×

4 Октября 2016 12:11
1209
0

Слушайте подкаст программы:

 

«С одной стороны, большие операторы идут в сторону производства тяжелых спутников, увеличивая массу, увеличивая энергетику. Выпускают многолучевые спутники, так называемая HTS-технология. А микро и нано-спутники для связи пока не используются. Поэтому попробовать здесь будет очень интересно».

 

«Наша идея — создать спутниковый магазин... Когда можно получить любое решение из одних рук, и оно будет оптимально для клиента — когда он получит то, что он хочет, за разумные деньги».

 

«Я думаю, что возможно слияние-поглощение, дальнейшее укрупнение рынка. Появиться новые игроки, конечно, могут всегда, но насколько они будут успешны — это вопрос. Сейчас рынок уже очень плотно занят, успешно войти в этот рынок можно только на демпинге. А на нем в спутниковой связи особо не заработаешь».

 

«В нашей стране постепенно осваивается Ka-диапазон. Другой вектор — это M2M-решения. То есть все-таки много объектов, которые представляют определенную ценность, не имеют никаких каналов связи. За ними нужно следить, их нужно мониторить, снимать какие-то показатели. И это тоже можно решить. Я думаю, что M2M даже интереснее, чем Ka-диапазон».


 

Полная расшифровка интервью:

 

Геннадий Хворых: 10% территории нашей страны покрывает сотовая связь. А как быть с остальной территорией? Здесь как раз на помощь приходит спутниковая связь. Давайте узнаем, что сегодня происходит в этой отрасли. У меня в гостях человек, который непосредственно ей занимается. Давайте знакомиться: мой собеседник – менеджер по маркетингу компании «СТЭК.КОМ» Иван Ершов. Иван, здравствуйте!

 

Иван Ершов: Здравствуйте!

 

Геннадий Хворых: Иван, вначале несколько слов о «СТЭК.КОМ»: что это за компания, какие цели, задачи решает?

 

Иван Ершов: «Компания «СТЭК.КОМ» основана в 2003 году. Основная сфера деятельности – оказание услуг спутниковой связи. Изначально компания создавалась как оператор фиксированной спутниковой связи, это так называемая технология VSAT. В дальнейшем мы развивались, и к фиксированному VSAT добавили подвижный VSAT, мобильную спутниковую связь – системы Iridium и Inmarsat. Активно развиваем услуги трекинга и мониторинга различных устройств – так называемые M2M-технологии. Второе наше направление – интеграция. То есть мы занимаемся интеграцией в сфере телекоммуникаций и интеграцией в области космических технологий, создаем космическую технику.

 

Геннадий Хворых: То есть я правильно понимаю – вы теперь создаете еще и устройства, оборудование?

 

Иван Ершов: Да, мы создаем устройства.

 

Геннадий Хворых: А есть уже примеры?.. Это новое для вас направление... Чем похвастаетесь?

 

Иван Ершов: Мы создали мобильный измерительный пункт морского базирования, который создавался в рамках космодрома «Восточный». Соответственно, эти мобильные антенны, которые имеют диаметр 4,6 м – в походном состоянии это стандартный 20-футовый контейнер. По прибытии на место работы он разворачивается, получается антенна диаметром почти 5 м, которая может сопровождать быстрые цели. Соответственно, когда в апреле этого года был запуск с космодрома «Восточный», два наших мобильных измерительных пункта были развернуты и отслеживали телеметрию, принимали с одной ступени ракеты-носителя.

 

Геннадий Хворых: А кто потребитель этой технологии? Для кого она создается?

 

Иван Ершов: В данном случае - это «Роскосмос». Также это может быть востребовано и другими операторами пусков. То есть это может быть использовано, допустим, Sea Launch, это может быть использовано, опять же, если нужно что-то при запуске с «Байконура». В принципе, количество потребителей ограничено, но...

 

Геннадий Хворых: Но впечатляет.

 

Иван Ершов: Да, нам самим понравилось участвовать в таком большом деле.

 

Геннадий Хворых: Будете развивать?.. Какой-то следующий шаг уже известен?

 

Иван Ершов: Мы сейчас идем дальше, создаем антенну с еще большим диаметром. У нас есть уже проекты 7,5 м. Надеемся...

