×

18 Марта 2016 14:26
2199
0

Слушайте подкаст программы:

«Мировой рынок промышленной робототехники – порядка 30 млрд. долларов. В принципе – ни много ни мало. И он растет процентов на 15 в год. Это хороший рост, больше, чем многие страны растут. Но при этом это не 50% в год, не 100% - это не пузыри. А Россия этим вообще пока не начала заниматься. То есть объем роботов, которые продаются в России, измеряется сотнями штук. В этом году, например, это будет, там, 500-550 роботов. Представьте себе, что в прошлом году Китай купил 57 тысяч. Но Китай – он здоровый, и он тоже недавно начал, он просто сейчас помногу покупает. Развитые страны, такие, как Япония, Германия, - покупают по 10-15 тысяч в год. Но опять – если смотреть позитивно, значит, мы можем в разы увеличить объемы, немножко поработав с мозгами технического персонала. Вы можете опять купить модель старого выпуска - или вам переходить на какое-то новое решение. В разы можно увеличить – то есть сегодня 500, завтра будет 5000, и это легко. Деньги на это точно есть».

 

В эксклюзивном интервью для JSON.TV Виталий Недельский рассказал о том, для чего была создана робототехническая ассоциация (НАУРР). «Мы зарегистрировали ее в ноябре 2015 года, в декабре мы вступили в Международную федерацию робототехники. Это глобальное мировое объединение, единственное, которое от страны берет по одной организации. Раньше они нас даже не рассматривали в силу малости рынка. Сейчас у нас порядка полутора десятков организаций в разной фазе вступления. В принципе, все основные мировые лидеры, которые присутствуют в стране, - уже вступили. Интеграторы идут второй волной, потому что промышленные роботы продаются не сами по себе, а в составе какого-то решения. И это компании сервисной робототехники. Начали вступать компании, которые занимаются образовательной робототехникой – для детей, для студентов, школьников выпускают наборы, из которых можно делать роботов».

 

«В каком-то технологическом смысле Россия находится на мировой периферии. В этом есть плюс, есть минус. Потому что конкуренция ниже, страна большая, народу много, экономика по размерам большая. До кризиса была 6-я, сейчас 11-12-я, все равно прилично, что бы там ни говорили. А технологическая отсталость есть, она так всю дорогу, у нас догоняющая модернизация. И поэтому это большой потенциал для новых решений. Я это рассматриваю так, в позитивном смысле, как возможность».

 

Можно ли назвать роботом чат-бот? Когда коллаборативный робот заменит журналиста? Почему Россия способна быстро догнать ведущие страны? Есть ли промышленные роботы отечественного производства? На эти и многие другие вопросы отвечает руководитель Национальной ассоциации участников рынка робототехники (НАУРР) Виталий Недельский в полной версии видеоинтервью для JSON.TV.

 

Ведущий – Сергей Корзун

 

Справка JSON.TV

Персональный профайл

 

Недельский Виталий Олегович

 

Родился 4 ноября 1970 г. в г. Черновцы (Украинская ССР), детство провёл на Крайнем Севере по месту службы отца.

В 1995 г. окончил Московский государственный авиационный институт имени С.Орджоникидзе по специальности «Ракетостроение», затем аспирантуру МГУ. В 2005 получил MBA в Государственном университете – Высшей школе экономики. Кандидат политических наук.

С 2006 работал первым заместителем генерального директора ЗАО «Уральский турбинный завод».

С 2008 был назначен первым замминистра экономики Свердловской обл., позже министром по управлению госимуществом Свердловской обл.

Принимал участие в проектах «Титановая долина», «Иннопром», запускал технологический стартап «Университет 2.0». Работал в Фонде развития интернет-инициатив (ФРИИ).

С ноября 2015 возглавляет Национальную ассоциацию участников рынка робототехники (НАУРР).


 

 

Расшифровка интервью:

 

JSON.TV: Всех приветствую, это JSON.TV, меня зовут Сергей Корзун, и в гостях у нас сегодня Виталий Недельский, президент НАУРР. Здравствуйте, Виталий!

 

Виталий Недельский: Здравствуйте!

