×

8 Сентября 2014 16:08
3891
0

«Данные стали важнее для людей и для всех бизнесов, - утверждает глава компании Acronis Сергей Белоусов. - Появились новые методы хранения данных – виртуализация, облачные системы. Мы изменяем нашу продуктовую стратегию. Мы хотим сделать компанию № 1 в мире по защите данных». Философия бизнеса Сергея Белоусова - в эксклюзивном интервью для JSON.TV. 

 

Json TV: Всех приветствую, это Json TV, и сегодня мы в гостях у предпринимателя Сергея Белоусова, генерального директора и сооснователя компании Acronis и многих других, об этом поговорим далее. Здравствуйте, Сергей.

 

Сергей Белоусов: Здравствуйте.

 

Json TV: Давайте обновим объективные данные о вас. Время и место рождения — 2 августа 1971 года, город-герой Ленинград. Окончил математическую спецшколу, затем Московский физико-технический институт, имеет диплом бакалавра физики, диплом с отличием магистра физики и электротехники. Кандидат технических наук по специальности «Информатика».

 

Как вы определяете для себя время прихода в IT-бизнес?

 

Сергей Белоусов: Очень сложно сказать, так как IT-бизнес — вещь расплывчатая, почти все можно отнести к IT-бизнесу. Первый бизнес, в котором я участвовал, — это была компания по сборке компьютеров. Первый бизнес, который я основал, — также компания по сборке компьютеров. В принципе, это тоже IT-бизнес. Это было в 95-м году.

 

Json TV: Это те самые компании — Falcon computers, Sunrise?

 

Сергей Белоусов: Да, компания Falcon, которую я основал; компания Rolsen — вроде бы не IT, но она производила компьютерные мониторы, мобильные телефоны, корпуса для компьютеров, поэтому тоже в каком-то смысле она относится к IT. Непосредственно бизнесом, в котором основная часть интеллектуальной собственности создается программистами, я начал заниматься в 96-м году.

 

Json TV: Ваша должность на этот момент — генеральный директор компании Acronis.

 

Сергей Белоусов: Да, это моя основная работа.

 

Json TV: В компанию вы вернулись на исполнительную должность в 13-м или в 14-м году?

 

Сергей Белоусов: Я вернулся в мае 13-го года.

 

Json TV: Кроме того, вы известный инвестор, старший партнер компании «Рона Кэпитал».

 

Сергей Белоусов: Да, это была моя основная работа перед этим, но теперь я занимаюсь ею только частично.

 

Json TV: Еще «Квантум Вэй фанд».

 

Сергей Белоусов: Да, это целая семья фондов: университетский фонд инвестиций в ранней стадии «Физтех Венчерз», фонд «Рона Кэпитал», фонд «Кью Вэйв Кэпитал». Это фонды с фокусом либо на разные стадии инвестиций, либо на разные типы технологий. Поэтому это разные фонды, хотя относятся к одной семье.

 

Json TV: Давайте чуть подробнее о компании Acronis. Как говорят источники, компания швейцарская, но основная часть операционной деятельности и персонала находится в России. Так ли это?

 

Сергей Белоусов: Что касается операционной деятельности и персонала, это не совсем верно. У компании около 650 сотрудников, приблизительно 300 из них находятся в России. Большая часть разработки — а это основная часть деятельности — в России, но, конечно, продажи есть в 130 странах мира, и лишь небольшая часть из них приходится на территорию России, меньше двух-трех процентов. Большая часть продаж происходит за пределами России и СНГ. Соответственно, там, где идут продажи, находятся люди, которые занимаются маркетингом, бизнес-девелопментом и прочими вещами.

 

Json TV: В представлении широкого читателя и зрителя компания Acronis занимается бэкапами. Какие еще технологические ниши у компании?

 

Сергей Белоусов: С точки зрения технологии компания занимается различными манипуляциями с компьютерными данными. С точки зрения продуктов — это в основном резервное копирование (бэкап), аварийное восстановление (различие в том, что резервное копирование — это про данные, а аварийное восстановление — про системы) и безопасный доступ к данным. Дополнительные виды деятельности компании — системы стирания данных, системы развертывания, системы манипуляции данными и управления ими на дисках.

