×

3 Июля 2015 11:45
4559
0

«IT-рынок трансформируется: на смену старой модели использования IT-услуг, IT-сервисов приходит новая — подписочная. На российском IT-рынке от года к году в два с лишним раза растут облачные технологии, а вслед за ними развиваются новые схемы приобретения. Мы стараемся быть компанией номер один по предложению различных лизинговых схем», — сказал в эксклюзивном интервью для JSON.TVгенеральный директор компании Softline Руслан Белоусов.

 

«Программа лицензирования SPLA для сервис-провайдеров — ежемесячная подписка с возможностью приобрести Software в облаке, использовать на десктопе и в лизинговой схеме; Office 365 Business — подписочная модель, но с годовыми платежами (то и другое от Microsoft), наш WorkFlowSoft — программный портал из облака для малого и среднего бизнеса — и аналогичные продукты других производителей — вот то, чего не было буквально 2—3 года назад и что сейчас будет востребовано рынком. Ведь теперь заказчик может приобрести в лизинг не только Hardware, но и программное обеспечение, которое предустановлено на компьютерах, на серверах, и платить раз в месяц за пользование всем IT-решением».

 

«Хранить данные в облаке, где вероятность их потери минимальна, практически равна нулю со многими знаками после запятой, — куда более безопасно, чем в офисе, — уверен Руслан Белоусов. — Особенно для среднего и малого бизнеса. Вероятность потери данных в случае хранения их в офисе намного выше, чем в облаке. В офисе всё зависит от системного администратора, от того, насколько он компетентен, насколько грамотно способен построить систему backupа. Как правило, его решения намного хуже тех, что предлагают крупные облачные провайдеры, которые практически всегда используют в ЦОДах, в облачных продуктах серьёзные промышленные системы с резервным копированием».

 

О том, как далеко ушла геоэкспансия Softline, к чему ведёт партнёрская активность в тандеме с Microsoft, о продуктовой компетенции и отечественном «Коде безопасности» — в полной версии видеоинтервью Руслана Белоусова.

 

Ведущий — Сергей Корзун

 

Справка JSON.TV

Персональный профайл

 

Белоусов Руслан Борисович.

Родился 17 апреля 1968 года.

В 1991 году окончил факультет «Радиоэлектроника летательных аппаратов» МАИ по специальности «Радиоинженер».

В 2003 году — курс президентской программы «Технологический менеджмент» в Академии народного хозяйства при Правительстве РФ.

В 2005 году там же — программу MBA «Управление инновационными проектами, инвестициями и рисками».

В настоящее время учится в бизнес-школе «Сколково» по программе Executive MBA.

До 1999 года — системный администратор, IT-специалист, сертифицированный инженер Microsoft.

С 1999 года — менеджер по продажам компании Softline.

С 2001 — руководитель отдела продаж.

С 2003 года — директор по продажам.

С 2008 года по настоящее время — генеральный директор компании.

 

 

Полный текст расшифровки интервью:

 

JSON.TV: Это JSON.TV. Приветствую всех! Меня зовут Сергей Корзун. Сегодня в гостях в нашей студии генеральный директор компании SoftlineРуслан Белоусов. Руслан Борисович, здравствуйте!

 

Руслан Белоусов: Здравствуйте, Сергей!

 

JSON.TV: Рады видеть Вас в нашей студии!

 

Руслан Белоусов: Спасибо, что пригласили в студию, я тоже очень рад Вас видеть.

 

JSON.TV: Два слова о Вас, а то я даже не нашёл даты Вашего рождения. Когда поздравлять Вас?

 

Руслан Белоусов: К сожалению, рождение было очень давно, не с точки зрения даты, а с точки зрения лет. Рождение — 17 апреля 1968-го года.

 

JSON.TV: В Москве родились?

 

Руслан Белоусов: Да.

 

JSON.TV: Соответственно, и учились тоже в Москве, заканчивали МАИ?

 

Руслан Белоусов: Да, первое образование — техническое. Я закончил, на мой взгляд, сильный факультет радиоэлектроники «Московского авиационного института». Получил достаточно хорошее образование, которое  пригодилось мне в жизни, несмотря на то, что сейчас я не занимаюсь непосредственно радиоэлектроникой, разработкой радиоэлектронных устройств. Тем не менее, фундаментальные знания по математике, физике лишними не бывают.

 

JSON.TV: Дальнейшее образование получали ещё в Академии народного хозяйства, в том числе MBA?

