×

28 Августа 2014 19:36
3631
0

В сетях пятого поколения будут осуществлены многие инновационные услуги, в том числе голографическое вещание, тактильный интернет и межмашинный обмен, считает начальник лаборатории НИИР Вадим Поскакухин. Начало появления таких сетей ожидается к 2020 году. До этого должны быть решены проблемы выделения новых полос радиочастот и созданы новые интерфейсы. Всё о сетях 5G, требованиях к ним, а также о других актуальных вопросах распределения и освоения радиочастотного спектра – в интервью на JSON.TV

 

JSON TV: Всех приветствую. Я Сергей Корзун. Сегодня JSONTV в гостях в Научно-исследовательском институте радио. Мы говорим с начальником лаборатории ФГУП НИИР Вадимом Поскакухиным. Здравствуйте, Вадим Николаевич!

 

Вадим Поскакухин: Добрый день.

 

JSON TV: Тема нашего сегодняшнего разговора – в основном 5G. Будем строить прогнозы, смотреть, что делается на сегодня и на будущее. Сначала я вас попрошу о небольшом факт-чекинге (информация о вас лично). Когда и где родились?

 

Вадим Поскакухин: 14-е ноября 1982-го. Город Люберцы Московской области. Можно сказать, недалеко отсюда.

 

JSON TV: Сравнительно недалеко от места, где мы сейчас встречаемся.

 

Вадим Поскакухин: Да.

 

JSON TV: Ваше образование.

 

Вадим Поскакухин: Я начинал образование как инженер подвижной связи, но затем переключился на бакалавра и магистра телекоммуникаций. Так или иначе, специализация осталась по подвижной связи.

 

JSON TV: Учебное заведение.

 

Вадим Поскакухин: Московский технический университет связи и информатики.

 

JSON TV: Как вы определяете время прихода в IT-бизнес.

 

Вадим Поскакухин: Я начал работать, еще учась в институте. Это 2003-й год. Начал с сертификации систем радиосвязи. Потом переключился на вопросы управления радиочастотным спектром.

 

JSON TV: Как давно работаете в НИИ Радио?

 

Вадим Поскакухин: Несмотря на то, что это фактически второе место работы, оно встало после трех месяцев работы на первое место (стало основным в 2003-м  году). Уже более десяти лет работаю во ФГУП НИИР и очень доволен.

 

JSON TV: До этого что было?

 

Вадим Поскакухин: Небольшая сертификационная лаборатория «МирТелеТест». Она базировалась как раз в МТУСИ. Потом мой научный руководитель пригласил меня поработать во ФГУП НИИР, и я не мог отказать ему.

 

JSON TV: В каком качестве пришли в НИИ радио?

 

Вадим Поскакухин: На самом деле я еще не имел на руках ни одного диплома, поэтому пришел как до техник и до момента получения диплома. После этого, если мне не изменяет память, младший научный сотрудник, научный сотрудник и так далее.

 

JSON TV: Заместитель начальника лаборатории. Было и такое в вашей истории.

 

Вадим Поскакухин: Было и такое.

 

JSON TV: Теперь – начальник лаборатории. Два слова скажите о том, чем занимаетесь, и что входит в круг ваших обязанностей в этой лаборатории.

 

Вадим Поскакухин: Сама лаборатория занимается разработкой условий электромагнитной совместимости различных систем радиосвязи (в основном наземной). Достаточно широкий охват. Мы начинаем от  устройств малого радиуса действия (радио-брелки, wi-fi), заканчивая сотовой связью всех поколений, радиорелейной связью, фиксированным беспроводным доступом. Также лаборатория вовлечена в более широкий круг задач по управлению радиочастотным спектром на национальном и международном уровне. Я и мои коллеги в лаборатории, коллеги по ФГУП НИИР активно участвуем в собраниях Международного союза электросвязи.

 

JSON TV: Вы даете рекомендации российскому регулятору по использованию и выделению различных полос радиоспектра для тех или иных нужд?

 

Вадим Поскакухин: Мы проводим аналитические работы и вырабатываем рекомендации, которые в той или иной мере регулятор затем использует в своей работе.