 

Json TV: Какие главные продукты компании, которые она предлагает на рынке? Либо это работа по индивидуальным заказам?

 

Сергей Белоусов: Компания, конечно, продает продукты, к сожалению, в 130 странах мира, продукты для разных клиентов: для пользователей, маленьких бизнесов, средних бизнесов, больших бизнесов. Примерно 15 % нашего оборота — продукты для маленьких бизнесов, главный из них — Acronis True Image. Приблизительно 30 % — это продукты для маленьких бизнесов, 30 % — для средних бизнесов. Здесь есть два основных продукта: Acronis Backup и Acronis Access. И около 25 % продаж — для большого бизнеса. Здесь отметим Acronis Backup Advanced и также Acronis Access. Таким образом, основные продукты компании — Acronis True Image, Acronis Acronis Backup и Acronis Access, они существуют в разных ипостасях для разного размера клиентов.

 

Json TV: Можете назвать самых крупных клиентов, с которыми работаете в России и в мире?

 

Сергей Белоусов: Вы знаете, у нас более 300 тысяч бизнесов клиентов, более пяти миллионов пользователей. Мне даже сложно сказать, кто из них самый крупный. Так, нашими клиентами являются «Шеврон», «Шелл», Почта России, РЖД, Pfizer, Дойче банк, и кто из них крупнее, я не знаю. Однако на всех этих крупных клиентов приходится только 25 % продаж. Огромный объем продаж — это десятки и сотни тысяч средних и малых бизнесов во всем мире.

 

Json TV: Вы говорили, что обращаете особое внимание на малый и средний бизнес? Это действительно так?

 

Сергей Белоусов: Мы обращаем внимание на малый и средний бизнес, но наш бизнес горизонтальный. Удивительное свойство технологий резервного копирования, аварийного восстановления и безопасного доступа заключается в том, что они нужны каждому человеку, каждой организации. И это очень сильно «вытягивает» нас по всем направлениям — и по вертикалям, и по странам, и по размеру клиентов. Поэтому, действительно, основное внимание на малый и средний бизнес, но при этом и на большой бизнес обращаем внимание.

 

Json TV: Как вы можете оценить объем мирового рынка и российского рынка в целом и применительно к вашей компании?

 

Сергей Белоусов: Если посмотреть на все наши продукты, которые сейчас мы уже продаем, которые составляют какой-то процент продаж, то к 2016-му году объем рынка подобных продуктов будет огромный — порядка 30 миллиардов долларов. Но если говорить о тех продуктах, которые у нас занимают существенные доли рынка, то эта сумма может быть в два-три раза меньше. Но при этом мы активно развиваем новые продукты, которые уже сейчас продаются. Компания Acronis существует 12 лет, поэтому некоторые продукты мы продаем уже давно.

 

Json TV: Есть ли какие-то особенности российского рынка по сравнению с международным, особые требования к продуктам?

 

Сергей Белоусов: Вообще-то они должны быть. К сожалению, до недавнего времени они не очень активно использовались. Их можно разбить на три категории: одна — это законы, касающиеся приватности и безопасности данных, например, закон о криптографии. В России существуют стандарты криптографии. Acronis — одна из немногих компаний, которые поддерживают эти стандарты. К сожалению, российские компании не следуют им. Думаю, сейчас они будут больше следовать стандартам, потому что становится очевидным, что страна, которая контролирует стандарты, контролирует и доступ к информации. Например, если Почта России использует американскую криптографию, то доступ к ее информации есть у американских спецслужб, а если российскую, то у российских. И для Почты России будет все же правильным второй вариант, как бы ни хотелось, чтобы доступа не было ни у кого.

 

Json TV: А у вас есть соответствующая лицензия?

 

Сергей Белоусов: Да, конечно. Мы как раз недавно объявляли. Одна из вещей, которые я сделал по приходу в компанию, — это то, что мы обратили внимание не только на западный рынок и ту часть незападного рынка, в которой используются западные стандарты. У всех рынков есть индивидуальные стандарты. Это относится не только к России. Есть отдельные стандарты в Китае, в Индии, в Венесуэле, Бразилии. Если хочется работать с окологосударственными и государственными компаниями на этих рынках, то нужно эти стандарты поддерживать.

