×

7 Июля 2014 10:10
2062
0

Основные темы:

 

— Есть ли у Теле-2 совместно с Ростелекомом шансы догнать «большую тройку» федеральных игроков мобильного рынка: МТС, Вымпелком и Мегафон? Какова цена «входного билета» в этот бизнес?
— Справедливо ли распределяются частотные ресурсы (в частности, для LTE) на конкурсах между игроками рынка?
— Как влияет на распределение Министерство обороны РФ, в том числе на примере конфликта МО с Основа-Телеком? Справедлив ли отъём ранее распределённых частотных ресурсов? Почему в России государство не выкупает ресурсы самостоятельно? Какова практика перераспределения частот в зарубежных странах?
— Как работают российские мобильные операторы в Крыму? Как найти выход из сложной бизнес-ситуации и сохранить лицо в международном масштабе?
— Почему госрегулятор долгое время не разрешал использовать сети самого популярного в мире диапазона GSM-1800 для развития LTE? К чему приведёт соответствующее разрешение, данное Таттелекому? В чём главная роль присутствия на рынке региональных операторов мобильной связи?
— До какой степени полезна конкуренция? Может ли она стать чрезмерной, как на «зрелых рынках» Франции или Израиля?
— Почему в России тратят на услуги связи и телекоммуникации меньше, чем в большинстве других стран? Какие регионы России лидируют по дешевизне типовых контрактов?

 

Полная версия интервью:

 

JSON TV: Всех приветствую! Я Сергей Корзун и это JSON TV. Сегодня мы в гостях у Юрия Анатольевича Домбровского. Здравствуйте!

 

Юрий Домбровский: Здравствуйте.

 

JSON TV: Президент «Ассоциации региональных операторов связи». Сокращение – «АРОС».

 

Юрий Домбровский: Точно.

 

JSON TV: Это ваша главная и единственная должность на этот момент?

 

Юрий Домбровский: Да, именно так. 

 

JSON TV: Давайте короткую объективную справочку о вас – обновим данные, которые есть в разных открытых и закрытых источниках. День рождения – 3-е апреля…

 

Юрий Домбровский: 1949-го года.

 

JSON TV: Город Ростов-на-Дону.

 

Юрий Домбровский: Да.

 

JSON TV: Образование основное?

 

Юрий Домбровский: Мехмат МГУ имени Ломоносова.

 

JSON TV: С некоторой гордостью об этом говорите, но школа того стоит. Более того. Окончили с отличием, если наши источники точны.

 

Юрий Домбровский: Верно.

 

JSON TV: Время прихода в ИКТ-бизнес. Когда это случилось. Было ли это в 1993-м году, когда вы стали генеральным директором?

 

Юрий Домбровский: Да, примерно так.

 

JSON TV: Два слова скажите об этом.

 

Юрий Домбровский: Искал себя в бизнесе. До этого был математиком, профессором, доктором наук, лауреатом Государственной премии СССР в области науки и техники. Но жизнь поменялась. Я стал себя искать в бизнесе. Вышел, как нынче говорят, на эту тему. Познакомился с учредителями компании “Millicom” (тоже “Tele2”) и вошел сразу в сотовую связь.  

 

JSON TV: «Ростовская сотовая связь» была как раз вашей компанией?

 

Юрий Домбровский: Да.

 

JSON TV: Вернее, компанией, в которой вы были генеральным директором.

 

Юрий Домбровский: Был. 

 

JSON TV: Еще о проектах в прошлом, до сегодняшнего дня, что можете сказать? Вы и с “Tele2” были связаны.

 

Юрий Домбровский: Было многое. Да, это, собственно, сама «Ростовская сотовая связь» и группа российских компаний. Это были предприятия шведской группы. Они назывались “Millicom”. Потом они мигрировали. Были переданы (проданы) другому подразделению той же самой шведской группы, которая использовала бренд и называлась “Tele2”.

 

Я руководил сперва российскими операциями “Millicom”. Потом «Tele2 Россия». Потом стал председателем Правления «Tele2 Россия». Было еще отклонение небольшое – я создавал компанию «Скайлинк» и был ее первым генеральным директором.