 

JSON TV: Рабочая группа Международного союза электросвязи. Пятое поколение мобильной связи – LTE, 5G. Об этом говорят очень много. Существует ли это понятие в реальности, либо это количественное увеличение широты пропускной полосы?

 

Вадим Поскакухин: На данный момент полное видение, что же такое 5G, отсутствует. Если говорить о Международном союзе электросвязи, то в настоящее время начаты работы по выработке требований к данным системам. Они описывают, чем же это будет в будущем.

 

Сразу могу отметить, что это вряд ли будет таким же понятием, как сети 4G (то есть LTE, сети одного стандарта). Скорее всего, это будет некоторый набор радио-интерфейсов. Очень гетерогенные, разнородные сети.

 

Конечно же, будет интересно, какие требования к ним предъявляют. Кроме такого маркетингового показателя как пиковая скорость, которую прогнозируют порядка 10 гигабит в секунду, 50 гигабит в секунду, большое внимание уделяется более практическим характеристикам.

 

Например, фактически получаемая скорость абонента – порядка 1 гигабита в секунду. Возможность подключения до сотен тысяч устройств на один квадратный километр. Емкость сетей – порядка терабит на километр квадратный. Повышенная надежность и дальность связи. Даже такие экзотические требования, как энергоэффективность, эффективность по затратам.

 

Можно сказать, что ни один радио-интерфейс не сможет справиться с таким набором требований, поэтому предполагается, что это будут очень разнородные системы, включая эволюцию сегодняшних сетей (таких как LTE Advanced, еще более усовершенствованных). Также новые радио-интерфейсы. Скорее всего, в более высоких диапазонах частот. Возможно, и в более низких так же.

 

JSON TV: Требования еще разрабатываются, но уже есть лидеры. Кто в мире лидирует, а кто в России?

 

Вадим Поскакухин: Мое личное мнение, что лидирует Азия. Наиболее прогрессивные проекты сейчас существуют в Японии, Южной Корее и Китае. Пытается не отстать Европа. Очень активно инвестирует Еврокомиссия в эти проекты, привлекает европейские компании. США в какой-то степени не представлены в виде глобального игрока, но там есть очень мощные научные проекты, которые также делают успехи в этой разработке.

 

Другие страны в меньшей степени участвуют в разработке стандартов, но это совпадает с ситуацией со стандартами 4G. В организацию 3GPP входят стандартизующие организации Китая, Южной Кореи, Японии, США и Европы. Фактически они же сейчас и лидируют в разработке первых элементов 5G.

 

JSON TV: А место России здесь? «Мегафон» с Huawei, если я не ошибаюсь, показали какие-то сумасшедшие скорости, сказав, что это и есть 5G, это и будет 5G.

 

Вадим Поскакухин: Я бы здесь отметил, что маркетологи слишком рано начали называть существующие успехи 5G. Я думаю, в будущем действительно сети LTE Advanced эволюционируют до той степени, когда их можно будет с некоторой натяжкой назвать 5G. Но требования и характеристики, та планка, которая создается в Международном союзе электросвязи, еще далека от выполнения существующими технологиями. Мы еще не скоро действительно увидим настоящие 5G. По крайней мере, в терминологии Международного союза электросвязи.

 

JSON TV: Что с частотным ресурсом в мире? Нужен ли для сетей нового поколения какой-то совершенно особый диапазон, либо можно частично использовать те, которые уже использовались для сетей предыдущих поколений?

 

Вадим Поскакухин: Я бы сказал, все сразу, так как сети 5G будут некоторым набором усовершенствованных сетей LTE Advanced и новых радио-интерфейсов. Поэтому для каждого из данных случаев нужен свой подход к обеспечению радиочастотным ресурсом. Как и с сетями LTE сейчас – в полосах GSM. Скорее всего, эволюция к усовершенствованным сетям LTE Advanced будет происходить и в существующих полосах частот.

 

Однако в связи с ростом траффика ожидается, что этого спектра будет недостаточно. Уже на Всемирной конференции радиосвязи 2015-го года, в рамках Международного союза электросвязи, планируется выделить новые полосы частот для сетей LTE Advanced. Возможно, эти полосы частот уже будут использоваться сразу новыми радио-интерфейсами.

