×

1 Марта 2017 19:28
1091
0

Слушайте подкаст программы:

 

«Здесь есть две стороны. Разумеется, часть из этого – кто-то на этом живёт, и ему важно, чтобы расходные бюджеты были как можно больше, и они будут с молотками бегать каждый день и чинить или заплатки ставить. С одной стороны. С другой стороны, есть над ними люди, которые отвечают за картину в целом, и получается так, что все равно часть уходит по карманам, с этим тоже нельзя мириться, но, в конце концов, они пойдут и купят что-то в магазинах на эти украденные деньги, и они вернутся в кругооборот, но часть - мы просто топим воздух.

 

Часть мы просто теряем на холостом прогреве двигателей, условно говоря. Это никто не украл, это мы просто бесхозяйственно, по глупости потеряли. И там какое-то тоже есть соотношение, например, пополам. Нужно, естественно, обеими вещами заниматься, и они решаются достаточно просто: при всём уважении к тем людям, которые сейчас живут на эти расходы, внедрение безлюдных технологий учёта и контроля просто их отсекает аккуратно, и никто не в обиде. Потому что это же не человек это делает, это счётчики, это инфраструктура определённая, они должны либо сами перестроиться и теперь как-то по-другому работать, либо они исчезнут оттуда. Как уменьшилось число гаишников с палками на дорогах, потому что поставили камеры».


Полная расшифровка интервью:

 

JSON.TV:  Добрый день, уважаемые телезрители канала JSON.TV. Я рад представить Виталия Недельского, президента Ассоциации участников рынка промышленного интернета, и сегодня мы поговори с Виталием о перспективах рынка вещей и, в частности, промышленного интернета вещей в России. Виталий, первый вопрос к вам, расскажите, что это за Ассоциация, как она была сформирована какие задачи она призвана решать?

 

Виталий Недельский: Здравствуйте. Ассоциация зарегистрирована около года назад, последние полгода она начала активный старт с появлением первых участников. В первую очередь, это такие компании, как Ростелеком, Лаборатория Касперского, подписаны соглашения и начаты процедуры входа Мегафона и Россетей, в конце года вошли целый ряд компаний - интеграторов, которые автоматизацией занимаются, и сейчас некоторое количество готовится ко входу, то есть мы начали набирать массу.

 

Основная задача – развивать в России рынок интеллектуальных сетей промышленного интернета, и у нас ассоциация такая, что она объединяет и заказчиков,  и поставщиков решений, потому что могут быть отдельные ассоциации, только заказчиков, например. Поскольку рынок у нас, мягко говоря, незрелый, то, как раз имеет смысл налаживать коммуникацию между первыми и вторыми. Есть еще две стороны дополнительные у этой медали у этого кубика. Это государство, которое с точки зрения регуляторики, нормативных актов должно и будет влиять на этот процесс, например, устанавливать нормы по кибербезопасности, требования к системам передачи данных, протоколам и т.д.

 

 И четвертая сторона – это международная практика, это международные стандарты, крупные международные компании, которые предлагают эти решения в России, и надо как-то к этому относиться, как-то их ранжировать, иметь общую линейку для выбора. Вот у нас есть 4 стороны, но в саму ассоциацию у нас входят российские компании, при  этом мы формируем экспертный совет по базовым комитетам, которые отражают отрасли, и, конечно, там у нас принимают участие и иностранные вендоры тоже.

 

JSON.TV:  На выходе ассоциации работает что, какие-то реализованные проекты, какие-то проработанные бизнес-кейсы, что вот так делай, и у тебя получится?

 

Виталий  Недельский: Сейчас мы несколько продуктов запустили. Первый продукт – назовем его пропаганда и просвещение, то есть это участие в большом количестве конференций, семинаров, мероприятий, связанных с объяснением, что такое промышленный интернет, но не вообще уже, а в отраслевых применениях. Вот, например, сегодня будет конференция для радиоэлектронной промышленности, будем говорить о том, как этот новый рынок будет способствовать развитию отечественных игроков, о том, что у них, фактически, появляются новые рынки для их приборов, изделий.

 

JSON.TV:  Вы имеете в виду устройства интернета вещей?

 

Виталий Недельский: Да. А второе – это исследования и аналитика. Мы сейчас несколько исследований запускаем, в том числе используя наработки наших участников. Первое исследование по проминтернету в энергетике, второе – по кибербезопасности, третье – по сельскому хозяйству и по умным городам. Вот такой первый пакет мы собираем, и собираемся выводить на рынок.

