×

2 Декабря 2015 11:17
3176
0

Слушайте подкаст программы:

«Наша команда сейчас в «Ростехе» занимается как раз реализацией концепции открытых инноваций на практике. Мы начали с образовательной деятельности. У нас сейчас в «Ростехе» есть базовые кафедры в РУДН и в Университете имени Плеханова, на которых ведется образовательная деятельность по инновационному менеджменту. С одной стороны, это образовательная часть в новой сфере деятельности для инженеров, главных конструкторов, главных технологов наших организаций и руководителей, отвечающих за инновационное развитие холдинговых компаний. У нас же 14 холдинговых компаний в «Ростехе» разного направления. С другой стороны, это построение инновационной команды, то есть единомышленников, которые понимают и могут реализовывать поставленные задачи».

 

В эксклюзивном интервью для JSON.TV главный эксперт инновационного развития и новых проектов Научно-технического совета ГК «Ростех» и заместитель Председателя Правления (Инвестиционного комитета) венчурного фонда «Гражданские технологии ОПК» Вадим Стреналюк описал конкретную работу над проектами. «Есть потребность, например, на сегодня, в рамках одного из наших холдингов - Объединенной двигателестроительной корпорации - выполнить работы в рамках программы полностью электрического самолета. Для того чтобы все приводы перевести от гидравлики и пневматики к электрическим приводам, есть серьезные задачи, связанные с высокомоментными электрическими машинами и двигателями. Собственной компетенции у ОДК в этой сфере деятельности, поскольку это газотурбинное двигателестроение, естественно, нет. Как только сформулировали определенный запрос на инновации, тут же оказалось возможным найти решение на внешнем рынке. Есть компания достаточно интересная из Питера, которая на постоянных магнитах с редкоземельными материалами такую задачу решает».

 

В полном варианте видеоинтервью с Вадимом Стреналюком – об открытых инновациях и роли крупных корпораций, о российском металлическом 3D-принтере и внешних компетенциях, о роли государства и частного бизнеса в общем развитии.

 

Ведущий — Сергей Корзун

 

Справка JSON.TV

Персональный профайл

 

Стреналюк Вадим Вениаминович.

Родился 2 июля 1962 года в г. Королёве Московской обл.

В 1984 окончил Военный инженерный институт им А.Ф. Можайского по специальности системы управления летательных аппаатов. Дополнительное образование получал в Ленинградском институте техники и методов управления, а также в Академии народного хозяйства при Правительстве РФ по специальности «Инновационный менеджмент и управление рисками в инновационных проектах».

1984-2000 – работа в Центре подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина и в Центре управления космическим полётом.

Являлся организатором и руководителем ряда инновационных предприятий, зам. исполнительного директора НП «Национальное содружество бизнес-ангелов» (СБАР).

С 2011 работает главным экспертом инновационного развития и новых проектов в ГК «Ростех», с 2013 - заместитель Председателя Правления (Инвестиционного комитета) венчурного фонда «Гражданские технологии ОПК».

 

 

JSON.TV: Всех приветствую, это JSON.TV, меня зовут Сергей Корзун, сегодня в гостях у нас Вадим Стреналюк, здравствуйте, Вадим Вениаминович.

 

Вадим Стреналюк: Добрый день.

 

JSON.TV: Должности для точности прочитаю. В государственной корпорации «Ростех» главный эксперт инновационного развития и новых проектов и в венчурном фонде «Гражданские технологии ОПК» заместитель председателя правления, то есть инвестиционного комитета.

 

Вадим Стреналюк: Абсолютно верно.

  

JSON.TV: Сначала о вашей профессиональной биографии. Родились вы в 1962-м году, когда празднуете, в какой день?

 

Вадим Стреналюк: 2-го июля, приглашаю.

 

JSON.TV: Да, 2-го июля, спасибо, спасибо. Было это в городе Москве?

