×

23 Марта 2015 16:57
4266
0

- уровень российского рынка робототехники отстает от западного

- российский ExoAtlet - единственный экзоскелет в Европе

- функциональные особенности представленного в действии на выставке прототипе экзоскелета, технические детали, медицинское обслуживание, зарядные устройства, комплектующие

- спортсмен Ярослав Святославский был обездвижен 4 года, и смог ходить при помощи роботизированных ног

- Импортозамещение в российской робототехнике

- стоимость экзоскелета


Полная расшифровка интервью:

 

Михаил Крундышев: К сожалению, рынок российской робототехники, как на конференции было сказано, сильно отстает от западного, и тот факт, что в России разрабатывается российский экзоскелет, который даст возможность нашим пациентам, которых достаточно большое количество, к сожалению, они прикованы к инвалидному креслу, новые возможности в повседневной жизни и встать. Это, на мой взгляд, уже крайне важно. Если сравнивать изделие на уровне каких-то технических параметров, то, безусловно, у нас есть целый ряд своих ноу-хау, которые отличают наш продукт от западных аналогов. Собственно говоря, один из немаловажных аспектов – это цена. Сейчас, особенно, когда произошли эти резкие скачки курса и рубль оказался сильно девальвирован, наше изделие окажется чрезвычайно конкурентоспособным по отношению к западным аналогам, которые изначально были черезмерно дорогими, а теперь на фоне курса рубля они станут вообще априори недоступны российским потребителям. Наше изделие должно решить эту проблему, стать достойным, качественным и доступным средством повседневной медицинской реабилитации. Про какие-то узкие технические моменты если говорить, у нас наша платформа для передвижения оборудована целым рядом элементов электро–, нейро–, миостимуляции, которые делают домашнюю реабилитацию по-настоящему эффективной. Ведутся серьезные исследования совместно с ведущими российскими медиками, и именно в этом мы видим наше ключевое отличие от западных аналогов.



JSON.TV: Спасибо. Кто управляет экзоскелетом – сам человек или человек, который его сопровождает?



Михаил Крундышев: Безусловно, человек, который находится в экзоскелете, должен управлять экзоскелетом сам. Просто в настоящий момент мы видим на демонстрации опытный образец. Это ещё пока не серийный продукт. Он пока не прошел клинические испытания, клинические исследования и, соответственно, мы пока не можем доверить пилоту самостоятельно без сопровождения управлять экзоскелетом. Как только процесс будет завершен, и будет доказана безопасность, получено регистрационное удостоверение Росздрава, пилот получит возможность самостоятельно передвигаться и самостоятельно осуществлять управление. Сейчас пока эта функция делегирована сопровождающему. Только из соображений безопасности.



JSON.TV: Насколько это трудно, тяжело, вообще, сколько он весит, и насколько ему комфортно или сколько он непрерывно может находиться в нём, какие ощущения?

Михаил Крундышев: Знаете, этот вопрос лучше задавать пилоту. Я со своей стороны могу сказать, что вес экзоскелета, который составляет порядка 12 кг, не является нагрузкой на самого пилота, потому что он перемещает и самого себя, и пилота, который находится внутри. Поэтому он не ощущает вес. Это роботизированные ноги, которые заменяют его ноги, которые являются опорой и позволяют перемещать пилота. Комфортность и все прочее, как я и сказал, это, всё-таки, надо спросить у него. Я хочу обратить внимание только на одно, что люди, которые годами… вот Ярослав больше четырёх лет был обездвижен и не мог подняться вертикальное положение, безусловно, у них начинается атрофия мышц, физиология нарушается, и организм не функционирует нормальным образом, поэтому, безусловно, вначале это стресс для организма. Собственно говоря, с другой стороны, это есть большой плюс, потому что вертикализация является обязательным условием для любого прямоходящего человека. Природа нас такими задумала, поэтому находиться по меньшей мере 40 минут в вертикальном положении и перемещаться – это просто обязанность любого человека, и когда человек, который годами сидел, оказывается вертикальном положении, у него нормализуются обменные процессы, уходят какие-то урологические инфекции. Это огромный плюс. С другой стороны, конечно, это тяжелый труд, ежедневный труд, поэтому первый курс две недели, когда человек учится, втягивается, ему очень тяжело. Сначала он учится только вставать, ему тяжело, он не может даже поймать равновесие, потом делает первые шаги, потом он приходит к тому, что начинает ходить по 40 минут в день, и это для него, в каком-то смысле, фитнес, нагрузка, и, в каком-то смысле, это всё-таки труд.



