×

17 Февраля 2015 09:44
2938
0

«С конкурентами себя можно сравнивать, но соревноваться лучше и оглядываться на самого себя в более ранние годы. Провалов в годовом исчислении за те годы, что я работаю на сайте «Эха», практически нет. Есть провалы и объективные, и субъективные по месяцам, по неделям. А вот по годам – это твердый рост, динамика только растет». В эксклюзивном интервью JSON.TV главный редактор сайта Echo.msk.ruВиталий Рувинский признал, что в августе 2014 года, после ребрендинга сайта, была волна критики и отток аудитории, но сейчас ресурс восстановил свои позиции. По его словам, аудитория сайта «Эхо Москвы» особо консервативна в своих привычках, хотя в Интернете и стремится к переменам.

 

Сайт «Эхо Москвы» по сути является именно сайтом радиостанции «Эхо Москвы», хотя остается самостоятельным юридическим лицом, отметил главный редактор. За последние 7 лет доля контента сайта, берущегося собственно из радиопрограмм, сократилась с 60-70 до 30 процентов, но роль его значительно выше, поскольку он уникален. Над самим сайтом работают около 15 сотрудников. Автоматически формируемые блоки существуют только в самом низу первой страницы, основное же её содержание формируется исключительно вручную.

 

Сайт «Эха Москвы» принципиально не отказывается от комментариев к материалам, за исключением отдельных случаев, связанных со смертью известных персонажей. «Люди, особенно в нынешних политических реалиях, последние год, два или больше, стремятся выговориться», - считает Виталий Рувинский. Если раньше редакторы довольно жестко ограничивали их в тематике обсуждения, призывая обсуждать только заявленную тему, то потом рамки стали размываться. «Пространство для таких обсуждений в Рунете сужается по разным причинам. Во-первых, потому что мало ресурсов, подобных нашему «Эху Москвы». Где-то не разрешены комментарии, где-то, в том числе и у нас, зверствует Роскомнадзор».

А для того, чтобы комментарии стали более спокойными и адекватными, что-то должно измениться, по мнению главреда Echo.msk.ru, не на сайте, а в окружающей жизни.

 

В полном варианте интервью Виталий Рувинский раскрывает подробности модерирования комментариев, рассказывает о выживании в кризис, о посещаемости и перспективах сайта.

 

Ведущий – Сергей Корзун.

 

Справка JSON.TV

Персональный профайл

 

Виталий Рувинский.

Родился 18 сентября 1976 г. в Ленинграде (Санкт-Петербург).

Окончил МОПИ (ныне МПУ) им. Крупской

С 2007 г. работает на сайте радиостанции «Эхо Москвы», с 2013 года – главным редактором.

 

 

Полный текст расшифровки интервью:

 

JSON.TV: Всех приветствую. Это JSON.TV. Меня зовут Сергей Корзун. Сегодня в гостях у нас главный редактор сайта «Эхо Москвы» Виталий Рувинский. Здравствуйте, Виталий!

 

Виталий Рувинский: Здравствуйте, Сергей Львович.

 

JSON.TV: Давайте начнем с профессиональной карточки. О Вас мало информации в Интернете. Родились когда и где?

 

Виталий Рувинский: В 76-м году в Ленинграде, хотя в паспорте написано «Санкт-Петербург».

 

JSON.TV: Дату рождения скрываете?

 

Виталий Рувинский: Нет, не скрываю. 18 сентября 76-го года.

 

JSON.TV: Где Вы учились, какое основное образование?

 

Виталий Рувинский: Основное образование – высшее филологическое, даже педагогическое считается. Это бывший педагогический институт Крупской, сейчас, по-моему, из его названия даже слово «педагогический» исчезло. Московский областной пед.

 

JSON.TV: К тому времени уже в Москву переехали учиться?

 

Виталий Рувинский: Да.

 

JSON.TV: Как состоялась Ваша встреча с Интернетом?

 

Виталий Рувинский: С Интернетом моя встреча состоялась в институте, когда нужно было писать диплом. Я ездил в Ленинскую библиотеку, и там только первый год появился интернет-класс, где не помню уже за какую цену можно было сколько нужно сидеть, получить доступ в Интернет. И я при написании диплома, отрываясь на всякие попутные дела, знакомясь с тем, что это такое – Интернет, там постигал азы.

 

JSON.TV: Вы занимались только контентной частью Интернета либо технической подготовкой тоже?

 

Виталий Рувинский: Техническая мне была интересна, но я ровным счетом в этом ничего не понимал. Просто любознательно интересовался, но не занимался.

 

JSON.TV: Начальная информация на просторах Рунета обрывается тем, что Вы – шеф-редактор сайта радио «Эхо Москвы». Кажется, с 2003-го года или около того?

 

Виталий Рувинский: Нет, чуть позже. Я пришел на «Эхо» в 2007 году и сразу на сайт. Обычно там ступени карьерной лестницы все-таки стандартные, через так называемый аквариум: референтская служба, потом инфомонтажка, и потом уже можно двигаться в сторону эфира. А я все годы, уже 8-й год, работал только на сайте – редактором сайта, шеф-редактором, и сейчас – главный редактор сайта.

 

JSON.TV: Главный редактор – с начала 13-го года?

 

Виталий Рувинский: С января 13-го года, да.

 

JSON.TV: До «Эха» была еще какая-то работа, связанная с контентом, или другая?

 

Виталий Рувинский: Нет, первое СМИ, первое медиа, в котором я работаю эти 8 лет, – это «Эхо».

 

JSON.TV: Давайте подробнее поговорим об «Эхе». Сайт «Эхо Москвы» входит в рунетовский топ по посещаемости, и по цитируемости даже значительно выше, чем по посещаемости. Какое место, как Вы оцениваете сейчас?