 

Руслан Белоусов: Да, в рамках президентской программы по переподготовке управленческих кадров я учился на курсе «Технологический менеджмент» в Академии народного хозяйства. Затем там же закончил MBA по программе «Инновационные технологии», а в этом году заканчиваю Executive MBA в бизнес-школе «Сколково».

 

JSON.TV: Насколько это важно? Некоторые из наших гостей говорят, что можно обойтись и без этого.

 

Руслан Белоусов: Для меня обучение в принципе важная часть жизни. Я считаю, что человек должен всё время стремиться изучать что-то новое. Плюс с годами накапливается опыт, связанный с работой. А обучение позволяет структурировать этот опыт, разложить его по полочкам, переосмыслить и двигаться дальше. То есть, с одной стороны, опыт подсказывает новые идеи, с другой — то, что проходим, можно применить в жизни. Какой бы ни был большой опыт, обучение позволяет взглянуть и на опыт с другой стороны, и даёт что-то новое, что можно применить в будущем. Я — сторонник обучения, и не считаю, что человек, окончив институт, должен поставить точку в своём образовании и сказать: «Теперь я всё знаю».

 

JSON.TV: Жизнь недостаточно учит, необходимо ещё и системное образование?

 

Руслан Белоусов: Я считаю, да. Это точно полезно.

 

JSON.TV: В компанию Softline Вы пришли в 1999-м году. До этого были какие-то проекты?

 

Руслан Белоусов: До этого я развивался как технический специалист, как системный администратор, IT-специалист. Поскольку было техническое образование, то развивался с технической стороны. В 1999-м году я решил поменять направление своей деятельности, поскольку достиг определённых успехов в технической области, стал сертифицированным инженером Microsoft. В то время это очень ценилось. И сейчас ценится, но количество сертифицированных инженеров в стране тогда было достаточно невелико. Я достиг определённых успехов и решил поменять направление. Мне казалось, что интереснее работать с людьми. В Softline я пришёл на позицию менеджера по продажам, по работе с клиентами.

 

JSON.TV: То есть фактически начальная позиция?

 

Руслан Белоусов: Да. До этого у меня был большой технический опыт, а я решил всё поменять и двигаться в новом направлении — коммуницировать, работать с людьми. Я не жалею, считаю, что это правильный выбор. Здесь я тоже достиг определённых успехов — решение было верным. Хотя я не отказываюсь от техники, техника мне тоже интересна по сей день.

 

JSON.TV: Генеральным директором компании стали… от менеджера по продажам дошли до генерального директора?

 

Руслан Белоусов: В 2008-м году я стал генеральным директором.

 

JSON.TV: За 9 лет в компании. А всего 16 лет, да?

 

Руслан Белоусов: Да.

 

JSON.TV: Давайте о компании Softline скажем. Сейчас цифры оборота за 2014-й год уже приблизились к миллиарду, да? Давайте чуть подробнее об этом: что за компания, чем занимается?

 

Руслан Белоусов: Возвращаясь к истории, в 1999-м году основной бизнес компании был связан с продажей лицензионного программного обеспечения, компания располагалась в Москве.

 

JSON.TV: Мне кажется, что я в вашей компании покупал свой первый лицензированный Microsoft Word. У меня всё полетело, и я пошёл срочно покупать лицензированный. Наверное, к вам как раз и попал, в 1999-м.

 

Руслан Белоусов: Я думаю, да. Потому что уже тогда мы были известны как компания, которая специализируется на продаже программного обеспечения. За 15 лет произошли большие изменения. Компания выросла не только с точки зрения оборотов, но и с точки зрения количества представительств, персонала, предоставляемых сервисов. На сегодняшний день мы являемся уже IT Solution and Service Provider, поставляем IT-решения, которые позволяют нашим заказчикам построить свою конкурентную IT-среду. Во многом решения базируются, в первую очередь, на программном обеспечении, поскольку исторически здесь мы являемся лидерами и много знаем про эти технологии. В последние несколько лет активно развивается и Hardware. Это основное направление, поскольку все решения базируются на комбинации программного обеспечения и Hardware. Здесь мы тоже активно растём. Большое количество заказчиков сейчас у нас приобретает именно IT-решения. Сам рынок движется к IT-решениям.

 

JSON.TV: Когда вы занялись собственным производством софт-программ? Насколько я понимаю, вы вначале были почти чистым вендором. Когда пришло это решение и для чего?