 

JSON.TV: Сложная аббревиатура. Что за ней, скажите сразу?

 

Виталий Недельский: Расшифровка слов «Национальная ассоциация участников рынка робототехники». Ассоциация российских робототехников.

 

JSON.TV: То есть это не действующее предприятие, это ассоциация, соответственно, с членами и со всем прочим.

 

Виталий Недельский: Обычная отраслевая ассоциация. Просто в России ее не было. А поскольку робототехника была очень маленькая – вот, она дозревает до какой-то такой самостоятельной отрасли, и поэтому появилась ассоциация.

 

JSON.TV: Сейчас о ней поговорим подробнее. Но два слова о вас: когда и где родились, скажите нам.

 

Виталий Недельский: Где родился… Родился я на Украине, когда был Советский Союз, 45 лет назад. Но всё детство провел на Крайнем Севере, у меня отец служил на Северном флоте, мама – врач. Там я закончил школу, потом приехал в Москву, поступил в Авиационный институт.

 

JSON.TV: Когда родились? Для справки нам тоже…

 

Виталий Недельский: В 1970-м году. Месяц, да?

 

JSON.TV: Месяц, день, всё…

 

Виталий Недельский: 4-го ноября, скорпион. Всё – поступил в МАИ с трудом: в тот год в Москве закрыли военные кафедры – везде, кроме нескольких вузов. И все маменькины сынки с репетиторами рванули в это ограниченное число вузов. Поэтому была какая-то жуткая схватка за места, тем более для приехавших. Но вот, удалось поступить, я закончил факультет космонавтики и параллельно - экономики. То есть так, можно сказать, повезло – по двум программам отучился. Тогда начали понимать, что в стране – это еще был Советский Союз, конец, - много инженеров, но мало управленцев производствами. Надо, чтобы люди понимали обе области.

 

JSON.TV: Понятно. Но 10 лет спустя пришлось продолжить образование. У вас еще Высшая школа экономики, да?

 

Виталий Недельский: Почти все время, да. Так-то я начал работать уже на 3-м курсе, потому что что-то нужно было кушать. И в принципе курса с 3-го работал больше, чем учился, но это учебе как-то помогало. А после института пошел в аспирантуру – в другую, в третью область – это политология, фактически – философия, потому что это философский факультет МГУ. Защитил диссертацию, потом в вышке Executive MBA. Как-то так, всю дорогу, понемножку, в качестве отдыха от работы, надо чему-то учиться.

 

JSON.TV: Ну, на постах замминистра, потом министра Свердловской области отдыхать не пришлось, наверное? Богатый опыт управленческой работы…

 

Виталий Недельский: Да, если так немножко о трудовой карьере, то у меня получалось - жизнь складывалась так, что я чередовал предпринимательство, которое потом переходило плавно в работу по найму. Обычно мы выращивали какие-то компании, продавали их крупным акционерам, и там же приходилось еще управлять какое-то время. Потом, действительно, после 2-3 таких циклов, в основном в области машиностроения – турбинное производство или, например, в свое время с Кахой Бендукидзе по его просьбе я делал инжиниринговую компанию, которая проектировала и производила большие сложные промышленные роботы для металлургии, для атомных станций... Такие вот истории очень специфические. Но потом, действительно, губернатор Свердловской области позвал позаниматься новыми проектами. Надо было так перетряхивать, обновлять. Поэтому, конечно, там получалось так, что надо было совмещать чиновничью процессную деятельность – ведь в принципе чиновник передает бумаги из одного места в другое, прикладывая к ним какую-то свою закорючку – и рождать новые проекты: собственно – предпринимательская фаза. Поэтому такие проекты рождались с моим участием, как особая экономическая зона «Титановая долина», промышленная выставка «Иннопром», целый ряд новых областных предприятий. Прикладывал к этому свои силы.

 

JSON.TV: Робототехникой как занялись? Что сподвигло?