 

JSON TV: Есть уже представление о диапазоне, в котором они будут выделены?

 

Вадим Поскакухин: На данный момент рассматривается диапазон где-то от 470-ти мегагерц до 6,5 гигагерц. Но на самом деле для сетей 5G Международный союз электросвязи уже планирует поставить отдельный пункт на Всемирной конференции 2019-го года. Это даже некоторое нарушение практики, которое было в МСЭ: раньше полосы сотовой связи выделялись каждые 7-8 лет. А в этот раз предполагается уже на следующую конференцию вынести специально вопрос по более высоким полосам частот – выше 6 гигагерц.  Скорее всего, это будет в районе 30 гигагерц. Возможно, даже выше для сетей 5G, для новых радио-интерфейсов, которые предоставят гигабитные скорости.

 

JSON TV: В России намечаются какие-то подходы к радиочастотному диапазону? У нас известная история взаимоотношений – то военные займут, то еще что-то. Приходится как-то делить эти полосы. Не всегда они соответствуют общемировым.  

 

Вадим Поскакухин: Ну, радиочастотный спектр и частотно-орбитальный ресурс регулируются в рамках международного договора, называемого радиорегламентом. На национальном уровне решения принимаются уже после того, как вопросы рассмотрены на Всемирной конференции радиосвязи, которая как раз и вносит изменения в международный договор. Поэтому решения до конференции вряд ли будут приняты на национальном уровне.

 

Но уже сейчас, конечно, регулятор в лице Минкомсвязи, другие члены ГКРЧ оценивают полосы частот, которые будут рассматриваться на ВКР-2015, и даже уже присматриваются к ВКР-2019.

 

Вы очень верно отметили, что в Российской Федерации, к сожалению, полосы сотовой связи очень часто попадают в полосы военного назначения. Это исторический факт: развитие нашего военно-промышленного комплекса проходило во времена СССР. Для радиоэлектронной борьбы выбирались те диапазоны частот, которые не использовались средствами потенциального противника. Соответственно, все гражданские полосы в Европе, в США практически автоматически превращаются в России в полосы военного назначения.

 

Думаю, что большинство полос частот, которые будут определены для сотовой связи на ВКР-2015, попадут в полосы военного назначения. Нам потребуется проводить дополнительные мероприятия для их расчистки. На ВКР-2019 полосы будут уже выше. Там, скорее всего, проблем будет меньше.

 

JSON TV: По практике – с Министерством обороны удается договариваться? Насколько легко и дорого ли это обходится.

 

Вадим Поскакухин: Здесь надо понимать, что средства военного назначения бывают очень различными. В каких-то полосах частот они более критичны, а в каких-то нет. Конечно же, во главе угла всегда стоит обороноспособность страны. В случаях, когда эти системы очень важны, практически нет смысла договариваться. Мы это хорошо понимаем.

 

Но в тех случаях, когда есть какие-то шансы и возможности, мы как представители гражданской индустрии (НИИ Радио ориентирован на представление интересов гражданских пользователей) будем стараться найти те полосы частот, где, по крайней мере, будет проще найти место для новых сетей сотовой связи.

 

JSON TV: Вернемся к будущим сетям 5G. Какие инновационные  и существенно новые услуги могут быть востребованы в этих сетях, на ваш взгляд.

 

Вадим Поскакухин: Наверное, здесь будет смесь не только совсем новых услуг, но и эволюция существующих. Совсем новые услуги сложно предсказать даже лучшим специалистам в этой  области.

 

Продолжится интересная тенденция в развитии передачи видео. Мы уже сейчас смотрим видео, но будет расти качество, упрощаться стоимость доставки. По мере не только роста разрешения мы перейдем к 3D. Но самое интересное как раз идет впереди. Это переход к голографическому вещанию видеоконтента, к дополненной реальности, когда информация на устройство передается не в виде картинки, а в виде полной информации 3D-объекта. Для этого понадобятся гигабитные скорости.