 

Виталий Рувинский: По посещаемости, я думаю, что конкурентов среди сайтов радиостанций у нас мало или практически нет. С цитируемостью вопрос сложнее. Подсчетом цитируемости, в частности, «Медиалогия» занимается, известная организация, у них сложная система подсчета. Часто, цитируя сайт «Эха Москвы», агентства и коллеги ссылаются на «Эхо» как таковое. И эта цитируемость идет в зачет радиостанции, а не сайту. Поэтому по цитируемости нам есть куда стремиться точно, мы там где-то в середине топа.

 

JSON.TV: По посещаемости ‑ в топе 20-ти информационных российских ресурсов?

 

Виталий Рувинский: Да, безусловно.

 

JSON.TV: Какое место там примерно?

 

Виталий Рувинский: Среди медиаресурсов? Можно смотреть по разным системам отсчета, по разным счетчикам. Я бы сказал, в первой десятке твердо мы находимся. В некоторых позициях – в первой пятерке.

 

JSON.TV: Кто однозначно выше? Это, понятно, РБК, которые вообще одни из лидеров.

 

Виталий Рувинский: РБК, который растет и растет. Там есть, за кем гнаться. Но мое руководство в лице Венедиктова научило меня, и я согласен с этим подходом, что соревноваться надо с самим собой годичной, двухгодичной, трехгодичной и так далее давности. С конкурентами себя можно сравнивать, но соревноваться лучше и оглядываться на самого себя в более ранние годы. В этом смысле мы очень довольны. Провалов в годовом исчислении за те годы, что я работаю на сайте «Эха», практически нет. Есть провалы и объективные, и субъективные по месяцам, по неделям. А вот по годам – это твердый рост, динамика только растет.

 

JSON.TV: Переход на новый дизайн сайта и на новый движок, насколько я понимаю, ‑ очень серьезное изменение для любого сайта. Оно уже как минимум второе крупное за последние 10 лет на «Эхе». Последнее когда было? В 13-м или 14-м году?

 

Виталий Рувинский: Последнее – в 14-м в августе.

 

JSON.TV: Как отразилось в целом? Довольны ли? И как отразилось в частности?

 

Виталий Рувинский: Довольны ли мы или довольна ли аудитория?

 

JSON.TV: Довольны ли вы, довольна ли аудитория?

 

Виталий Рувинский: Сейчас, я думаю, мы с аудиторией сошлись в этой точке, когда довольны и мы, и они. В конце августа, после запуска сайта, была волна критики, был небольшой отток аудитории. С конца прошлого года, где-то с декабря, январь, февраль – мы восстановили свои позиции, начали наращивать. Мне понятны причины как критики, так и некоего оттока. Они довольно прозрачные. Во-первых, очень консервативная у нас аудитория, она вообще в Интернете к переменам стремится, но не сразу их признает, а у нас она особо консервативна. Любые изменения привычной картины своего мира воспринимаются в штыки. Поэтому критика была на уровне: «Не знаю, что у вас здесь, на новом, но верните старое, мы привыкли к старому сайту, там было лучше, там было понятнее, там было удобнее, там было привычнее». Это была ключевая претензия. Понятно, что были претензии по нашим косякам после запуска: здесь отвалился этот сервис, здесь недостаточно был доработан этот, ‑ это все было устранено в первый месяц. И это естественно, это всегда так происходит.

 

JSON.TV: О новом сейчас еще поговорим. Можете охарактеризовать количественно и качественно аудиторию? Как вы ее меряете и какими счетчиками, их довольно много?

 

Виталий Рувинский: Счетчиков у нас много, чуть ли не 6 или 7. Они чуть-чуть различаются в абсолютных цифрах, но нам главное – динамику смотреть, а в динамике они все совпадают. Мне привычно и удобно пользоваться мейловским, счетчиком Mail.Ru.

 

JSON.TV: Сколько ежедневная, месячная аудитория?

 

Виталий Рувинский: Дневная по посещаемости, по визитам порядка 3 млн в день – это стабильно. Соответственно, в месячном выражении – за 100, в последний месяц 110 было. И по посетителям от 700 тыс. до 1 млн в день.

 

JSON.TV: Вернемся к редизайну сайта. Стал ли он в первую очередь удобен для редакции для управления им или для слушателей? Для чего вообще это понадобилось?

 

Виталий Рувинский: Когда мы его проектировали, разрабатывали и придумывали, конечно, мы сами себе редакторские хотелки жестко обрубали. Мы делали его не для себя. Нам привыкнуть к новому сайту потребовалось времени гораздо меньше, чем аудитории. Мы долго его юзали в скрытом режиме, когда он уже был разработан для нас, но не выкачан на продакшн, и мы привыкли к нему быстро. Поэтому какие-то удобства, которые мы требовали от разработчиков для себя – нет, их практически не было. Какие-то необходимые вещи, которые назрели, даже не удобства, а сокращающие время работы редактора над тем или иным процессом просто для оперативности – это да. Остальное все для аудитории.

 

JSON.TV: На что был в первую очередь акцент? Потому что дизайн изменился довольно серьезно. Гораздо меньше материалов на первой странице.

 

Виталий Рувинский: Наши дизайнеры убедили нас в том, что тот сайт, который был, предыдущая версия, что он прежде всего… Не хочется применять слово «немодный», но вот нет сейчас таких сайтов. Должен быть современный сайт у радиостанции «Эхо Москвы», у лидера информационного вещания. Мы тоже долго чесали голову над теми изменениями, которые были предложены в дизайн, потому что непривычными многие вещи казались. Но основное было – сделать оптимальный, удобный и современный дизайн.

 

JSON.TV: Движок принципиально новый?

 

Виталий Рувинский: Движок не принципиально изменился. Какие-то вещи, насколько я могу судить, были обновлены, подкручены. В целом движок остался.