 

Вторая вещь, относящаяся к российскому рынку, которая не является чем-то странным для других государств, но в последнее время используемая только в России, — это закон о суверенности данных. Вообще, данные в облачных сервисах, которые используются на территории Германии, должны оставаться на территории Германии. В России это тоже формально так, но никто никогда за этим не следил, и даже у крупных компаний часто данные контролируются не с территории России.

 

Json TV: То есть суть закона в том, чтобы начать соблюдать требования законодательства?

 

Сергей Белоусов: Это даже не столько закон, сколько изменения к закону, которые позволят лучше следить за соблюдением. Применительно к данным для крупных организаций, например Сбербанка, ВТБ, Почты России, РЖД, Росатома, если контроль за их данными будет принадлежать посторонним странам, то если Сбербанк потеряет свои данные, то перестанет функционировать. Если он перестанет функционировать, это будет огромный, невосполнимый урон для российской экономики. Поэтому то, что подобные законы на макроуровне не соблюдаются, я уж не говорю про малый и средний бизнес или конечных пользователей, это нехорошо. Дело даже не в том, что политический мир поляризован, а в том, что свои данные человек должен контролировать сам.

 

Я надеюсь, что сейчас это будет иметь значение. У нас есть дата-центр на территории России, наши партнеры сохраняют данные на территории России, пользуясь нашими продуктами и сервисами, они могут контролировать данные с территории России. И в других странах у нас есть дата-центры.

 

Json TV: Это ваш собственный дата-центр?

 

Сергей Белоусов: Да, у нас очень сильная модель, направленная на технологию и продукты, поэтому мы гибко относимся к тому, как используем чьи-то услуги и сервисы. У нас есть и собственные дата-центры, и дата-центры партнеров. Для разных видов сервисов используются разные виды, и клиент может выбрать, какой ему нужен. Я говорю про те дата-центры, которые физически не наши, но та часть его, которую мы используем, арендуется нами.

 

Я надеюсь, что этот закон сейчас будет работать. Речь даже не о том, что мы как российская компания хотим получить значительную часть рынка — мы и как международная компания очень сильны — мы стараемся быть нейтральными, соблюдать законы во всех странах.

 

Многие компании, которые происходят из больших, имперских стран, таких как Америка, не могут соблюдать законы всех стран. Они соблюдают законы только той страны, в которой у них самый большой рынок. У нас продажи диверсифицированы по всему миру: треть продаж в Азии, треть в Европе, треть в Америке, причем не только в Северной, но и в Южной. Поэтому нам было бы выгодно, чтобы страны с уважением относились к своим данным, и мы бы помогали им сохранять контроль за данными, всем по-своему.

 

Последняя категория касается контроля за технологиями. Он важен для стран, находящихся в сложной политической ситуации и являющихся основной составляющей собственного политического блока. Таких стран мало, самые существенные из них — Россия, Китай и Америка. До недавнего времени в России это не было важно. Удивительное свойство компании Acronis в том, что большинство разработчиков исходного кода, систем, которые создают программы, находятся на территории России и таким образом контролируются. Тем не менее мы никогда не имели никакого преимущества в глазах потенциальных покупателей в России.

 

Json TV: А хотели бы?

 

Сергей Белоусов: Это разумно. В Китае, Америке преимущество есть, оно аккуратно организовано и позволяет свободную конкуренцию, но все же нужно делать определенные приседания, чтобы конкурировать с компаниями, у которых разработчики в Америке.

 

Json TV: Вернемся к рынку. Ваша примерная доля на рынке соответствующего программного обеспечения?

 

Сергей Белоусов: Это сильно зависит от страны. Мы имеем очень сильные позиции в Японии, в немецкоговорящей Европе. В России позиция слабее. В зависимости от рынка доля варьируется от нескольких процентов до нескольких десятков процентов. Это рынок очень сегментированный. Думаю, что у самого главного игрока на рынке около десяти процентов. И здесь очень много игроков.