 

Виталий Недельский: Собственно, после увольнения с госслужбы - я отработал вначале три года, потом еще пытался, начал увольняться обратно в бизнес, но еще года полтора меня не отпускали... Потом наконец-то на смене губернатора удалось вырваться…

 

JSON.TV: …на свободу…

 

Виталий Недельский: Знаете, как:– вход рубль, выход – два. Особенно если ты что-то делаешь, на тебе завязаны какие-то проекты, это не так просто. И я решил пойти в сферу новых технологий. Это все, что связано, во-первых, с Интернетом и с соединением цифрового мира с физическим. Мне кажется, что это сейчас самая интересная, бурно кипящая зона человеческой деятельности, где и наибольший экономический рост, и технологический прогресс. И на самом деле, это сильно влияет на социум, на людей, на общество и на политику и т. д.

 

JSON.TV: Ну и низкая база, надо сказать. Есть, куда расти, в общем-то… Россия не особо отличается…

 

Виталий Недельский: Россию вы имеете в виду, да? В этом смысле, в каком-то технологическом смысле, Россия находится на мировой периферии. В этом есть плюс, есть минус. Потому что конкуренция ниже, страна большая, народу много, экономика по размерам большая. До кризиса была 6-я, сейчас 11-12-я, все равно прилично, что бы там ни говорили. А технологическая отсталость есть, она так всю дорогу, у нас догоняющая модернизация. И поэтому это большой потенциал для новых решений. Я это рассматриваю так, в позитивном смысле, как возможность.

 

JSON.TV: Ну смотрите: ассоциация - чисто управленческая структура, координационная, можно сказать, как угодно.

 

Виталий Недельский : Да, это не бизнес.

 

JSON.TV : Вы сменили род деятельности окончательно?

 

Виталий Недельский: Не совсем. Получилось так, что в начале я, выйдя с госслужбы, запустил технологический стартап, причем в области образования. Он назывался «Университет 2.0». Я пытался разработать технологии индивидуализации образования. Сейчас все идет в сторону индивидуализации. Но чтобы делать массово, надо было это разработать с помощью Интернета и цифровых решений. Но при этом он не «полетел». Это как раз тот случай, которых больше – что денег он не начал зарабатывать. Я его заморозил, надеюсь через какое-то время реанимировать, - и ушел работать в Фонд развития интернет-инициатив. Это венчурный фонд, который создан по инициативе Президента. Очень классная история и хорошие ребята, помогают интернет-стартапам подняться. Год где-то ему отдал, потому что здесь на стыке государства… Я работал директором по развитию, соединял, так сказать, государство, включая поручения Президента, и стартапы. Здесь очень много живых, очень интересных компаний. И вовлекал в это дело большие корпорации, которые бы покупали в будущем эти стартапы. Им же надо куда-то деваться, бедным… Если они в России вырастают немножко, то или им выезжать за границу, или большим компаниям дальше продавать свой продукт, либо продаваться. Год – в принципе, нормально, достаточно немножко отойти от своего, такого, поражения… А поражения должны быть в каждом деле, только через них мы учимся. И я начал новую страницу. В принципе, я вижу в стране две большие области, которыми надо заниматься. Это робототехника и Интернет Вещей. Или, в приложении к отраслям, – это промышленный Интернет. Соответственно, я сделал с партнерами две отраслевые ассоциации: робототехники и промышленного Интернета. Робототехника идет чуть-чуть впереди.

 

JSON.TV: Хорошо. Сегодня про робототехнику, собственно, подробнее, наверно, и поговорим. Сначала – насколько велика ассоциация, много ли членов у нее? И как стать членом вашей ассоциации, кого принимаете?

 

Виталий Недельский: Она очень молодая, ей всего несколько месяцев. Мы зарегистрировали ее в ноябре 2015 года, в декабре мы вступили в Международную федерацию робототехники. Это глобальное мировое объединение, единственное, которое от страны берет по одной организации. Это такой очень хороший, удачный шаг и ход был, потому что раньше они нас даже не рассматривали в силу малости рынка. И начали принимать членов: сейчас у нас порядка полутора десятков организаций в разной фазе вступления. Потому что это фазы – заявление, проверка, решение, оплата взноса продолжается. Но это промышленная робототехника, компании, производящие роботов. В принципе, это все основные мировые лидеры, которые присутствуют в стране, - уже вступили. Это интеграторы, они идут второй волной, потому что промышленные роботы продаются не сами по себе, а в составе какого-то решения. И это компании сервисной робототехники, это какие-то такие, знаете, роботы для конкретных решений. Или, например, начали вступать компании, которые занимаются образовательной робототехникой – для детей, для студентов, школьников выпускают наборы, из которых можно делать роботов.