 

Другой интересной инновационной услугой является близкий к этому элемент. Это переход к так называемому тактильному интернету. При создании высокоскоростных сетей уменьшаются и задержки до уровня миллисекунд. Это позволяет, с учетом развития носимой электроники, фактически эмулировать физическое взаимодействие с веб-ресурсами через средства дополненной реальности.

 

Предполагается, что в отдаленном будущем это станет основным способом взаимодействия с интернет-сетью, которая будет вытеснять постепенно существующие методы. Конечно, это возможно, только если будут очень высокоскоростные каналы с очень низкими задержками.

 

JSON TV: Понятно, что это не только игровые проекты, но и медицина в частности. Огромная область, которая может быть затронута этим.

 

Вадим Поскакухин: Я бы сказал, гораздо шире. Предрекают, что будущие сети как раз будут драйвером создания информационного общества. То есть дистанционная медицина, дистанционное образование. Многие элементы автоматизации процессов так же будут использовать сети 5G в качестве основы для реализации таких подходов.

 

Переходя к вопросам автоматизации. Интересная новая услуга. Она, конечно, существует уже сейчас, но в самом зачаточном состоянии. Это рынок межмашинного обмена, или так называемый рынок «Интернета вещей». Сети 5G должны сделать тот скачок, который позволит объединять сотни тысяч устройств на километр квадратный во взаимоувязанные системы и сети.

 

Предполагается, что логистика, энергетика, транспорт будут управляться через сети 5G, оптимизироваться и эффективно использоваться. Для этого как раз возможной текущей эволюции стандартов LTEAdvanced будет недостаточно, чтобы соединить большое количество модулей.

 

JSON TV: В российском телеком-сообществе уже обсуждается то новое, что возможно в сетях 5G? Есть ли какие-то инициативы?  

 

Вадим Поскакухин: Я думаю, что в какой-то степени сети 5G (настоящие сети 5G) еще достаточно далеки от реализации. Обсуждения, которые проходят, они все-таки в ключе эволюции существующих сетей. Как я уже говорил, это передача видео, «Интернет вещей». Они постепенно выйдут на новый уровень при появлении новой технологической базы видеосетей 5G.

 

JSON TV: Когда реально может появиться эта технологическая база? Ваш прогноз.

 

Вадим Поскакухин: Как я уже говорил, скорее всего, маркетологи начнут называть сетями 5G эволюцию сетей LTE-Advanced ближе к 2020-му году (может быть, 2018-й) – вполне справедливо. Но стандартизация сетей 5Gв МСЭ запланирована на 2020-й. Новый спектр для сверхскоростных радио-интерфейсов планируется выделить на ВКР-2019.

 

Появление настоящих сетей 5G, я думаю, будет где-то в 2020-м году. Япония объявила о своем намерении построить коммерческие сети к летним Олимпийским играм в 2020-м году. Массовое внедрение будет ближе к 2025-му году.

 

JSON TV: Почему такие большие сроки – шесть, десять лет или около того? Какие проблемы надо решить в первую очередь – финансовые или технологические.

 

Вадим Поскакухин: Здесь взаимоувязано. Сроки на самом деле не очень большие. Если посмотреть на диапазоны, которые сейчас осваиваются в России для LTE (например, 2600 мегагерц), то это полоса частот была выделена для сотовой связи в 2000-м году. Ее более детальное использование определялось 2004-м. Первые сети появились в 2009-м, а в России были внедрены еще позже.

 

Технологический цикл разработки новых систем включает в себя как минимум 5 – 7 лет и несколько лет на выход на массовую коммерциализацию. Циклы сокращаются, но 5G – это не эволюция, а в какой-то степени скачок, связанный с эволюцией практически всех систем. Он требует очень больших инвестиций в разработку, в исследования, поэтому такие сроки.

 

JSON TV: Особое отношение к России в мире в последнее время. Я имею в виду угрозу, а кое-где и реальные экономические санкции. Они могут затормозить этот процесс в России? Как они вообще скажутся на операторах российских, на разработчиках.