 

JSON.TV: Это не новая компания? Те, кто с «Эхом» и раньше работал над дизайном?

 

Виталий Рувинский: Да, это наши партнеры Notamedia. Компания разработала дизайн, она же делала предыдущую версию. Было интересно, когда они презентовали нам одну, другую версию нового сайта, когда мы им говорили: «Посмотрите, на старом же, как нам кажется, реализовано было лучше». Они начинали его отчаянно ругать. Они же нам его делали 3 года назад, а спустя 3 года, презентуя нам новую версию, они ту отчаянно ругали за отсталость, за несовременность, за какие-то тяжеловесные вещи в дизайне.

 

JSON.TV: Легкая цветовая гамма – принципиальное дизайновое решение? Белый, черный, серый, красный.

 

Виталий Рувинский: Это самая большая претензия была у аудитории именно к дизайну. Первое по массовости: «Ничего не привычно, верните старый», второе: «Почему так все мрачно, черно-белое?». Тоже убедили нас в этом дизайнеры. Сложно им пришлось, но они нас в этом убедили. Была вероятность, что спустя месяц или два мы возьмем да и вернемся к цветной главной странице, но мы устояли от этого соблазна и не стали давить на дизайнеров. Сейчас, как мне кажется и как мы видим, привыкли уже все и находят свои плюсы в таком стиле.

 

JSON.TV: Давайте по информации сайта. Понятно, что сайт занимает особое положение, во многом он ретранслирует, передает, расшифровывает те материалы, которые выходят в материнской организации радио «Эхо Москвы». Каково примерно процентное соотношение материалов, идущих от радио, и тех, которые либо генерируются аудиторией, либо пишутся редакторами. Сколько народа, кстати, работает? Как предварительный вопрос.

 

Виталий Рувинский: Работают над сайтом порядка 15-ти человек. Что касается процентного соотношения, мне легко судить. Когда я пришел на сайт в 2007 году, я бы оценил эфирную составляющую контента на сайте процентов в 60 минимум, а то и в 70. Сейчас, наоборот, эфирная часть – процентов 30 к остальному контенту. Такой резкий перекос в другую сторону возник.

 

JSON.TV: Сколько из этого нерадийного контента делает редакция, и сколько генерируют сами потребители?

 

Виталий Рувинский: Сложно сказать. Наверное, где-то 50 на 50. День на день, неделя на неделю не приходятся. Иногда сложно бывает оценить, сгенерировали мы тот или иной контент сами или сагрегировали. Там составные части могут быть от нашего производства, от партнеров, от наших блогеров.

 

JSON.TV: Насколько осуществлена синергия между радио и сайтом? Это большая проблема сайтов и печатных изданий, сайтов и радиостанций, сайтов и телевидения. Когда-то это было модным понятием, а сейчас все больше разочарования в этом, потому что реальной экономии в рабочей силе вроде не получается. Как на сайте «Эхо Москвы»?

 

Виталий Рувинский: Мы интегрированы друг в друга настолько тесно, насколько это возможно. Мы формально – другое СМИ, отдельно. Формально – я имею в виду лицензионно и юридически. Но мы внутри редакции, мы на всех летучках, мы во всем эфирном производстве стараемся быть в курсе, присутствовать в нем и быть в нем. И заставить эфирных сотрудников радиостанции работать в том числе и на нас.

 

JSON.TV: Можно ли сказать, что это по-прежнему сайт радиостанции «Эхо Москвы», как он появлялся в конце 90-х годов?

 

Виталий Рувинский: Можно. Это точно не блоговая платформа в классическом ее понимании, это не социальная сеть. Это не новостной портал, не блоговый портал, это сайт радиостанции. Но поскольку радиоэфир очень узок в плане типа контента, который он может предоставить слушателям, то все остальное добираем мы. Но это сайт радиостанции, и тот уникальный эфирный контент, который размещается на сайте, действительно, хоть в процентом отношении не преобладает, это процентов 30, но в качественном отношении, если это можно оценивать процентами, тут гораздо больше.

 

JSON.TV: Какова структура владения? Про структуру владения радио «Эхо Москвы» написано уже много, миллион раз. Сайт как-то отличается от радиостанции «Эхо Москвы» по своим владельцам?

 

Виталий Рувинский: Не совсем мой вопрос. Насколько я знаю, учредитель у СМИ радиоканал «Эхо Москвы» и у электронного издания «Эхо Москвы» один и тот же, ЗАО «Эхо Москвы». Соответственно, насколько я могу судить, структура владения не должна различаться, все то же самое.

 

JSON.TV: Давайте поговорим об экономике. Насколько Вы компетентны? Вопросами продаж занимаетесь?

 

Виталий Рувинский: Вопросами продаж не занимаемся, но интересуемся, чтобы понимать чисто экономически: мы работаем в ноль, что называется, в убыток или в прибыль.

 

JSON.TV: Кто занимается экономикой сайта?

 

Виталий Рувинский: Экономикой сайта занимается коммерческий отдел радиостанции, занимается наш акционер «Газпром-медиа». Сейчас там идут процессы некоего реформирования, насколько я знаю.

 

JSON.TV: Если по процессам не особо знаете, то по результатам-то знаете наверняка?

 

Виталий Рувинский: По результатам я знаю, что мы рентабельны.

 

JSON.TV: То есть сайт «Эхо Москвы» рентабелен?

 

Виталий Рувинский: Да.

 

JSON.TV: Радиостанция тоже, по утверждению руководителя радиостанции.

 

Виталий Рувинский: Радиостанция – безусловно, да.

 

JSON.TV: За исключением одного года.