 

Вадим Стреналюк: Да, под Москвой. Город Королев. Моя, так сказать, биография началась там и связана была во многом с пилотируемым космосом, но не с рождения, конечно. Ну я, значит, долгое время поработал инструктором комплексной подготовки космического экипажа полета на орбитальной станции «Мир», в течение 8 лет было несколько подготовок и несколько длительных полетов моих, ну, космонавтов, с которыми я работал как инструктор, в том числе до сих пор не побитый мировой рекорд – 366 суток - високосный год, экипаж Титов и Манаров, третья основная экспедиция орбитального комплекса «Мир», вот это и был мой первый, так сказать, большой такой рабочий успех.

 

JSON.TV: За что отвечали, за технику?

 

Вадим Стреналюк: Комплексная подготовка - это полная подготовка к полету, ну, так сказать, я был ответственный за сведение всех форм подготовки, проведения, значит, зачетной тренировочной сессии, выставления оценок и сопровождение полета в Центре управления полетами. Там две функции, это, собственно, недопущение или парирование ошибок экипажа. И, поскольку борт - это живой организм, там постоянно изменения, улучшения, корректировки, доведение последних сведений до тех ребят, которые идут следом, подготовка следующих экипажей. И, значит, потом написание отчета, так сказать, и так далее.

 

JSON.TV: И еще 8 лет к этим восьми добавились и тоже с космосом были связаны.

 

Вадим Стреналюк: Да, после этого главный оператор Центра управления полетами, зам. сменного руководителя полета . Это смены, сидел в сменах, управление полетом, выходы в открытый космос, в общем-то, это была сфера моей ответственности до практически 1999-2000-го года.

 

JSON.TV: На шаг вернемся назад. Образование получали в Военном инженерном институте имени Можайского, инженер-электрик по специальности, и дальше еще повышали квалификацию, и даже специалист по НЛП, это зачем?

 

Вадим Стреналюк: Ну был, да, и такая активность тоже была, и еще так сказать разные формы, там, дополнительного образования, в частности, инновационный менеджмент я заканчивал, переподготовку. Ну, большая часть практическая, наверно, потому что после 2000-го года мне пришлось, так сказать, осваивать инновационный менеджмент практически. Хотя я этого не понимал. Мы с коллегой основали собственную компанию, занимались интеллектуальным зданием, было совершенно новое направление деятельности для нас, и ни блата, ни связей, ни денег не привлекали, у нас не было, это, вообще говоря, строительная лицензируемая отрасль, для нас новая. Но тем не менее казалось, что удалось выстроить в общем-то достаточно успешный бизнес, оборот 2,5 миллиона долларов в год, 100 человек работающих, 300 объектов оснащенных. Это получилось, практически 7 лет мы этим занимались. Ну потом из этого бизнеса вышел и уже занялся ангельством, как вы говорите. Отбор, оценка, подготовка , инвестирование высокотехнологичных стартапов, запуск и развитие инновационного бизнеса. То есть меня друзья и коллеги пригласили в национальное содружество бизнес-ангелов заниматься отбором, оценкой и запуском инновационных стартапов в России. Это было такое новое дело, тогда это, так сказать, еще только начиналось, в общем-то, отрасль строилась.

 

JSON.TV: Как решились из космоса уйти в частный бизнес?

 

Вадим Стреналюк: Ну, вы знаете, если вы помните 99-й год, в общем-то открылись, с одной стороны, новые возможности частного бизнеса, с другой стороны, как таковой в общем-то космос испытывал серьезные проблемы, кризисные, я хотел попробовать себя в новой сфере, мне кажется, что это получилось.

 

JSON.TV: Хорошо. Давайте тогда о вашей сегодняшней работе. За что отвечаете, соответственно, в «Ростехе» и в фонде «Гражданские технологии ОПК»?