 

После этого вернулся в “Tele2”. Пробыв в общей сложности 18 лет с шведской группой “Millicom”, “Tele2” перешел на основную работу в эту Ассоциацию. 

 

JSON TV: На данный момент непосредственных бизнес-связей с “Tele2” и этой группой, либо с кем-то из мобильных операторов не имеете?

 

Юрий Домбровский: Да, это так. Но “Tele2” остается крупнейшим членом нашей Ассоциации. Дочерние компании «Tele2 Россия» – это все члены Ассоциации, так что сотрудничество продолжается.

 

JSON TV:  Поскольку тема нашего сегодняшнего разговора – это «большая  тройка», борьба за вхождение четвертым, пятым и региональные мобильные операторы, я хотел определить, чтобы был понятен ваш статус. Являетесь ли вы участником этих событий либо наблюдателем за этими событиями.

 

Юрий Домбровский: Я бы сказал, косвенным участником, потому что все сотовые региональные компании (“Tele2”, «Смартс», «Мотив», «Телеком») являются членами Ассоциации. Все их проблемы и задачи очень близки. Но одновременно есть и тесное сотрудничество с операторами «большой тройки», когда речь идет об общеотраслевых задачах, устранении барьеров и проблем, которые препятствуют развитию мобильного бизнеса в России. 

 

JSON TV: Давайте поговорим о «большой тройке» и тех, кто рядом. Недавно появилось сообщение, что “Tele2” может стать главным бенефициаром при распределении нового поддиапазона LTE (сотрудничая с «Ростелекомом»), которое состоится на ближайшем заседании госкомиссии по радиочастотам.

 

Первый вопрос. “Tele2” плюс «Ростелеком» – это потенциальный четвертый игрок большой группы?

 

Юрий Домбровский: Конечно, это потенциальный игрок. Я этому игроку желаю всяческого успеха. Но предстоит еще очень много сделать, чтобы стать реальным четвертым федеральным национальным игроком здесь.

 

JSON TV: Какова примерно стоимость вхождения в бизнес? Это миллиарды рублей или долларов – в чем удобнее считать? Вообще имеет ли шансы кто-то еще покуситься на роль федерального игрока.

 

Юрий Домбровский: Нет, шансы есть только у совместного предприятия “Tele2” и «Ростелеком». Стоимость значительная. Это, по крайней мере, сотни миллионов долларов, чтобы выйти на рынок полноценно, с полноценной конкурентоспособной сетью.

 

JSON TV: В чем суть конкурса и распределения очередного поддиапазона LTE. За что борются “Tele2” и «Ростелеком»?

 

Юрий Домбровский: На самом деле, сейчас все компании, скажем так, «четверки» обеспечены частотами достаточно хорошо. У всех есть LTE-частоты. В том числе у холдинга “Tele2” и «Ростелеком».

 

JSON TV: Это еще на конкурсе 2012-го года они получили вместе с «большой тройкой»? Тогда четыре было диапазона.

 

Юрий Домбровский: Да, достаточное количество частот. Но запас, конечно, не мешает. Ясно, что когда любой дефицитный ресурс выставляется на конкурс, то все желают, чтобы он достался им, а не конкурентам.

 

JSON TV: Кто побеждает, как работает ГКРЧ? Я вспомнила интервью с Дмитрием Зиминым, как это было в 1990-е годы. Тогда была как раз борьба: «Билайн» и «Вымпелком» только выходили в эту конкуренцию и могли в ней отстать. Как сегодня. Насколько справедливо распределяются частоты, на ваш взгляд?   

 

Юрий Домбровский: Вы знаете, я не могу говорить о будущем конкурсе,  который еще не объявлен, но что касается крупных предыдущих конкурсов – они были, на мой взгляд, весьма несправедливые и неконкурентные. Я бы сказал, просто декоративные. Происходит так, что где-то решается вопрос, происходят договоренности, кому что достанется, а конкурсы частенько служили просто декорацией для утверждения этого распределения.