 

Геннадий Хворых: Поясните, почему это важно? Больше диаметр – что это дает?

 

Иван Ершов: Для разных задач – разные диаметры. То есть, допустим, если у абонента стоит тарелка, там, сейчас уже 90 см, то для того, чтобы обеспечить связь на этих 90 см., разворачивают хаб, у которого антенны от 5 до 11 метров. То есть это самая обычная потребительская задача. Также есть задачи для большого Космоса: допустим, чтобы обеспечить связь, например, на Луне. Соответственно, нужна антенна, которая будет достаточно мощная, чтобы «добивать» до Луны и обеспечивать нужные характеристики канала связи.

 

Геннадий Хворых: Потрясающие вещи рассказываете, спасибо! Давайте поговорим про спутниковую связь... Если посмотреть на телеком-оператора, в его структуре услуг спутниковая связь – как вам кажется, на ваш взгляд, какую долю занимает?

 

Иван Ершов: Вы имеете в виду – на рынке?

 

Геннадий Хворых: Нет, конкретно, допустим... Ну да, усредненно на рынке.

 

Иван Ершов: Усредненно? Вы знаете, как раз в районе 1%, как в России, так и в мире, мы в этом ничем не отличаемся. Спутниковая связь – это ниша, небольшая ниша. И чем дальше, соответственно, эта доля будет еще меньше. Сам рынок будет расти, потому что люди будут осваивать новые территории, они будут приходить, но рынок сотовой связи, рынок M2M-устройств будет расти быстрее. То есть если сейчас у каждого человека... на одного человека приходится 1,5 телефонные трубки, то завтра, за счет прибавления M2M-устройств — это «умные» замки, «умные» счетчики, разумные... Это то, что касается человеческой сферы. Так же автоматизация будет приходить на производство. Соответственно, там тоже будут какие-то свои устройства: либо это радиосвязь, либо опять же решения на основе сотовой связи. Поэтому рынок наземных телекоммуникаций будет расти быстрее.

 

Геннадий Хворых: То есть я правильно уловил мысль, Иван — если говорить о технологическом прогрессе в области спутниковой связи, то одно из таких приоритетных направлений — M2M?

 

Иван Ершов: Да. Что такое M2M? Как минимум, снимаются координаты. То есть обычная услуга M2M— это трекинг какого-то подвижного объекта. Дальше, когда мы начинаем снимать другие параметры, — допустим, если это машина, то это уровень топлива...

 

Геннадий Хворых: Ну, какие-то характеристики, состояния...

 

Иван Ершов: Да, характеристики, состояния, добавляются данные. Соответственно, чтобы найти человека в тайге, сотовая связь не поможет, нужна спутниковая связь. Поскольку там, где живет человек, уже постепенно становится тесно и мы будем отвоевывать у природы ее территории, поэтому и спутниковая связь тоже будет развиваться.

 

Геннадий Хворых: А вы уже спасаете людей в тайге? Находите их?

 

Иван Ершов: Да, у нас были такие случаи, когда один из наших клиентов... По работе они поехали на разведку, на мероприятие, проводить геофизические исследования — и попали в пургу, не смогли сами выбраться. И, поскольку их вездеходы были оборудованы нашими спутниковыми маяками, они связались по радио с базой, и те помогли с помощью платформы трекинга найти, где они находятся, и вывезти их домой.

 

Геннадий Хворых: Потрясающе. Вы упомянули о том, что будет меняться территория, и люди будут вторгаться в новые земли — туда, где раньше не жили. То есть я правильно понимаю, что, кроме этого... Да, с этим мой вопрос связан... А если говорить о географической экспансии операторов — почему выходят или не выходят за рубеж? Как происходит с нашими российскими?..

 

Иван Ершов: За рубеж?

 

Геннадий Хворых: Да.

 

Иван Ершов: Операторский бизнес все-таки достаточно ограничен. Для того, чтобы быть оператором в стране, нужно получить лицензию, нужно выполнить условия лицензирования. Соответственно, допустим, если сравнивать с ближайшим, СНГ: для того, чтобы быть оператором спутниковой связи, например, в Казахстане, нужно построить хаб в Казахстане. А это дополнительные расходы, это уже неинтересно. То есть нужно еще создавать компанию в той стране, в которой ты будешь работать. Поэтому с точки зрения международной экспансии — это только сделки M&A, то есть слияния и поглощения. Если говорить о географической экспансии внутри нашей страны, то наиболее интересная сейчас точка — это Северный морской путь, который развивается. И, соответственно, шельф в акватории Северного морского пути, где развивают... Ну, добыча полезных ископаемых в Арктике — это сейчас самое интересное место.