 

Вадим Стреналюк: Ну, наша команда сейчас в «Ростехе» занимается как раз реализацией концепции открытых инноваций на практике. То есть что такое открытые инновации, наверное, наша аудитория знает, это парадигма, которая предполагает дополнительные движения, значит, дополнительный рынок, наверно, как на вход, так и на выход. То есть, с одной стороны, понятно, что не все талантливые люди работают в отрасли, в корпорации, да, поэтому можно привлекать на разных стадиях, от лицензий и патентов, бизнеса, в конце концов, совместных работ, то, что необходимо для решения насущных проблем корпорации, и с другой стороны некоторые побочные эффекты могут иметь дополнительную коммерциализацию, диверсификацию, да, то же самое, совместная наверное работа сторонняя или spin-off из основной формы бизнеса на открытый рынок. Когда впервые команда пришла в «Ростех», значит, и возникла насущная необходимость внедрять открытые инновации, мы, проанализировали, посмотрели, как в принципе это сделать, да, как вообще делается, и начали с некой такой образовательной деятельности. У нас сейчас реализовалось это в то, что ведется на двух кафедрах, есть в «Ростехе» базовые кафедры, в РУДН и в Университете имени Плеханова, на которых ведется образовательная деятельность по инновационному менеджменту. Для специалистов компаний с государственным участием. То есть с одной стороны это образовательная часть в новой сфере деятельности для инженеров, главных конструкторов, главных технологов наших организаций и руководителей, отвечающих за инновационное развитие холдинговых компаний. У нас же 14 холдинговых компаний в «Ростехе» разного направления. С другой стороны, это построение инновационной команды, то есть единомышленников, которые понимают и могут реализовывать поставленные задачи. Одна история. Вторая история. То есть, сейчас системно стоит, два раза в год такая 72-часовая образовательная программа ведется штатно, и еще, так сказать, некие дополнительные образовательные курсы проводятся. С приглашением ведущих специалистов отрасли, зарубежных ведущих компаний в инновационной сфере.

 

JSON.TV: Обучаете студентов или всех желающих?

 

Вадим Стреналюк: Нет, это не студенты, это действующие наши руководители, главные конструктора, замы главных конструкторов направлений, главные технологи, главные оптики, если мы говорим об оптическом холдинге, и их заместители. Значит, вот эти команды, конструкторские команды, и команды замов по инновационным развитиям в наших организациях холдинговых компаний.

 

JSON.TV: Это государство поставило эту задачу, перевести на инновационные рельсы? В советские времена оборонка, промышленность, для народного хозяйства, как говорили, это понятно, сейчас то же самое практически?

 

Вадим Стреналюк: С одной стороны, да, с одной стороны, государство поставило такую задачу, если вы помните, в 11-ом году была поставлена правительством задача: компании с государственным участием должны были принять программы инновационного развития комплексные, и «Ростех», надо сказать, первая организация, которая это сделала. это - серьезная комплексная дорожная карта, как прийти к экономике знаний, с одной стороны. С другой стороны, она, эта задача, не появилась благодаря каким-то силовым или волюнтаристическим приемам, это насущная необходимость рынка, поскольку рынок меняется, особенно в сфере высоких технологий, и получилось так, что эффективность компаний может быть только с применением новых парадигм. То есть, с одной стороны, необходимость внутренне созревшая, с другой стороны, действительно, это оказалось замеченным со стороны правительства, и такое централизованное указание есть

 

JSON.TV: На кого вы обращаете в первую очередь внимание, на развитие вот этих секторов и направлений «Ростеха», либо смотрите шире по сторонам и подбираете разные инновационные проекты?

 

Вадим Стреналюк: И так, и так. Значит, с одной стороны, стоят задачи у организаций те, которые на сегодня есть, и их надо решать. Значит - нужны определенные инструменты, инструменты есть и старые, но и необходимы новые. Почему?, , Потому, что не секрет, что во многом такой конструкторский технологический потенциал, он в общем-то утрачен, за, там, 90-е годы, и технологии за это время не стояли, а очень быстро развивались, поэтому появились новые направления, новые возможности и новые требования. Для реализации этого, естественная мысль – обратиться на внешний рынок и пригласить к сотрудничеству тех, кто есть на сегодня, специалистов, и будем говорить так, привлечь внешние компетенции. А с другой стороны стоит задача диверсификации, поскольку понятно, только зависеть от гособоронзаказа, совсем не правильно, поскольку ситуация меняется, и, конечно диверсифицированный бизнес - он гораздо более устойчивый с точки зрения экономики и гораздо более эффективно развивается. Поэтому у нас, в том числе в упомянутой программе инновационного развития, стоит программа диверсификации деятельностей и бизнесов, а это требует уже постановочной задачи не только с точки зрения что сделать, но и с точки зрения как сделать.