 

JSON TV: Какую роль играет Министерство обороны? Это необходимая инстанция для согласования частотного диапазона, но в то же время как будто и игрок на этом рынке. Казус, например: «Основа Телеком» получила частоты, будучи аффилирована с Министерством обороны, а потом Министерство обороны отказывается от этого сотрудничества и требует частоты назад. 

 

Юрий Домбровский: Характерная история с «Основой Телеком» и Министерством обороны. Они в обход закона. Какой-никакой, но есть закон о распределении частот и конкурсах. Они без конкурса получили эти частоты. Потом, действительно, Министерство обороны от них… (Улыбается). Да, они получили на основе того, что будут эксклюзивными поставщиками защищенной секретной связи для Минобороны.

 

Потом Минобороны сказало, что им это не надо от них. Отказалось. Некрасивая, конечно, ситуация. Впрочем, хочу сказать, что если уж получила компания и некоторую сеть построила, надо дать им работать. Но о самой процедуре распределения и этих конкурсах это говорит очень характерно. 

 

JSON TV: Частоты, которые сейчас распределяются в различных регионах (в том числе и федеральным операторам), кому-то принадлежат. Можно вспомнить, что распределялись частоты, которые в Москве использовал «Космос ТВ» для своей связи. Аналогичная ситуация в регионах.

 

Насколько чувствителен для бизнеса операторов этот государственный отъем частот и насколько честно он компенсируется тем, кто был в этом бизнесе раньше.

 

Юрий Домбровский: В основном распределяются частоты, которые не используются в бизнесе сейчас. Таких частот хватает. Идет конверсия. Вообще говоря, тут Министерство обороны не обойти, потому что если Минобороны хочет не отдать какие-то частоты (а у нас до сих пор большая часть частот военного использования), то надо с этим серьезным игроком договариваться.  

 

Но бывают действительно случаи, что есть частоты, которые были выделены компаниям для очень устаревших технологий. Есть частоты, которые были выделены для аналоговых релейных станций – очень широкие частоты, ориентированные на очень несовершенную технологию. Или для аналогового телевидения (MMDS), так называемого сотового телевидения, которое не состоялось в России.

 

Тем не менее, если эти частоты были выделены, то отобрать их не так просто. Практика такая, что новые бенефициары договариваются со старыми обладателями. Выкупают часто компании. 

 

JSON TV: Государство справедливо эту нагрузку распределяет? То есть, не государство выкупает эти частоты и перераспределяет их, а новые бенефициары должны выплачивать дивиденды старым? 

 

Юрий Домбровский: Да, практика именно такова, хотя в развитых странах, в современных странах совершенно другая практика. Там государство само обеспечивает эти частоты – освобождает их или конвертирует, или забирает (слэш выкупает) у компаний. Потом выставляет эти частоты на аукционы. Более справедливой модели пока не придумано. У нас она не работает. 

 

JSON TV: Вернусь к вопросу о Минобороны. Я полюбопытствовал и прочитал последнее Постановление государственной частотной комиссии. Обнаружил, что там есть «отказать Министерству обороны в выделении такого-то спектра частот на то-то», «выделить»  и прочее. Понятно, что трудно обойти Министерство обороны, которое отстаивает интересы своего ведомства в этом распределении. Но насколько оно монопольно определяет политику государства.  

 

Юрий Домбровский: Трудно сказать. В нашей «серой» зоне, когда все играют по немножко не ясным правилам, оно, конечно, не одно. Но Министерство обороны – это очень влиятельный игрок. Можно сказать, игрок, имеющий право вето. Они могут не выделить частоты. Так происходит с «Основа Телеком», где на первом этапе они как будто бы их запросили, а теперь отказывают в этих частотах. Получается тупик у компании, которая не находит общего языка с Министерством обороны. Такая практика.  