 

Виталий Рувинский: Об этом руководство радиостанции, на самом деле, говорит часто и подробно, потому что часто обвиняют люди не очень компетентные в этом, что мы на содержании находимся у «Газпрома», у «Газпром-медиа», у кого угодно. Поэтому да, сайт, безусловно, рентабелен. И насколько я знаю, он выходит в прибыль от года к году. К этому именно стремится по последним годам.

 

JSON.TV: Если можно, два словам по зарплатам редакции сайта. Насколько она рыночная? Выше, ниже рынка? За что работают люди, за интерес или за более-менее приличные деньги?

 

Виталий Рувинский: Что касается уровня радиостанции, то она не различается, зарплата редактора сайта на уровне журналистов радиостанции, она не отличается резко в ту или иную сторону. Что касается рыночности, насколько я знаю, мы не самые высокооплачиваемые, наверное, журналисты среди российских и тем более московских медиа. Насколько я знаю, если от нас уходят люди, а это бывает редко, но, тем не менее, бывает, они уходят преимущественно по финансовым соображениям. Но часто об этом жалеют, это тоже правда.

 

JSON.TV: К контенту обратимся. Информационный контент на крупном портале – это и есть визитная карточка «Эха Москвы». Я даже не знаю, что есть кроме него. Потому что видеофильмов не снимается. Есть, очевидно, ретрансляция через сетевизор тех же программ «Эха Москвы». Фильмы не крутите, мультки не крутите, анекдоты не рассказываете на страницах вроде. В чем его особенности рыночные, этого информационного контента? В чем его опасность, потому что известна заостренность многих программ «Эха Москвы»? И в чем преимущества?

 

Виталий Рувинский: Во-первых, огромный запас прочности я вижу в бренде. «Эхо Москвы» настолько у своей аудитории прочное и главное место в жизни занимает, что на сайт «Эха Москвы» приходят за брендом, зная, что здесь площадка для дискуссий, что здесь качественные проверенные новости, свежая оперативная информация. Приходят за этим именно на сайт «Эха», хотя, по большому счету, у конкурентов наших, но не с таким запасом прочности бренда, как я сказал, не хуже, а в чем-то даже и лучше какие-то вещи. Новости, по большому счету, за редким исключением сейчас везде не то что одинаковые, но одни и те же. Информационная новость выпускается агентством нашим или зарубежным, ретранслируется нашими СМИ.

 

JSON.TV: Кстати, новости с первой страницы практически убраны или они где-то там совсем сбоку?

 

Виталий Рувинский: Они просто слишком быстро ратируются. Это получасовой по утрам и 15-минутный шаг новостей. Они не убраны, и на них приходят преимущественно с Яндекс.Новостей читать к нам новости. Но это действительно быстро сменяющаяся категория. В основном к нам приходят не за новостями, а за мнениями. Поскольку знают, что, как и в эфире «Эха», на сайте «Эха» есть весь спектр, вся поляна мнений. Этот тип контента самый эксклюзивный, качественный, это то, чем мы гордимся. Потому что за одной и той же новостью, плохой или хорошей, могут прийти куда угодно, она будет практически одинакова, как ее выпустило информационное агентство. Ее по-своему каждое СМИ представило, переписало, упаковало, но это одна и та же новость. Приходят за мнениями к нам.

 

JSON.TV: Есть ли что-то в содержании радиостанции «Эхо Москвы», что Вы как главный редактор на сайт не берете, не ставите?

 

Виталий Рувинский: Вы имеете в виду эфирную составляющую?

 

JSON.TV: Да, эфирную составляющую.

 

Виталий Рувинский: Полнота представления на сайте разная. У востребованных, популярных эфиров, рейтинговых эфиров это 100% всегда видеозапись, аудиозапись и полная расшифровка. У менее востребованных эфиров, может быть, не будет расшифровки на сайте, либо она появится гораздо позднее, чем у названной мной категории. Коммерческий эфир – это отдельная составляющая, работа с ним идет в контакте с нашей коммерческой службой, это как отдельная часть присутствует на сайте. Такого, чтобы принципиально мне как главному редактору не хотелось или я был против того, чтобы размещать какую-то эфирную часть на сайте – нет, такого нет. Речь об оперативности размещения и о полноте того или иного эфирного контента.

 

JSON.TV: Первый экран сайта, да и первая страница – они такие маленькие, столько информации каждый день приходит. Есть тенденция, которую я обнаружил, что место эфирных материалов все чаще и чаще занимают материалы блоговые. Если я правильно понимаю, композиция первого экрана и первой страницы, Вы в любом случае вверх подтягиваете то, что наиболее популярно, или Вам представляется, что может быть более популярным. На чем Вы базируетесь?

 

Виталий Рувинский: Мы базируемся на объективных показателях. Мы знаем, что та или иная передача, тот или иной автор… Нельзя, конечно, сказать, что о чем бы он ни написал или ни сказал, это все равно будет востребовано, но примерно мы знаем, какого интереса в количественном отношении аудитории ожидать к тому или иному контенту. Мы можем ошибаться, но поскольку вся главная страница ратируема исключительно вручную, и происходит это максимально часто, насколько мы можем это делать, то свои ошибки, если они случаются, мы тут же поправляем и опускаем чуть пониже материал, который мы подняли на место, которое мог бы занимать более рейтинговый материал. Передвигаем его влево, вправо, ниже, представляем его так или эдак. Масса вариантов.

 

JSON.TV: То есть чисто ручная работа? Никакие аппаратные программные решения не используются?

 

Виталий Рувинский: У нас есть автоматически формируемые блоки чуть ниже, самые обсуждаемые материалы на сайте, самые популярные. Но первый экран и большая часть главной страницы – только ручная. Это было принципиальное наше            пожелание к дизайнерам и разработчикам, и это соблюдается во всех версиях сайта.