 

JSON.TV: К кейсам обратимся, давайте на каком-нибудь примере посмотрим.

 

Вадим Стреналюк: Ну, примеры есть разные, значит, я могу привести примеры из двух таких наших проектов. Проводился в этом году в Екатеринбурге такое серьезное мероприятие - «Иннопром», мы на нем представили как раз один из таких примеров. Значит, вот есть потребность, например, на сегодня, в рамках одного из наших холдингов, а именно газотурбинное двигателестроение, это Объединенная двигателестроительная корпорация, имеет определенные, требования при реализации программы полностью электрического самолета. Для того чтобы все приводы перевести от гидравлики, пневматики к электрическим приводам, есть определенные требования, связанные с высокомоментными электрическими машинами и двигателями. Собственной компетенции по таким направлениям у ОДК, (поскольку ОДК - это газотурбинное двигателестроение) естественно, нет, это не их задача, они никогда не развивали это. Но тем не менее в двигателе, да, в том же самом есть от 5 до 10 и более точек, где необходимы вот эти электрические приводы, машины, датчики и так далее. Как только сформулировали определенный запрос на инновации, а это методика, на которой тоже немножко позже остановлюсь, тут же оказалось возможным найти решение на внешнем рынке. Есть компания достаточно интересная, которая на постоянных магнитах с редкоземельными материалами такую задачу решает, решает успешно, и готова взяться за так сказать научно-исследователькую и опытно-конструкторскую работу по постановке необходимых агрегатов под требования заказчика.

 

JSON.TV: Это не Tesla, а то такое ощущение у публики, что только Tesla на этом рынке и существует.

 

Вадим Стреналюк: Нет, нет, это российская команда из Питера, которая достаточно хорошо умеет это делать, там молодежь, они уже имеют достаточно большое количество реализованных проектов с применением собственных технологий, с применением собственных компетенций в этой сфере. И они взялись бы за такую задачу. И теперь посмотрите, что получается. Есть серьезные требования промышленной крупной организации, которая предлагает готовый рынок. Мы готовы покупать, причем в серьезном количестве, эти упомянутые устройства. Почему они готовы покупать? Да потому что у них есть определенный план по выпуску и продаже собственных изделий, двигателей,в комплектации которых, будут заказываемые компоненты. Казалось бы, чего лучше, да, для стартапа, для молодой инновационной компании предлагается готовый рынок. Ну, понятно, что в таких условиях найти венчурного инвестора задача существенно более простая, чем более ранний подход, когда мы просто предполагаем, и рынок ищем, венчурных инвестиций. Один из примеров. Там же на «Иннопроме» предлагали еще другую.

 

JSON.TV: Подождите, здесь, чтобы не было недоговореностей у нас, чем электрические приводы лучше, чем гидравлические, отказоустойчивее?

 

Вадим Стреналюк: Ну это очевидно. Да, для авиации это серьезно снижает вес, соответственно, улучшает обслуживание, поскольку принципиально нет никаких утечек, жидкостей, газов, подготовки к эксплуатации и так далее. Юзабилити достаточно высокое, как сейчас любят говорить, да. Ну это мировой тренд.

 

JSON.TV: Но главное силовая установка остается на керосине.

 

Вадим Стреналюк: Да, в это концепции она остается на топливе традиционном органическом, а вот авионика и приводная часть она переходит в новое качество.

 

JSON.TV: Понятно, спасибо за пояснение, с этим кейсом более-менее понятно. Еще?

 

Вадим Стреналюк: Второй кейс, так называемые аддитивные технологии сейчас известны и много об этом говорится. Точно так же, команда российская, тоже стартап, , научилась делать, значит, изготавливать изделия, которые раньше традиционно изготавливались с помощью традиционной металлообработки, которая, как вы знаете, в сложных изделиях, там, до 90-95 процентов идет в стружку, и за счет этого, возникает дороговизна и так далее, предложили новые решения – новые технологии изготовления подобных деталей. С помощью так сказать аддитивных технологий. Ну как бы, грубо говоря, 3D принтер, но только металлический.

