×

28 Марта 2017 13:16
1425
0

Слушайте подкаст программы:

 

«То, что современные корпоративные приложения строятся на монолитных базах данных, — это чистая правда. И то, что это является сдерживающим фактором, — это тоже чистая правда. Как правило, база всегда является «узким местом» в таком приложении. И просто пример: если несколько лет назад проблема была, скажем, производительность подсистемы ввода-вывода, то сейчас, скорее, проблема  том, что мы обычно не можем предоставить виртуальную машину такой же мощности, как физический сервер. Как правило, хорошим тоном является делать самую большую виртуальную машину в половину физического сервера... А это бывает неприемлемо для клиента. Поэтому мы достаточно часто предлагаем такое решение, когда база данных располагается на физическом сервере. Очень часто так делают. Некоторые клиенты начинали с полностью облачной инфраструктуры и потом решали, что они хотят все-так вынести сервер базы данных на физическую машину».

 

«Сервер баз данных — это сейчас практически единственная технология, реляционная база, которая не масштабируется горизонтально. Ничего с этим не поделать. То есть мы не можем сделать в облаке на десяти маленьких машинах... одну большую. Недавно Google писал о том, что они сделали хорошую горизонтально масштабируемую реляционную базу данных. Но — время покажет. Конечно, это очень сильно поменяет архитектуру, когда это состоится, потому что над этим многие работают».

 

«Очень сильно у нас снизилась стоимость хранения — думаю, что раза в 3-4. Стоимость процессора памяти — думаю, что тоже за 4 года снизилась почти в два раза, мне так кажется. Это стало возможным за счет оптимизация аппаратной части. Мы поднимаем уровень утилизации, поднимаем уровень переподписки. В первую очередь, мы можем это делать за счет того, что у нас крупные серверы. Мы используем четырехсокетные машины, что кроме нас делает мало кто. Но, когда на сервере много ядер, получается существенно более эффективно их загрузить. При этом, стойки виртуализации — самые нагруженные в ЦОДе. За счет этого мы получаем неплохую эффективность».


Полная расшифровка интервью:

 

JSON.TV: Уважаемые телезрители, здравствуйте! Сегодня у нас в гостях Сергей Мищук, технический директор компании DataLine. Сергей, пару слов о том, как появилась компания DataLine, чем она занимается и куда планирует развиваться?

 

Сергей МищукDataLine— член группы компаний INLINE Technologies Group, лидер отечественного рынка центров обработки данных. Мы имеем две площадки в Москве, более 3700 коммерческих стоек. Общая мощность — 38 МВт. Наша основные услуги — это co-location, то есть размещение оборудования клиентов в дата-центре, облачные услуги, о которых мы собираемся разговаривать, телекоммуникации, а также всевозможные сопутствующие услуги, в первую очередь, администрирование. И некоторое количество услуг, что называется, «программное обеспечение как сервис» — например, электронная почта. 

 

JSON.TV: А когда вы начали предоставлять облачные сервисы? И вообще — в связи с чем?

 

Сергей Мищук: Облачные услуги мы начали предоставлять в 2011-12 гг. в связи с тем, что мы почувствовали, что это актуально для рынка. И мы не ошиблись: это самый быстрорастущий сегмент нашего бизнеса на данный момент.

 

JSON.TV: А какая примерно доля в вашей выручке приходится на co-location, и какая доля приходится на облачные сервисы?

 

Сергей Мищук: На облачные сервисы в нашей выручке приходится 16%. Следом за ними у нас — телекоммуникационные услуги, которые тоже выделяются не меньше. Ну и, естественно, самая большая часть — это co-location, точную цифру не назову.

 

JSON.TV: Но облачные сервисы, как я понимаю, растут существенно быстрее, чем традиционные?

 

Сергей Мищук: Я думаю, что в два раза быстрее.

 

JSON.TV: В два раза быстрее... А вот эти услуги, наверное, как-то по-разному спозиционированы? То есть co-location— это, не знаю, например, на крупные компании, которые берут какие-то резервные площадки под размещение своего оборудования. IaaS— это, наверное, такой более низкий ценовой сегмент, да? Или это не так?