 

 Следующее и важное – это стандарты. Ассоциация прописалась и вошла во все основные технические комитеты Росстандарта, в которых обсуждаются стандарты проминтернета. Это энергетика, транспорт и т.д. Плюс новый создан комитет по киберфизическим системам. Конечно, сегодня в этом году очень мало российских инициатив по стандартам, надо немножко набрать массу. В основном работа там сейчас происходит по переводу стандартов, которые приняты в Международном союзе электросвязи, за которые Россия проголосовала за, уж там сознательно – бессознательно, вопрос второй. Они есть, производится их перевод, и потом будет, скажем так, адаптация их к российским реалиям.

 

Следом должна появляться нормативная база. Она началась с изготовления дорожных карт. Первые дорожные карты по поручению Президента, Минпромторг сейчас занимается. Она уже отгружена в Правительстве, и готовится распоряжения Правительства по ее принятию. Вторая карта есть у Минэнерго, и над ней работают, мы там тоже принимаем участие и оказываем экспертную поддержку. Третья карта делается Минпромторгом вместе с Министерством сельского хозяйства, то есть потихонечку эта работа начинается и, конечно, на выходе будут нормативные акты, распоряжения Правительства, и дальше более глубокая нормативка.

 

И четвёртое направление – это международное сотрудничество. За полгода нашей работы мы подписали уже два таких серьезных базовых соглашения о сотрудничестве. Первое – в конце прошлого года в рамках визита нашего министра промышленности в Китай. В присутствии нашего министра, китайского министра я подписал соглашение с Китайским институтом электроники. Он отвечает в Китае за стандарты промышленного Интернета, объединяет всех производителей электроники, очень солидная государственная организация.

 

Второе соглашение совсем недавно мы с подписали с Industrial Internet Consortium, это мировое объединение вендров, которое определяет политику в области промышленного Интернета. И наша основная идея – с их помощью сейчас оценивать пилотные проекты, я их называют тест бэды, которые в мире запущены в последние годы, смотреть на их экономическую эффективность, в первую очередь, и смотреть, как мы можем их приземлить на территории России. Какие будут у них хозяева, какая может быть адаптация, локализация, - у нас другие технические нормы, немножко другое законодательство может быть и так далее. Поэтому этот перевод осуществлять и приземлять здесь. Это сейчас наши первые продукты, которые мы в этом году будем развивать.


JSON.TV:  Виталий, вы упомянули, что аналитика – это второе ваше направление по значимости. Вот давайте как раз поговорим про аналитику российского рынка. Мы тоже этим занимаемся. В прошлом году мы как раз, не будучи удовлетворёнными теми глобальными данными, которые есть, в том числе, и по России, решили посчитать, сколько же всё-таки устройств, которые можно, условно, назвать даже не Интернета вещей, а устройствами систем телеметрии, распределённой телеметрии, подключенных в России. То, что мы насчитали снизу  -  это контроллеры охранно-пожарной сигнализации, видеокамеры наблюдения, счетчики различных видов ресурсов - все, что мы насчитали, это порядка 20 млн. подключённых устройств, как через сотовые сети, так и через проводные подключения различного вида. Около 20 млн.

 

При этом пользовательских устройств, которыми пользуются люди - смартфоны, планшеты, компьютеры и так далее - подключённых, их на порядок больше, более 200 млн. в России. А все оценки аналитиков говорят о том, что для Интернета вещей должна быть пропорция наоборот, то есть устройств Интернета вещей должно быть минимум в 10 раз, а то и в 100 – 1000 раз больше, чем пользовательских устройств, которые использует человек. Очевидно, что есть потенциал роста в десятки, если не в сотни раз количества этих устройств. Никакого взрывного роста мы не обнаружили, то есть мы проследили этот рынок с 2009 г., он растёт порядка 25 – 30 % стабильно без всяких экспоненциальных уходов вверх. Никакого ускоренного роста там не наблюдается при наличии потенциала почти 100 кратного роста.

 

В связи с этим возникает очевидный вопрос, то есть есть некие барьеры, которые нужно преодолеть? И у меня вопрос к вам, что это за барьеры, на ваш взгляд, и как их преодолеть?