 

Вадим Поскакухин: Я сомневаюсь, что это существенно затормозит развитие сотовой связи в Российской Федерации. Помимо европейских и американских производителей оборудования, Китай предоставляет практически полную линейку телекоммуникационного оборудования для сетей сотовой связи. Южнокорейский производитель Samsungуже несколько лет пытается занять существенную долю на инфраструктурном рынке. Любое послабление со стороны европейских и американских конкурентов, я думаю, будет использовано, чтобы поставить оборудование в Российскую Федерацию.

 

С точки зрения инфраструктурного рынка Российская Федерация – достаточно емкий и интересный для производителей рынок. Конечно, интересна и разработка отечественных элементов. Если не всей сети, то хотя бы каких-то отдельных элементов.

 

JSON TV: Это реально – в России есть технологические возможности?

 

Вадим Поскакухин: В принципе, новые сети будут базироваться в основном на программном обеспечении. Использовать обычные серверы (серверные технологии) и управлять относительно простыми радио-модулями. Многие интерфейсы станут открытыми. Есть ниши, где действительно есть возможность преуспеть. В том числе и российским производителям.

 

Я уже знаю о примерах создания контроллеров для сетей wi-fi в России. Есть решения по малым сотам и интеллектуальным контроллерам для сетей LTE от российских разработчиков. Данные элементы во многом будут совершенствоваться и включаться в качестве одних из основных элементов в сетях 5G.

 

Еще интересная ниша, на которой можно было бы попробовать как раз создать новую интеллектуальную собственность. Это более высокий диапазон частот – 30 гигагерц и выше. Там нужны адаптивные антенные системы.

 

Гонка уже началась, но она не так далеко зашла, как в других областях технологий.

 

JSON TV: А то, что в России серверы не производятся? Об этом в последнее время много говорят применительно практически ко всем областям. То есть программное обеспечение наше, но базы данных хранятся на сделанных за границей серверах. Это важно или  несущественно?

 

Вадим Поскакухин: Конечно, хотелось бы иметь полный цикл производства всего. Но, как показывает практика, очень сложно догонять во многих случаях и тратить большие деньги на то, чтобы выйти на один уровень в разработанных и существенно зрелых областях. Если мы не планируем, как Китай, на 10 лет закрывать рынок, нагнать будет сложно.

 

Я думаю, сейчас, когда есть несколько диверсифицированных производителей серверов – тот же Китай – мы всегда можем найти дополнительные поставки. Можно решить проблему, не создавая все с нуля.

 

С точки зрения инновационного развития максимальный выигрыш приносят именно инвестиции в только появляющиеся или зарождающиеся области знаний. Ну, или отдельные области технологий. 

 

JSON TV: Указ Президента Путина «О гарантиях распространения телеканалов и радиоканалов на территории РФ» запретил перераспределять полосы частот, выделенные для эфирного телевещания, для иных целей без согласия самих вещателей. Поставлена ли тем самым точка в споре за так называемый цифровой дивиденд? 

 

Вадим Поскакухин: Вы задали довольно сложный вопрос. Даже во ФГУП НИИР проходили очень оживленные споры между представителями телевизионных отделов и представителями подвижной связи. Я выскажу свое личное мнение как эксперт в подвижной связи.

 

С принятием этого Указа я, если честно, не вижу существенных изменений в ситуации. Дело в том, что и до принятия Указа требовалось достаточно сложное и взвешенное решение по перераспределению. Фактически Указ просто позволяет не принять поспешных решений, которые могли бы привести к еще большему удлинению сроков внедрения и стоимости такого перераспределения.

 

По факту, до отключения аналогового вещания такое распределение практически невозможно. По крайней мере, в массовом масштабе. Даже если бы Указ Президента говорил отдать все полосы сотовой связи, это все равно бы не изменило кардинально ситуацию. Помимо отключения аналогового вещания, еще до конца не понятны перспективы перехода вещания на формат HD. Непонятны до конца объемы перехода регионального вещания на цифровое вещание.

 

Пока не определены данные элементы, очень сложно прогнозировать точный облик такого перераспределения. 

 

Мое видение, как эта ситуация будет развиваться дальше. Скорее всего, с учетом альтернативных платформ передачи видеоконтента абонентам вряд ли рекламный рынок эфирного вещания существенно возрастет. Конечно же, основные федеральные каналы будут переходить на HD. Многие каналы могут перейти на усовершенствованный SD, но все-таки остаться в формате SD для удешевления доставки.