 

Руслан Белоусов: Отчасти это потребность рынка, то есть наших заказчиков. Есть ряд уникальных продуктов. Есть продукты iTMan, которые используются для Software set management как технологии, это анализ программного обеспечения, которое установлено на компьютерах для управления ими. Чтобы анализировать такое программное обеспечение, нужно знать программные продукты. Ведь, просматривая содержимое компьютера средствами управления, вы соберёте log установленных на нём программных продуктов. Они все будут там по билдам — там не будет Office 2010 или Office 2013 — там будет Office… билд такой-то, номер такой-то. Чтобы понять, что же из себя этот Office представляет, какая именно версия Office была вами приобретена, необходима постоянно поддерживаемая и обновляемая база знаний.

 

iTMan — продукт, который мы создали и поддерживаем, — позволяет преобразовать то, что вы собрали со своих компьютеров, в удобочитаемый список программных продуктов, лицензии которых на этих компьютерах установлены. Мы также используем его в проектах, связанных с анализом имеющейся у заказчика инфраструктуры, программного обеспечения, и дальше выдаём рекомендации и проводим оптимизацию программного обеспечения, которое используется или не используется. iTMan можно приобрести.

 

Другой программный продукт нашего производства — Desk Work. Это программный портал для малого и среднего бизнеса. Идея родилась 5 лет назад, достаточно давно, когда мы хотели выпустить относительно недорогой коробочный продукт, для того чтобы компании среднего бизнеса могли очень быстро его установить и начать использовать в своей сети. Потому что на рынке в то время существовали в основном или платформы как Share Point, на которой нужно было писать портал, что достаточно дорого и трудоёмко, или же иные продукты, но достаточно высокой ценовой категории и функционала. Родилась такая идея, появился такой продукт, который можно в несколько кликов установить через инсталлятор и использовать. Там различные модули, которые уже предустановлены для различных внутренних бизнес-процессов. Плюс его можно дорабатывать. Сейчас мы, как и весь IT, движемся в облако, появилась облачная версия этого продукта. Он сменил немножко название, теперь называется Work Flow Soft. Это продукт, который представляет портал уже из облачной инфраструктуры.

 

JSON.TV: Поговорим об этом подробнее. Чуть-чуть вернёмся к продуктам Microsoft и к вашей собственной разработке. Сейчас у вас большая группа разработчиков, которая занимается вашим продуктом? Либо вы используете на аутсорсинге других?

 

Руслан Белоусов: Нет, это наши разработчики, штатные сотрудники компании, которые занимаются разработкой ряда собственных продуктов.

 

JSON.TV: Продажа продуктов Microsoft и других, чужих продуктов по-прежнему занимает существенную долю в обороте вашей компании?

 

Руслан Белоусов: Да, если говорить об основном обороте, это продукты третьих компаний, в первую очередь, Microsoft. Если говорить о наших продуктах, то они всё-таки нишевые: они заполняют ниши, которые на рынке пустуют. А те продукты, что есть, или предназначены для других клиентов, или имеют другое качество. Что касается общих программных продуктов, то здесь преобладают программные продукты Microsoft: мы являемся крупнейшим партнером Microsoft в России. В нашем бизнесе Microsoft занимает примерно 50%, то есть половина всего нашего оборота и половина всего нашего бизнеса как лицензионного, так и сервисного связана с Microsoft.

 

JSON.TV: В данном случае вы являетесь эксклюзивным дилером? Насколько конкурентен этот рынок?

 

Руслан Белоусов: Нет, мы не являемся эксклюзивным дилером, поскольку понятия эксклюзивности, если говорить о производителе Microsoft, других производителях, не существует. Всегда есть ряд партнёров, предлагающих те или иные решения. Мы, наверное, являемся самым активным партнером Microsoft в России. Это определяет наши лидерские позиции. Плюс мы имеем высокую техническую компетенцию и компетенцию по продуктам с точки зрения их лицензирования. У нас порядка пятисот сертифицированных инженеров Microsoft в целом по России, которые работают с имеющимися у Microsoft продуктовыми линейками. Это и инфраструктурные инженеры, связанные с Exchange, с Lync, и программисты, которые делают порталы на SharePoint, и инженеры, связанные с BI, с Microsoft Project.

 

JSON.TV: Такое тесное сотрудничество не мешает вам сотрудничать с другими производителями продукта?

 

Руслан Белоусов: Нет, поскольку мы, как мультивендорная компания, стараемся работать со всеми. Мы стараемся предложить заказчику максимальный выбор, решение, которое максимально удовлетворяет его потребности. С этих позиций устанавливается сотрудничество со всеми производителями. Мы считаем, что производители между собой должны конкурировать с точки зрения своих технологий. А мы предлагаем заказчику выбор тех или иных решений и смотрим, какое решение наиболее оптимально для его инфраструктуры, отвечает его потребностям, перспективе развития и так далее.