 

JSON TV: Давайте обратимся к ситуации с мобильной связью в Крыму. По последним сообщениям, «Киевстар» и «МТС-Украина» уже очень сложно работать. Они на грани того, чтобы прекратить свою работу из-за того, что расчеты в гривнах прекращаются, и непонятно, как вообще дальше быть.

 

Что вообще происходит в Крыму с той точки зрения, есть ли там региональные операторы, которые могут взять на себя все эти функции. Как эти вопросы будут решаться.

 

Юрий Домбровский: С Крымом, конечно, патологическая ситуация сложилась. «МТС» и «Вымпелком» поставлены в абсолютно неестественное, тупиковое положение. С одной стороны, международного признания нынешней принадлежности Крыма нет. Работать там под российским флагом – это очень серьезный риск для компании со стороны Международного союза электросвязи, со стороны международных бирж. Еще яснее угроза со стороны киевского (украинского) правительства. Ясно, что это не понравится, а эти две компании – это лидеры рынка Украины.

 

Конечно, они в жутком положении оказались. Но это мудрые компании, которые умеют договариваться. Они находят общий язык с правительствами разных стран. «Вымпелком» недавно в Алжире разрулил ситуацию, которая была еще хуже – с исламистским правительством. Они, видимо, не станут работать под старыми брендами, но какое-то решение найдут. Появится какой-то оператор, который будет блюсти интересы всех крупнейших российских операторов. 

 

JSON TV: Пишут, что в конце мая 2014-го года российский оператор «К-телеком» получил от ГКРЧ право использовать в Крыму GSM-частоты 900 и 1800 (этого диапазона), на которых сейчас работает «МТС-Украина». Журналисты пытались расследовать. Есть несколько компаний с таким названием. В том числе есть компания, которая аффилирована с «МТС». Это то, о чем вы говорите как раз?

 

Юрий Домбровский: Да. Наверное, это такое решение, которое позволит, с одной стороны, компаниям увернуться от международных санкций. С другой стороны, предоставить абонентам (людям в Крыму) нормальную доступную мобильную связь. Вот такое решение находится. 

 

JSON TV: Давайте о небольших операторах поговорим. На просторах России у них тоже довольно активно все происходит. Пока «большая тройка» (или «четверка») делила сеть LTE в России, в Республике Татарстан оператором «Таттелеком» была запущена сеть в диапазоне 1800 МГц. Как утверждают, это первый в России запуск сети на основе принципа технологической нейтральности.

 

Это прорыв или абсурд? Что это на самом деле. «Таттелеком» является вашим членом?  

 

Юрий Домбровский: Это большое достижение. Эти частоты (1800 МГц) у «Таттелеком», “Tele2”, «Смартс» и, конечно, у компаний «большой тройки» были довольно давно. Но до прошлого года, до декабря 2013-го года, ГКРЧ и Минсвязи запрещали их использовать для связи LTE. Были большие совместные усилия членов Ассоциации и самой Ассоциации в том, чтобы разрешить, наконец, российским операторам использовать их же частоты. Не надо выделять никаких новых частот – просто разрешите в этих частотах использовать другую технологию.

 

JSON TV: В чем был смысл запрета? Он вообще имел какой-то здравый смысл?

Юрий Домбровский: Не пустить конкурентов. Другого ничего нет. Но этот запрет становился все более нелепым. Оказалось, что во всем мире именно LTE 1800 – самый востребованный и самый массовый стандарт, в котором больше всего абонентов (связь 4-го поколения LTE). Складывалась такая смешная ситуация, когда во всех соседних с Россией странах  (Прибалтике, Польше, Средней Азии, Болгарии, Румынии) уже эти сети действуют – LTE 1800.

 

Вендоры – поставщики оборудования – когда к ним приходят советоваться компании, в какой частоте развивать LTE (даже компании «большой тройки»), говорят, что лучше всего подходит диапазон 1800. А власти, наш регулятор, запрещает 1800. Они говорят: «Только GSM».

