×

5 Июня 2014 15:58
4584
0

Основные темы:

 

— Как выпускник химфака и психфака МГУ может прокормить себя в Израиле?

— Как основателям грамотно перевести компанию с ручного управления на менеджерское?

— Кто главные игроки на российском рынке электронных HR-услуг? В чём собственно состоит бизнес, кто оплачивает услуги?

— Может ли работодатель пользоваться сервисом HeadHunter бесплатно? Чем он при этом рискует?

— Есть ли у компании государственные заказы? Почему не заработал поиск работы для мигрантов?

— Как можно использовать накопленные данные в режиме Big Data для улучшения сервиса?

— Как HeadHunter вошёл в группу РБК и цивилизованно вышел из неё три года спустя.

— Удаётся ли Юрию Вировцу «завязать» с IT-бизнесом? Какие новые старт-апы в его портфеле? Почему один из новых проектов запущен в Швейцарии, а другой - в Польше? Что нового делается в России?

 

А также:

Можно ли отделить деньги и власть от собственного бизнеса, и личные принципы ведения бизнеса Юрия Вировца.

 

JSONTV: Всех приветствую! Я Сергей Корзун. Сегодня гость программы на JSONTV Юрий Вировец. Здравствуйте, Юрий Александрович.

 

Юрий Вировец: Здравствуйте.

 

JSONTV: Член Совета директоров группы компаний “HeadHunter”. Этот момент мы уточнили перед эфиром

 

Юрий Вировец: Совершенно верно.

 

JSONTV: Но основателем и сооснователем в любом случае остаетесь. Никто этого никогда не отнимет.

 

Юрий Вировец: Конечно.

 

JSONTV: Для начала кое-какие биографические данные для уточнения того, что пишут в разных источниках. Мы доверяем в этом только лично вам. Дата и место рождения: 27-е апреля 1971-го года. Город?..

 

Юрий Вировец: Москва.

 

JSONTV: Москвич в нескольких поколениях изначально.

 

Юрий Вировец: Нет, не в нескольких. У меня предки из Питера приехали после войны – в 1945-м году. Мама приехала с бабушкой. 

 

JSONTV: А вы родились и значительную часть жизни прожили в Москве?

 

Юрий Вировец: Да, неподалеку от Армянского переулка.

 

JSONTV: Образование. Два высших, насколько я понимаю. Первое – химфак.

 

Юрий Вировец: Да, химический факультет МГУ и факультет психологии МГУ.

 

JSONTV: Химический факультет выбрали не то чтобы по доброй воле, а просто семейная традиция такая была?

 

Юрий Вировец: Да, у меня оба родителя были химики. В 18 лет у меня как-то не стоял вопрос, куда поступать. Надо было поступать в МГУ на химфак (смеется). А что же! Но я курсу к 4-му уже понял, что не очень хочу заниматься наукой. И потом, это был 1992-й год. Время было такое, что надо было либо уезжать куда-то в Америку или Европу и делать академическую карьеру, либо оставаться и заниматься чем-то другим. В общем, я решил, что мне больше интересно гуманитарное образование получить. Я пошел на психфак. 

 

JSONTV: Тогда появилась возможность второе образование бесплатно получить.

 

Юрий Вировец: Ну, не совсем бесплатно. Там это стоило, но совсем недорого. Был первый набор – как раз открылось спецотделение на психфаке для второго высшего. Я прошел в первый набор. 

 

JSONTV: Почему именно психфак?

 

Юрий Вировец: Как-то так было интересно. Там люди знакомые были. Как всегда это же всё… Мы увлекаемся тем, чем увлекаются наши друзья, знакомые. Люди, которые для нас являются какими-то авторитетами. И вот я попал в среду людей, которые там учились. Было много общих знакомых, и я тоже решил, почему нет (смеется).

 

JSONTV: После этого в личной истории  был перерыв с Россией.

 

Юрий Вировец: Да, я уехал в Израиль в 1996-м году. Провел там 2,5 года.

 

JSONTV: «Косили» от армии по легенде?

 

Юрий Вировец: Ну, не совсем «косил» от армии! Много факторов сошлось в одной точке. Мне хотелось чего-то поменять в своей жизни. Плюс всякие личные были обстоятельства. В общем, я решил, что надо чего-то резко, радикально поменять. Я решил уехать. Надо сказать, я приехал… Я действительно там, что называется, «ел горький хлеб эмигранта». Работал…

 

JSONTV: То есть не то что свой бизнес и «все в шоколаде»?