 

JSON.TV: Насколько я понимаю, вы не ограничиваетесь территорией России и даже СНГ. Подразделение Softline International существует. Насколько активно развивается, и какие идеи вкладываете в него?

 

Руслан Белоусов: Мы начали нашу геоэкспансию в теперь уже далеком 2000-м году с открытия офиса в Минске. Это первый офис, который был открыт за пределами России. В дальнейшем в течение порядка 5-ти лет мы открывали офисы в странах СНГ, и к 2006-му году все страны СНГ были покрыты нашими региональными представительствами. В 2007 году мы шагнули за… Был открыт офис в Турции — первый офис за пределами СНГ. СНГ в широком понимании, с учётом стран СНГ, Молдовы, Монголии…

 

JSON.TV: Бывшие республики Советского Союза.

 

Руслан Белоусов: И Монголия тоже относится у нас к кластеру.

 

JSON.TV: Не случайно её 16-й республикой называли, иногда Болгарию, иногда Монголию.

 

Руслан Белоусов: Болгарии у нас пока нет — Монголия есть. Итак, с 2007 года ежегодно открываются офисы в новых странах. Сейчас у нас две большие локации. Мы присутствуем практически во всех крупных странах Латинской Америки: это Бразилия, Аргентина, Колумбия, Венесуэла, Чили, Перу и Коста-Рика. Вторая большая локация — в Юго-Восточной Азии. Там мы присутствуем в Малайзии, Камбодже, Вьетнаме, и сейчас открылся офис в Индии, особняком. Это 2 большие территории. Помимо этих стран, есть офис и в Румынии.

 

JSON.TV: С чем присутствуете на международных рынках?

 

Руслан Белоусов: На международных рынках мы ведём бизнес по той же модели, что в России и странах СНГ. Это предложение IT-Solution и service pack, предложение оптимальных решений для заказчиков, построенных на базе как программного обеспечения, так и Hardware решений, облачные решения. Также на сегодняшний день в двадцати одной стране мы являемся LAR-партнёром Microsoft и предлагаем заказчикам корпоративное лицензирование. Microsoft тоже является нашим основным партнёром, его доля — 50, и даже, наверное, чуть больше, процентов.

 

JSON.TV: Европейский, североамериканский рынки пробовали? Или слишком велика цена захода?

 

Руслан Белоусов: Достаточно велика цена захода. Мы ориентируемся в первую очередь на быстроразвивающиеся рынки, которые активно растут. На сегодняшний день это страны Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. В ближайших планах — открытие офисов в Юго-Восточной Азии, мы хотим закрыть этот кластер, открыв офисы в остальных крупных странах, таких как Индонезия, Филиппины.

 

JSON.TV: Международная доля в ваших оборотах — как её можно оценить?

 

Руслан Белоусов: Сейчас Россия занимает примерно 75% всего бизнеса, СНГ плюс International— порядка 25 %. С точки зрения роста International показывает бо́льший рост по сравнению с Россией. Мы планируем, что по итогам 2018-го года соотношение «Россия» и «вне России» будет 50 на 50. То есть наш международный бизнес будет составлять примерно такой же объём, который есть здесь, в России.

 

JSON.TV: За счёт чего собираетесь прирастать? Потому что в планах у вас, я посмотрел, за 4 года, по-моему, удвоение оборота или что-то в этом роде. Как раз за счёт международной деятельности либо за счет импортозамещения, новейших технологий, предоставления как сервиса разных облачных решений и так далее?

 

Руслан Белоусов: (Сейчас закончим с International и вернёмся к российскому бизнесу.) Как International мы будем расти за счёт тех локаций, где присутствуем. В 2014-м году мы открылись в двух таких больших странах, как Бразилия и Индия. Сейчас мы там стартуем. Учитывая, что в каждой стране объём IT-рынка больше, чем российский, то я надеюсь, что это даст очень большой толчок для роста. Мы хотим в этих странах занять достаточно большую долю рынка и быть в числе топ-партнёров Microsoft. Плюс мы будем расти за счёт открытия новых стран. Если говорить о Юго-Восточной Азии, то там каждая страна по населению сравнима с Россией. Там Малайзия, в которой у нас уже есть представительство, Индонезия, где мы тоже планируем его открыть, — порядка 80 млн. населения. Это достаточно крупные страны. Будем расти за счёт новых локаций и развития новых продуктов. В России, конечно, это в первую очередь развитие новых продуктов, это облачные решения. По итогам прошлого года оборот по облачным продуктам у нас вырос почти в 2,8–3 раза и сегодня занимает уже ощутимую долю в общем обороте, они уже видны. Плюс в планах на этот год — ещё удвоение. Несмотря на то, что говорят о стагнации в экономике, новые продукты показывают рост, поэтому делаем ставку в первую очередь на облачные продукты. Я думаю, что мы эти планы по удвоению выполним.

