×

24 Ноября 2017 13:39
843
0

Слушайте подкаст программы:

 

В 90-м году я пошёл изучать программирование, и, соответственно, увидел первый компьютерный машинный зал. Они выглядели примерно как завод, огромные ЭСВМ, такие же, как станки, железные, здоровые. Никакой разницы практически не было визуально. Что за 20 лет изменилось в IT? Датацентры действительно стали другими. Почему? Потому что, с одной стороны, конечно, может быть, это более динамичная отрасль, с другой стороны, когда строится все с нуля, все очень быстро. Поэтому у нас современные компьютеры, современные мониторы, все в облаке, в Интернете и так далее. А предприятия – это, в целом, по-прежнему уклад 60 - 70х с точки зрения производства, организации в первую очередь. Во вторую очередь – это капиталоемкие отрасли, в которые проинвестировано много денег и средств, и многие машины и оборудование, не только в России, во всех странах, продолжают работать, и ещё будут работать 30 лет.

 

Эти станки, покрашенные зелёной краской, от них никуда не деться, и я абсолютно согласен, что нельзя взять, цех убрать и новый поставить. Так не бывает. Соответственно, вопрос в том, что делать? Готовы ли мы к цифровой революции? Что такое вообще вся эта цифровая экономика, все об этом начали говорить, но, в принципе, ничего нового. И пять лет назад все это было, есть предприятия, где это реализовано. Просто новые уклады организационной модели на старом рынке, в целом, если говорить про производство. Классический пример – это то, что в такси произошло. Что, машины поменяли? Tesla начали ездить? Те же самые таксисты, те же самые машины, все то же самое, уклад другой. 

 

Игорь Богачев, генеральный директор компании «Цифра» (ГК Ренова)

 

Конференция «Эффективное производство 4.0» Фонда «Сколково» в партнерстве с ООО «Твинс технологии»

16-17 ноября 2017 года, г. Москва 

 


См. также исследования J'son & Partners Consulting:

 

Промышленность как основа цифровизации и роста экономики

 

Индустрия 4.0 и цифровизация: Революция в промышленности на пути к промышленной революции в России

 

Для меня что такое этот новый уклад, если пофантазировать? Это Facebook станков. Станки старые – Facebook новый. Как все это подключить и объединить? Вот, наверное, такой первый элемент, как все эти промышленные машины, для начала, объединить, как оцифровать эту старую экономику. И здесь это не про какие-то новые штуки, мы, как компания, этим пытаемся заниматься.

 

Вопрос: а мы готовы к цифровой революции? Мне кажется, есть два вида готовности. Первая – готовность технологическая, мы технологически готовы давно, что тут нового? Мы Сергеем только что обсудили. Всё есть, и у Стана всё есть, вопрос, готовы ли вы ментально? Готовы ли предприятия?

 

Голос: А если не готовы, потому что тогда сразу все обнаружат, что станки используются примерно на 2 %.



Игорь Богачев: Во-первых. Хорошая новость, что это не только у нас.

 

Я недавно участвовал в самом первом русском форуме, участвовал в дискуссии Россия – Германия, умные фабрики. Приехали товарищи из Германии, и, в принципе, у них такие же проблемы, ничего другого. Там профсоюзы ещё и запрещают мониторить рабочих у станка, например. Там свои проблемы. И они тоже хотят их решать. Я согласен, что ментальная неготовность – важнее.

 

Мне, например, вся эта история с программой цифровая экономика очень импонирует. Можно сколько угодно спорить, хорошая программа, плохая, кто там что написал, как быстро ее готовили. Факт есть факт, позиция государства – давайте, цифровизуйтесь. И все так или иначе со скрипом, но идут в эту сторону, и мне кажется, что это абсолютно правильное сообщение.

 

Что делать? Простой рецепт. Конечно, хочется говорить про искусственный интеллект, про супервозможности.