JSON.TV: Сколько времени у вас ушло на создание этого образца и, я так понимаю, Ярослав – первый человек…

Михаил Крундышев: Ярослав – один из первых пилотов, мы сейчас работаем с несколькими пилотами. Ярослав просто у нас самый способный и, с другой стороны, он лицо нашего проекта, мы его приглашаем на все демонстрации. Проект начался в 2011-м году, и нам потребовалось достаточно много времени, чтобы сначала провести все теоретические изыскания, сначала определить основные технические требования, медицинские требования проекта, сейчас мы дошли до стадии, когда у нас есть опытный образец, и по нашим планам уже в следующем году начать продажи. 



JSON.TV: А сколько вы планируете производить, есть уже какие-то предзаказы, может быть, от государства?

Михаил Крундышев: Безусловно, есть предзаказы. У нас есть предзаказы от 50 людей, у которых проблемы с передвижением,

JSON.TV: Частные?

Михаил Крундышев: Да. Сейчас есть порядка 50 физических лиц, которые готовы это купить. Сейчас есть несколько лечебных учреждений, которые готовы приобретать это как реабилитационное оборудование для своего реабилитационного процесса в клиниках. Поэтому, безусловно, рынок сбыта есть, есть потенциальный потребитель, есть желающие купить, надо просто, ещё раз говорю, пройти оставшуюся часть процесса разработки, получить регистрационное удостоверение, получить результаты клинических испытаний от врачей, подтверждающие, что изделие безопасно и выполняет свою функцию, и, я уверен, что его ждёт отличное будущее.


JSON.TV: Спасибо. Ещё вопрос: комплектующие и зарядное устройство, какие вы используете батареи, российского производства или зарубежного, и сколько вообще ExoAtlet может работать без подзарядки?

Михаил Крундышев: Сейчас там литий – ионные батареи, достаточно миниатюрные. За последние несколько лет произошёл серьезный прорыв, и эти батареи сейчас обеспечивают ему с учётом его мощности и нагрузки примерно до 4 часов автономной работы. На самом деле, этого более чем достаточно, потому что, как я и говорил, даже 40 минут вертикальном положении и перемещение – это очень большой труд. Мы проводили эксперимент, Ярослав как-то раз перемещался 500 – 600 м, просто тут надо отдавать себе отчёт, что скорость передвижения тоже где-то 1.5-2 километра час, он не двигается со скоростью, с которой мы обычно перемещаемся. Поэтому 4 часа…

JSON.TV: Пока?

Михаил Крундышев: Если честно, это просто в среде небезопасно, потому что, всё-таки, поддержание равновесия остается за человеком. Скорость ограничена, но в дальнейшем будем проводить эксперименты, может быть, скорость повысим, но я не думаю, что когда-нибудь скорость превысит 3 километра в час. Это скорость обычного человека, который ходит прогулочным шагом никуда не спеша. Соответственно, 4 часа аккумуляторной батареи – это больше, чем его физическая потребность в перемещениях в пределах суточной нормы. Батарея заряжается достаточно быстро, мы предполагаем сменный комплект батарей, чтобы человек мог, пока другие заряжаются, заменить одну на другую. Батареи стали тоже достаточно компактные, они практически ничего не весят. Если говорить про комплектующие, это мы поставили себе задачу перейти на комплектующие отечественной сборки по причине того, что, если использовать моторы и редукторы иностранного производства, то они в структуре себестоимости экзоскелета занимают до 50 %. Это чрезвычайно дорого плюс риски, и санкционные, и курсовые, поэтому мы сейчас уже практически ушли от комплектующих зарубежного производства. У нас сейчас остались только чешские приводы, моторы, но мы сейчас совместно с российскими разработчиками, одним из резидентов Сколково, поставили себе задачу сделать российский привод, тем более, что мелкая серия - это вполне возможно. Но у нас есть цель перейти на 100 % российские комплектующие, если не говорить о каких-то отдельных микросхемах, но это не критично, они не являются какими-то чрезвычайно важными. Да, практически перейти на 100 % российские комплектующие и уйти от курсовых рисков, от рисков непоставки в Россию каких-то комплектующих, потому что ряд американских, японских компаний перестали поставлять отдельные комплектующие, которые в робототехнике используются, поэтому это риски.