 

JSON.TV: О, у меня на языке было, вы первые сказали.

 

Вадим Стреналюк: Да, абсолютно верно, но только металлический 3D принтер, который изготавливает изделия из металла, причем металлы там разные. Это может быть и никель, и медь, и железо, и те, которые требуются. Более того, поскольку идет такое напыление с лазерной сваркой, эта технология позволяет делать, ну, изделия как бы с градиентом включения металла. Он может начинаться, ну, условно говоря, с меди, заканчиваться никелем, причем с разной градиентностью. Это - качество кованого изделия. Понятно, что еще необходимы, там, испытания, доведение и так далее, но принципиально это демонстратор есть, принципиальная возможность есть, понятно, насколько это удешевляет производство деталей, насколько это ускоряет производство.  

JSON.TV: Вот о подходах сейчас и поговорим, да?

 

Вадим Стреналюк: Да.

 

JSON.TV: Кейсы понятные, как вы с ними работаете?

 

Вадим СтреналюкКакой такой методический подход был применен нашей командой. Мы заметили, что в общем-то если сформулировать в достаточно понятной и строгой форме запрос на инновации от крупной компании, то этот запрос при правильной формулировке и правильном позиционировании достаточно быстро может быть удовлетворен. Но это нужно, конечно, перейти от инерции мышления. Потому что конструктора говорят – да у нас, в общем-то, проблем нет, нам не хватает только времени и денег, да? Когда начинаешь разбираться, оказывается, да, проблемы бывают, их нужно сформулировать, поставить, и сформулировать запрос рынку. Коллеги, вот у нас есть такая технологическая задача. Готовы рассматривать, да? Ну это применимый в общем-то и на западе инструментарий, который мы тоже в общем-то включаем.

 

JSON.TV: Ну, многие говорят, что это вообще нормальные инструменты.

 

Вадим Стреналюк: Это нормальные инструменты.

 

JSON.TV: А не как по-российски или по-советски, сначала придумали, потом думаем, для чего придумали и как это на рынок вывести.

 

Вадим Стреналюк: Согласен. И вторая часть такого методического подхода – малые инновационные компании могли себе предложить достаточно понятно для крупных компаний, они хорошо бы сформулировали не только продукты, которые они на сегодня делают, как это традиционно происходит сейчас, но отошли бы немножко в глубь и сказали, какие компетенции, какие уникальные технологические компетенции у них есть,, позволяющие делать уникальные продукты. Продукт будет под заказ изготовлен и спроектирован на базе тех компетенций, которые есть у команды. Это требует нового подхода, требует методической работы, формулировки, и в общем-то этим мы сейчас занимаемся в настоящий момент. Насколько за этим, наверно, большой, мы видим большой потенциал.

 

JSON.TV: На каком этапе вы несете деньги, там, в конверте, или на счет переводите, вообще, финансируете или нет, либо это история не про финансы, а про компетенции?

 

Вадим Стреналюк: Это история, скорее, такого организационно-методического плана. С точки зрения финансов вы знаете, наверно, хорошо, и зрители наши знают, что, вообще говоря, на инновационном рынке сегодня российском деньги венчурные есть. Они есть.

 

JSON.TV: Государственные в первую очередь.

 