 

JSON.TV: По импортозамещению: как-то следуете этой тенденции, удаётся?

 

Руслан Белоусов: Да, мы активно следуем этой тенденции, что отрадно. За последние несколько лет, начиная с кризиса 2008 года, появилось много новых российских разработчиков. Если раньше больше ориентировались на известные бренды «Касперский», ABBYY, то появились новые продукты, в первую очередь в области безопасности. Это и ViPNet, это и «Код безопасности», которые сейчас показывают очень хороший рост. Их рост ежегодно оценивается в десятки процентов, 70%, 80%. Это продукты, которые сейчас буквально выстреливают.

 

Я думаю, что курс на импортозамещение позволит появиться на рынке новым продуктам как в области безопасности, так и в области управления производством, оптимизации и автоматизации бизнес-процессов. Мы со своей стороны обязательно начинаем работать с этими производителями и с этими продуктами, предлагая их заказчику. Мы сертифицируем инженеров и специалистов по внедрению этих продуктов, с тем чтобы предлагать заказчику готовые решения с интеграцией, с технической поддержкой продуктов. Я думаю, это будет точка роста на ближайшие 2–3 года точно. Курс на импортозамещение подстегнёт к развитию существующие продукты и стимулирует появление новых. Здесь мы, я думаю, будем лидерами.

 

JSON.TV: Многие говорят, что сейчас способ продажи новых решений переходит от чистой продажи к лизингу с сопровождением продукта и всего его жизненного цикла. Вы тоже замечаете эту тенденцию?

 

Руслан Белоусов: Да, мы замечаем тенденцию. Более того, мы стараемся быть компанией номер один по предложению различных лизинговых схем. Можно вернуться на несколько лет назад. Есть две составляющие всё возрастающей популярности лизинга. Первая — это когда собственно экономическая ситуация вынуждает покупателей и заказчика искать оптимизационные схемы приобретения и использования IT-инфраструктуры. И лизинг здесь — это выход, поскольку нет необходимости приобретать и ставить на баланс и Hardware, и Software, и лицензии, а возможно приобретать это в долгосрочную перспективу, в течение 2-3-х лет, платя ежемесячные, ежеквартальные платежи. Вторая, как ни странно, связана с производителями программного обеспечения. Дело в том, что 2-3 года назад не существовало лизинговых схем у производителей программного обеспечения. Это было большим тормозом. Мы постоянно с ними это обсуждали. Причина заминки в том, что, как Вы знаете, лицензии оформляются на конечного потребителя, и не было механизма, в соответствии с которым лизингодатель мог бы приобрести лицензии на себя, например, а дальше эти лицензии передать в лизинг лизингополучателю. Отсутствие такой возможности приводило к тому, что Hardware можно было взять в лизинг, а Software нельзя. Конечный потребитель обязан был приобрести полные лицензии на те или иные программные продукты. Теперь же появились лицензии по подписке — сейчас многие подписываются, — доступные благодаря облачным технологиям: программное обеспечение приобретается по подписке…

 

JSON.TV: Собственно, оно и находится в облаке, а пользователь только арендует часть этого облака вместе с программой.

 

Руслан Белоусов: Появление технологии привело к тому, что и на десктопные продукты тоже появились подписочные лицензии. Если брать, например, Microsoft, у них появились лицензии SPLA для сервис-провайдеров, и можно приобрести эти лицензии как в облаке, так и использовать на десктопе и в лизинговой схеме; в 2014 году появился Office 365 Business — совсем новый продукт, фактически подписочная модель, правда, с годовыми платежами. То есть клиент платит раз в год, но это тоже подписка. А SPLA — это ежемесячная подписка и возможность использования программных продуктов как из облака, так и на десктопе. Аналогичные продукты появились у большинства производителей программного обеспечения. Это активно способствовало решению проблемы лизинга именно программных продуктов. Теперь заказчик может приобрести в лизинг не только Hardware, а целиком решение, то есть и Hardware, и программное обеспечение, которое предустановлено на компьютерах, на серверах. И платить ежемесячную плату за пользование всем IT-решением. Это, на мой взгляд, является новым продуктом, это продукт, которого не было буквально 2-3 года назад. Продукт, который сейчас будет востребован рынком. Я думаю, что в ближайшие год-два это решение будет очень популярным, и оборот его у нас будет расти и измеряться сотнями процентов. Увеличение оборота в 2-3 раза ежегодно — так мы оцениваем рост этого рынка.

