×

5 Сентября 2014 14:26
1656
0

Текст интервью:

 

— Наш следующий гость — Александр Гадалов, руководитель направления платного телевидения компании J’son & PartnersConsalting. Здравствуйте, Александр. Тема нашего разговора — платное телевидение в России и в мире. Я предпочитаю всегда начинать разговор с определения терминов. Что мы понимаем под «платным телевидением»?

 

— Платное телевидение — это сервис, который определяется определенным набором критериев. Первый критерий — это собственно платность. То есть абонент, который пользуется определенной услугой, должен за нее платить. Второй критерий — это наличие какого-то абонентского устройства, которое позволяет принимать сигнал платного телевидения. Это может быть спутниковое оборудование, IP-TV, кабельное оборудование или OTТ-оборудование.

 

— То есть мы делим рынок прежде всего по типу оборудования, или, другими словами, по технологии доставки сигнала. Существуют ли какие-то еще способы сегментации рынка?

 

— Да, конечно. Рынок может быть сегментирован по географическому признаку, по качеству доставки контента, то есть SD-вещание, HD-вещание или UltraHDTV-вещание, или каким-либо иным комбинированным образом.

 

— На данный момент какое количество абонентов в России могут быть отнесены к пользователям платного телевидения?

 

— По данным нашей компании, на конец 2013 года в стране насчитывается чуть больше 35 миллионов домохозяйств, подключенных к услуге платного телевидения. В денежном выражении рынок составляет 57 миллиардов рублей.

 

— 35 миллионов домохозяйств — это в процентном выражении от общего числа примерно сколько?

 

— Если мы считаем, что в стране около 53 миллионов домохозяйств, то доля платного телевидения занимает порядка 57 процентов рынка.

 

— То есть три человека из пяти платят за то, что смотрят по телевизору?

 

— Да, совершенно верно.

 

— Это большая цифра, если сравнивать с остальным миром, или мы идем на одном уровне?

 

— Мы можем сравнивать с разными регионами. Везде есть своя специфика. Например, в Америке более 80 процентов населения имеют доступ к платному телевидению. В странах Восточной Европы это количество колеблется в пределах 50-70 процентов.

 

— Значит, можно сказать, что наши почти 60 процентов — это хороший средний уровень?

 

— Да, но мы должны понимать, что в России платное телевидение сформировалось с некоторыми историческими особенностями. Так, например, в рамках нашей методологии есть такое понятие, как «Коллективная антенна», или социальный пакет.

 

— Что именно вы подразумеваете под термином «социальный пакет»?

 

— Предположим, вы проживаете в каком-то крупном городе. У вас есть коллективная домовая антенна, в рамках которой вы получаете, допустим, 50 каналов. Вы попадаете в рамках нашей методологии в общее количество пользователей платного телевидения. Тем не менее вы можете делать это неосознанно, по привычке.

 

— Абонент платит при этом за телевидение?

 

— Да, конечно, это является ключевым критерием. Он оплачивает телевидение в рамках единого платежного документа.

 

— То есть, по сути, это входит в услуги ЖКХ?

 

— Да, конечно. Если, предположим, вы не хотите это делать, пишете специальное заявление, отказываетесь и смотрите что-то уже на свое усмотрение, допустим, «Триколор».

 

— Какие еще существуют особенности рынка российского платного телевидения по сравнению, например, с рынком Соединенных Штатов?

 

— В России достаточно развит феномен, касающийся бесплатных абонентов платного телевидения. Получается такая вот казуистика. Это связано с действием некоторых операторов спутникового телевидения, которые предоставляют абонентам возможность смотреть общедоступные федеральные телеканалы бесплатно. Фактически бизнес на оборудовании.

 

— Абоненты не платят, но смотрят? То есть получают некие бесплатные пакеты от операторов платного телевидения?

 

— Да, именно так.

 

— С точки зрения некого соотношения SD- и HD-качества по сравнению с теми же Штатами и Европой, Россия как-то выделяется или нет?

 

— В данном сегменте Россию сейчас можно назвать догоняющей страной. В Америке и в Европе компании уже задумываются о переходе на UltraHDTV и активно развивают 3D-телевидение. В России сейчас, конечно, тоже уже есть 3D-вещание, большое количество HD-каналов, но мы пока догоняем, и 2013 год — это в какой-то мере год взрывного роста данного сервиса. Чуть меньше 20 миллионов домохозяйств технически могут получать такого рода услугу. Соответственно, рост достигается за счет того, что операторы, такие как «Ростелеком», начинают включать в основные пакеты каналов, которые предоставляются абонентам, HD-каналы. Таким образом, получаются гибридные пакеты, в которых находятся, предположим, 30 каналов SD-вещания и 10 каналов HD-вещания. И абонент при таком раскладе становится HD-абонентом.