 

Юрий Вировец: Нет, какой свой бизнес! У меня иногда не было денег купить билет на автобус. Мне приходилось ездить на велосипеде. Я там работал: мыл квартиры в чужих домах. Я в полной мере прошел путь… Занимался самыми-самыми непривлекательными для работы занятиями.

 

JSONTV: После этого, размазывая горькие слезы и испытывая ностальгию…

 

Юрий Вировец: Нет-нет. Не совсем так. Год я там валандался, перебиваясь с хлеба на квас. Потом нашел действительно интересную хорошую работу. Я занимался преподаванием на курсах, которые готовили детей к сдаче психометрического экзамена.

 

Это не ЕГЭ, а экзамен, который сдают израильские школьники, чтобы поступить в университет. Это не экзамен по предметам. Это, скорее, экзамен на общую способность к обучению. Это тест, который прогнозирует, насколько впоследствии человек будет хорошо сдавать сессии. Его сдают на родном языке.

 

В Израиле есть проблема с тем, что очень много детей приехали, скажем, в возрасте 10 – 11 лет и для них русский уже не родной, а иврит еще не родной. Там действительно нужно знать достаточно глубоко язык, на котором ты его сдаешь, поэтому очень развита индустрия подготовки к этому тесту. Я занимался тем, что преподавал, писал учебники. Интересная была работа.

 

Потом по семейным обстоятельствам я вернулся в Москву в декабре 1998-го года (сразу после кризиса). Это было не самое приятное время в России. Приехал в Москву, и человеческие связи меня привели в рекрутинговый бизнес.

 

JSONTV: Как вы оцениваете нынешнее состояние компании на рынке?

 

Юрий Вировец: Нынешнее состояние компании я оцениваю как хорошее (смеется)

 

JSONTV: Уверенно и оптимистично! Это потому, что вы оставили исполнительную должность?

 

Юрий Вировец: Нет. Важно, что изначально мы делали эту компанию с расчетом из нее когда-нибудь выйти. Ни я, ни Миша Фролкин не рассчитывали заниматься этим бизнесом всю жизнь. Не скажу, что с самого начала, но где-то к 2005-му, 2006-му году мы всерьез стали думать, как бы нам сделать компанию так, чтобы она полностью управлялась наемными людьми.

 

Для любой компании это очень тяжелый и часто губительный переход, когда власть переходит от основателей-собственников к наемным менеджерам. Это абсолютно критическая точка для любой компании и для людей в ее руководстве. Поэтому мы стали присматриваться к людям. В какой-то момент я сам понял, что уже реально не справляюсь. Это не мое – рулить большой компанией. Для меня идеальная ситуация, когда в компании 5 – 10 человек. Этим я люблю заниматься. А вот когда в компании 500 человек, просто моих способностей и управленческих талантов не хватает, чтобы этим всем рулить.

 

JSONTV: Кстати, сколько сотрудников сегодня?

 

Юрий Вировец: Около 600 человек. Штат сильно не растет. Мы стали искать человека, который бы эту компанию возглавил. Слава Богу, нашли. Я считаю, что это была одна из самых удачных и реализованных идей – найти Михаила Жукова.

 

Он долгие годы в “ABS” работал. Потом в разного рода IT-бизнесах. Он как-то сросся… С 2007-го года он вышел работать в  “HeadHunter”. За прошедшие пять лет я плавно, потихонечку, передавал ему все дела. В конце концов, он последние годы рулит компанией полностью самостоятельно. Слава Богу, у него удачно это получается.

 

Если говорить в цифрах, то “HeadHunter”, по нашим оценкам, занимает порядка 40% российского рекрутингового рынка. Есть крупнейший конкурент – “SuperJob”. Он, наверное, раза в полтора поменьше по обороту. Есть много региональных сайтов, которые в отдельных регионах “HeadHunter” поджимают.

 

JSONTV: Международные игроки.

 

Юрий Вировец: Международные игроки так и не пришли в нашу индустрию. Все ждали, что придет monster.com, крупнейший сайт. У него есть (и давно было) российское отделение, но оно фактически не развивается. Они никогда денег в Россию не инвестировали и сейчас не очень хорошо себя чувствуют на своем родном рынке.