 

Но удалось это разрешить. Отчасти это произошло… Тут триггером, конечно, явилась смена собственников компании “Tele2”. И вот первая ласточка – «Таттелеком» запускает эту сеть. Это только начало. Эта сеть самая экономически эффективная. На нее легче всего переключиться компаниям, имеющим сети второго поколения (GSM)… Все с надеждой наблюдают за развитием событий в Татарстане. Это большое достижение.

 

JSON TV: Есть сообщение, что и самарский «Смартс» тоже хочет строить на LTE. Это тенденция? Многие пойдут по этому пути?

 

Юрий Домбровский: Конечно! Весь мир идет по этому пути. Российские операторы тоже пойдут.

 

JSON TV: В данном случае стоимость входного билета в региональные сети уже не сотни миллионов долларов? 

 

Юрий Домбровский: Да, она существенно меньше. Речь идет не о строительстве новой сети, а о переоборудовании существующей. Конечно, капитальные затраты в несколько раз меньше.

 

JSON TV: Что это может дать с точки зрения отдачи? Увеличится ли стоимость оплаты одним абонентом и вообще прибыль операторов? Или это просто вклад в будущее, как иногда делается, в технологическое развитие, а монетизация потом когда-нибудь.

 

Юрий Домбровский: Это, во-первых, усиление конкуренции на рынке. На мой взгляд, это всегда хорошо. Очевидно, выигрывают абоненты, а долгосрочно выигрывают и компании-операторы связи. Конкуренция в связи не должна быть безрассудной слишком и массовой. Скажем, когда конкурируют магазины или автодилеры – тут сколько угодно. 

 

JSON TV: Сортов колбасы может быть несколько сотен. Не вопрос!

 

Юрий Домбровский: Да. В связи есть некоторый оптимум, потому что есть частотный ресурс, есть сети построенные. Но в России происходит сейчас усиление конкуренции. Выход нового федерального оператора, региональные игроки – это все усиливает конкуренцию. От этого, в конечном счете, выиграют заметно все абоненты российские.

 

JSON TV: Есть что делить в регионах? Какой кусок пирога. Сколько процентов за пределами «большой тройки» нынешней.

 

Юрий Домбровский: Конечно, есть. И есть неосвоенные частоты. Скажем, те частоты (прекрасный частотный ресурс), которые принадлежали «Ростелекому», а теперь переданы в совместное с “Tele2” предприятие. Пожалуй, это основной источник для роста траффика, для повышения конкуренции.

 

Есть, грубо говоря, 5 – 10% еще не распределенных частот. Есть другие компании, которые LTE-частоты имеют. Они еще не вышли на рынок. То  есть потенциал для роста конкуренции существует.

 

JSON TV: А платежеспособность? Это мы говорим о частотах.  

 

Юрий Домбровский: Сложный вопрос о платежеспособном спросе. Надо сказать, что в России вообще мобильная связь одна из самых дешевых в мире. Самая дешевая в Европе. В России и Украине существенно дешевле, чем в западноевропейских странах. То есть не так просто.

 

Сейчас уже замедлился, остановился практически, рост доходов операторов мобильной связи, но он все-таки продолжается и происходит только за счет расширения спроса, предложения новых услуг. Надежда только на то, что спрос будет повышаться. Это зависит, конечно, и от общей экономической ситуации, от динамики доходов населения, и от установок (в том числе и правительственных), воспитания населения.

 

В России люди очень мало тратят на телекоммуникации. Люди в России тратят меньшую долю своего дохода на услуги связи, на телекоммуникации, чем европейцы. Больше всего тратят люди в Прибалтике. Там бывает до 8 – 9% люди тратят на коммуникации. Конечно, если человек получает больше телекоммуникаций, больше услуг связи, больше общения, больший доступ к сокровищницам информации, то это положительно для его личного развития.

 

Вот такое я вижу перспективное направление развития спроса: личностное развитие. Если люди будут покупать, да не обидятся на меня некоторые индустрии, больше пива, сигарет, колбасы, то это для личностного развития не так хорошо. Мне бы очень хотелось, чтобы люди больше тратили на информацию. Вот это обогащает.

