×

24 Ноября 2017 20:09
1992
0

Слушайте подкаст программы:

 

Мы, как производитель оборудования, станков, специализируемся на достаточно узкой группе особо сложных станков, многоосевых, обрабатывающих центрах. И те 400 конструкторов, которые у нас работают (мы производим станки только собственной разработки), фактически, все нацелены в будущее. Сегодня мы уже закладываем те решения, которые позволят станкам самотестироваться. То есть мы закладываем в них такие решения сейчас, которые, мы точно знаем, может быть, не будут использованы в ближайшее время, 1-2-3-5 лет, но точно, я уверен, будут использованы через 10 лет, и в наших станках можно будет их задействовать, тогда, когда для этого будут готовы софты и т.д.

 

В этом отношении, как сказал заместитель министра промышленности, очень важно, чтобы разработка находилась у нас в руках. Каждый раз, когда мы собираем станок кем-то разработанный, мы должны понимать, что мы собираем прошлое, разработанное 10 – 15 лет назад, в редком случае 3 - 4 года назад. Когда работают наши конструктора, неважно, кто они по национальности, где мы их наняли, в какой стране (в основном, конечно, у нас российские конструкторы), то мы должны понимать, что мы работаем над будущим, тем, которое будет через 15 лет.

 

 

Сергей Недорослев, Президент Группы СТАН (российское станкостроение)

 

Конференция «Эффективное производство 4.0» Фонда «Сколково» в партнерстве с ООО «Твинс технологии»

16-17 ноября 2017 года, г. Москва 

 


Это принципиально два разных подхода. Один нас всегда будет оставлять в прошлом, второй дает возможность конкурировать на глобальном рынке именно в будущем. Поэтому мы всегда призываем, естественно, к более прогрессивному подходу, и со своей стороны делаем все для того, чтобы это случилось.

 

Второе, что я хотел сказать.

 

Цифровизация, интенсивность, автоматизация производства – все это связано с большой, как раньше говорили в Советском Союзе, фондовооруженностью. Это очень дорогие машины и механизмы, это достаточно дорогие решения.

 

Сегодня, может быть, здесь есть, конечно, какие-то технические люди, которые не особо в это погружены, но все остальные точно знают, что Европа, США, Англия последние 10 лет проводят мощнейшую финансовую политику так называемого количественного смягчения. Что это означает? Это обозначает для технических людей, для таких людей, как мы, которые делают станки, что они получили доступ к фактически неограниченным финансовым ресурсам под отрицательную ставку.

 

Фактически под отрицательную, скажем, под нулевую. Учётные ставки есть отрицательные, но то, подо что они выдаются – положительное, ну, может быть 0,2 %. И это уже длится 10 лет.

 

Представляете, если у вас бесплатные деньги, что вы делаете? Прежде всего, вы перевооружаетесь, переоснащаетесь, ставите роботов, ставите автоматизацию, разрабатываете совершенно новые продукты, потому что у вас неограниченная возможность вкладывать деньги в ваших конструкторов, их автоматизацию, потому что у конструкторов своя автоматизация и так далее.

 

Если это длится 10 лет, вы увидите, что мы через 10 лет получим. Мы получим сверхконкурентного монстра в лице той промышленности, которая воспользовалась плодами количественного смягчения.

 

К сожалению, наш Центральный банк независим от Правительства, как вы знаете, и от Президента, и наш Центральный банк, - пока есть инфляция, наверное, это благородное дело, есть недобросовестные банки и т.д., - последние 10 лет проводил политику как раз наоборот, количественного ужесточения, я уже не знаю, кому - как, но нам в группу СТАН деньги достаются, в среднем (с учётом даже того, что государство помогло по Фонду промышленности, мы очень благодарны, часть денег, 20% нам дали через Фонд промышленности под 5%) по кредитной ставке 15,5%.

 

С учётом того, что рубль-доллар стабилизировали, то есть мы, в среднем, кредитуемся в долларах под 15%. Наши коллеги как DMG MORI и т.д, конечно, учитывая, что маржа в производстве станков по вашей компании (эти данные публичные) 2 – 3 %, то можете представить, что вы бы были уже 10 лет глубоко убыточными при таких кредитных ставках. Поэтому вся эта цифровизация, переоснащение и т.д. лежит, фактически, на фундаменте кредитно-денежного обращения, и наша сегодняшняя резолюция, какая-то часть должна обязательно это сообщать. У нас же будет какой-то документ, или мы просто поговорим и разойдёмся?



Голос: Я надеюсь, что да. Я надеюсь, что мы зафиксируем, по крайней мере, результаты нашего обсуждения.