 

JSON.TV: Но это тоже сервисная часть, образовательная, да? Как сервис?

 

Виталий Недельский: В принципе, да. Потому что это такие, знаете, многофункциональные устройства получаются.

 

JSON.TV: То есть две большие категории – для наших зрителей – это промышленные роботы, те, которые варят кузов, условно, и прочее…

 

Виталий Недельский: И сервисные.

 

JSON.TV: И сервисные – условно говоря, робот-пылесос. Это сервисная техника, или это вообще не робот?

 

Виталий Недельский: Сервисная тоже разделяется на две категории: для профессионального использования – это может быть и в промышленности, и в сельском хозяйстве, где угодно, - и персональные роботы. Вот пылесос относится к персональным роботам. Или, например, какой-то робот, который дома будет вас приветствовать и рассказывать анекдоты.

 

JSON.TV: Оба эти направления развиваются примерно одинаково? По одной структуре? Или по-разному?

 

Виталий Недельский: Нет. Промышленная робототехника – это вообще уже зрелая отрасль. Ей лет 15-20, она в мире – это такая большая волна автоматизации. И вот эта последняя ветвь автоматизации, когда после станков с ЧПУ ставят промышленные манипуляторы внутри технологических линий. И они – можно на картинках увидеть – когда они собирают машины, варят их, окрашивают и прочее. На выставках – такие многорукие чудовища. Они заменяют людей. И в ней есть еще новая, суперновая волна – это коллаборативные роботы, которые работают вместе с людьми, параллельно. То есть сейчас вместо вас мог бы сидеть коллаборативный робот, копировать мои движения и задавать вопросы, которые вы ему написали.

 

JSON.TV: Упаси бог! А служебную собаку для слепого уже может заменить робот?

 

Виталий Недельский: Собаку для слепого – я таких решений не встречал, но потенциально – да, в ближайшем будущем – да. Потому что есть класс роботов – это беспилотные, будем говорить, тележки, какие-то движущиеся устройства. Неважно – с ногами, на колесиках… Они видят пространство вокруг себя, имеют карты, ориентируются, то есть они могут, конечно, помогать инвалидам. Но есть много решений, которые помогают слепым ориентироваться в пространстве. Например, здесь вешается коробочка, которая сканирует, и ему в ухо идут подсказки. Такие решения уже есть.

 

JSON.TV: Но это тоже роботизированная система, либо нет, это другие решения? Давайте вот вашу область определим.

 

Виталий Недельский: Они очень близки. Знаете, как… Здесь есть какие-то определения по стандартам, но вот, например, роботом можно назвать чат-бот, чисто программное обеспечение, без тела, без физического носителя. Это тоже будет робот, потому что это сервисная функция. Границы немножечко размыты.

 

JSON.TV: Давайте тогда о России. Насколько велик этот рынок в России, если в двух словах? И чем он отличается, догоняет он мировой, или нет?

 

Виталий Недельский: Смотрите: если говорить о промышленной робототехнике, а промышленность – это самая здоровая отрасль экономики, то мировой рынок промышленной робототехники – порядка 30 млрд долларов. В принципе – ни много ни мало, прилично, да, уже? И он растет процентов на 15 в год. Это тоже хороший рост, больше, чем многие страны растут. Но при этом это не 50% в год, не 100% - это не пузыри. То есть это такое планомерное обновление производственных фондов. А Россия этим вообще пока не начала заниматься. То есть объем роботов, которые продаются в России, измеряется сотнями штук. В этом году, например, это будет, там, 500-550 роботов.

 

JSON.TV: Есть промышленные роботы отечественного производства?