 

Вопрос: придет ли “LinkedIn” в Россию серьезно.  

 

JSONTV: Я в каких-о интервью читал, что вы опасались его прихода отчасти.

 

Юрий Вировец: Тут непонятно. Одно время стоял вопрос, что они вот-вот здесь открывают офис, ищут уже людей, но этого не случилось. Не знаю, случится сейчас или нет. Непонятно.

 

JSONTV: Учитывая политическую ситуацию, риски, наверное, повышаются.

 

Юрий Вировец: Ситуация, конечно…

 

JSONTV: Соответственно, ситуация улучшается для вас.

 

Юрий Вировец: Ну, как улучшается. На самом деле это некое лукавство. Действительно, есть распространенная точка зрения, что санкции для западных компаний способствуют развитию отечественных компаний. В пример приводят “Google” и китайский “Baidu”. Когда “Google” сказал, что он уходит из Китая, то “Baidu”, главный китайский поисковик, взлетел.

 

С моей точки зрения, это все-таки некоторое лукавство. Все равно когда нет конкуренции, то бизнес… Конечно, он чувствует себя лучше. Наверное, в среднесрочной перспективе это и правильно. Но в стратегической, долгосрочной перспективе это, с моей точки зрения, приведет к провинциализации бизнеса.

 

JSONTV: Давайте перейдем к азбуке вашего бизнеса на “HeadHunter”. В чем бизнес? В чем цимес. На чем зарабатываете. 

 

Юрий Вировец: Очень просто. Если компании нужно найти сотрудников, она готова за это заплатить.

 

JSONTV: То есть основной ваш денежный cashflow идет от компаний? 

 

Юрий Вировец: 98%. Да.

 

JSONTV: Давайте сразу 2% рассмотрим, чтобы о них забыть.

 

Юрий Вировец: 2% – это дополнительные сервисы людям, которые ищут работу, в виде профессиональных консультаций по составлению резюме, его переводу. 

 

JSONTV: Есть штат сотрудников – психологов и из области HR?

 

Юрий Вировец: Есть консультанты. Мы помогаем составлять резюме, переводить его на английский. Мы делаем сервисы по профориентации. Если, допустим, выпускники школ или студенты хотят лучше понять, в какую сферу им двигаться, можно пройти сервис профориентации. Кстати, очень хороший.  

 

JSONTV: А все остальное для соискателей бесплатно?

 

Юрий Вировец: Да, для соискателей все остальное бесплатно. 

 

JSONTV: Достаточно зайти, зарегистрироваться и все.

 

Юрий Вировец: Да, абсолютно. 

 

JSONTV: Допустим, я работодатель. Как я выстраиваю отношения с вами? 

 

Юрий Вировец: Если вы работодатель, то должны зарегистрироваться, чтобы искать у нас людей. Это очень важно.

 

JSONTV: Я руководитель маленький фирмы. Я могу в частном порядке взять и найти чего-нибудь.

 

Юрий Вировец: Да, можете. Но мы стараемся сделать так, чтобы была прозрачность отношений. Это очень важно, потому что рынок труда крайне страдает от непрозрачности. С одной стороны, работодатели нанимают,  условно говоря, «кота в мешке», ничего не зная о человеке. С другой стороны, человек идет в компанию, ничего не зная о том, что это за компания, кто это, какие люди, чем они занимаются.

 

Мы прикладываем очень много усилий к тому, чтобы и той, и другой стороне донести простую мысль: если вы будете много и хорошо про себя рассказывать, то это пойдет вам же на пользу. Если вы представляете какую-то интересную, хорошую компанию не жуликов, не мошенников, то почему бы вам не пойти и не рассказать про это.

 

Не писать, что вы Вася Пупкин и телефон мобильный такой-то. А написать, что вы интересная, хорошая, не мошенническая компания. 

 

JSONTV: Все вакансии размещают у вас за деньги после заключения договора, правильно я понимаю?

 

Юрий Вировец: Грубо говоря, да. Если вы работодатель, то вы можете разместить вакансии, поискать в базе данных, разместить рекламу. Вы можете какие-то дополнительные сервисы по отбору использовать. Но в основном эти сервисы, естественно, платные, потому что потребность в основном со стороны работодателей.     