 

JSON.TV: На эти эксперименты с лизингом охотнее идут государственные или частные клиенты? По определению, должны частные. Я не знаю, как на самом деле?

 

Руслан Белоусов: Да, частные идут более охотно. К сожалению, на сегодняшний день у нас остаётся такое понятие, как «бюджетирование». Бюджет принимается ежегодно, и, к сожалению, государственные заказчики боятся, что в следующем году бюджет сократят и у них не будет достаточно средств, чтобы вносить лизинговые платежи. Коммерческие заказчики более в этом отношении гибкие. В первую очередь на эту схему сейчас откликнутся коммерческие клиенты. Они являются основными покупателями программ, связанных с лизингом.

 

JSON.TV: Вообще в структуре доходов у вас больше государства?

 

Руслан Белоусов: Коммерческих больше.

 

JSON.TV: Коммерческие преобладают. Можете примерно сказать долю? Больше 50-ти, понятно, — больше 70-ти?

 

Руслан Белоусов: Я думаю, 80%. Может быть, 85% — это коммерческие реализации.

 

JSON.TV: Что вообще происходит, на Ваш взгляд, на российском IT-рынке? Падает ли он вместе с промышленным производством или идёт по своей траектории?

 

Руслан Белоусов: Я думаю, что российский IT-рынок меняется. Можно открыть отчёты аналитических агентств, которые раскладывают всё по полочкам, и там будет видно, что продажи традиционных десктопов падают, а мобильных устройств — растут. Наверное, в долларовом эквиваленте российский рынок, естественно, уменьшится за счёт изменения курса рубля. Со своей стороны я вижу, что надо искать возможности. Если посмотреть на российский IT-рынок, то мы видим, что есть направления, которые показывают рост. Например, облачные направления показывают рост от года к году в два с лишним раза. И согласно отчётам аналитических агентств, IDC, облачные технологии растут, причём рост их исчисляется десятками процентов от года к году, несмотря на кризис. Новые схемы приобретения — тот же лизинг. Я ожидаю, что в ближайшие годы бизнес будет расти в 2—3 раза ежегодно. Есть новые возможности, что говорит о трансформации IT-рынка от старой модели использования IT-услуг, IT-сервисов к новой модели. Новая модель — это подписочная модель — предоставление программ из облака, или в лизинг, или как-то ещё. То есть используют IT-инфраструктуру по подписке так же, как сотовая связь. IT-рынок дрейфует в этом направлении.

 

JSON.TV: Понятно, что некоторые секторы растут. А в целом, если брать общую линию? Вы же говорите, что до сих пор половина доходов практически от продажи или лизинга программ Microsoft, в структуре вашего оборота насколько это велико?

 

Руслан Белоусов: Если говорить в целом, на этот год мы планируем рост 35% в России всего нашего бизнеса.

 

JSON.TV: В то время как вся страна планирует падение процентов на разных цифрах от двух до пяти…

 

Руслан Белоусов: …мы планируем рост. Наш финансовый год — с апреля по март, мы заканчиваем в марте финансовый год. С апреля, соответственно, начался новый год, сейчас конец первого квартала. По итогам первого квартала план выполнение плана близко к 100%.

 

JSON.TV: Экономические санкции сказались на вашей торговле?

 

Руслан Белоусов: Не могу сказать, что они как-то сильно сказались.

 

JSON.TV: То есть линейка продуктов, которые вы поставляете на российский рынок, не изменилась, не уменьшилась?

 

Руслан Белоусов: Не изменилась. На сегодняшний день большинство продуктов, если говорить про западные продукты, не имеет пока ещё аналогов в России. Например, продукты Microsoft, офисные продукты или операционная система Windows— нет аналогов. Если брать базы данных Oracle— опять же нет аналогов, которые можно использовать. Для меня это — к сожалению. Если бы был российский аналог, мы бы с удовольствием занимались продажами российских аналогов.

 

JSON.TV: Системы безопасности должны были просесть. Или их и поставляли мало из-за рубежа?

 

Руслан Белоусов: Системы безопасности, действительно, как я уже говорил, появились. Но для нас это плюс, это точка роста. В какой-то степени уменьшились продажи западных аналогов, но зато многократно выросли продажи российских продуктов. В целом, бизнес по безопасности у нас показал рост.