 

JSON.TV: Два слова о «пиратстве». «Эхо» отличается от некоторых других крупных ресурсов тем, что дает перепечатки, блоги, которые были опубликованы в других местах, как в личных дневниках, так и в других средствах массовой информации, практически целиком, без изъятий. Конечно, со ссылкой на первоисточник, но, тем не менее, целиком. Претензий не выставляется авторами по этому поводу, и как вы регулируете отношения с ними?

 

Виталий Рувинский: Во-первых, я хочу подчеркнуть, что мы в этом последовательны. И мы эховские материалы с сайта разрешаем по умолчанию использовать всем в любых объемах и на любых ресурсах с единственным условием – ссылка на нас. То есть упрекнуть нас в том, что мы не применяем к себе те требования, пожелания, которые мы применяем к партнерам, нельзя. Что касается работы с партнерами – это всегда индивидуальные договоренности.

 

JSON.TV: То есть у вас всегда есть документ, который вы можете предъявить?

 

Виталий Рувинский: Нет, это устные договоренности или письменные, я имею в виду результат переписки. Речь ведь не только и не столько о партнерах в смысле других СМИ, медиа, речь об отдельных авторах из «Живого Журнала», из Facebook, откуда угодно, с других платформ. Это всегда результат договоренности, в каких объемах какие их материалы мы берем и каким образом мы их оформляем. Бывает так, что ради оперативности публикации того или иного материала, когда речь идет о происшествии вроде теракта или авиакатастрофы, когда нужно максимально оперативно представить на сайте, например, свидетельства очевидцев или фотографии с места события, вопрос договоренности с авторами отодвинет публикацию этого материала на часы, что недопустимо в данном случае. Поэтому в этих исключительных случаях мы сначала публикуем найденный материал, а потом уже вступаем в контакт с автором, и уже исходя из договоренности с ним что-то меняем в уже опубликованном материале. В остальных случаях это всегда предварительная договоренность.

 

JSON.TV: Какие-то претензии были со стороны авторов? Как Вы их решаете? Снятием материалов либо другими договоренностями?

 

Виталий Рувинский: Были. Претензии авторов касаются чаще всего не авторских прав, которые мы нарушаем, как они думают. Претензии авторов, к сожалению, часто касаются комментариев к их материалам. Это отдельный большой вопрос. Мы, если пожелаете, об этом поговорим. Но авторы, видя качество комментариев к своим материалам, особенно те авторы, которые в Facebookу себя или в «Живом Журнале» любовно оберегают свой мир от посторонних комментаторов выставлением соответствующих степеней допуска друзей, фолловеров, и получая в основном комментарии от лояльной, даже комплементарной к нему аудитории, у нас они попадают в живую среду, в кислоту, в щелочь, как это ни назови. И некоторых это шокирует настолько, что они говорят: «Нет, извините, мы дальше не готовы размещать у вас на сайте материалы до тех пор, пока качество комментариев не станет таким, к которому мы привыкли».

 

JSON.TV: И в этом случае вы отказываетесь, соответственно, от этих авторов?

 

Виталий Рувинский: Они от нас отказываются. Мы в авторах заинтересованы по-прежнему.

 

JSON.TV: А можете поставить «отсутствие комментариев»? Эта тема модная в последний год, особенно в связи с событиями на Украине.

 

Виталий Рувинский: Да, у коллег это происходит довольно часто, и встала эта проблема перед нами в полный рост в последний год в связи с событиями на Украине. Мы приняли тяжелое решение не делать этого. Мы это делаем в очень исключительных случаях. В общем-то, только в одном случае: в случае смерти известного российского человека. Поскольку, посмотрев на качество комментариев там, мы поняли, что это уже за рамками добра и зла. Мы не успеваем чисто физически модерировать комментарии настолько быстро, насколько это нужно. Какое-то время они все равно существуют на сайте, и читать это невозможно. Просто невозможно нам, неудобно перед близкими, перед родственниками этого человека, которые все это вынуждены читать. Поэтому в этих случаях на новостях о смерти какого-то знаменитого человека мы просто сразу закрываем комментарии.

 

JSON.TV: Как происходит модерирование? Насколько я понимаю, есть часть редакционная, то есть кто-то сидит, наверное, специально, или редакторы сайта. Есть часть общественная, разный статус есть у посетителей сайта.

 

Виталий Рувинский: Мы практически отказались от того, чтобы допускать модерирование со стороны посетителей сайта.

 

JSON.TV: То есть добровольную дружину отменили?

 

Виталий Рувинский: Отменили. Мы позволили это делать только блогерам и только в рамках своего блога. Всю остальную модерацию осуществляют наши штатные модераторы. Это, как правило, удаленно сидящие люди, посменно делающие и, к сожалению, это происходит не очень быстро.

 

JSON.TV: То есть премодерации, в любом случае, нет? Только постмодерация?

 

Виталий Рувинский: Очень малая часть премодерации для пользователей, которые не захотели нам практически никаких данных о себе оставить. У нас такое правило: «Раз вы нам о себе ничего не рассказываете, мы вам чуть-чуть не доверяем, поэтому вы попадаете в премодерацию». Что касается добровольных дружин, мы это использовали активно на прежней версии сайта, это у нас было 2 года минимум, может быть и больше. Потом мы поняли, что то количество времени, которое у нас занимает разруливание разборок как внутри этой дружины, так и ее с остальной частью аудитории, стало просто неимоверно большим. Мы не можем просто это себе позволить. Люди все субъективны. Они нам ничем не обязаны, мы не можем их заставить комментировать в день 200 комментариев или 2 тысячи комментариев, мы не платим им за эту работу. Это их добровольная, взятая на себя обязанность. Плюс они по-своему субъективны. Они пересекающиеся субъективны, если можно так сказать. И поэтому, к сожалению, та польза, которую они нам приносили, помогая модерировать комментарии, она практически плотностью нивелировалась теми проблемами в публичной сфере, в том числе которые возникали из-за конфликтов.