 

Json TV: Для чего вы вернулись в компанию? Чтобы воссоздать новую команду, масштабировать бизнес, реанимировать его — какова главная цель?

 

Сергей Белоусов: В жизни редко приходится принимать решения самому. Существует концепция философии свободного выбора, по которой до сих пор непонятно, есть ли у человека вообще свободный выбор или все решения уже заранее приняты. Но даже если забыть про эту концепцию, все равно нельзя сказать, чтобы я что-то решил. Есть много причин, одна из них в том, что, мне кажется, компания Acronis очень хорошая, но она могла бы вырасти в десять раз или даже больше путем сфокусированной новой стратегии, которую я активно пытаюсь внедрить — что-то получается.

 

Json TV: И новых людей приводите? Можно пару слов о Марке Шмулевиче?

 

Сергей Белоусов: Это обычная история. Я, конечно, не сравниваю себя с такими иконами IT-бизнеса, как Стив Джобс, но даже он, когда пришел в Apple, привлек людей из тех компаний, в которых работал до этого, — компаний Next, Pixar. Марк Шмулевич — особая история. Нельзя сказать, чтобы я прямо привлек его, просто получилось так, что он стал доступен, и, конечно, с ним приятно и легко работать.

 

Json TV: В мае этого года вы говорили «Ведомостям», что в ближайшие шесть месяцев будет много объявлений о новостях: покупки компании, новые продукты, реструктуризация и так далее.

 

Сергей Белоусов: Да, мы только что объявили о покупке компании — это голландская компания «Бэкап эджент» в области облачного резервного копирования. Мы скоро, в течение двух недель объявим о покупке еще одной компании. Мы также уже выпустили три продукта. Один из них — Acronis Backup как сервис, то есть резервное копирование как облачный сервис. Также это Backup для Mac-а. Скоро еще один продукт объявим. Будет много объявлений новых продуктов — в течение трех месяцев порядка двух-трех объявлений каждый месяц.

 

Json TV: Ваша цель — создать «движуху» вокруг компании, для того чтобы продвинуть продукцию?

 

Сергей Белоусов: Нет, мы просто создаем новые продукты, которые нам кажутся нужными. Просто сейчас произошло много замечательных изменений в области данных. Данные стали намного более важны и для людей, и для маленьких бизнесов, и для средних и больших бизнесов. Данных стало намного больше, появились новые методы хранения данных, например виртуализация, облачные системы. Поэтому нам нужно нашу продуктовую стратегию под эти технологические изменения адаптировать, чтобы лучше удовлетворить нужды покупателей.

 

У нас достаточно неамбициозная цель — мы хотим сделать компанию номером один в мире в области защиты данных для конечных пользователей, малых, средних и больших бизнесов.

 

Json TV: Несколько вопросов от аналитиков J'son & Partners, касающиеся Parallels и, возможно, Acronis. Как вы оцениваете перспективы развития концепции Software дефайнд и формирования интернета вещей?

 

Сергей Белоусов: Software дефайнд и интернет вещей — совершенно разные по смыслу концепции. Software дефайнд относится к тому, что если увеличивается использование информационных технологий, возникает новый уровень абстракции. Software дефайнд просто некий новый уровень управлений инфраструктурой. В предыдущей ипостаси это называлось виртуализацией компьютерных ресурсов, сетевых ресурсов, систем хранения. Постепенно вся инфраструктура переходит в такую архитектуру.

 

Json TV: Вы в этом участвуете…

 

Сергей Белоусов: Да, это одна из причин, считаю, что в этом для нас есть большой оппортьюнити, почему я вернулся, это один из больших трендов.