 

Геннадий Хворых: И много желающих предоставить для Северного морского пути свои услуги?

 

Иван Ершов: Насчет «много желающих» не знаю, но мы там работаем.

 

Геннадий Хворых: Отлично, здорово.

 

Иван Ершов: Мы были пионерами такого направления, как морской VSAT, — это VSAT в движении. Соответственно, мы ставим оборудование на корабли, которые, в том числе, ходят по Северному морскому пути. В частности, ледокол «50 лет Победы» оборудован нашей системой, она уникальная, двухантенная. И мы обеспечиваем услугу связи на этом судне.

 

Геннадий Хворых: А Интернет есть на судне?

 

Иван Ершов: Да, Интернет есть.

 

Геннадий Хворых: И он доступен членам экипажа?

 

Иван Ершов: Этого я не знаю, этого в условия контракта не входило. Но в принципе, я думаю, что доступен. Потому что недавно было совещание по Арктике, часть которого проходила как раз на борту этого ледокола, и мы обеспечивали трансляцию оттуда, видеорепортаж... не знаю, какую полезную информацию они передавали, но, в принципе, связь доступна.

 

Геннадий Хворых: И, насколько я понимаю, у нас сегодня есть два крупных оператора — это ГПКС и «Газком», если говорить о рынке предоставления спутникового ресурса в России. Есть еще несколько зарубежных операторов. Ваши ожидания — появятся ли здесь новые игроки? Возможны какие-то новые имена?

 

Иван Ершов: Ну, в традиционном понимании, наверное, нет. Может быть, появятся какие-то новые игроки нишевые: с нестандартной орбитой... На слуху проект OneWeb, который планирует развернуть громадную спутниковую группировку на низкой орбите, в приполярных областях — и обеспечивать связь... Обещания фантастические. Посмотрим, как будет реализовано.

 

Геннадий Хворых: А OneWeb — я правильно понимаю — это та самая парадигма, когда «давайте запустим большое количество легких и маленьких спутников, малогабаритных»...

 

Иван Ершов: Совершенно верно: они планируют запустить, по-моему, 600-с чем-то -700 спутников, микроспутников. Пока у меня информации не так много — той, что доступна в публичных источниках. Посмотрим.

 

Геннадий Хворых: Ваша оценка, как эксперта: вот эта концепция малогабаритных спутников жизнеспособна? Она действительно актуальна, перспективна?

 

Иван Ершов: Это интересно.

 

Геннадий Хворых: Это интересно...

 

Иван Ершов: Это интересно, нужно попробовать. Потому что, с одной стороны, большие операторы идут в сторону производства тяжелых спутников, увеличивая массу, увеличивая энергетику. Выпускают многолучевые спутники, так называемая HTS-технология. А микроспутники для связи пока не используются. Поэтому попробовать интересно. А получится-не получится — всё зависит от таланта инженеров, и, соответственно, получат ли они правильное финансирование и удастся ли им воплотить свои задумки.

 

Геннадий Хворых: Спасибо, очень интересный комментарий. Иван, можно вас попросить как-то оценить такой популярный вопрос, как спутниковый ресурс: достаточно его сейчас, не достаточно?

 

Иван Ершов: Знаете, спутниковый ресурс, в принципе, доступен. То есть по сравнению с ситуацией, которая была, там, пять лет назад, просто очень хорошо всё обстоит. Но, тем не менее, все равно в каких-то локальных точках, каких-то локальных лучах — есть небольшой дефицит, но который можно покрыть из других источников. Но так, чтобы совсем хорошо, — так не получается.

 

Геннадий Хворых: То есть общая оценка — его достаточно?

 

Иван Ершов: Общая оценка: его достаточно. На мой взгляд, его достаточно.

 

Геннадий Хворых: Какие-то специфические задачи приходится... Может, пример?