 

JSON.TV: По качеству не хуже российские продукты?

 

Руслан Белоусов: Изменился состав продуктов. Если мы берём западных вендоров, может быть, от года к году не так видно, но если посмотреть в перспективе 3-5-ти лет, там тоже меняются, продажи каких-то вендоров растут, каких-то, наоборот, уменьшаются и вообще уходят с российского рынка. Там тоже происходят изменения, это живой организм. Перечень продуктов всё время меняется. Остаются направления: информационная безопасность, инфраструктурные продукты. Но внутри меняются продукты, меняются технологии. Целый ряд новых продуктов принесли облака.

 

JSON.TV: Безопасность и облако: у вас какие-то решения есть, насколько я понимаю, которые обеспечивают безопасность через облако. С другой стороны, не все доверяют, строят свои́ облака, запускают в небо, потому что не уверены в том, что безопасность будет обеспечена.

 

Руслан Белоусов: Говоря об облачных продуктах, стоит иметь в виду, что там несколько направлений безопасности. Первое связано с хранением данных. Здесь достаточно большой пул производителей, которые уже работают в облачных продуктах. Хранить данные в облаке, где вероятность их потери минимальна, практически равна нулю со многими знаками после запятой, куда более безопасно, чем в офисе — особенно для среднего и малого бизнеса.

 

Вероятность потери данных в случае хранения в офисе намного выше, чем в случае хранения в облаке, где сохранность данных обеспечена серьёзными промышленными системами с резервным копированием, которые практически всегда используют в ЦОДах, в облачных продуктах крупные облачные провайдеры. Хранение данных внутри офиса, как правило, зависит от системного администратора, от того, насколько он компетентен, насколько грамотно способен организовать систему backupа. Как правило, намного хуже, чем организовано хранение данных в облаке.

 

Что касается возможности доступа к данным, то используемые сейчас протоколы хорошо зашифрованы.  Проникнуть в них извне и получить доступ к тем или иным данным довольно сложно. Возможность утечки данных через сервис-провайдеров, на мой взгляд, тоже ниже, чем из офисной локации: данные там физически защищены, доступ к серверам строго ограничен, разграничены права доступа. К тому же, сервис-провайдеры работают на программном, аппаратном уровне. То есть вероятность утечки через них измеряется многими нулями. А в офисе, где сервера доступны практически любому сотруднику, вероятность утечки гораздо выше. Поэтому, на мой взгляд, несмотря на предубеждения, хранение и использование данных в облаке намного более безопасно, чем использование и хранение их внутри офиса.

 

JSON.TV: Сами входите частью в этот бизнес? Железо строите? Арендуете ли площади в российских ЦОДах?

 

Руслан Белоусов: Во-первых, наша собственная инфраструктура построена на облачных технологиях — мы сделали это ещё несколько лет назад, до активного появления облаков на рынке.

 

JSON.TV: То есть у вас собственное облако?

 

Руслан Белоусов: Да. Плюс для заказчика у нас есть 5 дата-центров, 2 площадки находятся в Москве, также площадки есть в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Владивостоке, из которых мы предлагаем наши облачные продукты как SaaS и инфраструктуру как сервис нашим клиентам. В планах — открытие двух ЦОДов в странах СНГ, в Киеве и в Алма-Ате. Мы видим спрос со стороны наших клиентов и инвестируем в это направление деньги, поскольку это направление будет расти в ближайшие годы высокими темпами.

 

JSON.TV: Что ещё из будущего можете нам приоткрыть? В гонке за обработку BigData, например, участвуете каким-то образом?

 

Руслан Белоусов: Это тема муссируется из года в год. Если посмотрите отчеты IDC, то я, например, заметил, что и 5 лет назад BigData был в числе приоритетов, и 3, и 7 лет назад. Меняется перечень приоритетов: появились мобильность, облака, другие новые продукты — Big Data неизменно в этом перечне присутствует. На мой взгляд, это нишевый рынок. Мы там работаем, у нас есть компетенция, мы предлагаем продукты, как, например, отечественная система бизнес-анализа Prognoz. Но нельзя сказать, что этот рынок в высоком темпе растёт из года в год. Он достаточно объёмен, показывает стабильный рост, поскольку объём данных и компаний ежегодно в мире растёт, всё больше появляется потребности в системах анализа данных. Но он растёт умеренными темпами — и в мире, и у нас. Этот рынок существует давно. Он не появился год или два назад, как облачный или как сейчас — лизинг. Этот рынок, который возник 7 лет назад, и показывает в мире стабильный рост, и у нас он тоже показывает примерно такой же рост из года в год.