Вадим Стреналюк: И государственные, я не думаю, в первую ли очередь или во вторую, у меня сейчас под рукой нет точного анализа, сколько, каких денег там больше, но они точно там есть. Гораздо больше, чем может быть даже востребованы. в чем проблема? Дело в том, что, как мне кажется, компании, которые на сегодня были профинансированы разными венчурными фондами и институтами развития, проинвестированы исходя их экспертной оценки их коммерческого потенциала. А совсем другое дело, когда есть конкретный заказ. Да? То есть это, мне кажется, гораздо более интересно. Значит, методическая подготовка этого подхода, на наш взгляд, это востребованный сейчас момент. С точки зрения денег. У нас есть, ну, в том числе, один из инструментов открытых инноваций – это венчурный фонд «Гражданских технологий ОПК», где я тоже работаю. Это, скорее, такой тестовый инструмент, который, может быть, не имеет каких-то многомиллиардных ресурсов и не обеспечит решение всех возможных инвестиционных задач, это, скорее, тестовый инструментарий, который мы пытаемся отладить с тем, чтобы эффективно использовать финансовые ресурсы для решения задач. Но тем не менее это рабочий инструмент, у нас сегодня в фонде 8 проектов проинвестировано, которые получили финансирование, и развиваются, и ну, понятно, что венчур - дело такое, высокорисковое. Не все проекты, наверно, выживут, не все станут новыми, компаниями мирового уровня, но мы надеемся, что такие будут среди этих проектов. Причем портфель у нас не закрыт, мы продолжаем инвестиционный процесс, приглашаем к сотрудничеству всех, кто нас сегодня слышит или услышит через наши сайты, вот, поэтому такой инструментарий тоже есть. И мы не ограничиваемся собственными ресурсами, мы с удовольствием сотрудничаем с институтами развития, такими как «Сколково», «РВК», их венчурными фондами, Фондом содействия развитию малых форм.

 

JSON.TV: Сотрудничаете или конкурируете?

 

Вадим Стреналюк: Нет, ну вообще на венчурном рынке понятие, конкуренция - выглядит не так, как на сформировавшемся рынке. Наоборот, для снижения рисков, и особенно на ранних стадиях развития, конкурирующие, казалось бы, венчурные фонды с удовольствием соинвестируют проекты вместе. Дело в том, что на этапе, вот, раннего роста еще не сильно понятно, что будет с компанией. Другое дело, когда компания уже агрессивно имеет рынок, имеет долю, вот тогда за нее возникает конкуренция на рынке слияний-поглощений, это существенно более поздний этап такой вот конкуренции в этом смысле. Поэтому тут вообще такого нет, а тем более что он на стадии развития инновационного дела в России мы сейчас все-таки находимся на этапе такого еще становления, укрепления, надо признать. И поэтому у института развития - я не думаю, что они вообще испытывают конкуренцию какую-то, за проект или за ресурсы. Возможно, есть конкуренция за таланты, наверно, да, это всегда есть, вот. Но мы просто если рассмотрим известные проекты сейчас на венчурном рынке России, увидим, что там, как правило, участвуют, находятся ресурсы не только финансовые разных институтов развития, в том числе и частников. Это факт.

 

JSON.TV: Как частный инвестор, как бизнес-ангел, на что обращаете внимание в первую очередь? Это скорее интуитивный процесс, либо долго по всяким бизнес-схемам ходите, просчитываете и так далее?

 

Вадим Стреналюк: Ну строго, если, наверно, сейчас я бы уже не стал относить себя к практикующим бизнес-ангелам. У меня действительно была практика и до сих пор некоторые компании развиваются, проинвестированные в период 2007-8 года, ну понятно, что некоторые проекты пришлось закрыть, некоторые все-таки еще развиваются. Поскольку в содружестве бизнес-ангелов России я отвечал скорее за упаковку, поиск, подготовку к инвестированию и запуск инновационных проектов с точки зрения такой, менторской скорее, больше, чем инвестиционной. Хотя есть некоторые ресурсы, финансовые, свои собственные, приходилось вкладывать. Но тем не менее дело в том, что…

 

JSON.TV: Что главное - внимание, да.

 

Вадим Стреналюк: Да, сейчас. Я просто хочу пояснить, что для того чтобы быть бизнес-ангелом в классическом понимании, надо иметь достаточно большие финансовые ресурсы свободные, надо просто быть существенно более богатым человеком, чем я на сегодня являюсь. Поэтому строго говоря моя стезя она больше такая методическая.

 

JSON.TV: Был у вас вот этот так называемый один из десяти проектов, который принес сразу существенные деньги?