 

JSONTV: Одна из придуманных вами фишек (довольно удобных, надо сказать, для соискателя) – это то, что не все могут видеть данные соискателей должности. В том числе и нынешний работодатель, что важно. 

 

Юрий Вировец: Да.

 

JSONTV: Работодатели могут включить у вас в пункт договора то, что эта тайна будет для них приоткрыта? По крайней мере, кто из них ищет.

 

Юрий Вировец: Нет-нет-нет. Конечно, нет! Если мы это гарантируем, то мы гарантируем. Конечно же, надо понимать, что в современном мире, особенно с развитием социальных сетей и всего прочего, все стало гораздо более прозрачно. 

 

JSONTV: Ну, взломать – это одно дело.

 

Юрий Вировец: Нет, не взломать. Дело не во взломе, а в грамотном использовании «Яндекса» или “Google”. Дело не во взломе.  

 

JSONTV: И социальных сетей.

 

Юрий Вировец: Да, совершенно верно. Но это нужно действительно приложить усилия. Конечно же, как базовая и фундаментальная основа вообще нашего сервиса – это конфиденциальность с той и другой стороны. Часто бывает так, что работодатели не хотят афишировать внутри компании, что они подыскивают замену какому-то человеку. Это распространенная ситуация.

 

JSONTV: Да, это как дорога с двусторонним движением.

 

Юрий Вировец: Будет неприятно, если вы работаете на какой-то должности – бах, вы видите объявление, что ваша компания на вашу должность ищет человека. Это может грозить неприятными последствиями. 

 

JSONTV: Так что вы в данном случае как конфиденты?

 

Юрий Вировец: Да, мы в данном случае действительно выступаем как конфиденты, совершенно верно. Да, у нас не было случаев, чтобы именно с технической точки зрения что-то взламывалось. Бывает, конечно, работодатели (как, впрочем, и соискатели) могут изловчиться – делать фейковые аккаунты, заходить под ними, передавать друг другу пароли. Такое происходит. Мы с этим активно боремся.   

 

JSONTV: Госзаказ есть у вас или какая-то его форма?

 

Юрий Вировец: Нет.

 

JSONTV: С государственными организациями не работаете? Администрация Президента, аппарат Госдумы не обращается к вам?

 

Юрий Вировец: Вы знаете, мы много раз пытались сотрудничать с разными государственными организациями – с федеральными, московскими. В общем, каждый раз это оказывалось ничем. А, нет! Мы сделали большой проект для Олимпиады в Сочи: сайт по поиску работы на проекте «Сочи» был сделан и поддерживался нами. Пожалуй, это наиболее успешный пример сотрудничества с государством.

 

Как-то мы пытались развивать совместные проекты с московской службой занятости, но из федеральных… Мы пытались делать проект по поиску работы для мигрантов через уличные терминалы. Но не пошло это. 

 

JSONTV: Экономически по бизнесу не пошло?

 

Юрий Вировец: Ну, оказалось слишком сложно. Никто не готов за это платить. Не складывался пазл из каких-то форм трехстороннего сотрудничества, когда есть:

 

  •         заказчики в лице компаний, которые готовы были платить;
  •         представители государства, которые могли обеспечить какую-то инфраструктуру;
  •         мы как люди, которые могут обеспечить IT-инфраструктуру.

 

С точки зрения поиска чиновников – да, иногда к нам приходят государственные организации. В основном муниципальные. Федеральные, по-моему, никогда не приходили, за исключением ФНС, которая налоговых инспекторов искала. 

 

JSONTV: Вы накопили огромный объем данных, которые все время обновляются. Как эту базу данных в интересах bigdata, например, каких-то сторонних компаний используете? 

 

Юрий Вировец: Да, bigdata – конечно. Сейчас это одно из стратегически важнейших направлений. Анализ big data… К сожалению, мало людей, которые умеют это делать, но можно делать ужасно интересные вещи. Например, можно предсказывать карьерные пути людей. Можно сравнивать, сколько выпускник одного вуза получает через пять лет после окончания по сравнению с выпускником другого вуза. Какие-то такие вещи можно делать.

 

Можно, например, людям подсказывать, какое пойти получить дополнительное образование, если они хотят приобрести тот или иной навык.   

 

JSONTV: Почему это еще не реализовано на “HeadHunter”?

 

Юрий Вировец: Это не так просто сделать. Мы над этим давно работаем. Это не так просто сделать, как кажется. Я думаю, в какие-то ближайшие годы это произойдет.