 

Количество мультиплексов, которое будет создано (мое личное мнение): это 4 – 5 мультиплексов. После отключения аналогового, возможно, удастся осуществить такое перераспределение. Конечно, встанет вопрос, кто будет финансировать такое перераспределение. В любом случае оно будет дешевле, чем конверсия диапазона 800 мегагерц.

 

JSON TV: Принцип технологической нейтральности. Как НИИ Радио участвует в его реализации.

 

Вадим Поскакухин: Технологическая нейтральность в России, по факту, уже произошла в какой-то степени. По крайней мере, в области регуляторики. НИИ Радио активно участвовал в исследованиях в опытных зонах по выработке условий внедрения технологической нейтральности. В этом отношении технологическая нейтральность подразумевается как возможность внедрения любой (или наиболее востребованной) технологии в уже выделенных операторам полосах частот.

 

Условия должны были покрывать возможность параллельной работы сетей GSM, UMTS, LTE, РЭС военного назначения в этих и соседних диапазонах частот. На данный момент практически во всех диапазонах сотовой связи такие решения ГКРЧ приняты. Исключением остается диапазон 2100 мегагерц, где формально нельзя внедрять сети LTE поверх сетей UMTS. Но у операторов, по крайней мере, несколько лет не будет такой необходимости с учетом бурного развития UMTS в этой полосе частот.

 

К сожалению, технологическая нейтральность в какой-то степени замедлена сложными обременениями по покрытию малонаселенных пунктов. Это в целом замедляет процесс внедрения в сетях GSM.

 

Здесь хотелось бы отдельно добавить, что эти обременения и являются камнем преткновения по реальному развертыванию сетей в диапазонах GSM. Если бы операторы захотели внедрять технологическую нейтральность на своих сетях… Например, населенные пункты от 2 тысяч человек должны быть покрыты сетями GSM900, GSM1800, UMTS900, LTE1800, всеми тремя или четырьмя операторами, и при этом операторы должны выполнять лицензионные условия в диапазонах 800 и 2600 мегагерц по регионам Российской Федерации. В этих условиях теряет инвестиционную привлекательность само внедрение технологической нейтральности.

 

В этом отношении, конечно же, было бы интересно посмотреть на европейский опыт. В Европе требования к покрытию малонаселенных пунктов ставятся для всех операторов и только одним (или хотя бы одним) диапазоном мобильного широкополосного доступа. Уже сами операторы договариваются, кто из них в каком населенном пункте обеспечивает покрытие, и как реализовать технический роуминг между операторами.

 

Конечно, с точки зрения нормативно-правого регулирования это потребует существенного пересмотра очень многих документов (возможно даже Закона «О связи») в Российской Федерации.

 

JSON TV: В России есть смысл двигаться в этом направлении?

 

Вадим Поскакухин: Все цивилизованные страны, конечно, обеспечивают возможность получить телевизионные услуги хотя бы в одном диапазоне в малонаселенных пунктах. Например, в Германии было запрещено покрывать крупные населенные пункты до того, как будет решена проблема цифрового неравенства в малонаселенных пунктах. Но там даже считалось, что покрытие проводной связью исключает из тех пунктов, которые должны покрыть операторы сотовой связи.

 

Внедрение более конкурентной экономики (как раз межмашинный обмен, логистика) требует если не сплошного, то широкого покрытия населения. Желательно, конечно, в нижних диапазонах частот, потому что верхние диапазоны не позволят просто экономически создать.

 

JSON TV: Россия, в сравнении с Германией, малонаселенная страна, если не брать европейскую часть. Везде, где есть человек, надо провести связь?

 

Вадим Поскакухин: Везде, где есть человек – такой необходимости нет. Дело в том, что всегда нормируется по населению. 90%, 95% в странах,  которые направлены на обеспечение покрытия на максимальной территории. Но даже в Японии, если мне не изменяет память, есть специальный реестр, который говорит, что 17 тысяч человек в развитой и компактной Японии до сих пор не обслуживаются ни одной сотовой сетью ни одного оператора.