 

Интернет вещей — интересный концепт. Мы как-то участвуем, потому что у нас очень большое количество бизнеса ОЕ, когда наши технологии используются партнерами, которые производят, например, процесс-автоматы для каких-то конвейерных линий. Это тоже интернет вещей. Про него давно говорят, и многие решили, что его нет, что это хайп. Но это не так, он активно используется в производстве, управлении зданиями, для управления сетями. Многие из таких девайсов становятся умными девайсами, которые содержат данные и системы. Наш софт хорошо подходит для того, чтобы эти данные и системы защищать. Мы работаем, например, с «Сименсом», «Томпсоном» и другими компаниями, которые используют нашу технологию для своих девайсов. В этом случае не фигурирует бренд Acronis, но тем не менее защита делается Acronis’ом, хотя для нас это не очень большой тренд.

 

Json TV: Как будет трансформироваться решение ОСС, БИСС в связи с переходом на эту инфраструктуру?

 

Сергей Белоусов: Это очень интересный вопрос. Мир около 30 лет назад начал использовать системы ERP (Enterprise Resource Planning), и они между собой плохо связаны, плохо адаптированы к миру, в котором все «коннектят». Поэтому, если Сбербанк выписывает счет, например, Газпрому, то, скорей всего, это делается вручную: в Сбербанке кто-то печатает счет, посылает его Газпрому, Газпром получает и забивает в свое ERP.

 

ОСС, БИСС — практически то же ERP, только более полное, которое автоматизирует все процессы ведения бизнеса. Существуют ERP-гиганты, такие как Андогс, Конверс. Это большое оппортьюнити для новых игроков, но это изменение будет происходить очень тяжело. Компания Parallels в некотором смысле в этой области работает — она представляет системы БИСС, ОСС для облачных сервисов. Но думаю, что пройдет много лет до того, как будут существенные изменения, и все эти годы ОСС, БИСС будут очень мешать прогрессу.

 

Json TV: Как вы оцениваете перспективы трансформации компаний-разработчиков провайдеров СААС — Software The Service?

 

Сергей Белоусов: Мне кажется, это искусственное разделение. У меня в этом году много выступлений на различных конференциях, связанных с моими и чужими компаниями.

 

СААС — это некое подмножество облачных вычислений, сервисов и софта. Поэтому, думаю, сейчас все компании ту или иную часть своего софта представляют как облачные сервисы. Мне кажется, что в перспективе это абсолютно гибкая модель, в будущем компании, в том числе и Acronis, будут фокусироваться в области экспертизы. Мы эксперты в области резервного копирования, аварийного восстановления и безопасного доступа. Вы можете наши технологии использовать как СААС, как облачную услугу — как хотите.

 

Json TV: Россия во многом проспала эпоху постиндустриализации, и сейчас многие говорят о том, что будущие технологии, в том числе сети 5G, которые выдвигают на первый план программные продукты, помогут России снова войти в первые ряды этой гонки.

 

Сергей Белоусов: Это очень сложный вопрос. Я не экономист и не политолог, не глобальный технолог. Я разбираюсь в своей области.

 

Json TV: Так будет ли расти российский рынок и есть ли для этого необходимая возможность, в том числе программисты из России?

 

Сергей Белоусов: Понятно, что есть несколько областей технологий и науки, в которых у России есть большие успехи, и при этом им не уделяется достаточного количества внимания. Это программное обеспечение, это computer science как наука, это физика и связанные с ней технологии. Большое число русскоговорящих ученых в России и в мире имеют успехи в физике, и это имеет огромное значение для развития современных технологий. Существование такой компании, как Samsung, невозможно без успехов физиков и технологов. Почти все ее успехи — а это самая большая IT-компания в мире: 300 миллиардов долларов оборота и огромные прибыли — связаны с тем, что она производит полный спектр технологий, начиная от сенсоров, чипов, экранов, батареек, и в каждом из этих девайсов огромное количество физики. В большой степени эта физика — наследие Советского Союза. И IT — то же самое. Это большое оппортьюнити. И физика, и IT входят сейчас в каждый девайс. Сейчас на вас небольшое количество девайсов, но, судя по всему, в недалеком будущем их будет гораздо больше — на вас будут всякие датчики, которые будут измерять ваше давление, анализ крови, будут помогать увеличивать продолжительность и продуктивность жизни. У вас будут электронные очки, и они будут гораздо лучше: они будут автоматически следить за тем, как у вас смотрит глаз, и оптимизировать картинку для глаза, показывать дополнительную информацию и так далее. И все это будет состоять из датчиков и программного обеспечения, которое ими управляет. Поэтому, конечно, это очень важная область. К сожалению, я не вижу большого внимания к ней в России. Но оно растет, оно больше, чем было десять лет назад.

