе. Например, в логистике, они могут доставлять грузы или перевозить…

 

JSON.TV: Беспилотные автомобили?

 

Виталий Недельский: Да, но это могут быть тележки просто внутри склада, которые вместо людей, которые управляют этими тележками, они становятся автономными.

 

JSON.TV: А сельское хозяйство?

 

Виталий Недельский: Разумеется, сельское хозяйство, это беспилотные трактора, тоже в ближайшее время на рынок выйдет какое-то количество разных производителей разных типов беспилотных тракторов, комбайнов и т.д. В транспорте, разумеется, многие работают над беспилотными автомобилями. Большие консорциумы созданы в мире вокруг больших компаний Apple, Samsung и Google, которые работают над этими темами. Сейчас производители роботов и компании, которые занимаются искусственным интеллектом, просто экспериментируют, ищут ниши в традиционных видах деятельности, которые они могут автоматизировать, чтобы это принесло экономический эффект, чтобы это выгодно было.

 

JSON.TV: А почему в России недостаточное внимание уделялось робототехнике, по какой причине? Недостаточное внимание промышленности в целом?

 

Виталий Недельский: Я вижу несколько причин. Первая причина в том, что, все-таки, достаточно дешевый труд, и в рутинных делах труд мигрантов, например, но даже и труд россиян дешевый, включая инженерный, кстати говоря. Вторая причина – это то, что у нас в массе своей есть культура технологического заимствования. Когда ты привык заимствовать, а не разрабатывать новое, ты все равно в начале присматриваешься, и ты в режиме отстающего находишься, и потом, когда какая-то технология уже внедрена, берешь ее у себя и приземляешь. Ты можешь сделать быстрее, при этом не сделать ошибок, которые делают другие, но ты находишься в режиме отставания. И третья причина, как ни странно, это достаточно много денег, по крайней мере, в предыдущие годы. Когда у тебя много денег, и ты богатый, из-за углеводородов, например, то тебе, в общем, беспокоиться по поводу высоких технологий не нужно. Новые технологии нужны, когда ты находишься на переднем крае, когда ты борешься за проценты, когда тебе нужно опережать других. А здесь – труба работает, денежки льются в карман, что суетиться?

 

JSON.TV: А сейчас есть интерес к робототехнике, что-то изменилось?

 

Виталий Недельский: Он растет. Я могу зафиксировать, что он растет не просто год от года, а от месяца к месяцу. Все больше компаний начинают присматриваться к робототехнике, смотреть, какие роботы они могут в своих процессах использовать. Государство все внимательнее начинает озабоченность высказывать, а что у нас есть, это важные технологии, а что они за собой несут? А это, оказывается, целая отрасль, и новые рабочие места, как раз высокотехнологичные. Делать роботов можно и для себя, и на экспорт, это «умные» изделия, намного умнее, чем продавать нефть, например. Поэтому, конечно, волна начинает подниматься.

 

JSON.TV: А может использование робототехники качественно изменить, например, автомобилестроение?

 

Виталий Недельский: Ну, оно уже изменило автомобилестроение.

 

JSON.TV: Российское?

 

Виталий Недельский: В российском автомобилестроении, как и в мире, роботов больше всего. Там есть операции, где уже без роботов было бы смешно делать, если у тебя массовое производство, конечно. Это сварочные операции, это сборочные, это окраска. Это делается сейчас роботами, включая заводы АвтоВАЗ, КАМАЗ, ГАЗ. Другое дело, что там можно еще повышать степень роботизации, расширять количество операций, но они уже изрядно роботизированы.

 

JSON.TV: Ну то есть это уже наращивание роботизации.

 

Виталий Недельский: Да.

 

JSON.TV: А что можно сказать о рынках беспилотных автомобилей и дронов, насколько технологическая и регуляторная готовность этих рынков для активного развития, потому что о них достаточно давно говорят, говорят, что это будущее, и это будущее с каждым днем к нам приближается, оно уже совсем рядом… Оно настало, это будущее?