 

Сергей Мищук: Вы знаете, нет. Это, скорее, не так. Вообще наши клиенты — это в основном корпоративные клиенты. Кроме того, это крупные интернет-проекты. Сейчас есть тенденция, когда крупный корпоративный клиент пошел в облако. И очень существенный прирост, который мы наблюдали в прошлом году, в значительной степени обеспечен рядом крупных проектов крупных корпораций.

 

JSON.TV: А какие отрасли идут?

 

Сергей Мищук: В принципе, отрасли у нас в основном — это финансы, в меньшей степени промышленность... Ну, наверное, так.

 

JSON.TV: Вы упомянули интернет-проекты. Насколько существенную долю в потреблении IaaS они у вас составляют?

 

Сергей Мищук: Вот интернет-проекты, как правило, — небольшую. Потому что они, в принципе, всё делают сами.

 

JSON.TV: То есть они берут co-location?

 

Сергей Мищук: Да, они берут co-locationи дальше всё делают сами. А корпорациям интересен именно аутсорсинг услуг. Они, помимо co-location, помимо облачной инфраструктуры, достаточно часто берут у нас и администрирование, и другие услуги...

 

JSON.TV: Сопутствующие.

 

Сергей Мищук: Да, сопутствующие услуги.

 

JSON.TV: Понятно. И вот это, как я понимаю, произошло буквально, наверное, год-полтора назад, да — такой всплеск?

 

Сергей Мищук: Облако у нас всегда росло быстро. С самого начала темп роста был примерно в два раза больше. Но сначала это, наверное, объяснялось эффектом низкой базы...

 

JSON.TV: Низкой базы...

 

Сергей Мищук: А сейчас, наверное, это объясняется тем, кто крупный клиент пошел в облако.

 

JSON.TV: А вот очень часто мне доводилось слышать, в том числе от крупных клиентов, о том, что есть большие проблемы с тем, что серьезные нагрузки — например, ERP-системы, вообще транзакционные системы — опираются на монолитные СУБД, для которых... То есть их надо либо полностью держать в облаке — что возможно не для всех версий СУБД, далеко не для всех, то есть нужна миграция, — либо полностью у себя. Но какой-то гибридный вариант невозможен. Насколько, на ваш взгляд, это вообще существенный фактор, сдерживающий рост? И вообще — есть он? Вы его видите?

 

Сергей Мищук: То, что современные корпоративные приложения строятся на монолитных базах данных, — это чистая правда. И то, что это является сдерживающим фактором, — это тоже чистая правда. Как правило, база всегда является «узким местом» в таком приложении. И просто пример: если несколько лет назад проблема была, скажем, производительность подсистемы ввода-вывода, то сейчас, скорее, проблема  том, что мы обычно не можем предоставить виртуальную машину такой же мощности, как физический сервер. Как правило, хорошим тоном является делать самую большую виртуальную машину в половину физического сервера...

 

JSON.TV: Физической машины...

 

Сергей Мищук: А это бывает неприемлемо для клиента. Поэтому мы достаточно часто предлагаем такое решение, когда база данных располагается на физическом сервере.

 

JSON.TV: У вас?

 

Сергей Мищук: Да, у нас.

 

JSON.TV: То есть, фактически, это услуга dedicated или co-location, да?

 

Сергей Мищук: Да. Очень часто так делают. Некоторые клиенты начинали с полностью облачной инфраструктуры и потом решали, что они хотят все-так вынести сервер базы данных на физическую машину.

 

JSON.TV: Я правильно понимаю, что сейчас то, что в облаке находится — в основном это, наверное, среды разработки, потом, наверное, какие-то сервера доступа, сервера приложений — но не сервера баз данных?..

 

Сергей Мищук: На самом деле, всё, кроме серверов баз данных. Потому что сервер баз данных — это сейчас практически единственная технология, реляционная база, которая не масштабируется горизонтально. Ничего с этим не поделать. То есть мы не можем сделать на десяти маленьких машинах...

 

JSON.TV: Одну большую.   

 

Сергей Мищук: Да.

 

JSON.TV: Это база не позволяет. Но правильно ли я понимаю, что сейчас... Даже не сейчас, где-то два года назад Oracle и ряд других... Но в основном Oracle— поскольку всё это, как правило, на Oracle, — заявил о появлении версии 12c, если не ошибаюсь... «C» —имеется в виду «cloud». То есть при миграции на эту версию СУБД она, вроде бы, позволяет горизонтальное масштабирование в облако. И в принципе, такая проблема, теоретически, снимается.