 

Виталий Недельский: Нет, импортные роботы. Отечественного производства – чуть-чуть, немножко начинали производить на «Автовазе», там был такой «Волжский машиностроительный завод». Теперь он закрылся, и та же команда запускает это производство в Башкирии. Я надеюсь, что к концу года они, как обещают, запустят, и будет по такому инжинирингу - в основе которого лежал немецкий инжиниринг, потом он доработан нашими инженерами - запускать свои роботы. Потому что это очень важно, чтобы свои роботы были тоже. Все-таки есть оборонка, есть такие критические отрасли, в которых важно, чтобы была своя начинка по максимуму. А так – 500 роботов в год. Представьте себе, что в этот же год, прошлый, Китай купил 57 тысяч. Но Китай – он здоровый, и он тоже недавно начал, он просто сейчас помногу покупает. Развитые страны, такие, как Япония, Германия, - покупают по 10-15 тысяч в год. Можно все равно сравнить с нашими 500: это мизер. Но опять – если смотреть позитивно, значит, мы можем в разы увеличить объемы, немножко поработав с мозгами технического персонала, который принимает решение - старое ли ему решение, в котором он разбирается, опять покупать… Да, физически у вас машина износилась, вы можете опять купить там, не знаю, модель старого выпуска - или вам переходить на какое-то новое решение.

 

JSON.TV: Станок догнать и перегнать, условно говоря...

 

Виталий Недельский: Даже не то что догнать. Понимаете, ведь получается так, что люди с производства уходят – физически, их становится все меньше и меньше. Я, когда работал директором Уральского турбинного завода, вот этот станочный парк - чтобы сделать осень сложное изделие, какую-то деталь, она проходит много переделов – допустим, там, на 20 станках. Соответственно, ее делают 60 человек – на каждом станке, в две смены… Если внутри какой-то дедушка умер от старости, ему на замену нет нового молодого. Просто не идут в рабочие на старые станки. Фактически дальше только один выход: покупать новое оборудование, которое заменит всю цепочку – ну вот шестикоординатные станки, например – и менять. Роботы – то же самое: они входят вместо целых кусков старых цепочек. В разы можно увеличить – то есть сегодня 500, завтра будет 5000, и это легко. Деньги на это точно есть.

 

JSON.TV: А что с сервисной робототехникой у нас? Насколько она?..

 

Виталий Недельский: С сервисной интереснее. Сервисная — в мире это как раз такой бурно кипящий слой. Там появляется много самых разных решений. Здесь основное сейчас... То есть объем рынка ровно в 10 раз меньше - мирового рынка — допустим, там 30, здесь 3 млрд. То есть это вообще копейки для мировой экономики. И основное — это находить зоны и области, куда роботы могли бы вставать. Традиционно — куда встают роботы? Где человеку опасно, где человеку трудно и, третье, где экономически выгодно заменить человека — где он будет делать быстрее точнее, качественнее. Не пьет, как говорится, и т. д. И вот идет поиск этих ниш. Какие ниши могут быть? В промышленности, например, можно, чтобы роботы подвозили детали — то есть ставить не конвейер, а самонаводящиеся тележки, которые ездят и подвозят, а манипулятор забирает. Но при этом конвейер ты сделал жестко, ты не можешь его поменять. Как Генри Форд говорил: вы можете выбрать автомобиль любого цвета при условии, что он черный. Это жесткий конвейер. Если ты хочешь там что-то менять, инженеры-конструктора проектируют и меняют, завтра следующая модификация, послезавтра следующая, - тебе надо и производство быстро перестраивать: это невозможно сделать со старой линией. Новую линию очень долго...

 

JSON.TV: То есть — перепрограммировать, проложить туда маячки...

 

Виталий Недельский: Если у тебя роботизированная линия, ты туда вводишь новую программу — фактически она уже заложена в конструкторской документации — и она выпускает у тебя новую модель, без проблем. И это решение на самом деле получается не дороже: сегодня роботы стоят столько же, сколько станки. Проблема — в мозгах, просто перестроиться на новый класс решений. Робот-сварщик сегодня окупается меньше чем за год. Он заменяет сразу три сварщика в одну смену. Соответственно, если у тебя хотя бы в две смены работает производство, - а может и в три, - то вообще окупаемость будет меньше полугода.