 

Виталий Недельский: Нет, конечно, еще не настало, и основная проблема в том, что пока не понятно, как распределить ответственность и ущерб, например, как  страховать этот ущерб. То есть это какая-то новая реальность появляется, и в этом дроне и в автомобиле может быть большое количество участников: владелец, разработчик софта, разработчик самого автомобиля, владелец инфраструктуры, но при этом машина просто перемещает груз или человека. Если что-то случается, кто виноват – вот ключевой вопрос, как эту ответственность распределить.

 

JSON.TV: По сути, можно сказать, что это решение, конечно, сложное, но оно, скажем так, эволюция по сложности по сравнению с авиатранспортом, с автомобильным транспортом.

 

Виталий Недельский: Решаемый вопрос, без сомнения. И второй блок – технологический, то есть технологии должны себя показать и какое-то время отработать, потому что это связано с человеческими жизнями, в том числе, поэтому эти автомобили должны наездить какое-то количество миллионов километров на отказ, попасть в разные ситуации. Как с лекарствами, есть долгий период клинических испытаний лекарств в больших масштабах, поэтому, если говорить об автомобилях, скорее всего, вначале они будут использовать на технологических дорогах, где никого нет, кроме этих грузовиков, руду возят, например, из карьера к гоку. Потом эти грузовики будут ездить в составе караванов. Впереди едет все-таки водитель, остальные следуют за ним, но при этом на 10 машин один водитель, и они едут по специальной выделенной полосе, как сейчас ездит общественный транспорт.

 

JSON.TV: Также в сельском хозяйстве, например, один оператор может управлять парком комбайнов.

 

Виталий Недельский: Он его выводит, в поле задал задание, все, они пошли обрабатывать и  работают 24*7, пока не убрали все или не внесли эти удобрения.

 

JSON.TV: Но, наверное, достаточно большое время уйдет на строительство вот этой умной инфраструктуры, для тех же караванов построить умную дорогу, в сельском хозяйстве сделать умным поле?

 

Виталий Недельский: Ну, большое – не большое, но это все-таки легче и проще, чем строить заново дороги, то есть расставить датчики на все протяженности, конечно, на порядки дешевле, чем строить дороги или линии электросвязи.

 

JSON.TV: Да.

 

Виталий Недельский: Базовые инфраструктуры уже есть, теперь их надо сделать умными.

 

JSON.TV: А какой срок, по вашему мнению, уйдет на эту подготовку рынка к массовому развитию этих решений?

 

Виталий Недельский: Я думаю, что мы в пределах 10 лет увидим, как тарелка переворачивается.

 

JSON.TV: Ну, то есть неизвестно, сколько это может быть? Может, быть, три, может быть, пять, семь?..

 

Виталий Недельский: Три – вряд ли, скорее всего, три – это как раз период экспериментов, технологического совершенствования и совершенствования юридической базы, потом они потихонечку начнут выходить на менее ответственные участки, потом все больше и больше заполнять. Самое сложное, конечно, это в городах и вместе с людьми-водителями, непредсказуемыми и т.д. Мы видим, что простое внедрение камер и штрафов резко упорядочивает движение водителей, оно становится более спокойным, люди уже меньше дергаются, гоняют, аварийные ситуации создают, поэтому в этом смысле транспорт становится все больше общественным.

 

JSON.TV: А есть ли какая-то стратегия развития робототехники в России, какая-то дорожная карта, программы, приоритеты на государственном, корпоративном уровне?

 

Виталий Недельский: Пока только в военной робототехнике. У нас с вооружениями в этом плане все хорошо, есть большой заказчик Минобороны, военные точно знают, что они хотят от роботов, и в этом смысле роботы ничем не отличаются от пушек, ракет, подводных лодок, то есть это еще один тип оборудования, который становится более умным, более автономным. Что касается гражданской сферы, то только готовятся программы по поддержке этой отрасли, например, в промышленности, Минпромторг разрабатывает такие программы. В гражданских сферах институты развития поддерживают компании, например, Фонд «Сколково» стартапы робототехнические поддерживает, какие-то фонды РВК и так далее. Фонд Бортника может дать грант на разработку робота. Элементы экосистемы есть, но пока этого недостаточно, чтобы говорить о том, что взрыв какой-то произошел.