 

JSON TV: Местные игроки на локальных рынках всегда будут, либо «тройка», «четверка» имеют шанс их вытеснить? От чего зависит их судьба – от собственной бизнес-смекалки либо от поддержки локального руководства? 

 

Юрий Домбровский: Вы знаете, интересная картина в России. Уже в течение полутора десятков лет происходит консолидация – меньше игроков, крупнее компании. Но все-таки локальные игроки остаются. Они во многом определяют вообще облик и структуру мобильной и фиксированной связи в России, потому что привносят конкуренцию.

 

Доля их, может быть, не очень велика. Если включать “Tele2” и «Ростелеком», которые остаются региональными компаниями, это всего, может быть, 16 – 17% рынка. Но их роль в формировании тарифов, конкуренции распространении связи просто огромная.

 

Вчера только вышло новое исследование “ComNews Research” по стоимости услуг на рынках мобильной связи. Что же мы видим. По-прежнему, как и в предыдущие годы, региональные рынки очень сильно отличаются по стоимости услуг.

 

Самое главное, пожалуй, что я скажу: продолжает снижаться стоимость мобильной связи. Стоимость, даже если не брать в расчет инфляцию. Мы считаем за счастье, если тарифы на другие услуги (типа газа, горячей воды и прочее) просто следуют за инфляцией. Растут на 7 – 8% в год. Это уже счастье. А услуги на мобильную связь идут вниз. Прежде всего, благодаря конкуренции. 

 

Развитие по регионам, которое мы видим, это подтверждает. Чем больше конкуренция, тем ниже цена связи. «Лидером» по стоимости связи в плохом смысле этого слова остается Москва и Московская область. Там в среднем цена связи почти вдвое выше, чем среднероссийская.

 

Есть регионы, где высокая конкуренция. Скажем, Краснодарский край. Это огромный рынок, а цена там почти втрое ниже, чем в Москве (на корзину потребления, как считает “ComNews Research”).

 

JSON TV: Вы считаете, что это прямой результат конкуренции между большим количеством операторов?

 

Юрий Домбровский: Абсолютно. Только это. Тамбовская область, где недавно усилилась конкуренция – там пять операторов конкурировало. Калининградская, Курганская область, где тоже сравнительно недавно вышел новый оператор «Мотив». Вот такая огромная разница. Она говорит о роли конкуренции.

 

Конечно, я совершенно не хочу, чтобы операторы были убыточными компаниями. К сожалению, в мире это тоже есть. Есть примеры зрелых больших рынков, где избыточная конкуренция и конкурентное регулирование (насильно антимонопольные органы вводят высокую конкуренцию)…

 

JSON TV: Например.

 

Юрий Домбровский: Франция, Израиль. Такие зрелые рынки, которые вообще на грани коллапса находились, потому что компании терпели убытки. Есть свежая новость, что во Франции антимонопольный регулятор разрешил, как будто бы, слиться трем компаниям, которые были прежде конкурентами. Некуда деваться. Уже поняли, что надо как-то поддержать. К какому-то оптимуму должна и Россия идти.

 

JSON TV: Что ждет Россию в ближайшее время. Здесь мы к «большой тройке» переходим. Говорят, что «Вымпелком» начинает отставать от двух в федеральных масштабах. Идут ценовые войны. Перекупка топ-менеджеров хорошо известна. Сейчас спорят из-за LTE-частот (этот несчастный конкурс) и обещания к Олимпиаде выделить «Мегафону», а до этого уже были выделены в Краснодарском крае другим операторам.

 

Давайте – в общем, не входя в частности. Есть ли возможность слияния конкурентов? Что нас ждет на конкурентном рынке. Осенью люди вернутся из отпусков и обнаружат, что у «тройки» другой состав, либо это не «тройка», а «двойка» или «четверка». Что будет.

 

Юрий Домбровский: Поддерживается высокая конкуренция. Эти явления – переманивание и прочее, о котором вы говорите – это свидетельства того, что есть конкуренция. И это хорошо! В общем-то, людей ждет хорошее (абонентов).