 

JSON.TV: Мы в производство опять ушли. К сервисным давайте...

 

Виталий Недельский: То же самое в сервисных. Очень много областей, где могут использоваться профессиональные роботы. Напрмер, дроны — это тоже роботы, летающие. Они могут быть в виде крыла, в виде вертолетика. Летают вдоль трубопроводов, мониторят утечку газа, мониторят состояние разными датчиками. Ну, там про военное применение тоже можно что-то говорить, сейчас все развитые армии очень активно ставят роботов на вооружение. Это же одни и те же технологии: передвигаться, ориентироваться, что-то делать. Например, в торговле: робот встречает гостей, подает им продукт, вместо работает кассира. Все эти решения уже есть. Я месяц назад уже в аптеках начал встречать роботов. В «Ригле»... Оказывается, уже есть три роботизированные аптеки: пробиваешь лекарство, она протягивает руку и в ладошку падает лекарство. А за ней, оказывается, в такой нише бегает машинка и очень быстро берет необходимое. Я спрашиваю — а как, какая выгода? Один робот заменяет трех фармацевтов. Очень хорошо. Это мы с вами описали профессиональные применения. Есть персональные.

 

JSON.TV: Да. А домашние — когда холодильник, наконец, если калории переберешь, то свернется и из квартиры уедет?..

 

Виталий Недельский: Это знаете как? - это если вы сами его, наверное, запрограммируете. Тут все равно пользователем остается и останется человек. Я не очень верю в теорию технологического заговора, про восстание машин и прочее. Мне кажется, что это же часть общей нашей эволюции: мы как человечество развиваем свой разум и инструменты. То есть у нас в какой-то момент появились вот такого рода инструменты, мы им свои функции отдаем. Могли бы делать руками — отдаем. Поэтому теперь мы голову свою и руки на что-то другое употребим, творческое. Поэтому пользователем совершенно точно остается человек: он делает программное обеспечение, он показывает, что надо делать. И здесь такая ниша, она самая многообещающая, но и наименее развитая. Ну, например, разные медицинские роботы, которые ухаживают за больными, которым трудно ходить, переворачиваться. Они им что-то подают, следят за приемом лекарств, меряют показатели — сердце, уровень сахара, если это астматик. Эти все устройства тоже есть. Просто они потихонечку начинают проникать. Самое большое проникновение в этом смысле, пожалуй, в Японии, потому что японцы...

 

JSON.TV: Эти рассказы про унитаз-робот уже, в общем, все из Японии привозят...

 

Виталий Недельский : Да... Японцы давно начали, и притом им синтоизм помогает, они все считают живым, поэтому роботы как-то естественно входят и в семью, в быт, им легче чисто психологически их впускать, им это все нравится.

 

JSON.TV: В образовательных технологиях еще интересно, какие применения реально могут быть.

 

Виталий Недельский: В образовательных технологиях, конечно, это... Вот сейчас развивается дистанционное, или онлайн, образование как такая важная часть, потому что, в общем-то, все, что можно прочитать или изучить, хорошо бы сделать самостоятельно, а с преподавателем разбирать практику. При этом, конечно, преподаватель должен сам разбираться в практике, не всегда такое бывает, бывают теоретики...

 

JSON.TV: Естественно, обратная связь — это необходимая основа...

 

Виталий Недельский: Вот эта часть, которая с онлайном, может управляться роботами. Допустим, специальным софтом. Потому что он может мерить, как вы учитесь, как вы сдаете задания, отвечаете на вопросы, тесты. И в соответствии с этим изменять программу. Грубо говоря, у вас может восприятие быть лучше, когда вы читаете текст, а хуже воспринимаете видео, оно же сейчас и так и так, варьировать разные способы. Вот в эту сторону идет.

 

JSON.TV: Да это уже существует в некоторых образовательных программах, в частности, английского языка.