 

JSON.TV: В чем вообще важность для сайта, для экономики, контента тех людей, которые приходят просто обсудить то, что там написано? Есть такое подозрение, что многие из них, очень высокий процент радиопрограммы «Эхо Москвы» собственно и не слушали. Они пользуются этим сайтом как площадкой для обмена мнениями, и чтобы на других посмотреть и себя показать. Насколько велика их доля, можете ли Вы их вычислить примерно?

 

Виталий Рувинский: Их много. Я не могу сказать, что мы как-то с ними боремся, что мы стремимся к тому, чтобы их прогнать с сайта, нет. Если говорить о качестве аудитории, о качестве комментаторов, если я правильно понял вопрос?

 

JSON.TV: Да, о той части аудитории, которая не пришла бы на этот сайт, если бы не было возможности комментариев.

 

Виталий Рувинский: Это большинство. Я затрудняюсь оценить в цифрах. То есть если вдруг мы снимаем комментарии со всего сайта, конечно, по традиции, по привычке аудитория продолжит ходить, но отток произойдет достаточно быстро и в приличном количестве. Люди, особенно в нынешних политических реалиях, последние год, два или больше, стремятся выговориться. Если раньше мы довольно жестко ограничивали их в тематике обсуждения, имею в виду, если блог или интервью на определенную тему, мы призывали комментаторов к тому, чтобы обсуждать только эту тему здесь в комментариях, то потом все-таки рамки стали немножко размываться, и мы видим, что люди приходят обсудить Украину, обсудить экономику, политику. И пространство для таких обсуждений в Рунете сужается по разным причинам. Во-первых, потому что мало ресурсов, подобных нашему «Эху Москвы». Где-то не разрешены комментарии, где-то, в том числе и у нас, зверствует Роскомнадзор, об этом можно поговорить, если пожелаете. И это все время сужающееся пространство, нервная жизнь общества. Я как себе представляю: люди смотрят телевизор, где они лишены возможности обратной связи, и накачанные этими, часто не самыми добрыми, эмоциями, они приходят на сайт «Эха» и вываливают все, что накопилось. Это есть, мы пытаемся с этим бороться в той или иной степени, но в целом это бесполезно. Чтобы комментарии были хорошие, правильные, в нужных объемах и в нужных местах и нужными фразами, и очень такие хорошие и качественные, должно что-то измениться не у нас на сайте, а в окружающей нас жизни.

 

JSON.TV: Когда было рекордное количество комментариев и с чем связано?

 

Виталий Рувинский: Рекордное количество комментариев в единицу времени на сайте или по материалам?

 

JSON.TV: По материалам, по интересу.

 

Виталий Рувинский: Точную цифру не скажу, под одним материалом – это порядка 2 тыс. комментариев было, это много.

 

JSON.TV: 2 тысячи – это сравнительно немного, если просмотров за миллион уходило.

 

Виталий Рувинский: За миллион уходило, редко, но уходило. Но комментарии все-таки, учитывая ту часть, которую мы модерируем и удаляем оттуда, когда счет комментариев под одним материалом идет на тысячи, это очень много.

 

JSON.TV: А сколько удаляете в процентном соотношении? Каждый второй, да? Как говорят, «стреляем каждого десятого подряд»? Примерно?

 

Виталий Рувинский: По ощущениям – процентов 15 комментариев мы удаляем из всех поступающих на сайт. Тут еще вот какое дело: комментарии мы скрываем, удаляем гораздо чаще, чем мы блокируем пользователей, которые их пишут. Мы это стараемся делать только в исключительных случаях, когда видим, что человек специально пришел на сайт флудить, гадить, разжигать и так далее. Тогда мы его блокируем. Если мы видим, что произошел перехлест эмоций и он что-то вывалил, какие-то оскорбления, мат, а мат мы сейчас по законодательству, безусловно, скрываем, удаляем, даже если эти выражения использованы не в качестве ругани, а для красного словца, для связки предложений. Анекдот какой-то рассказан с соответствующей лексикой в комментариях, но это мы просто обязаны удалить.

 

JSON.TV: Это автоматические программы?

 

Виталий Рувинский: Нет, все вручную. Мы думали над тем, чтобы настроить автомат по анализу  и распознаванию тех или иных слов и выражений в комментариях. Потом пришли к выводу, что поскольку ручной последующей проверки это все равно не отменяет, и поскольку мы тут же сами придумали массу способов, как изощренные пользователи смогут обойти эти программные ограничения, то решили, что вкладываться в то экономически, людскими ресурсами и так далее нет смысла.

 

JSON.TV: Давайте теперь Роскомнадзор притянем к ответственности. С какого-то времени он не делает различия между телом программы и комментариями к этой программе, если я правильно понимаю?

 

Виталий Рувинский: Нет, он делает это различие, и, слава богу, он, на мой взгляд, понимает разницу между редакционным контентом, за который отвечает редакция, и пользовательским контентом, за который редакция тоже отвечает, но опосредованно. Под редакционным контентом я понимаю все, что прошло через редактора, прежде чем появиться на сайте. То есть любой блог, текст, опрос, голосование. Любой контент публикуется сотрудником редакции. Ни один блог, ни один автор не появляется на сайте, не публикуется, он все равно проходит через нас. Это редакционный контент. А все комментарии ‑ пользовательский контент. Что касается комментариев, у нас в Роскомнадзором налажена плодотворная работа, нам приходят уведомления о том, что те или иные комментарии нарушают, там гениальная формулировка в тех предписаниях, которые мы получаем от Роскомнадзора: «В процессе мониторинга такого-то ресурса были обнаружены признаки злоупотребления свободой слова». Вот так это формулируется, и даются ссылки на комментарии. Ни разу у меня не возникло повода вступить в дискуссию с Роскомнадзором по поводу этих комментариев, там либо явное разжигание: «давайте резать этих, убивать тех», либо мат, либо оскорбления. И мы их в течение считанных минут удаляем.