 

Например, сервис, про который мы давно думаем: сейчас люди часто задумываются о смене карьерного пути, и мы могли бы им предлагать разные варианты. Например, люди с карьерой, похожей на вашу, с примерно таким опытом и из примерно той же профессиональной сферы, делали такие и такие карьерные изменения. Для того чтобы это сделать, они получали такое-то дополнительное образование. 

 

JSONTV: Некая подсказка.

 

Юрий Вировец: Да.

 

JSONTV: Не гарантия, но подсказка в направлении пути.

 

Юрий Вировец: Да. Это вполне интересная вещь.

 

JSONTV: К истории с «РБК» я обещал вернуться. Это очень любопытная история вашей дружбы и «развода». Смотрю, улыбаетесь. Да, много чего было! Собственно, когда дружба с «РБК» завязалась, это было для вас мощное подспорье и площадка (рекламная и какая угодно). С этого момента ваш бизнес стал выходить в серьезный? 

 

Юрий Вировец: Да. Ну, история была на самом деле очень простая. Мы запустили сайт. Он тогда “HeadHunter” не назывался. Он назывался “NationalJobClub”. Поняли, что мы № 25, по-моему, в рейтинге “Rambler”. Даже на первую страницу не попадаем. Нам нужно срочно чего-то с этим делать, а деньги на рекламу кончаются. Мы решили искать какого-то партнера.

 

Мы знали людей в «РБК». Пошли к ним и договорились, что будем разделом работы на «РБК». Придумали название “HeadHunter”. Домен “Hunter”, собственно, принадлежал «РБК». Это Алексей Кузовкин

 

JSONTV: Он был “hh” или уже как “HeadHunter” ?

 

Юрий Вировец: Он был “HeadHunter”. Они купили когда-то этот домен, потому был один такой крупный американский сайт headhunter.net, который потом, я не знаю, умер каким-то образом или его кто-то купил.

 

У них был домен хороший. Они сказали: «Давайте. Отличное название». Запустились. После этого мы с 2003-го по 2006-й (три года) в таком партнерском режиме жили, а потом решили «развестись». 

 

JSONTV: Надоели друг другу или по бизнесу разошлись?

 

Юрий Вировец: Нет, не то, что надоели друг другу. На самом деле мы не смогли договориться о том, кому какая доля принадлежит. Стало понятно, что бизнес состоялся, растет, перспективы хорошие. Тут начались трения, кто сколько вложил, кому сколько должно принадлежать, почему столько. Были долгие и нудные разговоры, тонны писем написаны, много встреч. В итоге мы просто выкупили эту долю, причем…   

 

JSONTV: Еще надо было договориться о цене.

 

Юрий Вировец: Вы знаете, мы не торговались. Мы сказали: «Сколько вы хотите, чтобы мы развелись?». Они сказали цену – мы ее заплатили. Было ровно так (смеется)

 

JSONTV: То есть процессов, подобных лондонскому между Березовским и Абрамовичем не будет? Никаких тайных статей и устных договоренностей?

 

Юрий Вировец: Нет, никаких. Мы прекрасно помним, как написали письмо, что «готовы вам заплатить – скажите, сколько». Они сказали сумму. Мы заплатили и всё. Разошлись, всё хорошо.  

 

JSONTV: Ни они, ни вы не пожалели, что сумма была именно такой? Развитие-то было довольно активное в то время. 

 

Юрий Вировец: Я думаю, что никто не пожалел.

 

JSONTV: Теперь интересно на будущее посмотреть. Чем занимаетесь? А то с тех пор, как ушли с исполнительной должности из-за того, что компания слишком выросла, как я правильно понял, у вас наверняка несколько стартапов в загашнике есть.

 

Юрий Вировец: Да, есть, конечно. Честно говоря, я хотел вообще с интернетом завязать. (Смеется).

 

JSONTV: Уйти в офлайн окончательно!

 

Юрий Вировец: Да. Поэтому я занялся всякими инженерными стартапами. Когда ты видишь какую-то реальную осязаемую машину или цех, завод, который работает, и это все можно потрогать, то совершенно другое ощущение, чем это где-то там в интернете. Понятно, что это менее, может быть, прибыльно и инвестиционно привлекательно, потому что любые такие hardware-активы менее инвестиционно интересны, чем виртуальные.