 

Виталий Недельский: Да, в эту сторону идет потихоньку, но тоже пока очень мало. Вообще же образование, как и медицина — очень консервативная отрасль. Там должно предыдущее поколение преподавателей умереть,    уйти со сцены, так сказать, чтобы следующие привнесли. Они держат свое... Как вот у нас Академия наук — держит свои бастионы.

 

JSON.TV: Давайте о месте России. Что Россия может осуществить, есть ли у нее для этого возможности — и технологические, и финансовые, кстати?

 

Виталий Недельский: В России есть, мне кажется, ключевой ресурс в этой истории. У нас очень неплохое конкурентное положение, несмотря на все сегодняшние цифры. Ресурс — это мозги. Люди у нас изначально талантливые по своей природе. Дело в том, что талантливых людей не надо очень много. То есть, конечно, не рождается миллион ломоносовых. Но вот у нас родился Ломоносов, и еще сотня таких же родилось. И под ними родились тысячи их учеников, которые двигали дальше науку, технологии и прочее. У нас это есть. Ну, не только у нас. Понятно, что и во Франции много, и так далее, но по сравнению с другими странами, у нас это очень прилично, и наша земля продолжает воспроизводить нормальные мозги. Дальше — что нужно для новых технологий? Математика. У нас или сильнейшая, или одна из трех сильнейших в мире математических школ. Наши ребята упорно продолжают на олимпиадах всех делать. И вот что-то с этим... это есть. Понятно, что это и чьи-то усилия, но это еще и таланты, которые собираются. Математика в основе программирования, а программирование — в основе поведения роботов. Это взаимосвязанные вещи, нельзя по отдельности... Более того, софт дороже стоит. У вас планшет, я вижу...

 

JSON.TV: Очень простой, да.

 

Виталий Недельский: Какой бы там ни был, железка с чипом в нем стоит процентов 10 от софта и от интеллектуальной стоимости, которая в него заложена. Поэтому, соответственно, эти мозги создают основную стоимость. Деньги. Деньги есть, просто потому, что...

 

JSON.TV: У кого? Подскажите заодно, может, зрители наши сразу туда побегут...

 

Виталий Недельский: Смотрите: деньги есть у государства, потому что оно их печатает и собирает налоги. Деньги есть у корпораций, они их все равно тратят. Ты можешь тратить на старые технологии, можешь греть воздух, если у тебя окна открыты, и выкидывать их. А можешь начать инвестировать в обновления. И я бы не сказал, что этого не делается. То есть уже есть целый ряд примеров, мест, где это делается. Просто это же какой-то процесс, он начинает захватывать — так же, как, там, с мобильными телефонами: вначале это был какой-то эксклюзив, потом стало «commodities», сейчас все со смартфонами, даже в деревнях. Просто потому, что смартфон — это уже не телефон, по нему можно и звонить, конечно, но в основном уже другие вещи делают. Дома скоро будут открывать, расплачиваться с ними будут. То же самое — это весь пакет технологий, он взаимосвязанный. Поэтому у нас в целом, поскольку экономика достаточно большая, то часть денег обязательно перетекает в новые технологические решения. Они просто тащат рынок.

 

JSON.TV: И где группируются? Как раз вот в этих фондах типа Фонда развития интернет-инициатив?

 

Виталий Недельский: Это венчурные фонды, конечно. Надо сказать, венчурные фонды просто подхватывают решения, которые уже есть. Не которые разрабатываются, а которые уже продаются — чтобы их дальше вырастить. В разработке есть фонды более ранних стадий — ФРИИ один из них, который фактически берет прототип и доводит его до решения. Есть там деньги на разного рода научные прикладные исследования. И сейчас, кстати говоря, ведется работа, чтобы их немножко «презаточить» - Минобрнауки эти деньги распределяет, - сделать их более практичными. У нас просто последние 20 лет деньги на науку распределялись научным коллективом. Они знают что-то, исследуют какую-то область, им опять дают деньги дальше исследовать эту область, вне всякой связи с практикой, с заказами корпораций, с тем, что потом родится из этого что-то, не родится. Это тоже надо — ученых поддерживать, просто есть разрыв. Поэтому сейчас происходит изучение — как в мире устроено, какие области растут, в том числе робототехника, Интернет Вещей. И часть денег начинает инвестироваться туда. Есть куча денег просто частных лиц, у которых есть какие-то сбережения. И люди могут инвестировать эти деньги через краудфандинговые площадки. Там, казалось бы, немножко, они небольшие. Но для маленькой начинающей компании много и не надо. Их много-много можно посеять, из них что-то дальше вырастает. Ну и в России, если мы говорим, деньги, конечно, есть у военных. Военные выступают заказчиками, например, роботов, разработок, они финансируют кучу лабораторий, где мальчики-девочки что-то делают на коленках, потом более взрослые решения.. Часть из них потом вернется обратно в гражданскую индустрию в виде технологий. Это как с космосом у нас, например. Поэтому деньги есть. И на самом деле проектов пока меньше, чем денег. Деньги не такая большая проблема. В банках денег тоже много.