 

Иван Ершов: Смотрите, вот такой пример. Есть у нас... Эта ситуация характерна для Дальнего Востока. Есть спутник 140 градусов восточной долготы, у него раньше был один широкий луч, который закрывал, в том числе, и Новосибирск. И в Новосибирске можно было поставить хаб, работать через этот спутник. Тогда это был АМ3. Сейчас его заменили на спутник нового поколения, на нем стало больше лучей, больше емкости, но тот луч, который светил на Новосибирск, — не изменился. А емкость там была раскуплена еще со времен АМ3, поэтому в том же луче увеличиться не получается, там всё занято. Выход какой — строить новый хаб восточнее, где-то в Хабаровске, Владивостоке. Но это лишние затраты.

 

Геннадий Хворых: Вот, кстати, хотел спросить о затратах. Какова стоимость спутникового ресурса? Как она меняется?

 

Иван Ершов: Знаете, стоимость спутникового ресурса не меняется последние пару лет. Причем на...

 

Геннадий Хворых: Это хорошо, плохо?

 

Иван Ершов: Это хорошо, потому что раньше он дорожал. Когда он был в дефиците, он дорожал. Сейчас ГПКС сохраняет стоимость на спутниковый ресурс, но только на тот спутниковый ресурс, который был арендован ранее. То есть не изменяет цену на продление. А чтобы новый — там цена другая. Поэтому стоимость спутникового ресурса все-таки подрастает. Это то, что касается, соответственно, отечественных операторов. А если мы берем тех же иностранных операторов, то там, конечно, когда было резкое изменение курса валют, они пошли навстречу отечественным потребителям и снизили стоимость. Поэтому часть сетей сохранилась на этих спутниках. Но кто-то ушел.

 

Геннадий Хворых: Иван, вы, как сотрудник маркетинга... наверняка, перед вами ставят такую задачу: давайте нарастим рыночную долю?

 

Иван Ершов: Не совсем так. Потому что — как мерить рыночную долю? Кто-то меряет ее в количестве абонентов, кто-то — в чистой выручке, кто-то в ARPU — много различных технологий. Поэтому... Увеличить количество абонентов достаточно легко. Пример из спутникового телевидения — «Триколор»: замечательно, раздать всем бесплатно тарелки, а потом — как получится. Поэтому передо мной стоит задача все-таки искать ниши, где наша услуга будет востребована, где, может быть, мы что-то можем доработать в своих решениях и предложить какое-то новое решение для нового рынка. Так что передо мной стоит задача все-таки не стратегическая — нарастить долю рынка, — а найти ниши, в которых и нам интересно будет работать, и нашим клиентам будет интересно получать от нас услугу.

 

Геннадий Хворых: Из ваших слов я понял, что это морские суда...

 

Иван Ершов: В частности, да, это морские суда.

 

Геннадий Хворых: Геолого-разведочные компании, по всей видимости?..

 

Иван Ершов: Ну, с геофизическими компаниями мы работаем давно. Мы начинали как оператор фиксированной спутниковой связи. Соответственно, было достаточно интересное событие, когда Iridium вернулся в Россию, начал легально предоставлять услуги. Мы сразу же стали сервис-провайдером... То есть мы начали переговоры еще до возвращения. Теперь мы легально предоставляем нашим клиентам услуги спутниковой связи Iridium. Примерно такая же ситуация с Inmarsat. Наша идея — создать спутниковый магазин...

 

Геннадий Хворых: Так-так, интересно...

 

Иван Ершов: Когда можно получить любое решение из одних рук, и оно будет оптимально для клиента — когда он получит то, что он хочет, за разумные деньги.

 

Геннадий Хворых: Что-то вроде супермаркета, да?

 

Иван Ершов: Ну, да.

 

Геннадий Хворых: Пришли и любую задачу решили... Вот все-таки еще хочется узнать о ваших клиентах, потребителях. Какие еще сектора, направления?.. Не знаю — железнодорожный транспорт?..