 

Тем не менее, мне это очень нравится. Я сейчас занимаюсь двумя проектами в Швейцарии. Это самая главная европейская инженерная страна. Один проект про мельницы для измельчения чего угодно в очень-очень мелкий порошок микроно- и даже наноразмера. Наша идея: сделать так, чтобы можно было для 3D-принтеров молоть сырье прямо на месте.

 

Вы берете 3D-принтер. Сейчас вы должны засыпать туда исходный материал, который вы где-то покупаете предварительно: пластик или металл. Мы хотим сделать так, чтобы можно было поставить рядом машинку, куда вы могли бы засыпать не порошок, а именно гранулированный металл, пластик или какой-то материал, который можно тут же на месте перемолоть и тут же из мельницы запихать в принтер.

 

Это дает довольно много преимуществ, потому что многие материалы (например, металлические порошки) окисляются в процессе взаимодействия с воздухом. Когда вы их тут же помололи и тут же из них что-то сделали, есть возможность в активной фазе их «поймать». Получается совершенно другой уровень.

 

JSONTV: Это какой-то промышленный рынок. Или 3D-принтеры скоро запросто войдут в частную жизнь?

 

Юрий Вировец: Сейчас 3D-принтеры – это один из самых перспективных рынков, которые только существуют. Становится понятно, что производство как таковое во многом будет переходить на 3D-принтинг в той или иной степени. Например, уже известно, что “Rolls-Royce” печатает на 3D-принтерах лопатки для авиационных двигателей. Понятно, что даже автомобилестроение рано или поздно придет к тому, что детали будут не вытачивать на станках, а сразу печатать.

 

Производство порошков для 3D-принтинга – это очень интересная и перспективная вещь. Мы пытаемся такие технологии развивать. 

 

JSONTV: А почему не здесь, в «Сколково», например, сразу спрошу?

 

Юрий Вировец: Знаете, и в Швейцарии много проблем с тем, чтобы найти поставщика, который смог бы сделать… Ключевая деталь этой машины – это конус примерно такого размера, который надо сделать с точностью до 30-ти микрон, чтобы была идеальная окружность. Даже в Швейцарии, Германии и Франции найти поставщика, который может обеспечить качество производства с точностью до 30-ти микрон, чтобы был идеальный правильный заданный угол, чтобы все там подходило как надо, крайне сложно. А здесь я даже вообще не представляю, как это возможно.

 

JSONTV: А второй?

 

Юрий Вировец: Второй стартап – это стекольное производство, которое позволяет делать разного вида стекла специального назначения. Например, мгновенно затемняющиеся стекла или стекла с изменяющимся цветом в зависимости от освещенности. Солнце светит – у вас просто затемняется стекло синим или коричневым. Вы можете пультом дистанционного управления нажимать и в зависимости от желания менять цвет стекла.

 

Плюс какие-нибудь прозрачные пуленепробиваемые стекла. Вы стреляете в это стекло, и оно от удара пули мгновенно делается матовым просто от удара.

 

Вот какие-то такие вещи. Мы сейчас строим завод в Польше, потому что польское правительство (Евросоюз) дает очень большие гранты на то, чтобы делать производство в Польше. 

 

JSONTV: Именно на высокотехнологическое производство?

 

Юрий Вировец: Даже не высокотехнологическое, а просто какое-то производство вы хотите на территории Евросоюза (конкретно в Польше) сделать. Мы получили грант – миллион двести евро. Это не кредит, а именно грант. И еще триста тысяч на исследования. Получается действительно интересно. 

 

JSONTV: От цифры к молекуле фактически. От виртуальной реальности к материальному производству.

 

Юрий Вировец: Да. Тем не менее, интернет полностью не отпускает. Еще два проекта, в которые я вовлечен. Один называется “Uchi.ru”. Воспользуюсь случаем порекламировать. Если есть у кого-то дети возраста от 6-ти до 8-ми лет, это система обучения маленьких детей математике. Ребенка сажают за компьютер или планшет. Ему даются задачи. Он начинает пытаться их решить. Система подсказывает ему эти решения таким образом, чтобы он дошел до осознания принципа и потом мог отработать этот навык.

 

То есть учитель вообще не нужен. Он может посадить детей за компьютер. Они сами начнут ковыряться. Потом можно дать им тест на бумажке – они все решат правильно. Учитель может идти заняться своими делами. 