 

Json TV: Баланс смещается от железа в сторону софта в связи с развитием или железо не умрет в этом смысле никогда?

 

Сергей Белоусов: Это еще один из философских вопросов, потому что нет никакого железа: железо — это тоже софт. В микропроцессоре есть микрокод, и для того чтобы сделать микропроцессор, его нужно смоделировать. А софт не может работать без процессора. Поэтому это очень условная вещь. Мне кажется, что это просто недоразумение. И то и другое технологии, и то и другое очень важно.

 

Json TV: Ваши разработчики программного продукта, насколько я понимаю, в основном в России. Многие говорят, что стоимость производства продуктов в России выросла, поэтому особых преимуществ это не дает. Почему вы остаетесь с российскими разработчиками, есть ли у них какие-то особые качества?

 

Сергей Белоусов: Мы вынуждены быть лидерами в своих сегментах, чтобы быть прибыльными, поэтому нам нужны не дешевые разработчики, а лучшие. В России мы, будучи людьми из России, говорящими по-русски, понимающими российскую культуру, можем нанимать лучших разработчиков. Лучшие разработчики из России очень хороши, их нанимаем не только мы, но и международные компании, во всем мире. Но мы имеем большое преимущество — нанимать тех, кто хочет работать в России. В других странах мира тоже есть центры разработки в большом количестве, но там у нас нет преимущества нанимать лучших — мы нанимаем хороших. Себестоимость разработки в нашем бюджете, бюджете небольших компаний — это небольшая сумма. Если посмотреть на расходы компании Apple, думаю, что разработчики — это меньше 10 процентов их «грязной» прибыли, около семи процентов.

 

Json TV: У вас примерно так же?

 

Сергей Белоусов: У нас чуть побольше. Мы не такие успешные, как Apple, поэтому у нас не такой большой оборот. Если мы удешевим нашу разработку, то сэкономим намного меньше денег, чем потеряем на том, что мы ее ухудшим. Конечно, дешевле нанимать разработчиков в какой-нибудь стране третьего мира, но они ничего не разработают.

 

Json TV: Почему вы взяли во внимание сейчас проблему университетского, технического и IT-образования, вплоть до того, что собираетесь создавать и открывать свой учебный центр? Все так плохо с техническим образованием в России?

 

Сергей Белоусов: Нет, оно становится все лучше. Но сотрудничество с университетами — обычная вещь для IT-компаний среднего размера. В России приходится делать немного больше, так как, как я сказал, внимание к computer science и  software-инжинирингу небольшое. Если посмотреть на количество групп мирового уровня по computer science или по software-инжинирингу, которые занимаются ресечем и соответственно профессоров, которые способны, занимаясь ресечем — прикладным или фундаментальным, хорошо обучать студентов, то их отношение к количеству рабочих мест для коммерческих разработок в таких странах, как Израиль, Германия, Америка, отличается в десятки раз. Именно поэтому компаниям даже не очень большим, таким как наша, приходится что-то делать самим. Может быть, постепенно ситуация улучшится. Надо сказать, что государство начинает помогать. У нас налажено сотрудничество с Минобрнауки, со многими университетами, которые получают какие-то гранты на эту тему. То есть ситуация улучшается.

 

Json TV: От идеи собрать деньги на собственный университет еще не отказались?

 

Сергей Белоусов: Не собрать, а заработать. Не отказался, но пока не хватает. Теперь к тому же, с ухудшением политической ситуации, стало непонятно, где такой университет организовывать, потому что, к сожалению, Россия пока поляризуется. Я верю в международные технологии, и непонятно, как можно будет его создать в России. Но надеюсь, что все-таки он будет в России.

 

Json TV: Что должно делать государство, на ваш взгляд, в вашей области? Просто не мешать, помогать либо как-то логично регулировать? Какую модель управления этим бизнесом вы считаете логичной?