 

JSON.TV: Оскорбления сложно кодифицировать.

 

Виталий Рувинский: Оскорбления бранные, прямые, в сторону конкретных людей, там как раз все просто и однозначно. То есть с пользовательским контентом у нас с Роскомнадзором друг к другу каких-то вопросов и претензий нет. Что касается редакционного контента, как Вы знаете, мы сейчас ходим под предупреждением от Роскомнадзора. Получили мы его в ноябре или в октябре. Это значит, что если в течение года, до следующего октября или ноября мы получим еще одно предупреждение, то это будет, и это прописано в законодательстве, поводом для Роскомнадзора обратиться в суд о лишении нас лицензии. Предупреждение вынесено нам за эфирный материал, за расшифровку эфирного материала, размещенную на сайте «Эха Москвы». Получила радиостанция предупреждение за прямой эфир, которое мы сейчас оспариваем в судах различных инстанций. И сайт получил за опубликованную расшифровку. Правомерность этих действий Роскомнадзора у меня огромные сомнения вызывает.

 

JSON.TV: Вы находитесь в процессе урегулирования отношений, то есть вы опротестовали это предупреждение?

 

Виталий Рувинский: Мы как сайт – нет на данный момент, радиостанция – да. Я не знаю, как будет дальше происходить наше сотрудничество с Роскомнадзором в этом отношении, потому что эфирный контент, за который мы получили предупреждение, у меня огромные сомнения, что это справедливо и обоснованно.

 

JSON.TV: Новаций с этого года не было со стороны Роскомнадзора? Я вспомнил, откуда у меня история через комментарии и редакционные материалы, эта история произошла в Белоруссии, о чем нам Юрий Зиссер, владелец главного ресурса фактически белорусского TUT.BY, собственно, и рассказал. Он привел пример о том, что в Германии в свое время была такая компания, потому что неонацисты сильно разбушевались, и некоторые сайты отделяли комментарии, вынося их на другое юридическое лицо, на другой сайт. Вот вам, пожалуйста, клетка, в ней возитесь, как пауки, чтобы не было к главному средству массовой информации претензий. Что, по словам Юрия Зиссера, подорвало бизнес и экономику сайта. Насколько я понимаю, здесь то же самое может быть?

 

Виталий Рувинский: Нет, такого рода претензий от Роскомнадзора мы пока не получали. Возможно, Вы им сейчас подсказали этот путь. Что касается новаций, последняя история громкая – это предупреждение от Роскомнадзора десяти электронным изданиями по поводу пресловутого французского журнала Charlie Hebdo.

 

JSON.TV: Понятно. Давайте поговорим о трендах. Куда развивается наш контент? Я не договорил, на первом экране, на первой странице все больше появляется жестких блоговых материалов, в том числе и материалов, приходящих от сторонних авторов. Это тренд такой? Чем жестче на первой странице, тем выше посещаемость?

 

Виталий Рувинский: Сложно сказать по степени жесткости и как это зависит от популярности. Это тренд, только тренд не на нашем сайте, это жизнь такая. Потому что в связи с событиями на той же Украине и в связи с кризисными экономическими событиями в стране, у авторов, владеющих предметом, говорить и писать об этом совершенно ровно, спокойно, устраненно и хладнокровно, мало у кого получается. И, наверное, это правильно. Поэтому настолько резко, насколько позволяют законодательство и здравый смысл, мы рады, что они высказываются именно так, мы их побуждаем к этому. Потому что это правильно. Когда подобные события, говорить о них нужно резко, остро и ясно. В этом смысле – тренд.

 

JSON.TV: В последнее время аналитики отмечают возросший интерес к видео. Линии связи стали гораздо более широкими, есть возможность на мобильных устройствах смотреть. Как Вы оцениваете видеоматериалы, которые присутствуют на сайте «Эхо Москвы»? Трансляцию ведет эфирных программ сетевизор и еще, по-моему, какой-то партнер у вас был?

 

Виталий Рувинский: Нет, у нас основной и единственный на данный момент партнер эфирных радиотрансляций – сетевизор. И с этим произошла довольно интересная вещь. В свое время мы сомневались, что этот контент будет востребован. Мы сомневались, что те немалые вложения, которые потребовало обеспечение бесперебойной эфирной трансляции, будут оправданы. Потому что картинка статичная. Казалось бы, в течение часа, а это по меркам Интернета, как Вы понимаете, очень долго, люди дольше двух-трех-пятиминутных роликов не могут смотреть, им скучно, они уходят. В течение эфирного часа сидят одна, две, максимум три говорящих головы в кадре, которые не двигаются, что-то говорят про политику, и кому это интересно, думали мы? Но смотрят. Насколько ценно именно мнение о новостях, о событиях, мнения разные, полярные. Настолько они востребованы, что люди сидят и смотрят эти видео, и чем дальше, тем больше.

 

JSON.TV: Цифры известны Вам? Счетчик там есть, можете примерно сказать?

 

Виталий Рувинский: Там нет счетчиков прямых, там счетчик завязан на страницу, которую посещают, чтобы оставить комментарий, чтобы прочитать расшифровку, поэтому я по цифрам не скажу.

 

JSON.TV: Это десятки тысяч или сотни тысяч?

 

Виталий Рувинский: Это десятки тысяч. Мы видим, что когда нет еще у эфирного контента на сайте ничего, кроме видео, расшифровка, естественно, появляется позднее, а иногда значительно позднее, мы видим посещаемость в десятки тысяч у страницы с этим видео. Люди приходят смотреть. Я не знаю, насколько они смотрят полностью этот эфир. Хотя нет, могу сказать. Потому что мы выкладываем как онлайн, так и готовый ролик. Впрямую тоже то десятков тысяч, бывает, доходит.