 

Эту систему делают в России. Один и тот же продукт мы продвигаем как в России, так и на американский рынок. Это тоже ужасно интересный опыт – как работают два совершенно… То есть один и тот же идентичный продукт: просто перевод на английский язык. Но принципиально разные системы продаж и вообще дистрибуции контента в образовательных учреждениях. Это очень занимательный опыт. На западном рынке называется Happynumbers.com.

 

Еще один большой проект “ClickBerry”, которым я много лет занимаюсь. Это интерактивизация видео. Технология, которая позволяет наложить на видеоконтент слой, который делает объекты в видео интерактивными. Вы можете кликнуть на человека на видеоролике, его тэгировать и этот тэг отправить в “Facebook” или как-то поделиться, прокомментировать конкретный момент видео.

 

Это имеет много интересных приложений. Прежде всего, для видео-порталов, которые могут таким образом резко увеличить свою возвращаемость людей и вовлеченность пользователей в свои сайты.

 

Они в основном в Калифорнии этим занимаются (калифорнийский стартап).

 

Еще у меня детское издательство «Пешком в историю». Мы с женой делаем издательство детских книг, детской литературы в Москве. Я считаю, что это очень интересный… Не скажу, что это прибыльный бизнес, но с другой стороны он очень-очень по-человечески значимый, я бы сказал.

 

JSONTV: Скучать не приходится!

 

Юрий Вировец: Да, не приходится. 

 

JSONTV: Зачем вы вообще пришли в бизнес? Деньги, власть над людьми и обстоятельствами?

 

Юрий Вировец: Как раз деньги в бизнесе не главное. Я считаю принципиально важным, что если ты действительно хочешь заниматься бизнесом, то надо всегда помнить, что деньги – это совершенно не то, ради чего стоит заниматься.

 

Наверное, с этим можно спорить, но лично для меня… Я вот так думал про себя, что доставляет наибольшее удовлетворение лично мне. Я понимаю, что это, скорее… Ну, вот когда в мире что-то происходит хорошее благодаря тебе. Это важнее денег, потому что как раз жажда наживы очень часто губит бизнес. Я своими глазами видел очень много компаний, которые из-за своей собственной жадности, из-за жадности их руководства (владельцев) не добились успеха, которого могли бы добиться, и просто даже ушли с рынка.

 

Зацикленность на деньгах, как ни парадоксально, губит бизнес. Это очень важно понимать.

 

JSONTV: Есть какой-то личный важнейший принцип в жизни? Либо принципы меняются с течением жизни и с развитием бизнеса?

 

Юрий Вировец: Принципы… Ну, какие принципы – принципы простые! 

 

JSONTV: Смотри Библию.

 

Юрий Вировец: Да. Знаете, известная история про то, как персидский царь поймал какого-то раввина и сказал ему: «Мне лень читать все твои толстые книги. Расскажи их содержание, пока сможешь устоять на одной ноге». Тот сказал: «Не делай другому того, чего не хочешь, чтобы делали тебе». Вот, собственно, все содержание всех толстенных талмудов. Да, наверное, такой принцип.

 

Но если более конкретно говорить, я думаю, что очень важно, что нельзя делать так, чтобы бизнес был только про деньги или только про власть. Нельзя допускать, чтобы эти две вещи тебя захватывали.

 

Очень часто внутри компании начинается борьба за власть, которая не имеет никакого отношения к бизнесу. Очень часто это провоцируется высшим руководством, когда для высшего руководства компании (да и не только высшего – с высшего транслируется по всей цепочке) атрибуты власти начинают быть важнее клиентов. Это крайне губительно для бизнеса. Как ни странно, две вещи – деньги и власть – должны быть от бизнеса отделены. Хотя понятно, что это до конца невозможно. 

 

JSONTV: Так что без фанатизма. Такой совет от Юрия Вировца. Спасибо вам огромное. Юрий Вировец был сегодня гостем в эксклюзивном интервью для JSONTV. Спасибо вам еще раз.

 

Счастливо всем!

 

Юрий Вировец: Всего доброго.

 

Заказать стенограмму TV-программы, Интервью, Конференции, большого Форума или Конгресса, радиопрограммы - делового или светского мероприятия можно в компании «Свежие Материалы» Тел. +7 904 64 226 79 , info@ima-ges.ru