 

Сергей Белоусов: Все вещи, которые вы назвали, государство должно делать — не мешать, помогать, регулировать. И оно начинает пытаться это делать. Однако нужно отметить: исторически в России сложилось, что за информационные технологии отвечает Министерство связи. И это создает такую необычную полярность: Министерство образования и науки как бы не отвечает за информационные технологии, но при этом в информационных технологиях есть очень большая научная составляющая. И это создает сложности в помощи и регулировании, потому что помогать и регулировать должно Министерство связи, а самая главная проблема, которую нужно решить, — недостаток кадров, а недостаток кадров должно решать Министерство образования.

 

Json TV: Каковы политические риски работы в России сегодня? Высоко ли вы их оцениваете?

 

Сергей Белоусов: Не знаю. Мне сорок три года, мне кажется, у меня больше риски умереть от рака или от болезни сердца. В политических рисках не разбираюсь.

 

Json TV: Где лучше запускать стартапы? Уж вы-то не один запустили.

 

Сергей Белоусов: Это очень индивидуальный вопрос, он зависит от того, какая у вас индивидуальная ситуация. Вот мне лучше запускать стартапы, у которых разработка в России. А кому-то другому — в другом месте. И это вопрос, на который невозможно ответить адекватно. Очевидно, что для того чтобы запускать стартапы, главный ресурс, который нужен, — это доступ к талантливым людям. И там, где вы можете нанять талантливых людей, наиболее талантливых людей, наиболее эффективно нанять талантливых людей, наиболее эффективно нанять и мотивировать талантливых людей, наверное, там и есть наиболее хорошее место для стартапов, но для каждого человека это индивидуально.

 

Json TV: Возможны ли сегодня такие глобальные прорывы, подобные, прорыву «Гугла», скажем, или «Фэйсбука» на рынок? Из того, что создается именно сегодня, а не работает последние десять-пятнадцать лет?

 

Сергей Белоусов: Конечно же, возможны, они всегда возможны. Сейчас как раз время для нового такого прорыва. Наверняка сейчас где-то уже что-то такое создается. Другое дело — будут ли эти прорывы в области IT. Я как раз думаю, что нет, я как раз думаю, что эти прорывы будут в области интеграции между IT и другими областями. Потому что чистого IT уже нет. IT входит в каждую часть жизни, и поэтому как раз те прорывы, которые мы видим последнее время, они не в области IT, они скорее в области интеграции. Например, они не такие большие, как «Фэйсбук»,ну, например, «Убер» — это же не совсем IT, это система по заказу такси. И основное, что там есть, это такси, основной сервис оказывает такси, а не что-то другое. То есть «Гугл» — это тоже сервис, но все-таки... И там есть, конечно же, железо, контент, но основное там — это программное обеспечение. В случае «Убер» это очень большой интеграционный бизнес. Наверное, будут еще такие, но гораздо больше, чем «Убер».

 

Json TV: Еще такой общий вопрос о роли человека в будущей техноцивилизации. Многие пугают тем, что развитие программного обеспечения будет связано с серьезным сокращением персонала. Понятно, что хорошая программа, хороший софт действительно экономят, соответственно, производителю на людях.

 

Сергей Белоусов: Я не экономист, мне кажется, то, что я знаю про экономику, показывает, что рост технологий приводит к лучшему благосостоянию. И, в частности, к созданию каких-то новых рабочих мест. Говорить чисто о рабочих местах все-таки нельзя, рабочие места — это не то, что создает счастье человечества. И, к сожалению, человечество стремится к счастью, а не к знаниям. Но и для знаний, и для счастья технологии, скорее всего, полезны.

 

Json TV: Еще что-нибудь вас пугает из будущего технологического? Или вы ничего не боитесь и готовы к любым вызовам?