 

JSON.TV: О расшифровках уже ближе к концу, вопрос немаловажный, потому что качество всех расшифрованных программ, мягко говоря, относительно невысоко. И вообще качество русского языка в российском Интернете и в Рунете. А как осуществляется? Сидят редакторы и кропают? Либо где-то сидят профессиональные машинистки и расшифровывают?

 

Виталий Рувинский: Сидят где-то машинистки, и уровень их профессионализма мы стремимся повышать. Вы имеете в виду, конечно, самые рейтинговые, самые популярные общественно-политические эфиры.

 

JSON.TV: Да, допустим, линейку «Особое мнение».

 

Виталий Рувинский: Приоритет там однозначно оперативность. Какой-то разумный баланс между оперативностью и качеством. Поэтому дедлайны там очень жесткие по выкладыванию нами публикации расшифровки. Иногда бывает, что в ущерб качеству с точки зрения русского языка. А поскольку в Интернете разлетается все мгновенно и остается в сохраненных скриншотах, кешах и так далее навсегда, то какая-то глупая ошибка, опечатка расшифровщика, уже давно нами исправленная, еще долгое время путешествует по социальным сетям и вызывает смех. К сожалению, это так.

 

JSON.TV: Института профессиональной корректуры уже не осталось применительно к Интернету?

 

Виталий Рувинский: Я не знаю, как у коллег. Подозреваю, что тоже нет. У нас нет.

 

JSON.TV: У меня те же подозрения.

 

Виталий Рувинский: Мы не можем себе позволить это ни экономически, ни в плане оперативности опять же. И действительно, насколько я знаю, коллеги себе это тоже по разным причинам не позволяют.

 

JSON.TV: Значит, еще одна подсказка Роскомнадзору: можно штрафовать не только за матерные слова. Особенно в комментариях. Но и за несоответствие русскому языку, потому что иногда мне, как человеку с лингвистическим образованием, бывает очень-очень обидно. Но, правда, об этих случаях пишу. Давайте о кризисе. Как он может повлиять на деятельность сайта «Эхо Москвы»? Известно выражение «Кому война, а кому мать родная». Известно, что во время больших потрясений интерес к новостным программам что на телевидении, что на радио, что на сайтах растет. Как Вы рассматриваете кризис? Как возможность увеличить свою долю в аудитории либо как время, в которое надо сжаться и пережить?

 

Виталий Рувинский: Кризис для нас как для медиа, безусловно, пора тяжелая, сложная. Я понимаю, читая соответствующие обзоры на эту тему, что количество рекламы как радио, так и в Рунете, падает и в связи с кризисом, и в связи с другими процессами. Я понимаю, что объем контента у нас растет постоянно и неуклонно, но штат нашей редакции в обозримом будущем расти не будет. А это значит, что те же люди за те же зарплаты, потому что зарплаты тоже вряд ли будут расти в ближайшее время, буду осуществлять все больший и больший объем работы. И в этом смысле кризис сказывается именно так: приходится работать больше тем же людям за те же деньги в течение того же времени. Что касается кризиса и того, как он повлияет на посещаемость сайта, конечно, когда все хорошо у всех, люди больше ходят на развлекательные порталы, чем на информационные, мне так кажется. Поэтому я бы не стал говорить «чем хуже, тем лучше», но когда какие-то события не очень хорошие происходят, всплеск интереса аудитории мы ощущаем тут же по всем графикам, цифрам, показателям. Всплеск именно нашей аудитории и приход новой аудитории к нам на сайт – это безусловно.

 

JSON.TV: Какие задачи ставятся перед Вами как перед главным редактором сайта? Это по посещаемости? Сегодня 3 млн, к концу 15-го года – 4 млн.

 

Виталий Рувинский: Нет, таких задач передо мной никто не ставит. Тем более что, как я сказал в начале, мы по сравнению с собой годичной и двухгодичной давности неуклонно растем. Если вдруг какой-то год окажется, не дай бог, хуже предыдущего или даже на уровне предыдущего, я думаю, это послужит предметом серьезных разборов с попытками понять, почему. И тогда, возможно, мы себе будем устанавливать какие-то показатели планируемые, на которые нам необходимо выйти. Нет, моя задача в первую очередь, как я ее вижу, в том, чтобы принцип сайта соответствовал основному принципу радиостанции. Это полный спектр мнений и площадка для дискуссий. И за этим мы смотрим ежедневно и ежечасно. Вот главное – это, а цифры последуют за этим, никуда не денутся.

 

JSON.TV: Модели монетизации – через баннеры, через контекстную рекламу, через ролики, через что осуществляется? В общих чертах, я понимаю, что за продажи Вы не отвечаете.

 

Виталий Рувинский: В общих чертах: мы принципиально не покупаем трафик и не покупали все годы существования сайта, насколько я знаю. Наши менеджеры учатся продавать наш сайт. Делают это все лучше и лучше, но находятся в процессе обучения. Там им точно есть, куда расти.

 

JSON.TV: Ваши личные гаджеты, чем пользуетесь в обычной жизни, какие операционные системы предпочитаете?

 

Виталий Рувинский: Браузер предпочитают MozillaFirefox, операционную систему – традиционно Windows. И iPhone.

 

JSON.TV: Спасибо огромное! Я напомню, что гостем нашей сегодняшней программы был главный редактор сайта «Эхо Москвы» Виталий Рувинский. Вам еще раз спасибо!

 

Виталий Рувинский: Спасибо Вам!

 

JSON.TV: Всем счастливо, успехов!