 

Вадим Стреналюк: на сегодня я не являюсь инвестором, там, например, Google или какого-то там такого громкого проекта. Но, тем не менее, есть проект, про который еще наверно рано говорить. На который все-таки есть надежда, что он выстрелит, да, как мы говорим, то есть такой есть, просто сейчас преждевременно немножко его пиарить.

 

JSON.TV: Хорошо, вернемся к инновационным проектам и давайте подведем какой-то может быть временный такой итог. Значит, правильно ли я понял, что нужен внятный заказ на инновации в этом процессе?

 

Вадим Стреналюк: Полезен, он очень полезен. Я не скажу, что это обязательное требование для развития инноваций, конечно, но это достаточно серьезный рычаг и достаточно хороший фактор для развития проекта, поэтому да.

 

JSON.TV: Нужна консультация по компетенциям, соответственно, да, и организационная это часть, и нужны финансовые вливания.

 

Вадим Стреналюк: Да, ресурсы.

 

JSON.TV: На каком этапе финансовые ресурсы вливаются, или они нужны на всех этапах?

 

Вадим Стреналюк: Они нужны в разной степени на разных этапах, ну, вы знаете, есть классическое деление стадий развития инновационного проекта, pre-seed, seed, стартап и так далее.

 

JSON.TV: И долина смерти.

 

Вадим Стреналюк: Долина смерти, естественно, есть, это как раз pre-seed и seed, стадии, есть, это медицинский факт, это фактор, который есть просто, надо понимать, что надо его учитывать, это не значит, что не надо туда ходить. Просто туда надо ходить подготовленным, вот и все, по-другому не бывает.

 

JSON.TV: Каковы особенности российского рынка и есть ли они вообще, либо их не существует и рынок открытых инноваций, он и рынок открытых инвестиций одновременно?

 

Вадим Стреналюк: В какой-то мере, конечно, особенности есть, ну то есть нельзя говорить, что российский рынок абсолютно другой, чем, скажем там, американский, европейский, китайский или израильский. То есть, принципы, которые существуют, общеэкономические, они, естественно, не знают границВ век так сказать экономики знаний, тем не менее. Условные какие-то границы есть, вызванные конкуренцией и общеэкономической, политической обстановкой, которая меняется. Это, и мы все с вами понимаем, конечно есть. Значит, среди особенностей что можно назвать. Ну, мы все-таки находимся, ну начали в России мы венчурное дело и инновационное развитие свое существенно позже, чем другие страны упомянутые выше. Но существенно раньше, чем те страны, которые этого еще не начали. Все-таки мы там 6-7-ая экономика мира, и в том числе в инновациях мы не последнее место занимаем. Да, пока не первое. Ну, какое-то отставание по развитию всех институтов существует, да, и ментальности в том числе инвесторов, ну всех действующих лиц. И самих изобретателей-инноваторов, и инвесторов еще не подготовлено достаточное количество понимающих процесс, и это связано с отсутствием опыта. Поскольку мы все-таки начинаем это дело. Естественно, с отсутствием образования, поскольку практикующие специалисты в этой области, они занимаются, ну, полевой работой, а редко преподают где-то. Хотя мы очень хотели бы, и способствуем, я упомянул, да, на каких программах мы это делаем. Но со временем все это, мне кажется, так сказать, будет развиваться, это моя уверенность.

 

JSON.TV: То есть мы не вбок идем от некой дороги, по которой идут другие?

 

Вадим Стреналюк: дело все в том, что любое развитие, если вы возьмете, там, развитие любого великого человека, почитав биографии замечательных людей, любое направление, либо отрасль, либо, страна-континент, она, развитие всегда диалектическое, развитие зигзагообразное, оно никогда не прямолинейное. Это нормально, это путь, росток, когда какое-то растение тоже растет, выбирая в каждый момент тот путь, который ему и более эффективен, и который возможен. Есть возмущения, они разные, это такая случайная среда, да, и наше развитие такое, и любое развитие такое, поэтому мы так сказать растем в те стороны, в которые получается. Где-то упираемся в ограничения, извините за такую метафоричность, но это отражает суть. Поэтому это нормально.

 

JSON.TV: То есть сырьевое проклятие с России можно снять, на ваш взгляд.