 

Сергей Мищук: Я, пожалуй, не смогу компетентно прокомментировать эту вещь. Пока я не видел...

 

JSON.TV: Ни одной реализации?..

 

Сергей Мищук: Не видел внедрений. Может быть, это связано с тем, что продукт еще новый. Может быть, это связано с заоблачной ценой.

 

JSON.TV: И со сложностью миграции. Потому что миграция на новую версию СУБД — это очень сложно.

 

Сергей Мищук: Недавно Googleписал о том, что они сделали хорошую горизонтально масштабируемую реляционную базу данных. Но — время покажет. Конечно, это очень сильно поменяет архитектуру, если...

 

JSON.TV: Если это состоится.

 

Сергей Мищук: Ну, я думаю, что оно состоится, потому что над этим многие работают.

 

JSON.TV: Ну вот, наверное, если мы пофантазируем о том, какие побуждающие факторы в переходу в облако сейчас действенны в России, — наверное, это все-таки экономическая ситуация, когда урезаются бюджеты на закупку серверов, дополнительных систем хранения данных, и бизнес выбирает такую некую гибридную модель, когда какая-то часть данных лежит и обрабатывается в облаке IaaS, в облаке внешнего провайдера. Это правильное предположение? Так оно и есть?

 

Сергей Мищук: Да.

 

JSON.TV: Вы упомянули Google. Насколько сильна конкуренция? И вообще — вы ее ощущаете, или нет — конкуренцию со стороны глобальных провайдеров, таких, как Amazon Web ServicesMicrosoft Azure, ряда других?

 

Сергей Мищук: Я бы не сказал, что мы впрямую ощущаем конкуренцию. Потому что, наверное, все-таки аудитории немножко разные.

 

JSON.TV: Да, вот я и хотел как раз об этом спросить: в чем они отличаются?

 

Сергей Мищук: Все-таки клиенты нашего облака — это примерно те же клиенты, которые берут у нас...

 

JSON.TV: Co-location.

 

СергейМищук: Co-location. То есть это крупные корпорации, финансы, такого рода.

 

JSON.TV: То есть они, фактически, ограничены, наверное, действием закона о защите персональных данных, вот этого всего, да?

 

Сергей Мищук: Да, закон о персональных данных влияет.

 

JSON.TV: То есть они в принципе не могут выбрать какую-то зарубежную площадку?

 

Сергей Мищук: Здесь дело не только в персональных данных. Дело и в том, что у нас близко русскоязычная поддержка, у нас жесткое соглашение об уровне сервиса, которое не дает никакой Amazon и никакой Google. Мы существенно более гибкие, потому что в Amazon никто не будет делать проект под какое-то наше предприятие. Мы делаем проекты под любого заказчика, строим решения под него.

 

JSON.TV: А вот какая доля... Вы сказали, что многие берут и co-location, и облачный сервис... Вот какая доля совпадений, какое там, не знаю, процентное соотношение клиентов у вас являются потребителями и той, и другой услуги? А кто является чистым потребителем облака?

 

Сергей Мищук: Вы знаете, я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Ну, я знаю целый ряд клиентов, которые... Думаю, несколько десятков таких. У нас есть даже такой неофициальный термин: кроссировка в облако — которая пользуется спросом. Это подключение физического оборудования, стоящего у нас, к облачной инфраструктуре. Конечно, такой сервис никакой Google не сможет оказать.

 

JSON.TV: Не предоставит. Понятно. А если посмотреть на внутреннюю конкуренцию? Понятно, что рынок сейчас растет быстро, и вы, возможно, даже не чувствуете друг друга, других конкурентов... Насколько она сейчас сильна? Вы как-то ее замечаете? Какая это конкуренция — ценовая или есть какие-то... вы позиционируете друг друга по технологическим каким-то аспектам?..

 

Сергей Мищук: С одной стороны, мы, конечно, ощущаем конкуренцию, потому что мы встречаемся на конкурсах с другими провайдерами. И вообще, мы мониторим рынок, знаем друг друга, встречаемся на конференциях, разговариваем — у кого что новое... Но я не знаю...