 

JSON.TV: А насколько эти проекты подъемны для рядового стартапера, для маленькой компании? Это все-таки большие инвестиции в различные модули, в электронику, в искусственный интеллект и т.д.?

 

Виталий Недельский: Конечно, сложнее сделать хардверный стартап в отличие от софтверного, сделать сайт, интернет-магазин или сделать железное устройство, наверное, в 10 раз больше нужно денег, времени и усилий, потому что уровень сложности выше. Но все же подъемны, и в одном Сколково пять десятков робототехнических стартапов в разных областях.

 

JSON.TV: Но они больше сервисные или производственные?

 

Виталий Недельский: Сервисные. Какое-то есть количество производственных, но их намного меньше и, скорее, они связаны с интеграцией либо с разработкой какой-то оснастки в сочетании с руками, совсем мало компаний занимается разработкой, например, самих манипуляторов. Ну, еще, может быть, в силу того, что такой уже достаточно зрелый рынок, на котором сложно революцию произвести.

 

JSON.TV: А насколько Россия идет в ногу со временем в разработке беспилотных автомобилей и дронов? В ногу с США, Китаем, Японией?

 

Виталий Недельский: Я думаю, что тоже отстает, и здесь можно сосредотачиваться не столько на разработке самого дрона, сколько на разработке сервиса на базе дрона. В этом смысле дрон является просто частью инфраструктуры, а, например, камера на нем и софт, который позволяет какую-нибудь стройку фотографировать, сельскохозяйственные угодья фотографировать, с цифровой картой совмещать, давать в виде какой-то рекомендации или решения – это уже будет сервисом, за который ты сможешь брать деньги. А разрабатывать еще одного дрона… ну, может быть, кому-то это и будет интересно, если есть какая-то свежая идея, но, в принципе, уже много производителей дронов.

 

JSON.TV: А с беспилотными автомобилями?

 

Виталий Недельский: С беспилотными наши крупные автозаводы экспериментируют. Известный проект КАМАЗа, что-то ГАЗ делает. Есть такие компании, как Cognitive Technologies, которая помогает мозги делать для беспилотных автомобилей, Аврора, Андроидная техника. Но их общее число, конечно, намного меньше… то есть в мире, допустим, это сотни компаний, а у нас – несколько, но все равно хорошо, что есть. Не всякая страна вообще может похвастаться наличием таких разработок.

 

JSON.TV: То есть это достаточно сложная и перспективная тема, и, наверное, в той ли иной степени она окупится, другое дело, какую нишу займет Россия  в этом направлении.

 

Виталий Недельский: Конечно, но даже наш внутренний рынок, можно его критиковать, но он все равно достаточно большой, при всем при этом, даже когда рубль упал – он все равно большой. На нем если российские компании хорошие решения будут делать, у них какие-то будут преимущества просто в силу того, что общая среда.

 

JSON.TV: Нужно понимать, что и Япония, и Корея сравнимы с точки зрения внутреннего рынка, понятно, что, конечно, Япония немного посильнее, но по количеству населения сравнимые государства и это позволяет им решать задачи по робототехнике.

 

Виталий Недельский: Но они сразу стараются на экспорт двигаться, делать экспортные решения, в этом смысле Корея роботы сами не очень на экспорт, но продукция, которую делают роботы, она вся идет на экспорт.

 

JSON.TV: Ну, очевидно, что и России нужно будет думать об этом?

 

Виталий Недельский: Конечно. Просто надо находить свои ниши. Просто повторять то, что уже реализовано, и где есть безусловные лидеры, ты можешь, если у тебя есть какая-то суперидея, но основные идеи будут лежать в применении роботов к тем операциям, которые сейчас еще не автоматизированы.

 

JSON.TV: А что можно сказать в целом о социально-экономическом эффекте, который повлечет активное внедрение роботов?

