×

21 Сентября 2016 15:25
1439
0

Слушайте подкаст программы: 

 

Спутниковая связь – единственный способ коммуникации для труднодоступных, малонаселенных, высокоширотных территорий. Отечественные телеком-операторы взяли равнение на расширение спектра услуг в области спутниковой связи. Вопрос только, в каком объеме и какие приоритеты? JSON.TV пригласил в студию человека, который непосредственно этим занимается – исполнительного вице-президента компании «Ростелеком», генерального директора компании АО «РТКомм.Ру» Александра Рогового.


JSON.TV представляет полную расшифровку программы:

 

Геннадий Хворых: Спутниковая связь – единственный способ коммуникации для труднодоступных, малонаселенных, высокоширотных территорий. Отечественные телеком-операторы взяли равнение на расширение спектра услуг в области спутниковой связи. Вопрос только, в каком объеме, какие приоритеты. Давайте спросим человека, который непосредственно этим занимается. Мне очень приятно представить моего собеседника – исполнительный вице-президент компании «Ростелеком», генеральный директор компании АО «РТКомм.Ру» Александр Роговой. Александр, здравствуйте. Можно вас в начале попросить несколько слов рассказать о компании «РТКомм»? Чем занимаетесь, какие цели, задачи?

 

Александр Роговой: Это компания, входящая в группу «Ростелеком», центр компетенции по спутниковой связи всей большой группы «Ростелеком». Мы предоставляем услуги всего существующего спектра спутниковой связи на всей территории Российской Федерации. Наши клиенты – непосредственно «Ростелеком», различные государственные органы, крупные корпорации. Надеюсь, в ближайшее время будут физические лица и малые предприятия. Планируем развитие этого сегмента тоже.

 

Геннадий Хворых: Александр, спутниковые активы «Ростелекома» как выглядят, расскажите.

 

Александр Роговой: Довольно разветвленно. У нас наземные площадки, так называемые хабы – центры связи, расположены по всей стране. Мы продолжаем строительство наземных спутниковых станций в C-диапазоне. С-диапазон – это магистраль, широкие каналы с высокими скоростями. Они довольно дорогостоящие в плане оборудования, поэтому это в большей степени бизнес для операторов. Мы продолжаем строительство земных станций, сейчас закончили строительство в Сабетте, поставили пятиметровую тарелку. В ближайшее время мы заканчиваем Норильск. У нас еще и Курилы, и Чукотка, и Якутия – большое количество подобных каналов, которые до сих пор востребованы. Есть свои нюансы, связанные с тем, что наш акционер прокладывает волокно. Я думаю, это довольно известная история. Последнее волокно – на Магадан, на Камчатку.

 

Геннадий Хворых: Это повлияет на изменение соотношения?

 

Александр Роговой: Естественно.

 

Спутниковая связь априори не может конкурировать с волоконно-оптической связью, с фиксированной связью ни по скоростям, ни по стоимости. Это дороже, и задержки на спутнике значительно выше. Но при этом есть места, где без этого не обойтись.

 

Туда, куда приходит волокно, спутник все равно остается в качестве резерва, в первую очередь. Потому что кабель идет по дну моря и мы уверены, что это очень надежно и успешно будет работать. Но в жизни случаются всякие обстоятельства. Никто не вправе оставлять целые субъекты без связи, поэтому резервные спутниковые каналы все равно остаются. Плюс мы понимаем, что волокно присутствует не везде, поэтому на тех территориях, где его нет, C-диапазон и наша связь востребованы.

 

Геннадий Хворых: Александр, можете оценить в цифрах, какова доля спутниковой связи в структуре компании?

 

Александр Роговой: Незначительная. Как и вообще рынок спутниковой связи относительно рынка связи в целом. Это порядка 1 %, если в целом брать рынок. На то есть объективные факторы. Мы понимаем, что спутниковые технологии априори дороже и они получают меньшее развитие относительно, допустим, мобильной связи, фиксированной связи. Строительство везде продолжается. Мы очень надеемся на развитие спутниковых технологий, которые помогут если не принципиально изменить картину мира, то, во всяком случае, без революций несколько усилить спутниковые позиции. Это различные новые технологические проекты.

