×

5 Сентября 2014 14:39
1871
0

Текст интервью:

 

— Наш следующий гость — Сергей Золкин, руководитель направления финансовых сервисов компании J'son & Partners Consulting. Сергей, здравствуйте.

 

— Здравствуйте, Владимир.

 

— Наш разговор пойдет об электронных платежах по России. Благодаря предоставленной информации мы видим, что в предыдущем году рынок оборота электронных платежных систем превысил 2,4 триллиона рублей. Это весьма внушительная цифра, и, по вашему прогнозу, через четыре года она увеличится более чем в два раза и составит пять триллионов рублей. Темпы роста достаточно впечатляющие для такого уже состоявшегося рынка. Скажите, с чем связаны ваши ожидания по дальнейшему его росту и какие вы видите изменения сейчас и в будущем?

 

— Давайте начнем с того, что вообще глобальный рынок электронных платежных систем можно разделить на определенные составляющие. Мы делим его на платежные терминалы (банковские и небанковские) и дистанционные финансовые сервисы (через которые можно производить оплату за товары и услуги удаленно). Главным драйвером развития электронных платежных систем мы как раз видим дистанционные финансовые сервисы. Если в 2008 году доля дистанционных финансовых сервисов в общем обороте электронных платежных систем составляла всего лишь 23 %, то сейчас она занимает уже более половины рынка — 54 %. Это связано с тем, что значительно развились удаленные витрины, которые позволяют выполнять тот же функционал, что и в терминалах, только удаленно с телефонов или дома с компьютеров.

 

— Под витринами подразумеваются различные интерфейсы для мобильного банка, интернет-банка и так далее?

 

— Да, это и мобильный банк, и интернет-банк, и электронные деньги, и смс-банкинг — вариантов много.

 

— Таким образом, ключевые структурные изменения, которые мы видим сейчас, — это снижение доли банковских и небанковских терминалов и рост дистанционных финансовых сервисов, которые включают мобильные и немобильные сервисы, мобильный банк, смс-банк, мобильный платеж, интернет-банк и электронные деньги. В будущем, на горизонте нескольких лет, какие вы предполагаете изменения?

 

— Фактором роста, помимо того, что уходят дистанционно-финансовые сервисы, можно назвать изменение структуры платежей. То есть раньше львиную долю рынка занимали платежи за мобильную связь. В принципе, этим средствам доверяли, например, положить 100 рублей на телефон. Сейчас мы видим, что денежные переводы, которые раньше формировались походом в банк, отправлением платежного поручения и так далее, делают тоже дистанционно. А это большие суммы, и на данный момент они генерируют оборот. На графике можно увидеть, что доля переводов значительно увеличивается и будет продолжать расти в будущем. Это не говорит о том, что стали меньше платить за телефон, просто рынок мобильной связи растет медленнее, чем рынок электронных платежных систем, поэтому доля платежей за мобильную связь падает.

Есть также и другие сегменты. Все мы знаем про политику Москвы и России по развитию электронных услуг. Это можно увидеть на примере ЖКХ. Люди начинают платить, преимущественно пока через мобильные сервисы, через телефон. Не нужно идти, например, в Сбербанк, стоять в больших очередях, а можно совершить платеж в два клика с телефона. Это проникает в сознание людей, они начинают доверять системе электронных платежных систем, понимают, что эти деньги там есть, их никто не присвоит, что этим можно пользоваться.

 

— Если выбирать из всех представленных на графике вариантов, как платят люди, например, за ЖКХ?

 

— За ЖКХ часто платят через сервисы дистанционного банковского обслуживания (смс-банки, мобильные банки, интернет-банки). Также иногда проводятся транзакции через интернет-банкинг и через терминалы. Через терминалы, конечно, меньше, потому что тут логика не особо отличается от того же Сбербанка. А через интернет-банк сейчас доля оборота платежей за ЖКХ довольно велика, просто в структуре ее почти не видно, потому что в интернет-банке традиционно очень большая доля оборотов и денежных переводов. Это и счета кредитных организаций, переводы на счета по свободным реквизитам, денежные переводы в классическом понимании — для этого в основном используется интернет-банк и электронные деньги.