Виталий Недельский: Посмотрите, во-первых, 20 млн – уже неплохо. Это уже определённый рынок и миллионный рынок, и устройств, и услуг связи, и сервисов, и приложений, которые на этих миллионах базируются. Я точно сейчас не могу сказать пропорции, но там есть некая пропорция между домохозяйствами и корпоративными, индустриальными решениями. Системы безопасности, контроль и учёт топливных и энергетических ресурсов – вот это сейчас, наверное, какие-то базовые вещи. Также, как у нас с вами в квартирах, домах стоят сигнализации с сим-картами, которые сообщают и отправляют сигнал. Конечно, потенциал большой и будет расти, потому что все больше устройств становится умными. У нас сегодня в стране большая часть счётчиков в ЖКХ – это офлайновые счётчики, и мы с вами руками переписываем данные и раз в месяц отправляем по газу, по воде, по электричеству. Это, конечно, неприемлемо. Продвинутые энергосбыты позволяют в личном кабинете занести эти данные, то есть полдела сделали, не надо идти куда-то. Или в Сбербанк уже не надо идти, можно оплатить в Сбербанк Онлайн.

 

Осталось оцифровать съем данных, и он конечно оцифруется, потому что уже много выпущено типов онлайновых счётчиков, либо старые оффлайновые модулем оснащают, которые с определённой периодичностью отгружают данные. Объем данных небольшой, это же не видео. Это размер SMS, килобайты, цифру отправить, можно раз в день отправить, это все равно будет практически онлайн для электросчетчика. И технический вопрос возникает, каким образом, через существующие сотовые сети, через какие-то слаботочные сети или новые надо сети проложить для Интернета вещей а-ля LoRa, Стриж и так далее. Поэтому получается так, что, во-первых, для домохозяйств, конечно, будет увеличиваться. У нас с вами, если посчитать, уже пять – шесть счётчиков есть у каждого. Бытовые приборы все больше начинают быть подключёнными, телевизоры, холодильники, кофеварки даже могут быть и так далее. И, конечно, индустриальные предприятия, то есть управляющие компании в ЖКХ, начинают подключаться. Станки с контроллерами с выходом в сеть, логистические машинки для внутрицеховой логистики управляться могут через сеть. Автомобили. Стиральные машины.

 

Конечно, это будет расти. Я думаю, не нужно, чтобы она росла по экспоненте, мы тогда свихнемся. Инфраструктура должна готовиться, и это должен быть процесс, может быть, быстрый.  25 % – это, на самом деле, очень быстрый рост. В мире, вообще, мало какие рынки растут с такой скоростью. Это значит удвоение через четыре года, если не быстрее. Но должна подтягиваться и остальная инфраструктура, если счётчики становятся онлайн, значит, должна система стоять, которая данные собирает в облаке, аналитика сверху должна стоять, все должно отработаться. Мы вообще к этому тоже должны привыкнуть, научиться, вот этот порог, квантовый скачок, он всегда есть, и мы его сейчас преодолеваем сами незаметно для себя, буквально через 5, максимум через 10 лет – это короткий срок, даже для жизни человеческой это не очень большой срок. Вспомним себя 10 лет назад – в общем, такие же почти. Но мы окажемся в полностью цифровом мире. В этом смысле мы просто будем жить в цифре, данные будут собираться, мы будем их наблюдать, анализировать  и делать на их основе выводы.

 

Например, у вас будет возможность гибко выбирать тарифы, как вы сейчас можете в мобильном телефоне выбирать тариф в зависимости от своего образа жизни. Вы сможете, может быть, делиться друг с другом этими тарифами, шерить их каким-то образом. Вот сейчас carsharing появился, ещё что-то. Много появится альтернатив, о которых мы сейчас даже не можем подумать, потому что мы привязаны жёстко к существующим инфраструктурам. Конечно, в первую очередь, должна быть экономика, то есть это внедряется для того, чтобы снизить затраты. Например, по цепочке определить, где у нас утечка, соответственно, её закрывать, а не всю сеть менять, закрывать, где из трубы течёт вода, в конкретном месте. Где в теплосети идёт утечка тепла, где появляется неэффективность. На производстве то же самое, в логистике - появится возможность спрямлять. По оценкам там резервы – минимум 30 – 40 % экономии. То есть вы представляете, сколько это денег?



JSON.TV:  То есть это уже реально подтверждённые цифры?