 

Геннадий Хворых: Можете о них рассказать?

 

Александр Роговой: Пока они находятся на уровне проектов, к глубокому сожалению. Но я говорю о тех, которые в принципе звучат. Есть проект Facebook, OneWeb. К сожалению, это пока американские проекты. У нас в России есть какие-то мысли на эту тему, но я не слышал, чтобы они были каким-то образом сконфигурированы. Идея этих проектов, во всяком случае, как мне это было представлено, – поднять интернет в космос и сделать бесшовный интернет на территории всей планеты Земля. Вызывает достаточно много скепсиса.

 

Геннадий Хворых: Какого плана?

 

Александр Роговой: Это довольно масштабный проект. Им нужно запустить довольно большое количество спутников. Я боюсь ошибиться в цифрах, но звучало порядка 600-700 штук. Они, конечно, значительно меньше существующих по размеру. Сейчас они заявляют скорость порядка 50 Мб в прямом канале и порядка 15 обратно, что весьма существенно, но при этом покрытие не ограничено. То есть мы не знаем, что такое роуминг, мы забываем про то, что такое отсутствие сети, связь есть везде. Я слышал высказывание господина Цукерберга, который сказал, что он готов датировать связь для различных удаленных населенных пунктов, лишь бы у них появился интернет и тот контент, который сможет им показывать. Вот такая логика. Жизнь не стоит на месте, жизнь развивается. Если это происходит, если интернет поднимается в космос, с высокой долей вероятности мы увидим серьезнейшие изменения.

 

Геннадий Хворых: В том числе в показателе в 1 %? Может ли эта цифра как-то измениться?

 

Александр Роговой: Хотел бы надеяться, что да.

 

Геннадий Хворых: Несколько слов о потребителях вы упомянули. Можно по секторам рассказать, кто ваши потребители, какие акценты ставите, про физических лиц упомянули.

 

Александр Роговой: Я говорил уже про операторский бизнес, который у нас есть. Есть еще довольно большой кусок – это VSAT. Я для себя это называю простым языком – последние мили. От магистрали должен быть какой-то маленький кусочек, который дойдет до конкретного потребителя. Это востребовано у государственных органов, у больших корпораций на тех территориях, где нет устойчивого приема связи других видов. Для частных лиц это довольно дорогостояще, потому что потянуть комплект оборудования, который для этого требуется домохозяйству, по тем ценам, которые есть на сегодняшний день, довольно сложно, с одной стороны и с учетом тех скоростей, которые это дает, наверное, нецелесообразно. Это бизнес, который есть сейчас, который устоявшийся, понятный и много лет существует.

 

С развитием технологии сейчас появилось новое направление, новый диапазон связи, который позволяет давать весьма существенные скорости порядка 40 Мб в прямом канале и порядка 12 в обратном за относительно невысокие деньги для спутникового рынка. Мы опять не можем сравниваться по стоимостям с операторами мобильной связи. Здесь есть субъективный и объективный факторы. Объективный фактор заключается в том, что у нас нет собственного производства, мы вынуждены приобретать за рубежом, а на всех нас сказался курс валют. Поэтому в рублевом эквиваленте это получается несколько дороже, чем нам бы хотелось видеть для более массового распространения.

 

Тем не менее, как нам кажется, этот вид связи будет интересен тем домохозяйствам, которые пригодны для круглогодичного проживания, будь то в отдаленных селах, небольших городах, где нет волокна, будь то в пригородах больших мегаполисов, даже в некоторых довольно крупных городах, где существует малоэтажная застройка. Не секрет, что даже в Подмосковье есть большое количество маленьких населенных пунктов, где волокна нет, а мобильная связь, прием не очень устойчив, в силу специфики расположения. Почему можем заинтересовать и мы надеемся, что это будет интересно? Потому что при весьма существенной скорости принципиально новый уровень качества. Мы уже запустили на двух российских спутниках АМ5, АМ6.