 

JSON.TV: Но есть прямо, не знаю, такая сильная ценовая конкуренция, какая, например, есть на рынке co-location? Она ощущается, характерна для облачного рынка?

 

Сергей Мищук: Я думаю, она существенно слабее. Мы проводили анализ рынка: мы ровно в середине. По состоянию на прошлый год, мы были ровно в середине.

 

JSON.TV: По уровню цен?

 

Сергей Мищук: Да, по уровню цен. Поскольку продажи в этом секторе идут хорошо, можно сделать вывод, что соотношение цена-качество у нас хорошее.

 

JSON.TV: То есть какого-то такого жесткого давления, какое есть, кажем, на традиционных рынках, вы пока не ощущаете?

 

Сергей Мищук: Конечно, оно есть. Просто оно не такое сильное. Наверное, потому, что рынок менее зрелый. И если, когда я покупаю стойко-место с электричеством, я точно знаю, что я получу за эти деньги и сколько я могу просить...

 

JSON.TV: То есть здесь еще... да...

 

Сергей Мищук: А здесь еще и вариативность существенно больше.

 

JSON.TV: И, наверное, цены сравнивать сложнее?

 

Сергей Мищук: И цены сравнивать сложнее, и могут быть немножко разные ценовые модели.

 

JSON.TV: Потому что есть еще и уровень SLA, который может быть существенно разный...

 

Сергей Мищук: Да. Но уровень SLA может быть разный и на co-location – и он разный, у кого-то вообще нет SLA. Но там все-таки более понятно. Там такие вещи, которые проще и легко ощутить.

 

JSON.TV: А вот ценовой уровень... Скажем, если сравнивать в каких-то сопоставимых показателях ваши облачные услуги, скажем, с Amazon? Кто дороже, кто дешевле? Ну, на единицу вычислительной мощности, например, на единицу объема хранения...

 

Сергей Мищук: Вы задаете сложный вопрос, на который не могу дать однозначный ответ. Дело в том, что у Amazon все-таки структура сервиса существенно другая. В частности, сервис хранения, если, там, брать s3, совершенно отличается от нашего. Если у нас в основном... Ну, не то чтобы в основном, а полностью клиент платит за объем хранимых данных, то у Amazon он платит, скорее, за объем передаваемых данных, за трафик. Причем в разных моделях существенно по-разному. Поэтому для одного профиля будут дешевле у нас, для другого будет дешевле в Amazon.

 

JSON.TV: Все-таки было бы интересно понять, какой профиль клиента, который всегда выберет качественного российского провайдера облака и не сможет выбрать внешнего, иностранного провайдера? И кто, наоборот, берет Amazon в России? И для чего?

 

Сергей Мищук: Мне известно, что Amazon в России активно покупается, скажем... Например, сервис Amazon s3 используется некоторыми программами для хранения контента. Самый известный — это Bitrix, он может работать с Amazons3. Веб-сайты...

 

JSON.TV: То есть те, кто работает, скажем, в сфере e-commerce, в сфере какого-то видеоконтента, то есть они тоже провайдеры, только сервисов более высокого уровня?

 

Сергей Мищук: Наверное, да.

 

JSON.TV: А, скажем, традиционный бизнес, условно нецифровой, выбирает — если вообще выбирает... 

 

Сергей Мищук: Да. Потому что то, что... Amazon— это же экосистема, он диктует архитектуру приложений. И он эффективен как раз для e-commerce, для таких вещей. Для корпоративных баз данных...

 

JSON.TV: Он не применим...

 

Сергей Мищук: Вообще, да. Никакого смысла, на мой взгляд, нет помещать это в Amazon.

 

JSON.TV: Понятно. То есть, возвращаясь к тому, с чего мы, фактически, начали разговор... По мере того, как базы данных будут все-таки мигрировать в сторону их облачных разновидностей, горизонтально масштабируемых, — наверное, эта проблема будет уходить. Но сейчас она пока стоит в полный рост.

 

Сергей Мищук: Возможно. Но при этом надо сказать, что...

 

JSON.TV: Что, наверное, в большей мере страхует российских провайдеров IaaS, чем все законы Яровой вместе взятые, да?

 

Сергей Мищук: Возможно, вы правы.

 

JSON.TV: То есть вот этот технический контекст гораздо более существенно влияет, наверное.