Виталий Недельский: Конечно, на тестовых сетях. Тут получается так: чем у вас ниже эффективность изначальная, тем больше эффект. У нас в том же ЖКХ, например, или на транспорте, мы понимаем, что не очень высокая эффективность. Грузовики чадят, водители ездят на обед на камазах и так далее. Если просто с этим постепенно начать наводить порядок, у нас окажется, что 30 – 40 % бюджета расходного страны можно инвестировать, можно вытащить и увидеть деньги.



JSON.TV:  А кто-то в этом заинтересован? Как Борис Глазков из «Ростелекома» сказал, - за любой неэффективностью есть кто-то заинтересованный.



Виталий Недельский: Да, есть две стороны. Разумеется, часть из этого – кто-то на этом живёт, и ему важно, чтобы расходные бюджеты были как можно больше, и они будут с молотками бегать каждый день и чинить или заплатки ставить. С одной стороны. С другой стороны, есть над ними люди, которые отвечают за картину в целом, и получается так, что все равно часть уходит по карманам, с этим тоже нельзя мириться, но в конце концов они пойдут и купят что-то в магазинах на эти украденные деньги, и они вернутся в кругооборот, а часть - мы просто топим воздух. Часть мы просто теряем на холостом прогреве двигателей, условно говоря. Это никто не украл, это мы просто бесхозяйственно, по глупости потеряли. И там какое-то тоже есть соотношение, например, пополам. Нужно, естественно, обеими вещами заниматься, и они решаются достаточно просто: при всём уважении к тем людям, которые сейчас живут на эти расходы, внедрение безлюдных технологий учёта и контроля просто их отсекает аккуратно, и никто не в обиде. Потому что это же не человек это делает, это счётчики, это инфраструктура определённая, они должны либо сами перестроиться и теперь как-то по-другому работать, либо они исчезнут оттуда.

 

Как уменьшилось число гаишников с палками на дорогах потому что поставили камеры. Вдуматься только, ещё несколько лет назад каждые 200 – 500 м стоял человек. Он молодец, он отвечал за безопасность движения, наказывал, замечания делал, кто нарушал. Сейчас камеры стоят, и оказывается, что камеры и автоматические штрафы дисциплинируют лучше гаишников. Здесь кто-то может начать возражать, как же так, люди работы лишились. Да, они не лишились работы, они теперь сидят в тёплых помещениях, наблюдают за камерами, они занимаются той же работой, обеспечением безопасности, но теперь они не мерзнут, и у них нет соблазнов преступления совершать.



JSON.TV:  Всё-таки я бы не такую радужную картину нарисовал, потому что автоматизация – процесс-то частично автоматизирован в выставлении счетов и штрафов, и такого количества гаишников просто не нужно для этого, какая-то часть всё-таки на пенсию пошла.


Виталий Недельский: Разумеется, более того, уже появились в сервисы, которые оспаривают эти штрафы, тоже автоматизированные. Потому что там тоже могут быть ошибки, неточности, техника ошибается, не очень чётко видно и так далее, и начинается там такой процесс, но это уже все равно процесс беспилотный. Люди из этого процесса исключаются, там уже нет коррупции, по крайней мере, на этом уровне, и реально повышается безопасность. Трупов на дороге меньше, люди стали ездить аккуратнее, и во всех сферах жизни можно найти такие примеры. Мы всегда больше про ЖКХ, потому что это такая очевидная неэффективность.



JSON.TV:  А вот в ЖКХ… Болезненная очень тема - повышение тарифов ЖКХ. Переход на принципы Интернета вещей, промышленного Интернета вещей в ЖКХ позволит прекратить этот безудержный рост тарифов ЖКХ? Если мы говорим, 30 – 40 % резервы повышения эффективности?



Виталий Недельский: Давайте разберёмся, а чего зависит рост тарифов. Во-первых, есть инфляция. Она на рост тарифов давит, во-вторых, может расти стоимость входящих ресурсов энергии, тепла, топлива, мазута и так далее.



JSON.TV:  Но резерв же 40 %?