 

JSON.TV: Если вопрос в проектах, то коротко о перспективах. Возьмутся новые проекты в вашей области, а области робототехники?

 

Виталий Недельский: Ну, они появляются каждый день. Каждый день появляются новые компании, которые находят какие-то ниши в области роботов.

 

JSON.TV: Ваша задача во главе этой ассоциации — все это соединить, эти потоки, направить их в правильную сторону?

 

Виталий Недельский: Я рассматриваю Ассоциацию как коммуникационную площадку. Сам по себе это не бизнес. Вокруг нее рождаются либо развиваются бизнесы. Наша задача — создать общую инфраструктуру, чтобы рынок стал больше. Рынок будет больше — значит, всем места хватит, в этом смысле. Но, конечно, у меня за счет этого все время появляется информация, какие-то идеи. Люди приходят - или им поддержка нужна, а другие люди готовы им эту поддержку оказать, или государство — надо немножко ноги приделать, например, в программу какую-то вписать и т. д. Может не быть информации. В этом смысле Ассоциация помогает. А проектов очень много. Особенно много их, например, вокруг медицины, здоровья сейчас появляется, бытовых разных решений, «Умный дом», например, пожененный с роботами, появляются решения, и т. д.

 

JSON.TV: Спасибо вам огромное! Два последних коротких вопроса, традиционных для нас. Первое: ваши гаджеты — предъявляйте или рассказывайте о них, чем пользуетесь? Много ли у вас гаджетов?

 

Виталий Недельский: Я пока остаюсь на Apple. То есть iPhone, iPadи Macноутбук. Регулярно думаю, раз в несколько нет, не перейти ли на Android, потому что на самом деле альтернативы другой все равно нет. Но остаюсь, потому что все данные удобно между собой интегрированы: где бы ни сделал запись, она появляется. Поэтому - телефон, на айпаде я читаю записки в дороге, либо на переговорах работаю на компьютере. Просто не такой большой выбор, на самом деле.

 

JSON.TV: Ну и последний вопрос: про соцсети что скажете хорошего и плохого - для работы и для личной жизни?

 

Виталий Недельский: У нас в России основной соцсетью в деловом мире остается Facebook. В мире-то он является такой личной сетью, а деловой больше считается LinkedIn— там, в Штатах, в Западной Европе. У нас — так. То есть для личного больше используют молодые «ВКонтакте», постарше - «Одноклассники». А среднего возраста — мы совмещаем, получается, для деловых и для личных целей Facebook. Но очень важно: для меня Facebook — это персональное средство массовой информации. Я очень внимательно отношусь к тем, чьи публикации я могу читать, постоянно вычищаю все, что меня не интересует, чтобы у меня больше не появлялись. Поэтому мне не надо читать много разных ресурсов — газет, просматривать профильные сайты. Мое окружение — а я для них эту работу делаю — выдает мне новости, которые меня интересуют. И поэтому я более-менее уверен, что я в профессиональной области не потеряю что-то важное, какую-то новость. Плюс, конечно, деловая переписка.

 

JSON.TV: Спасибо вам огромное! Напомню: Виталий Недельский, президент Национальной ассоциации робототехники, был гостем студии JSON.TV. Счастливо всем!