 

JSON.TV: Внутренний вопрос об отношениях с государством: насколько они вас удовлетворяют? Предпочитаете ли общаться с представителями государства с глазу на глаз либо через ассоциации, которые возникают в последнее время и объединяют игроков на IT-площадке?

 

Руслан Белоусов: Мы являемся членами на сегодняшний день крупнейшей ассоциации АПКИТ. Я думаю, Вы её знаете. Она, на мой взгляд, сейчас наиболее активно представляет IT-сообщество в диалоге с государством, в дискуссиях по поводу принятия тех или иных законов, касающихся регулирования IT-отрасли. Законы мы обсуждаем внутри комитетов АПКИТ, и с государством общаемся посредством механизмов, выработанных ассоциацией.

 

JSON.TV: Уровень диалога с государственными органами вас удовлетворяет или вы предпочли бы, как многие, чтобы вас просто оставили в покое и забыли?

 

Руслан Белоусов: Нет, мы являемся частью IT-экосистемы, которая существует в России. Естественно, все принимаемые законы на нас воздействуют.

 

JSON.TV: То же хранение персональных данных на территории России хотя бы, в самую первую очередь.

 

Руслан Белоусов: Но для нас это новая возможность. Принятие закона о персональных данных породило целый новый бизнес, появились новые продукты — к примеру «Код безопасности», — связанные с хранением и доступом к персональным данным. Эти законы порождают новые возможности, которые позволяют нам наращивать компетенцию, разрабатывать и предлагать новые сервисы нашим клиентам. Здесь мы оптимисты. Я оптимист по натуре, считаю, что здесь мы движемся в правильном направлении.

 

JSON.TV: Два последних традиционных вопроса. Первый: о Ваших гаджетах, чем пользуетесь, приверженец ли какой-то одной платформы?

 

Руслан Белоусов: Нет, я не приверженец какой-то платформы, я пользуюсь разными гаджетами. На работе — компьютер, ноутбук, рабочий компьютер на базе Windows. Есть лэптоп на базе Mac, MacAir. Я смотрю, что мне наиболее удобно для решения конкретных задач, тем гаджетом и пользуюсь. Кто-то пользуется только Windows, кто-то — Android, кто-то — Apple, и любит его, и на Apple работает. Ау меня нет предпочтений.

 

JSON.TV: Очки не опробовали? «Умные часы» носите?

 

Руслан Белоусов: Нет, пока у меня обычные часы, я даже больше люблю стрелочные часы. Когда-то давно была мода на электронные часы, когда они только появились. Но я заметил, что стрелки воспринимаются быстрее. Когда смотрю, который час, положение стрелок лично мне понятнее. Цифры, которые светятся, заставляют задумываться, вникать… Поэтому я давно отказался от электронных часов и ношу только стрелочные: мне так удобнее.

 

JSON.TV: Самое последнее — по поводу социальных сетей. Полезны они, вредны ли? Участвуете ли Вы в каких-то?

 

Руслан Белоусов: Сам я, к сожалению, не участвую в социальных сетях. Я зарегистрирован в Facebook, но не веду там активной деятельности. Большей частью из-за нехватки времени, поскольку свободного времени остается не очень много, и я его посвящаю семье, спорту, на социальные сети не остается. Но, тем не менее, это некая среда, данность, которая имеет быть, потому что люди хотят общаться, а социальная сеть позволяет общаться, находить единомышленников. Я к ней отношусь спокойно. Наверное, это новые возможности, мы думаем, как их использовать с точки зрения бизнеса, налаживания деловых контактов через социальные сети, предложения каких-то услуг. Мы присутствуем на Facebook, в LinkedIn как компания, которая предлагает услуги заказчикам. У нас большинство сотрудников присутствуют во всех социальных сетях, которые есть, а многие «живут» там, ведут активную переписку.

 

JSON.TV: Вы наблюдаете за ними, получаете информацию?

 

Руслан Белоусов: Не наблюдаю, нет времени. А потом, это уже личная жизнь. Мы не ведём наблюдение за личной жизнью сотрудников. Это их частная жизнь, они её там ведут, тратят часть своего свободного времени на социальные сети. Мы внутри компании это никак не регулируем, не ограничиваем.

 

JSON.TV: Спасибо Вам огромное за то, что пришли в студию и отвечали на наши вопросы. Напомню, что гостем студии JSON.TV сегодня был генеральный директор компании Softline Руслан Белоусов. Всем счастливо!