 

— Не могу не затронуть такую тему, как взаимосвязь интернета и телевидения. В рамках платного телевидения есть IP-телевидение, OTT-сервис, мы наблюдаем взрывной рост SMART-TV в России, и существует такое мнение, что будущее платного телевидения в России — это именно SMART-TV, которое включает и OTT-сервисы, и IP-телевидение, и все это связано с интернетом. Вы согласны с этой точкой зрения?

 

— Да, я думаю, активно будет развиваться ОТТ-телевидение, но здесь есть некоторые вопросы методологии. Давайте разделим два рынка. Есть рынок платного телевидения, и если у вас нет абонентского устройства, банальной приставки, то вы не сможете смотреть платное телевидение, даже посредством SMART-TV. И есть рынок online-видеопросмотра. В России он сформировался преимущественно как рынок online-кинотеатров, это такие ресурсы, как Tvigle, Play и другие. Здесь не требуется наличия какого-то специализированного оборудования, вы можете спокойно смотреть как видеоконтент, так и линейное телевизионное вещание через интернет при помощи своего устройства. Драйвером этого рынка действительно выступает SMART-TV, в первую очередь в платном сегменте.

 

— Но не получится ли так, что лет через пять-семь необходимость в абонентских устройствах отпадет и контент будет доставляться напрямую пользователям через оптоволокно на SMART-TV?

 

— Такая тенденция, конечно, будет прослеживаться, но она не может быть решающей в горизонте пяти лет. Собственно, как сформирован российский рынок? У нас есть существенная доля кабельного телевидения, в котором достаточно много социальных абонентов. На данный момент кабельное телевидение находится в нулевой точке. Оно практически не растет, но и не стагнирует. Происходит постепенное замещение абонентов аналогового кабеля абонентами цифрового кабеля. На втором месте находится спутниковое телевидение. Третье место занимает IP-TV. Достаточно объемный сегмент спутникового телевидения — это те домохозяйства, в которых есть определенные проблемы с доступом к сети Интернет. И сложно предполагать, что эта картина изменится в ближайшее время. Тем не менее развитие SMART-TV и развитие просмотра через доступ в Сеть будет определенно расти. Этот тренд прослеживается и на Западе. Есть такие компании, как Live-films, Sky, которые развивают этот сервис с абонентским оборудованием. Происходит пакетирование, то есть оператор, который предоставляет услугу, одновременно пакетирует своему абоненту и платное телевидение, и какие-то дополнительные сервисы, которые реализованы в ОТТ-технологиях, могут быть использованы на мобильных устройствах. Фактически все в одном. Когда вы оплачиваете единый тариф и получаете весь спектр услуг на любом абонентском оборудовании.

 

— Давайте представим себе такую картину: вы через пять лет являетесь абонентом платного телевидения в России. Как вы, скорее всего, будете его потреблять и что оно будет из себя представлять?

 

— Если я смотрю некие телевизионные каналы, предположим, у меня их 200, купил я себе какой-то расширенный пакет современного российского оператора, смотрю на большом экране различного рода интересный мне контент. В данном случае для меня SMART-TV или любое другое телевизионное устройство является именно инструментом качества потребления. Я буду смотреть красивый контент в качественном разрешении. Для меня это важно. Во-вторых, контент для меня будет неразрывно связан с Сетью, потому что это позволяет получать какие-то дополнительные услуги.

 

— Все-таки Сеть будет оказывать на платное телевидение все большее влияние?

 

— Безусловно. Уже сейчас в стране появляются ОТТ-продукты, такие же, как и на Западе, это «Мое», компания «Немо-телеком», которые развивают сервис ОТТ и платного телевидения через приставки. Также есть сервисы, которые предоставляют бесплатный линейный видеопросмотр через магазины SMART-TV, например, в «Интерра-ТВ». Пока вторые сервисы отстают по качеству, по дополнительным возможностям, которые они могут предоставить своим абонентам. И собственно платное телевидение представляет собой некий домашний медиа-центр, лидирующие западные и российские компании это понимают и идут по пути того, чтобы предложить своим абонентам максимально возможные варианты потребления контента. Если мы говорим о компании «Ростелеком», она предоставляет сервис «Забава». Западные компании, такие как Risen TV, тоже предоставляют различные сервисы, например Boxinstant или какие-то дополнительные вещи.

 

— Резюмируя все вышесказанное, можно сказать, что основным драйвером развития и изменения платного телевидения будет являться предоставление того или иного набора сервисов, которые позволят пользователю более комфортно смотреть телевидение высокого качества.

 

— Да, мы можем говорить о кастомизации и персонализации. То есть при наличии определенного пакета от определенного оператора у нас есть возможность не смотреть телевидение на большом экране, а смотреть его, предположим, на каком-то мобильном устройстве, где-то в дороге, но все равно считаться клиентом.

 

— Александр, спасибо, что к нам пришли, и благодарим вас за интересный разговор.