 

В этом отношении вопрос стоит в гибриде сотовых сетей и спутниковых сетей. Они могут экономически эффективно обеспечить связь в малонаселенных пунктах.

 

JSON TV: Затронем относительно свежую и больную тему – Крым. Освоение нового региона. Там заработал российский мобильный оператор, но некоторые компании прекратили оказание услуг на территории региона. НИИ Радио как-то задействован в реализации развития телекоммуникационной инфраструктуры в этом регионе, в Крыму? Какие решения готовятся. Какие предложения вы даете по этому региону.  

 

Вадим Поскакухин: Если говорить конкретно о ФГУП НИИР, на данный момент мы не вовлечены в проекты по новому субъекту Российской Федерации. С точки зрения потенциальной вовлеченности ФГУП НИИР специализируется в основном на проектировании и строительстве сетей телевизионного вещания (как раз цифрового телевизионного вещания).

 

В этом отношении Крымский полуостров является очень сложной территорией. Он подвержен помехам и может создавать помехи большому числу соседних стран. Более того. За счет наличия моря возможна помеха и влияние даже на страны на соседнем берегу Черного моря.

 

В отличие от сотовой связи, телевизионное вещание подпадает под регулирование Международного соглашения «Женева-06», которое делит частоты между соседними странами. В этом регионе понадобится очень нетривиальное решение с точки зрения частотного обеспечения сетей телевизионного вещания.

 

Если говорить о сотовой связи, здесь довольно специфическая ситуация. Мне как специалисту кажется, что это временная ситуация. Даже если по каким-то причинам невозможно будет реализовать оператора, несколько операторов сотовой связи на этой территории, то один оператор, наделенный всем радиочастотным ресурсом, сможет построить эффективную емкую сеть даже дешевле, чем это сделают несколько операторов, строящих параллельные сети.

 

Конечно, понадобится какой-то законодательный механизм регулирования ценообразования в таком операторе. Я думаю, тем или иным способом технически можно всегда решить любую проблему.

 

JSON TV: Вы работали в небольшой компании и работаете в большой государственной структуре. Где удобнее работать, где вы себя больше чувствуете на своем месте?

 

Вадим Поскакухин: Здесь зависит даже не от размеров компании, а от того, чем человек занимается на своем рабочем месте. Мне очень повезло (по крайней мере, я так считаю) с работой во ФГУП НИИР. Мне удалось быть вовлеченным в вопросы сотовой связи как на национальном уровне, так и на международном уровне.

 

Мое образование ориентировано на подвижную связь. Я считаю, что в профессиональном плане это одно из немногих мест в Российской Федерации, где я смог максимально приложить мое образование в текущей профессиональной деятельности.

 

Конечно, это очень интересно. Особенно международная деятельность. Общаться с представителями крупнейших операторов, производителей и других администраций – это просто очень интересно. Здесь неважно, в какой компании ты занимаешься. Я думаю, что в мелкой компании просто было бы невозможно таким заниматься.

 

JSON TV: Есть ли любимые гаджеты? Насколько вы зависите от них и чем пользуетесь в работе.

 

Вадим Поскакухин: Любимых, наверное, нет. Но в силу того, что я работаю именно с документами (немного бумагомарательства), с расчетами на компьютере, конечно же, все гаджеты являются очень важными. В силу специфики программного обеспечения любимый гаджет – это полноценный компьютер. Full factory планшет на Windows. Позволяет использовать весь пакет программного обеспечения с десктопа в любом месте и в любое время. Это именно из профессиональной направленности.

 

JSON TV: Спасибо вам огромное. Я напомню, что сегодня мы были в гостях в НИИ Радио, у руководителя лаборатории ФГУП НИИР Вадима Поскакухина. Спасибо вам огромное за этот разговор.

 

Вадим Поскакухин: Спасибо большое.

 

JSON TV: Всем счастливо.

 

Вадим Поскакухин: До свидания.

 

Заказать стенограмму TV-программы, Интервью, Конференции, большого Форума или Конгресса, радиопрограммы - делового или светского мероприятия можно в компании «Свежие Материалы» Тел. +7 904 64 226 79 , info@ima-ges.ru