 

Иван Ершов: Железнодорожный транспорт... У нас был опыт работы с «Федеральной пассажирской компанией», мы оборудовали системами подвижного VSAT два поезда: это Москва-Астрахань — фирменный поезд «Лотос», и Москва-Берлин-Париж. Если на Москва-Астрахань мы были оператором связи, предоставляли услуги связи пассажирам на основе карточной платы — то есть пассажир покупает карточку и пользуется услугой доступа в Интернет... В случае Москва-Берлин-Париж мы были системным интегратором, мы построили оборудование и передали заказчику, оператором там были не мы. Вот на этом пока примерно всё. Есть еще какие-то проекты, они, так скажем... — оборудовать какой-то служебный штабной вагон, локальные задачи. На этом пока опыт сотрудничества с железными дорогами у нас заканчивается. А так это, соответственно, как я уже говорил, нефтегазовые компании, энергетические компании, операторы связи. Там, где у оператора связи не хватает своей наземной инфраструктуры, он обращается к нам, и мы делаем решение через спутник. Государственные органы. Сети розничной торговли: ритейл, тоже наши клиенты. Когда строится новый магазин, не всегда у них есть наземный канал связи, мы подключаем их через спутник. Когда приходит «земля», мы переходим в режим резервного канала связи. Потому что у нас везде всё строится, везде копается, «оптику» могут и порвать.

 

Геннадий Хворых: Получается, ваша компания как универсальный солдат...

 

Иван Ершов: Ну, соответственно, мы приходим туда первыми и потом остаемся на подстраховке.

 

Геннадий Хворых: Здорово. Но вот все-таки как живется сегодня российским провайдерам спутниковой связи? Насколько тесно на этом рынке, чувствуется конкуренция? Возможны ли какие-то изменения, появление новых игроков?

 

Иван Ершов: В принципе, рынок конкурентный. Раньше было примерно 5-6 основных компаний, они до сих пор сохранили свое существование. Небольшие компании постепенно уходят с рынка. Потому что, если раньше... Компаний пять с рынка ушло так или иначе: либо были куплены, либо были поглощены кем-то.

 

Геннадий Хворых: Ну, пару десятков сегодня, наверное, можно насчитать, да?

 

Иван Ершов: Думаю, да, пару десятков можно насчитать. Но всё равно ядро сохраняется: это в основном 5-6 компаний.

 

Геннадий Хворых: Иван, какие ощущения: возможно появление новых игроков? Слияния, поглощения?

 

Иван Ершов: Я думаю, что возможно слияние-поглощение, дальнейшее укрупнение рынка. Новых игроков... Появиться они могут всегда, но насколько они будут успешны — это вопрос. Я не уверен, что они смогут быть успешными. Сейчас рынок уже очень плотно занят, и, соответственно, успешно войти в этот рынок можно только на демпинге. А на демпинге в спутниковой связи особо не заработаешь. Потому что спутниковый ресурс стоит денег, это основные деньги, которые ты тратишь. А за бесплатно тебе его никто не даст.

 

Геннадий Хворых: Мысль понятна, Иван. А мы можем порассуждать на тему технологий, сделать обзор и подумать, что, с точки зрения технологий, для спутниковой связи сегодня актуально, может появиться в ближайшем будущем?

 

Иван Ершов: В нашей стране постепенно осваивается Ka-диапазон. То есть у нас появились первые свои спутники с Ka-диапазоном и с технологией HTS, многолучевые спутники. Это должно придать определенное ускорение развитию, потому что это большие доступные скорости при меньших габаритах оборудования. Это интересно, это будет востребовано. То, что раньше отпугивало людей — что нужно будет поставить тарелку диаметром 1,5 м. Сейчас это уже 70-90 см, это уже можно поставить себе на дом. Это придаст определенное развитие, это наше сегодня. Дальше — мы продолжаем тему M2M.

 

Геннадий Хворых: Итак: Ka-лучи...

 

Иван Ершов: Фиксированная спутниковая связь — Ka-диапазон. Другой вектор — это M2M-решения. То есть все-таки много объектов, которые представляют определенную ценность, не имеют никаких каналов связи. За ними нужно следить, их нужно мониторить, снимать какие-то показатели. И это тоже можно решить. Я думаю, что M2Mдаже интереснее, чем Ka-диапазон.

 

Геннадий Хворых: А что за объекты?

 

Иван Ершов: Различные: это нефтегазовые объекты, газопроводы, нефтепроводы, объекты энергетики, частные домохозяйства.

 

Геннадий Хворых: Системы мониторинга?..