 

Виталий Недельский: Здесь важно считать с начала. Если у тебя есть какие-то операции, и по ним есть какая-то экономика, ты ставишь робота и смотришь, как экономика меняется. Это не везде сходу может окупаться, но есть ниши, по которым сегодня быстрая окупаемость. Например, сварочные роботы в промышленности. Где-то это могут быть другие причины, не экономические, например, устранять последствия аварий или какая-то вредная среда, где робот просто заменяет человека, потому что человек не пройдет или заболеет и умрет. Но экономику важно просчитывать, если это рыночные продукты, ее хорошо бы знать заранее.

 

JSON.TV: Соответственно, есть большое количество рисков, которые мы частично уже обсуждали, что не только экономика учится, еще должно быть регулирование, которые должно соответствовать уровню тех технологических и прочих рисков, которые несут за собой… 

 

Виталий Недельский: Да. Здесь вопрос курицы и яйца, что вперед. Вначале протаптываем тропинки, потом их асфальтом заливаем или сначала вводим регулирование и смотрим, появится ли жизнь на этом регулировании, или, может быть, вообще не появится, - так зарегулировали.

 

JSON.TV: И какое у нас будущее в России у робототехники, если в целом можно так сказать?

 

Виталий Недельский: Я думаю, что у нас точно есть определенная ниша благодаря некоторым конкурентным преимуществам. Из основных я бы два назвал. Первое – это у нас в России хорошие математики, а, значит, и программисты, значит, они могут разрабатывать решения с использованием роботов, которые будут умными. Это могут быть такие международные проекты или такие свои совсем проекты. Это первое. Второе – у нас есть естественные проблемы - это большая территория, относительно немного людей на эту территорию, холодный климат, поэтому нам автоматизация требуется по жизни, нам нужен хороший транспорт, нам нужны удаленные возможности, управлять какими-то механизмами. Это будет нас заставлять в эту сторону двигаться, инвестировать и какие-то решения опробовать, вот как по Арктике, например.

 

JSON.TV: А значит, у нас есть и большое будущее. У нас есть и возможности, и большие потребности.

 

Виталий Недельский: Да, и мне верится, что и ИТ отрасль, и робототехническая отрасль станет тоже важной экспортной отраслью, также, как сейчас сельское хозяйство подняло голову и стало третьей экспортной отраслью в стране после нефтегаза и металлургии. Но оно тоже подошло к порогу своей продуктивности. Теперь надо внедрение безлюдных технологий, чтобы еще больше поднять продуктивность.

 

JSON.TV: Наверное, это будет происходить с развитием всей экосистемы автоматизации, промышленным интернетом, робототехникой и смежными отраслями электроники и промышленности.

 

Виталий Недельский: Конечно, но если первый уже кто-то делает, показывает, что эффективность выросла, остальные за ним уже начинают тянуться.

 

JSON.TV: Отлично. Спасибо большое. Сегодня мы обсудили в целом проблему робототехники, которая предполагает еще много специализированных аспектов и нюансов, которые можно обсудить отдельно. Спасибо большое, сегодня у нас в гостях был Виталий Недельский, президент Национальной ассоциации участников рынка робототехники.

Андрей Ловыгин. АО "ЛО ЦНИТИ": Первый в мире контроль станочного парка с помощью умных часов
Сколково. «Точное земледелие». Алиса Конюховская, НАУРР: Робототехника и беспилотные технологии для сельского хозяйства
Первое тестирование NB-IoT в ЖКХ: на сети «МегаФон» совместно с Huawei и компанией «Большая Тройка»
Искусственный интеллект. Дмитрий Блинов, Logistix: В логистике, как и в любых вертикальных отраслях, критически необходима связка Искусственного интеллекта с Интернетом вещей
Робототехника в сельском хозяйстве. Альберт Ефимов, Сколково: Необходимо добиваться радикальных улучшений показателей по проектам, иначе глобальную конкуренцию не выиграть
Робототехника в сельском хозяйстве. Вячеслав Дудко, ГИНУС: автоматизация для систем точного земледелия
Робототехника в сельском хозяйстве. Александр Савостин, Тензосенсор: комплекс онлайн-управления агроботами
Робототехника в сельском хозяйстве. Максим Васильев, ГК Geoscan: технологии БПЛА для агробизнеса