 

Сергей Мищук: Да.

 

JSON.TV: А вот если вот так... Понятно, что рынок развивается очень быстро — и количественно, и качественно... Он же и качественно трансформируется... Вот если посмотреть на предыдущие годы: вы сказали, что в 2011-12 гг запустили первые сервисы — и сейчас. Они качественно, с технической точки зрения, наверное, сильно отличаются от того, что было, там, 4-5 лет назад? И куда они дальше — если проложить эту тенденцию, вперед, — будут развиваться?

 

Сергей Мищук: Вы знаете, я бы не сказал, что изменилось радикально. Мы как предлагали... Мы же, в первую очередь, предлагаем пул виртуальных машин. Что изменилось? Мы стали лучше готовить этот продукт, увеличили его экономическую эффективность, сумели снизить цены...

 

JSON.TV: А насколько снизились цены? В рублях...

 

Сергей Мищук: Сейчас, наверное, не скажу. Разные...

 

JSON.TV: Ну, порядок, там... Amazon любит говорить, что они сколько там за свою историю... По-моему, раз 60 снижали цены, да? И снизили их в итоге более, чем в 10 раз...

 

Сергей Мищук: Я затрудняюсь ответить. Во-первых, на разные компоненты они по-разному снижаются. Очень сильно у нас снизилась стоимость хранения — думаю, что раза в 3-4.

 

JSON.TV: Ну, это прилично — за сколько там? — четыре неполных года.

 

Сергей Мищук: Стоимость процессора памяти — думаю, что тоже за 4 года снизилась почти в два раза, мне так кажется.

 

JSON.TV: В два раза... Ну, это прилично, да. А вот... Ну, понятно, что за счет чего-то. То есть вы не маржу свою снижали, правильно? — а снижали свою себестоимость. Какие технологические решения позволили эту себестоимость так существенно снижать?

 

Сергей Мищук: В первую очередь, это оптимизация аппаратной части. Мы...

 

JSON.TV: То есть уровень утилизации поднимали, да?

 

Сергей Мищук: Да, мы поднимаем уровень утилизации, поднимаем уровень переподписки. В общем, мы, в первую очередь, можем это делать за счет того, что у нас крупные серверы. Мы используем четырехсокетные машины, что кроме нас делает мало кто. Но, когда на сервере много ядер, получается существенно более эффективно их загрузить.

 

JSON.TV: А вот, допустим, известные цифры по утилизации вычислительных мощностей в дата-центрах Google — она, там, в 2013 году находилась на уровне 50%. У вас какие-то сопоставимые цифры — наверное, не знаю, называете вы их, или нет? Они близки, или вы существенно?..

 

Сергей Мищук: На виртуализацию — пожалуй, да. Стойки виртуализации — самые нагруженные в ЦОДе.

 

JSON.TV: То есть по эффективности утилизации и, соответственно, себестоимости вы близки.

 

Сергей Мищук: Да, за счет этого мы получаем неплохую эффективность.

 

JSON.TV: Правильно ли я понимаю, что вы начинали, наверное, примерно, там, условно, с утилизацией в 3-4 раза худшей, сейчас вы приблизились к уровню, скажем, Google2013 года, и за счет этого вам удается снижать цены?

 

Сергей Мищук: Да. Кроме того, в связи с ростом объема, мы получаем, конечно, лучшие скидки...

 

JSON.TV: Эффект масштаба...

 

Сергей Мищук: Да. Поскольку мы уже очень хорошо знаем «железо», мы очень тщательно подбираем конфигурации без всего лишнего. За счет этого тоже клиент не платит за то, что ему не нужно.

 

JSON.TV: Ну и, по моим наблюдениям, наверное, прошлый год стал таким знаковым, когда многие провайдеры запустили уже полноценную систему самообслуживания. То есть когда IaaSне заказывается путем звонка в службу продаж провайдера, а когда он заказывается уже... — то, как нам описывает Национальный институт стандартов США — то есть полностью самообслуживаемый сервис? Это же тоже снижает транзакционные издержки, правильно? На взаимодействии с клиентом?

 

Сергей Мищук: Наверное, да. Но я не могу сказать, что это в нашем случае как-то серьезно влияет на себестоимость. Все равно мы достаточно много...