 

Иван Ершов: У вас есть домик в деревне, вы хотите приезжать в теплый дом. При помощи «умного» счетчика вы за час включаете обогрев дома — приезжаете в теплый дом. Это один из примеров.

 

Геннадий Хворых: Отлично. Значит, нефтегазовая, электроэнергетика... Сельское хозяйство?

 

Иван Ершов: Знаете, сельское хозяйство все-таки работает там, где есть сотовая связь: так или иначе, она там работает. У нас есть, скажем так, определенные проработки. Выстрелит-не выстрелит, мы пока еще не знаем. Но все-таки для сельского хозяйства — это решения с использованием GSM-каналов. Мы тоже занимаемся такими решениями и думаем, что...

 

Геннадий Хворых: То есть речь идет о мониторинге угодий, о состоянии техники...

 

Иван Ершов: В основном это мониторинг техники.

 

Геннадий Хворых: Дескать, вышли на поля, или нет?..

 

Иван Ершов: Нет: прямо едет, или зигзагом.

 

Геннадий Хворых: Здорово. Хорошо, Иван, сегодня для компании какие самые важные задачи?

 

Иван Ершов: Важные задачи... Мы продолжаем тему M2M. То есть мы подошли к созданию собственных устройств. Если раньше мы в основном работали как сервис-провайдер, сейчас мы, соответственно, эксклюзивно предоставляем модули M2M производства Iridium на российском рынке. Тесно общаемся с интеграторами, которые создают такие устройства. Где-то интеграторы создают сами, в инициативном порядке, где-то мы просим их поработать в каком-то направлении. То есть, конечно, мы не сами создаем «железки», но мы активно общаемся с интеграторами и ищем ниши, способы применения наших услуг. Еще одна важная задача — это все-таки подвижный VSAT, мы чувствуем потенциал. То есть опять же развитие Северного морского пути, мы можем оказывать там услугу. Надо донести до рынка, что это возможно. Простой пример: тот же ледокол «50 лет Победы» у нас работал, обеспечивал связь на 80-м градусе. То есть в принципе для Ku-диапазона считалось, что дальше 75 градусов северной широты жизни нет, то есть не работает. Но у нас работает на 80-м градусе. Да, там есть все-таки падение сигнала, то есть ухудшение, но — работает.

 

Геннадий Хворых: Ваша разработка, ваш вклад в чем здесь состоит?         

 

Иван Ершов: В принципе... Наш вклад все-таки в том, что мы оператор связи, и это у нас работает. То есть мы подобрали правильный набор оборудования, правильно его настроили, правильно настроили параметры нашей сети — так, чтобы это получилось.

 

Геннадий Хворых: Отлично, здорово. Иван, может быть, лирический вопрос, но тем не менее: в чем черпаете вдохновение в вашей работе? Ну, скорее, такого более лиричного плана: что вас...

 

Иван Ершов: Знаете, я работаю, и это все-таки ремесло. Я маркетолог — это ремесло, мне за это платят деньги. Вдохновение... Если мне нужно что-то создать такое, требующее вдохновения, я слушаю музыку, отключаюсь от внешнего мира и слушаю музыку.

 

Геннадий Хворых: А доля творчества высока в вашей работе? Вот вы говорите: «ремесло» и «создать»...

 

Иван Ершов: Знаете, доля творчества... Я не могу сказать, оценить это в долях. Есть задача, ее нужно решить. Для какой-то задачи достаточно что-то правильно, корректно посчитать, а для какой-то задачи нужно что-то придумать. Допустим, создание новой услуги, нового продукта — это симбиоз: посчитать правильно и что-то придумать, сотворить. Так что в процентном отношении — я бы не стал это делить. Маркетинг — это совокупность усилий, направленных на увеличение объема продаж. Это именно совокупность: одного без другого не бывает.

 

Геннадий Хворых: Иван, огромное спасибо, что вы нашли время, пришли к нам в студию, поделились столь интересной, важной информацией. От всей души желаю вам развития: как вам лично, так и компании. Спасибо!

 

Иван Ершов: Вам спасибо.

 

Геннадий Хворых: Мне очень приятно напомнить, что сегодня у нас в гостях был менеджер по маркетингу компании «СТЭК.КОМ» Иван Ершов. Всего доброго, до свидания!