Сергей Недорослев: Нет - нет, мы без документа не уйдём, мы люди практические, привыкли поговорить – значит, давай. Вот, поддерживаете? Пожалуйста, давайте сделаем документ. Все, кто в зале, он будет у нас в каком-то месте, подойдите, пожалуйста, не анонимно подпишитесь, потому что это очень важно.



Голос: Спасибо, Сергей. Я думаю, что мы ещё в сессии «вопрос – ответ» вернёмся к инфраструктурным проблемам...



Сергей Недорослев: Мы сделаем документ, например, 10 пунктов, из них пусть будет семь технических, но три нужно сделать по кредитно-денежному обращению, иначе все эти технические можно считать недействительными.

 

Следующий вопрос модератора…


Сергей Недорослев: Любой станок, особенно современный, сложный, дорогой, не универсальный, тот, который мы сделали, разрабатывается… примерно можно сравнить, наверное, с гостиницей.

 

Если нет заполненности на 70 %, он будет убыточен. Он разрабатывается именно производительный, чтобы он себя окупал, вам нужно его загружать минимум на 70 %.

 

Очень большое количество таких станков стоит в маленьких компаниях, которые делают компоненты и детали для больших авиационных, судостроительных, станкостроительных, двигателестроительных производств, поскольку маленькие компании позволяют гораздо лучше следить за этим станком, вообще относиться к нему.

 

Там есть хозяин, условно говоря, которому сильно не все равно. И он не сможет, если у него станок будет работать на 2 - 3 %, перекрыть, как наш коллега сказал, политикой количественного смещения из штаб-квартиры. Он просто обанкротится.

 

Поэтому, мы фактически, ориентируемся на такие компании, поэтому станки очень производительные, и очень чётко рассчитанные и действительно правильно поставляются к бизнес-модели.

 

Как мы сейчас работаем заказчиком?

 

Мы российская компания, сравнительно недавно существуем, но, естественно, основываемся на столетнем опыте работы станкостроительной промышленности в России. У нас нет бренда.

 

Российский станок, если есть хоть малейшая возможность, то не то, что не покупают, на него даже не смотрят, потому что везде, естественно, стоит иностранное оборудование.

 

-       Они говорят: «Старый друг лучше новых двух», зачем нам вообще что-то экспериментировать?


Это любимая русская пословица, обычно на заводах, куда мы приходим, звучит:

 

-       «Старый друг лучше новых двух», а вас мы не знаем.

 

Вторая пословица – отгадайте, какая?

 

-       «От добра добра не ищут». У нас прекрасно работает OKUMA, или DMG, нам хорошо.

 

-       Мы говорим: экономика, то, сё...

 

-       Это не к нам, мы вообще тут технические люди.


Поэтому нам приходится говорить так:


-       Хорошо. Ты технический человек? Дай сюда деталь, тебе какая разница, на каком станке, на OKUMA это сделать или на каком. Просто дай деталь, скажи параметры, мы тебе выложим всю экономику, потому что, в конце концов, тебе станок-то не нужен, тебе же деталь нужна, правильно?

 

Поэтому правильно вы сказали, очень здорово: мы, как производители самолётов, фактически, приходим со всеми финансовыми моделями, со всеми точками, со всеми возможными деталями, но тут главное – взять это техническое задание, потому что у нас же как обычно: старый друг лучше новых двух... Поэтому все эти модели деталей передают старому другу, а ты вокруг забора бегаешь и пытаешься предсказать…

 

Но это хорошо, это нас только укрепляет, потому что мы не знаем что… мы приходим, мы 50 деталей готовы дать, можно так, так, так и так сделать, пытаемся получить.

Сколково. Эффективное производство 4.0. Павел Растопшин, компания «ЦИФРА»: Данные в производстве приобретают абсолютно иное фундаментальное значение
Сколково. Эффективное производство 4.0. Андрей Тихонов, «Лаборатория Касперского»: Разработчики IoT-систем, АСУТП и т.д. стабильно откладывают безопасность «на потом»
Сколково. Эффективное производство 4.0. Алексей Кислов, 1С: ERP-решения для автоматизации производства и планирования на всех уровнях
Сколково. Эффективное производство 4.0. Борис Менелевский, SAP: Переход от экономики товаров к экономике услуг
Сколково. Эффективное производство 4.0. Андрей Шаверин, OMRON: Откуда в производственном цехе берутся большие данные
Сколково. Эффективное производство 4.0. Дмитрий Курлов, СОЛВЕР: Важность человека при автоматизации и перехода к цифровому планированию в машиностроении
Сколково. Эффективное производство 4.0. Александр Усов, SKF: Сбор данных с динамического оборудования до сих пор является актуальной задачей, которая в полной мере не решена
Сколково. Эффективное производство 4.0. Александр Хайтин, Yandex Data Factory: готовы, не готовы - «выживание не является обязанностью»