 

Вадим Стреналюк: Ну, это такой страшный жупел, сырьевое проклятие, не знаю, насколько оно там имеет право на жизнь. То, что фактор такой есть – факт. То есть, как говорят великие мыслители древности, если есть термин, то он что-то значит, он же просто так не висит в воздухе, то есть действительно.

 

JSON.TV: Ну, норвежская история, история с развитием, там, ближневосточных некоторых нефтедобывающих стран, в общем…

 

Вадим Стреналюк: Конечно, когда есть, возможность хорошо жить не развиваясь, в инновационном смысле – ну, естественно, да так и будет происходить. Но нельзя сказать, что в России, есть возможность хорошо жить без усилий, все-таки у нас достаточно трудная история, проблемы всегда были, и это определенный катализатор развития. Так что нормально, я думаю, хорошо, что есть разные направления экономикЗначит, и это та самая диверсификация, о которой я говорил, только немножко в более крупном масштабе. Поэтому, , проблемы, конечно, есть, но это не повод закрывать глаза и сдаватьсяНу ничего страшного, будем работать в условиях, в которых существуем.

 

JSON.TV: Последнее. Как государство стимулирует эту деятельность, только ли финансовыми вливаниями, принятием вот этих программ инновационных, либо еще какая-то помощь есть?

 

Вадим Стреналюк: Ну что касается вот корпорации нашей, мы вообще государственная корпорация, поэтому вся деятельность, она направляется и регулируется с точки зрения нашего государства, поэтому просто абсолютно все. Если мы говорим вообще об инновационном рынке России, то тут роль достаточно серьезна, достаточно велика, и она увеличивается, потому что вот несколько срезов есть этого. Это упомянутые институты развития, программы и узловые точки, которые государство наметило, объявило и помогает, Ну может быть, там, не сразу все получается, но это нормальный этап роста. Точно так же есть по отраслям, мы видим эту помощь, под министерским, да, управлением. Точно так же по региональным, поскольку, так сказать, Москва и взять любой другой регион, например, Татарстан, например, Екатеринбург, например, Санкт-Петербург – на региональном уровне мы видим, называется, и региональные программы. То есть работа идет, понятно, что, там, не все сразу, понятно, что можно критиковать, и наверно нужно критиковать, если мы говорим о конструктивной критике там, где это есть. Ну, это нормально, это нормально. Так что ничего, будем работать.

 

JSON.TV: Спасибо вам, два последних вопроса, совсем традиционные для нашей программы по информационным и компьютерным технологиям. Гаджеты какие используете активно и кому больше доверяете? Из производителей, да?

 

Вадим Стреналюк: Ну лично я, вы знаете, я у меня нет такого, чтоб я только на одном бренде каком-то остановился. Ну привык я к Android’у, да, то поэтому техника разная, там, и Sony, и Samsung и так далее. Значит, поглядываю очень в сторону активно растущих китайских брендов, поскольку там достаточно интересные венчурные истории есть, ну вы знаете это хорошо из прессы, да. Пока не увлекался как-то. Ну то есть я не относил бы себя к каким-то людям, которые, что ли.

 

JSON.TV: К гикам не относили.

 

Вадим Стреналюк: К гикам, да, ну, это некая поддерживающая необходимую жизнь технология, которой с удовольствием пользуюсь, интересуюсь.

 

JSON.TV: Социальные сети сильно повлияли на вашу жизнь и работу?

 

Вадим Стреналюк: Ну я не знаю, насколько сильно, опять же я не фанат социальных сетей. Я зарегистрирован в некоторых сетях, не скажу, что я там постоянно в них сижу, и прошу прощения, может быть не всегда отвечаю там быстро, по крайней мере всегда стараюсь, естественно, в контакт входить, коммуникации важны, , я не живу соцсетями, это некий инструмент, который, для меня приемлем, нормален, и надо его использовать в той мере, в которой он помогает жить. Помогает решать основные, задачи, скажем так.

 

JSON.TV: Спасибо вам еще раз огромное, напомню, что гостем студии JSON.TV был Вадим Стреналюк, всем счастливо.