 

— Из того, что я сейчас услышал, у меня создалось впечатление, что в России существовавшая еще не так давно проблема недоверия к подобным сервисам ушла. Это так?

 

— Да, это так. Конечно, до сих пор остается определенная доля консервативного населения, которая до сих пор не доверяет не только электронным платежным системам, но даже банковским картам. Хотя в целом тренд положительный и мы видим, что проникновение электронных платежных карт и электронных платежных систем увеличивается.

 

— Безусловно, доверие населения является одним из значимых факторов роста рынка. Помимо этого, какие еще существуют факторы роста рынка электронных платежей в России?

 

— Главным фактором роста является эволюция, потому что сейчас появляются смежные сервисы, которые заимствуют разнообразные технологии. Они являются, по сути, такой синергией различных сервисов. Это и всевозможные кошельки, которые привязаны к банковской карте и под которые выпускаются виртуальные карты. Например, кошелек «Тинькофф», который частично можно причислить к электронным деньгам, но им можно платить и с поддержкой NFC. То есть можно отметить появление новых технологий, в том числе и NFC, которые сочетаются с банковскими картами, которые в свою очередь являются банковскими инструментами. И при объединении этих технологий у нас появляются новые сервисы, которые и являются драйверами.

А вторым драйвером можно назвать улучшение интерфейсов. Во многом это является главным для пользователя, ведь чем он будет проще, понятнее и доступнее, чем больше будет возможностей для различных опций, тем больше будет данный рынок развиваться. Например, для мобильного банкинга стало значительным драйвером то, что во многих сервисах стало возможным осуществлять переводы, в том числе и по свободным реквизитам. Когда функционал расширился, стало возможным не только мониторить состояние счета, но и осуществлять операции, то начался значительный рост данных систем.

 

— Помимо того, что существуют различные факторы роста, на рынке существуют и барьеры, которые препятствуют его развитию. Какие из них наиболее существенные, по вашему мнению?

 

— Среди барьеров можно выделить конкуренцию сервисов между собой. Потому что сервисы очень сильно конкурируют между собой, в том числе с банковскими картами, которые не хотят отпускать клиентов и терять на этом деньги. Поэтому многие сервисы, помимо того, что имеют возможность оплаты электронными сервисами, добавляют возможность оплаты картой. И многие, имея возможность оплатить картой, платят картой. И это сдерживает рост развития именно электронных платежных систем.

Также драйвером могут быть различного рода ограничения законодательного уровня. С одной стороны, они вносят положительный тренд, потому что делают рынок более прозрачным, чего добиваются все — и население, которое хочет доверять этому рынку, и игроки, которые хотят понимать рынок и быть в нем уверенными. Но в то же время это является определенным барьером, потому что нельзя без каких-либо ограничений отрезать серую сторону финансовых операций.

 

— Если немного пофантазировать, через пять лет как вы будете платить за интернет, мобильную связь, ЖКХ, пиццу, кока-колу, обучение — все пойдет через мобильный, интернет-банк или через что?

 

— Лет пять назад я, наверно, и не думал, что все это сейчас буду делать. Сейчас я, относя себя к прогрессивной части нашего населения, уже плачу почти за все через мобильный. Потому что мобильные терминалы развиваются, активно идет проникновение смартфонов и планшетов и, конечно, большая часть населения уходит в сторону мобильных систем. Но надо понимать, что такие самые весомые в плане оборота вещи, как переводы, вряд ли будут доверены мобильным приложениям. Все равно людям удобнее работать через банк-клиент или через интернет-банкинг, потому что там всегда будет более детализированная информация, хотя бы потому, что экран больше и на нем можно увидеть больше информации и какой-то аналитики. Но я не исключаю, что с развитием технологий и с мобильных интерфейсов будет доступен функционал, абсолютно аналогичный интернет-банкингу и даже больше. А с учетом проникновения NFC-платежей и технологий, как за рубежом, так и у нас, вполне возможно, что мобильный телефон станет абсолютным платежным инструментом, даже помимо карт.

 

— Спасибо. У нас в студии был Сергей Золкин, и он верит в платежи через мобильные системы.