 

Геннадий Хворых: Уже работает технология?

 

Александр Роговой: Мы уже начали коммерческую эксплуатацию на АМ5 на Дальнем Востоке и в Сибири. Сейчас потихоньку раскачиваем европейскую часть. Буквально неделю назад начали. От тех абонентов, которые у нас уже есть, мы фиксируем пока только позитивные отзывы. Жизнь не стоит на месте, людям нужен интернет. Люди привыкли к интернету. И это позволяет им этот доступ получить. Более того, мы надеемся, что на базе этой технологии мы сможем развивать прочие жизненно важные для отдельного домохозяйства услуги. Я имею в виду и видеонаблюдения, и так называемый умный дом, и прочие вещи, связанные с определенным уровнем развлечения и комфорта, к которым часть людей уже привыкла, а кто-то для себя только открыл. Поэтому это скорее даже не доступ в интернет. Это доступ в новый мир для тех, у кого его по тем или иным причинам не было или нет в конкретном месте. Может, есть где-то в квартире, но в доме нет. Поэтому мы смотрим на следующий год как на старт продаж в новом для нас сегменте, что для нас не просто. Потому что, когда компания не работала с частными лицами, это довольно сложный период перестроения.

 

Геннадий Хворых: У вас есть вызов, есть за что побороться.

 

Александр Роговой: Самое прекрасное в этой истории.

 

Геннадий Хворых: Спасибо огромное. Вижу, что технология развивается, есть потенциальные возможности. Александр, можно в другую близкую сферу обратиться, порассуждать на тему российских операторов спутниковой связи и, в частности, вопрос связан с экспансией на зарубежные рынки. Ваша оценка, мнение.

 

Александр Роговой: Здесь есть ряд ограничений, связанных с лицензированием и получением различных разрешений. В каждом государстве есть свои требования, и им надо соответствовать. Каждый раз это надо отдельно изучать, и где-то есть такие требования, что необходимо регистрировать отдельно юридическое лицо по законодательству той страны, куда мы выходим. Сейчас, на мой взгляд, у нас еще есть потенциал внутри. Смотреть за рубеж и развиваться обязательно надо, но на сегодняшний день, как мне представляется, это в большей степени бизнес – если мы берем прикладную спутниковую историю – для уважаемых коллег из ГПКС и госпромкосмической системы для владельцев бортов. Я знаю, что они весьма успешны на зарубежных рынках. Нам есть пока чем позаниматься в России, но планы весьма далекие у нас есть.

 

Геннадий Хворых: Александр, часто обсуждается спутниковый ресурс. Много, мало его, как он изменится, достаточно ли. Можно узнать ваши комментарии?

 

Александр Роговой: По нашему мнению, времена дефицита спутникового ресурса прошли. Появляются новые высокоэффективные спутники. Мы сейчас пока не фиксируем переизбыток ресурса, но дефицита уже нет. Мы знаем про планы наших коллег, которые запускают эти спутники, создавать новые борта и надеемся на то, что ресурса станет еще больше. Здесь есть и наш корыстный интерес как оператора связи, потому что мы надеемся, что начнется некая конкуренция среди владельцев и это скажется на цене. На самом деле, если говорить более социально ответственно, в этом заинтересованы все. Потому что чем ниже будет цена, тем ниже мы дадим свою цену для нашего конечного абонента, тем больше будет абонентов и тем эффективней будет экономическая картинка.

 

Геннадий Хворых: Александр, аренда спутникового ресурса как-то меняется? Увеличивается, уменьшается?

 

Александр Роговой: За последнее время уменьшается. Не так активно, как нам бы хотелось, но есть уменьшение. Коллеги идут нам навстречу.

 

Геннадий Хворых: Мы можем сравнить эллиптическую и низкоорбитальную спутниковую связь, если их правомерно сравнивать? Что лучше, что важнее?