 

Давайте просто начнём с того, что все машины подключим к этому Facebook станку, поймём, что работает, что не работает, почему не работает, когда будет работать, и где то, что купили и вообще не подключали? И потом соберём какие-то цифровые модели, попробуем хоть что-то сделать. 


Один знакомый двадцатилетний молодой человек, который с помощью своих родителей сам взял в аренду, купил некоторое количество 3D-принтеров, принимает заказы через Интернет, производит детали и отправляет их заказчику.

 

Такой у него бизнес. Это что, цифровое производство? Наверное, да, какое-то его начало. С другой стороны, всем известен пример, про него много рассказывают, Harley-Davidson. Раньше они один мотоцикл делали два месяца, а сейчас делают сколько-то дней. Что это такое? Это индивидуализация, персонализация производства. Следующий уровень цифрового производства, два экстремума цифрового производства.

 

Третий момент, о котором я думал, извини, может быть, я не отвечаю на вопросы, конечно, но просто хочется сказать про это. Приходят через пять лет ребята молодые на завод, которые сегодня в школу заканчивают. У них аккаунты ВКонтактеFacebook, это всё, а что на заводе им делать? Каким образом им вообще может быть интересно прийти работать на завод фрезеровщиком, токарем? Даже оператором станка производства компании Стан с цифровым программным управлением? Вообще говоря, мы вот про это должны разговаривать. Компетенции постепенно уходят с предприятия, я думаю, что те, кто там работает, гораздо лучше это понимают. Приходят молодые люди. Им сложно научиться, у них нет, на самом деле, слишком большой мотивации работать так, как работали их родители. Для меня цифровое производство – это все это. Это новый уклад, это все по-другому.

 

Можно, конечно, закрывать на это глаза, говорить, да, мы не готовы. Мы и не будем готовы. В медицине тоже самое происходит. Надо готовиться, и никто же не подготовит. В целом, какое value мы продаем? Нужно делать простые, понятные шаги. Нужно сделать рабочее место привлекательным для современного молодого человека и нужно научиться измерять свое производствоИзмерять можно только через цифру. Ещё один важный вопрос – про загрузку оборудования. На мой взгляд, что цифра позволяет сделать? Позволяет загрузить оборудование через те самые внешние заказы. Если ты знаешь, какие станки у тебя простаивают, то ты научись это машинное время продать кому-то другому, а не расстраивайся из-за того, что у тебя коэффициент технической готовности очень низкий. Это тот самый Facebook станков, «уберизация», что угодно. Это все про это.



Голос: И в этом и будет твоя эффективность.



Игорь Богачев: Value – это эффективность, конечно, это загрузка, это гордость за свое производство.

АСИ. Александр Морозов, акселератор «Территория»: Открытая лекция по привлечению частного и государственного финансирования в наукоемкие «железячные» проекты промышленных предприятий
All-over-IP 2017. Светлана Водянова, J’son & Partners. Индустрия 4.0: как рост производительности в промышленности и цифровизация экономики может поднять уровень жизни в стране?
Сколково. Эффективное производство 4.0. Павел Растопшин, компания «ЦИФРА»: Данные в производстве приобретают абсолютно иное фундаментальное значение
Сколково. Эффективное производство 4.0. Андрей Тихонов, «Лаборатория Касперского»: Разработчики IoT-систем, АСУТП и т.д. стабильно откладывают безопасность «на потом»
Сколково. Эффективное производство 4.0. Алексей Кислов, 1С: ERP-решения для автоматизации производства и планирования на всех уровнях
Сколково. Эффективное производство 4.0. Борис Менелевский, SAP: Переход от экономики товаров к экономике услуг
Сколково. Эффективное производство 4.0. Андрей Шаверин, OMRON: Откуда в производственном цехе берутся большие данные
Сколково. Эффективное производство 4.0. Дмитрий Курлов, СОЛВЕР: Важность человека при автоматизации и перехода к цифровому планированию в машиностроении