JSON.TV: Отлично. Последний вопрос – при использовании дома в домашних условиях, ExoAtlet больше как компьютер с возможностью удалённого доступа к нему или это как какой-то тренажер, который человек может сам полностью отключить, включить, или у вас будет какая-то удалённая служба техподдержки?

Михаил Крундышев: Я вас понял. У нас есть информационная система, в которую включены все наши ExoAtlet. Соответственно, часть функций по перепрошивке, модификации и так далее может осуществляться при помощи экосистемы и подключения к ней, то есть изделие выходит в Интернет по Wi-Fi модулю и, соответственно, получается вся телеметрия на удалённую базу данных, и при помощи доступа к ней врачи или техники могут смотреть, как изделие используется, менять настройки, перепрошивать программу. У пользователя есть возможность через смартфон или через планшет или через компьютер через приложение посмотреть какую-то телеметрию, связанную со своими ежедневными тренировками. На самом деле, это очень похоже на то, что делают, например, программы для современных коммуникаторов, которые могут показывать, сколько пройдено дистанции, какие-то базовые параметры. Это есть. Вопрос в том, что мы не можем позволить себе допустить пользователя к настройкам самого экзоскелета, потому что это может быть небезопасно. Например, увеличить скорость движения можно только с разрешения врача и техника, который имеет такой уровень доступа. Потребитель может только смотреть результаты телеметрии, он не может менять настройки изделия просто по причине безопасности.

JSON.TV: А насколько наши врачи готовы обслуживать, работать именно с такими системами?

Михаил Крундышев: Вы знаете, врачи готовы, потому что механотерапия, а наше изделие относится к механотерапии, с точки зрения врачей – неотъемлемая часть процесс реабилитации. Есть в настоящий момент стационарные изделия, которые чрезвычайно дорогие, используются в реабилитационных центрах. Они позволяют человека вертикализировать и начинают расхаживать. Соответственно, врачи по-настоящему заинтересованы в том, чтобы получить более дешёвый, более портативный механизм. Банально, не нужна отдельная комната в медицинском центре, человек может ходить по коридору, вся телеметрия, допустим, на компьютере, и, соответственно, врач по результатам может с этим работать. Это гораздо более гибко, удобно, не говоря о том, что дешевле. Поэтому врачи морально готовы, и мы сейчас в настоящий момент находимся уже в стадии начала клинических исследований с врачами РНИМУ им. Пирогова, результатом которых должна стать полная готовность к процедуре клинических испытаний, то есть сначала клинические исследования совместно с врачами, которые позволяют подготовить всю необходимую входящую документацию, включая методики для запуска процесса получения регистрационного удостоверения, которое делается в рамках клинических испытаний.

Робототехника в сельском хозяйстве. Альберт Ефимов, Сколково: Необходимо добиваться радикальных улучшений показателей по проектам, иначе глобальную конкуренцию не выиграть
SKOLKOVO.AI. Альберт Ефимов: Главнейшей задачей является переход от AI к IA (Intelligent Augmentation). Не замена мыслительных способностей человека, а продление его возможностей
Открытые инновации 2016. Дмитрий Кайнов, ABB: Робототехника готова к переходу на индустрию 4.0
Открытые инновации 2016. Сессия «Глобальная роботизация производственных процессов»: Будущее за коллаборативной робототехникой
Промышленный Интернет в России. Сколково, Александр Ануфриенко: ключевая компетенция в этом мире – это технологическая новизна и сложность копирования. Мы можем конкурировать, совмещая «железку» со сложным встроенным софтом
Skolkovo Robotics. Сессия «Естественный искусственный интеллект»
Skolkovo Robotics. Manohar Paluri, Facebook: Компьютерное зрение на нужном уровне
Skolkovo Robotics. Иван Лаптев, VisionLabs: Компьютерное зрение в эпоху свёрточных нейронных сетей