 

Я хочу напомнить нашим жителям, россиянам, которые сейчас все являются абонентами сотовой связи, какой огромный, невероятный просто прогресс случился в связи в нашей стране. Вспомните, что было 20 с небольшим лет назад: это же был ужас! Россия была одной из отсталых стран в области связи. 

 

JSON TV:  Лучше не вспоминать!

 

Юрий Домбровский: Нет, это надо напомнить, чтобы люди знали, что они получили. Сейчас очень модно стало критиковать крупные компании – что они такие-сякие, «жирные коты». Но эти конкурирующие компании абсолютно изменили жизнь россиян.

 

Я хочу напомнить людям старшего поколения (а молодые, может, мне и не поверят), что проведения телефона в квартиру надо было ждать 10 или 20 лет. В Москве чуть быстрее, а в регионах люди всю жизнь, бывало, ждали этого телефона и не получали. Я хочу напомнить людям, что были уличные телефоны-автоматы. Тебе кровь из носа надо срочно позвонить и передать информацию. Подходишь к этому телефону, а там стоит очередь. «И переждать не сможешь ты трех человек у автомата». Потом еще бросаешь туда монетку, которая с таким трудом тебе досталась, а он не соединяет. 

 

JSON TV: Двухкопеечная, заметьте!

 

Юрий Домбровский: Вы помните.

 

JSON TV: Хотя 10 копеек тоже входила. Такая же по размерам. 

 

Юрий Домбровский: Входила. Шли на то, что 10 бросали вместо 2. И мы завидовали – мы смотрели западные фильмы, где… Так даже если фиксированная связь, человека где угодно находили: в баре, в ресторане, в парикмахерской. Даже тогда они были на связи. А сейчас мы впереди! У нас сейчас больше, выше плотность связи, чем в Америке и Западной Европе. Все люди с телефонами, а некоторые и с двумя даже.

 

Как же это получилось, господа. Надо ли это ценить? Пожалуйста, призадумайтесь над этим. Конечно, человек быстро к хорошему привыкает, но это надо ценить.

 

Наступательное движение (рыночное, технологическое) продолжится. Компании, которые сейчас… Недели не проходит, чтобы депутаты Государственной Думы не прошлись, не поругали компании мобильной связи. Ведь они с нуля вообще построили. Они еще не приватизировали, они сами с трудом получали помещения и строили инфраструктуру, сети. Договорились с «Ростелекомом» и еще со старым «Связьинформом», как проложить свой кабель.

 

Это конкурентные компании. Это частный капитал. Государство денег не давало этим компаниям. Все крупные компании – это частный капитал. Туда инвестировали люди, капиталисты. Все это остается в силе. Продолжается конкуренция. Продолжается развитие технологий феноменальное. Они тоже очень помогли. Тут огромная роль мирового развития технологий.

 

Так что все будет хорошо. Будет больше услуг, больше скоростей. 

 

JSON TV: Дипломатично обошли вопрос о том, кто станет лидером. Или вы можете прогнозировать – осенью этого или следующего года у нас будет «большая четверка», либо будут слияния и поглощения дальнейшие?

 

Юрий Домбровский: Да нет. Уже почвы для больших и поглощений нет. Четыре конкурирующие компании – этого вполне достаточно для конкуренции, тем более что в некоторых регионах у нас и по пять есть компаний.

 

Кто будет впереди? Да пусть отстающие нагоняют! Я им от души желаю успеха. Это стоит вложений, стоит денег. Это требует гибкости, изобретательности. Главное, что «большая четверка»  есть и предоставляет всё лучшую связь всё большим слоям и территориям России.  

 

JSON TV: Спасибо вам огромное. Я напомню, что сегодня мы были в гостях у президента «Ассоциации региональных операторов связи» Юрия Анатольевича Домбровского. Счастливо всем!

 

Заказать стенограмму TV-программы, Интервью, Конференции, большого Форума или Конгресса, радиопрограммы - делового или светского мероприятия можно в компании «Свежие Материалы» Тел. +7 904 64 226 79 , info@ima-ges.ru