 

Александр Роговой: Я бы не сравнивал, что лучше, что хуже, что важнее, что не важнее. Оно абсолютно друг друга дополняет. И в идеале нам бы получить все. Если позволите, опять вернусь к OneWeb. Низкоорбитальная история, которую они планируют. У них в акционерах и в инвесторах присутствует Intelsat – один из крупнейших владельцев группировки геостационарных спутников. И, казалось бы, они же прямые конкуренты. Но, оказывается, нет. У них есть интерес и там, и там, потому что услуги могут быть оказаны разные. То же самое с высокоэллиптической связью. Мы понимаем, что на полюсах без высоких спутников особо ничего работать не будет. Поэтому, на мой взгляд, это взаимодополняющие виды.

 

Геннадий Хворых: Я правильно понимаю, что проект OneWeb, о котором вы упоминаете, это в контексте парадигмы использовать спутники малого веса, малых габаритов. Мини-спутники. Ваши ощущения – это концепция оправдывает себя или пока только виртуально?

 

Александр Роговой: Я как сторонник всего нового хочу верить в то, что она себя оправдает. О причинах я уже рассказывал. Мы действительно получим качественно новый уровень связи. Жизнь покажет. Пока проект развивается.

 

Геннадий Хворых: Могут ли появиться новые игроки на рынке операторов спутниковой связи?

 

Александр Роговой: Нам бы этого очень хотелось, потому что, на мой взгляд, тем спортивней мы выглядим, а в конечном счете это сказывается на качестве наших услуг, а соответственно, на качестве жизни наших абонентов. Поэтому мы за конкуренцию. С другой стороны, объективно рынок в том состоянии, в котором находится сегодня, не очень привлекателен для новых игроков, потому что волокно действительно прокладывается, от больших каналов отказываются, мобильные сети также развиваются, поэтому, безусловно, спутниковая связь на сегодняшний день испытывает в очередной раз давление прогресса, и здесь важно, чтобы именно в этой отрасли произошло технологическое новшество. Если мы не берем в расчет спутниковый К-интернет для массового рынка. Но по большому счету, если не будет прорыва в спутниковых технологиях, и эта история будет конечна, безусловно, потому что это получается дороже.

 

Геннадий Хворых: Александр, если мы теперь обратимся на уровень провайдеров услуг спутниковой связи, какова там ситуация, насколько тесно на этом рынке, возможно ли появление новых участников, слияние, поглощение и т. д.?

 

Александр Роговой: Рынок не может долго находиться в ровном горизонтальном состоянии, когда всем все понятно. Сравним разные уровни. Если мы говорим про землю, безусловно, какая-то консолидация будет, потому что, как я говорил, волокно развивается, мобильные сети развиваются, рынок сжимается, выживают только сильнейшие. Я возникновения новых игроков не предвижу и полагаю, что определенные изменения будут. Мы в этом смысле за конкуренцию: чем сильнее наши конкуренты, тем сильнее должны быть мы. В итоге все это неизбежно ведет к развитию. Возвращаясь к первому вопросу, здесь как раз если и появится что-то, то только эти новые вещи, новые проекты, новые технологии, потому что на геостационаре спутников достаточно много. Это не совсем мой бизнес в чистом виде, чтобы глубоко об этом рассуждать, но, как мне кажется, они между собой конкурируют, нам бы хотелось, чтобы конкуренция была выше, а цены пошли вниз, но я думаю, что ничего принципиально нового, нового игрока, который вдруг сейчас о себе заявит, не появится: непонятно, где он будет спутники размещать.

 

Геннадий Хворых: Уточню про ваш рынок провайдеров спутниковых услуг связи: каковы перспективы, каково развитие?