Виталий Недельский: Да, но с точки зрения потерь – это вообще никак не влияет, это та область, которую они могут оптимизировать самостоятельно. Естественно, у них может не быть инвестиционных ресурсов на то, чтобы сходу поменять эту инфраструктуру, и поверх неё счётчики поставить. Но, во-первых, это можно делать поэтапно, постепенно, во-вторых, расходы разложить на трёх участников процесса. Есть конечные потребители, которые тоже, объективно, получают некоторые удобства. Если мне, например, предложат забыть вообще о сборе данных, карточку свою прикрепить и со своих 20 счётчиков не собирать ничего, но заплатить за это 500 руб. один раз - я заплачу. И забыл. Но при этом здесь 500 руб., они возьмут 500 руб., ещё компания-интегратор, которая начнёт это все ставить, свои положит 500 руб., так сказать, проинвестирует в контракт и заберёт его потом, заберёт эти деньги потом из сервисного обслуживания. Источник денег – это второй вопрос. Первый вопрос – это определить эти участки, посчитать эффективность, окупаемость, и вы дальше на выходе получаете классический инвестиционный проект. Как булочная.


JSON.TV:  А вот есть какие-то такие примеры в России, когда вот именно так сделали, просчитали, и пошли?



Виталий Недельский: Смотрите, в ряде городов, например, делают проекты по замене уличного освещения на светодиодное - раз, и на умное - два. Грубо говоря, в ночное время, если на улице никого нет, половина ламп выключается. И они получают экономию, которая позволяет им все затраты за год вернуть.



JSON.TV:  То есть это реальные кейсы в России?


Виталий Недельский: Да, колоссально. При этом остальные сотни миллионов ламп продолжают светить, старых ламп. Конечно, здесь есть большая поляна, которую надо сообща двигать, и там, например, возникает с муниципалитетами такой вопрос, что им сегодня не очень выгодно экономию показывать. Я со многими мэрами разговаривал, они говорят, что если мы в этом году сэкономим, то нам на следующий год бюджет срежут, потому что по бюджетному распределению муниципалитет в самом низу. Парадокс. Казалось бы, он на земле, он за это непосредственно отвечает, но деньги распределяются таким вот образом. Думаю, что это будет, наверное, меняться потихонечку все -таки, гибкая какая-то форма должна появиться, разговоры про это ведут, но даже в этой ситуации у разных мэров разные результаты.

 

Кто-то даже в этой ситуации все равно идёт, запускает эти проекты, энергосервисные контракты запускает и так далее, показывает экономию, потом спорит с регионом, например, где-то у него срежут, где-то ему добавят, у него много может быть таких проектов, и он показывает результат. Потом очень много ещё зависит и от людей, которые начинают этим заниматься. И, как вы верно сказали в самом начале, от сопротивления тех, кто там внизу, кому или безразлично, или они с этого что-то имеют. Поэтому у нас и не взрывной рост, а постепенный. Ну и неплохо.



JSON.TV:  Резюмируя и, наверное, финализируя наш разговор, проблема не в технологиях, не устройствах, она в головах и в бизнес-моделях монетизации всего этого дела.



Виталий Недельский: Совершенно верно. Мы созреваем постепенно, и в этом смысле даже когда появились умные телефоны, не все бросились сразу их покупать, а вначале только такие гики, продвинутые люди, потом остальные, а когда масса стала достаточно большой, стало появляться много подобных приложений. И когда люди уже понимают, что я не могу вызвать такси, то есть я могу, конечно, вызвать по-старинке, но это будет дороже в три раза и дольше, то вот есть повод купить умный телефон. И вот все, массово раз – и перескочили туда. Тоже самое будет сейчас происходить в индустриальных решениях, и достаточно быстро.

 

JSON.TV:  Появятся приложения, да?



Виталий Недельский: Да, конечно, платформенные решения, платформы, на которых базируются эти приложения, и приложения, множество игроков, которые будут решать эти вопросы. В России, к сожалению, сегодня платформенных решений почти нет, есть отдельные элементы российского производства, но занимаются разработкой платформенных решений. Ростелеком объявил о разработке платформы и ведёт эту работу. Вот я прочёл на днях, Mail.ru запускает платформу на основе своей СУБД Тарантул. Наверное, это не единственные, будут ещё выходить, может быть, специализированные платформы под энергетику, под транспорт и так далее. Поэтому, конечно, они появятся, никаких сомнений.



JSON.TV:  Будем на это надеяться, пожелаем вам удачи в вашем деле.



Виталий Недельский: И вам. Спасибо.

 

 

Подробнее смотрите в исследовании J`son & Partners Consulting: Индустриальный (Промышленный) Интернет Вещей. Мировой опыт и перспективы развития в России. Оценка влияния на качество жизни граждан и экономическое развитие страны