 

Сергей Белоусов: Вы знаете, из технологического будущего меня ничего не пугает. А вот вообще из будущего… Конечно же, всегда самая большая проблема человечества связана с его иррациональностью. И с тем, что какие-то группы людей или личности, и даже большие группы людей ведут себя нерационально и делают какие-то вещи, которые невыгодны ни им, ни другим людям. И это, безусловно, при увеличении, скажем так, человеческой мощности, человеческого влияния на мир… Ведет себя нерационально даже фараон Египта. Ну, шесть миллионов человек, ничего страшного. Только маленькая часть мира участвует в этой нерациональности, и он влиять на природу и мир может чуть-чуть. Конечно же, нерациональность в современном, очень плотном мире, в котором у человека огромное количество мощности, может быть более опасной. Но, опять-таки, я в этом не разбираюсь.

 

Json TV: Напоследок несколько таких лично-профессиональных вопросов. Вы в детстве мечтали стать предпринимателем?

 

Сергей Белоусов: Нет.

 

Json TV: Кем мечтали?

 

Сергей Белоусов: Ну, сначала я хотел разбираться в том, как работает человеческий мозг. Мне почему-то казалось, что для этого я должен стать нейрохирургом. Потому что мне казалось, что это очень такая загадочная вещь, и до сих пор, наверное, одна из главных проблем науки, и философии, и социологии, и любого вообще вида науки, это как раз то, как работает креативность и человеческий мозг. Это непонятная вещь, никто не знает, как точно, и поэтому, например, смешно слушать разговоры про Скайнет или artificial intelligence, потому что на самом деле никто не знает, как создать креативный мозг человеческий. А потом я хотел стать ученым-физиком.

 

Json TV: Известно, что вы вспыльчивый, вы и сами говорили об этом в интервью. А насколько отходчивый?

 

Сергей Белоусов: Это очень сложный вопрос. Наверное, достаточно отходчивый. Может быть, вспыльчивый — это неправильное слово. Более правильное слово мне тут недавно сказали: импульсивный.

 

Json TV: Оно значительно мягче. И как удается сохранять отношения с бизнес-партнерами, в том числе с Ильей Зубаревым, на протяжении такого количества лет?

 

Сергей Белоусов: С трудом. Это постоянная борьба противоречий. Ну, как-то пока удается.

 

Json TV: Кумиры в бизнесе, если есть такие? Стива Джобса Вы упоминали.

 

Сергей Белоусов: Ну, Стив Джобс не кумир — он икона. А вообще я в своей такой философии, которая мне кажется подходящей мне и мне приятной, считаю, что кумира себе сотворять не нужно. И верю, что для того чтобы двигаться вперед, нужно быть другим, и поэтому кумир может только помешать, потому что нельзя никоим образом пытаться копировать кого-то. Но есть люди, к которым я отношусь с уважением, например, Стив Джобс или Бенджамин Франклин. Или, чтобы не говорить никаких политически некорректных вещей, из современных живущих людей есть такой Пол Мориц. Это человек, который руководил VMware, а до этого работал в «Майкрософте». Но так, в принципе, очень много людей, к которым я отношусь с уважением по разным причинам.

 

Json TV: Ваше личное отношение к вашим неудачам? Преодолеваете обязательно либо обходите?

 

Сергей Белоусов: Стараюсь преодолевать. Без неудач невозможно двигаться вперед. Но, конечно же, неудача — это очень неприятно. Но они постоянно происходят.

 

Json TV: Ну, и наконец: гаджеты, которыми пользуетесь, любимые гаджеты?

 

Сергей Белоусов: Я пользуюсь айпэдом, айфоном, BlackBerry, ноутбуком IBM, который был Lenovo. Но, в принципе, я, наверное, скоро перестану пользоваться BlackBerry, к сожалению, мне очень жаль, что это придется сделать.

 

Json TV: Что придет на смену?

 

Сергей Белоусов: Ну, видимо, придется пользоваться айфоном.

 

Json TV: Йотафон?

 

Сергей Белоусов: Нет-нет-нет, айфоном придется пользоваться, но жалко, что BlackBerry все-таки не сможет, видимо, выжить.

 

Json TV: Что ж, спасибо вам огромное! Напомним, что Json TV сегодня был в гостях у Сергея Белоусова, сооснователя и генерального директора компании Acronis. Спасибо вам большое за это интервью. Всего доброго!