 

JSON.TV: Но вы ориентированы все-таки в более высокий такой ценовой сегмент, крупных компаний, да?

 

Сергей Мищук: Да, мы более индивидуально подходим к клиенту...

 

JSON.TV: Это, наверное, более значимо для тех, кто ориентирован на условно-массовый B2B-рынок?

 

Сергей Мищук: Да. При том, что портал самообслуживания vCloud Director был у нас почти с самого начала.

 

JSON.TV: С самого начала...

 

Сергей Мищук: Ну, как только мы научились его нормально настраивать, мы сразу запустили его в продуктив, и до сих пор им пользуются.

 

JSON.TV: А как вы видите — есть еще какие-то резервы? Хорошо — вы снизили свою себестоимость, там, в 3-4 раза за 4 года. Вот если посмотреть на 4 года в будущее — есть там такие же резервы? Или всё, вы уже вышли на какой-то предел эффективности, когда дальнейшее снижение возможно, наверное, только за счет эффекта масштаба?

 

Сергей Мищук: Если раньше вычислительная мощность год от года дешевела, то сейчас эта тенденция, по сути, прекратилась. Сейчас удешевление компонентов уже...

 

JSON.TV: Скажем так: единицы вычислительной мощности.

 

Сергей Мищук: Да. Сейчас удешевление стало более медленным. Скажем, на следующий год каких-то архитектурных изменений, которые позволят нам существенно снизить себестоимость, мы, скорее, не планируем.

 

JSON.TV: Ну и, наверное, последний вопрос, в заключение. Сейчас многие вендоры оборудования и софта, которое, собственно, стоит у вас в ЦОДе, сами заметили, что у них очень существенную долю в выручке стал составлять собственно облачный сервис. Я сейчас не буду называть этих имен, но они известны. Более того, они сами, наверное, поражены теми темпами роста. То есть там где-то 60-70% в год, и он не останавливается. То есть если просто взять и линейно продолжить эту тенденцию, скажем, лет на пять, то мы увидим, что, в общем, сами вендоры станут провайдерами облачных сервисов. Вы какую-то угрозу с их стороны для себя видите? Потому что вы все-таки, как любой провайдер, вендорозависимы.

 

Сергей Мищук: Наверное, да, потенциальную угрозу мы в этом видим. С другой стороны, наверное, это связано и с какими-то новыми возможностями. Например...

 

JSON.TV: Партнерство.

 

Сергей Мищук: Да, мы можем просто партнериться с вендорами — в том числе и из-за того, что разворачивать свои мощности в России мало кто хочет. Таких примеров я даже и не знаю. А пользоваться нашими мощностями — да, пожалуйста. И примеры тому есть.

 

JSON.TV: Понятно. Хорошо, разрешите пожелать вам успеха в вашем нелегком деле. Будем рады видеть вас у нас на телеканале еще и еще. Спасибо!

 

Сергей Мищук: Спасибо большое!

Smart Industry & City. Владимир Рубанов, «Росплатформа»: Российская виртуализация от классики до гиперконвергенции
Разработка ИТ и ПО в России. Дмитрий Мраморов, «СКБ Контур»: Наша стратегия остается неизменной – это поиск новых рыночных ниш, быстрорастущих и достаточно емких
Разработка ИТ и ПО в России. Федор Гриценко, «Сервионика» (ГК «Ай-Теко»): Мы либо вникаем в проблемы заказчика и пытаемся их решить, либо бизнес сам начнет заниматься ИТ
Дмитрий Иванников, Treolan: Наиболее интересна сейчас именно цифровизация экономики с переводом бизнес-заказчиков в облако
CNews Cloud Conference. Панельная дискуссия. Ключевые тенденции и перспективы российского облачного рынка. Взгляды поставщиков и заказчиков
CNews Cloud Conference. «Невский» ПАО « ТГК-1». Алексей Малафеев: Два ЦОД на расстоянии 50 км работающих как один – это реально.
Олег Жуков, Oracle: Мы научились брать часть публичного облака и переносить его на территорию дата центра заказчика или партнёра. В этом направлении мы впереди планеты всей
Telecom Daily. Cloud Services & Big Data. Александр Герасимов, J’son & Partners Consulting: ЦОД для облачных сервисов