 

Александр Роговой: Мы в это верим, за счет опять же этой новой технологии. К сожалению, на сегодняшний день спутник большинством людей, которые о нем знают и которых не так много, воспринимается как связь очень медленная и очень дорогая. И это существовало десятилетиями. Понятно, что за один день изменить такую парадигму восприятия невозможно. Поэтому прикладываем все усилия, чтобы объяснить, что ситуация изменилась. Это действительно несколько дороже, чем все остальное, но уже отнюдь не медленно. И если мы возьмем уровень качества, то он весьма серьезный. И где-то мы можем и с мобильщиком конкурировать по устойчивому приему сигнала. Поэтому мы видим точку развития рынка именно в этом сегменте и именно в этом диапазоне. Предыдущие диапазоны стабильны, и они останутся стабильными, без спутниковой связи мы вряд ли останемся, потому что экономически нецелесообразно везде прокладывать волокно и везде ставить базовые станции. Чудес не бывает. Спутник нужен, он останется, но развитие должно быть за новыми технологиями, о которых я рассказывал.

 

Геннадий Хворых: Александр, хочется вас порасспрашивать на тему потребителей. Такие потребители, как морские суда, самолет, представляют область ваших интересов?

 

Александр Роговой: В большей степени суда. Морские, речные – мы смотрим на это, и мы уже организовали на нескольких судах каналы связи. Что касается самолетов, это в большей степени бизнес владельцев бортов. Там технологически ставится специальная «коробка», работает непосредственно со спутником. Нам как провайдерам там сильно делать нечего. Что касается судов, среди морских судов есть игрок американская компания INMARSAT. Тем не менее мы тоже смотрим туда, но подвижная спутниковая связь – это несколько иная история и ной разговор, хотя мы с нашими партнерами внимательнейшим образом смотрим на то, чтобы ставить наше оборудование на скоростные поезда. Наши партнеры – разработчики оборудования провели довольно успешный проект в Китае, и мы смотрим, чтобы здесь организовать то же самое.

 

Геннадий Хворых: Пассажиры хотят интернет в поезде?

 

Александр Роговой: Пассажирам нужен интернет в поезде. Многие, наверно, ездили на «Сапсане». Я знаю, что такое, когда у тебя прерывается связь. Это настолько уже вошло в наш обиход, что становится просто некомфортно. Хотя раньше об этом никто и не задумывался. Тем не менее жизнь не стоит на месте, и слава богу.

 

Геннадий Хворых: В завершение вопрос, связанный лично с вами. Насколько я понимаю, вы держите руку на пульсе, консолидируете все активы крупнейшего российского оператора. Что вас вдохновляет в работе?

 

Александр Роговой: Я живу некой мечтой о том, что спутниковый интернет, о котором я столько сегодня говорил, станет интересен и популярен.

 

Геннадий Хворых: Сломается эта парадигма, наследие прошлого...

 

Александр Роговой: Конечно, нам удастся это изменить, появятся проекты, пусть не OneWeb, пусть это будет что угодно. Проекты, которые поднимут этот интернет в космос. Появится интернет вещей. Не секрет, что уже есть прототипы, и большое количество. Беспилотный автомобиль должен каким-то образом управляться, они должны общаться, мы же понимаем, что для этого нужна устойчивая связь. Что это, кроме спутника, если мы возьмем территорию нашей страны? Огромное количество территорий, где есть туристы, где понадобятся кнопки вызова экстренных служб. Это уже есть, но это должно быть массово. Мне нравится подход «интернет для всего человечества, без ограничений». Тогда мы станем друг другу ближе. И ради этого я каждый день хожу на работу, мне хочется, чтобы эта история получилась, и я в это верю.

 

Геннадий Хворых: Отлично, Александр. Спасибо, что нашли время, пришли в студию, рассказали очень интересную информацию о рынке и поделились своей мечтой. Желаю, чтобы она осуществилась.

 

Александр Роговой: Спасибо большое.

 

Геннадий Хворых: Мне приятно напомнить, что сегодня у нас в гостях был исполнительный вице-президент компании «Ростелеком», генеральный директор компании АО «РТКомм.РУ» Александр Роговой. Всего доброго.