×
Будущее бизнеса – это хорошая работа как услуга (good jobs as a service)

Существует распространенное заблуждение, что автоматизированная экономика уничтожит нас всех.

 

Большинство людей бизнеса и финансов (и, если честно, большинство людей в принципе) считают, что новая экономика будет похожа на старую: удовлетворение потребностей клиента, нуждающегося в продуктах и обслуживании.

 

Но все не так просто.

 

Реальное сердце новой экономики будет помогать людям, нуждающимся друг в друге.

 

Нет, я не имею в виду рынок знакомств. Для того чтобы построить новую экономику (и приличное, функциональное общество), инновации должны помочь нам больше нуждаться друг в друге и предоставить эффективные способы, чтобы связать нас друг с другом. Если инновации разрушат эти обязательства и снизят нашу потребность друг в друге, то мы покатимся по наклонной.

 

Когда мы больше не нуждаемся друг в друге – все кончено.

 

В конце концов, мы все здесь друг для друга. Многие люди в бизнесе не понимают этого. Не то чтобы они не согласны с этим, они просто не ощущают этого. Позвольте мне объяснить, почему мы все будем в плюсе, если все сделать правильно.

 

Лидеры, руководящие экономикой, считают на законном основании, что они создают экономику, продавая клиентам необходимые продукты и услуги, генерируют доходы, которые создают рынки и GDPs, позволяющие обществу терпеть это.

 

Экономика действительно направлена на удовлетворение потребностей клиентов, но это не совсем то же самое, что продавать им товары и услуги. Многие бизнес-лидеры будут называть это академической глупостью, ведь это то же самое. Но, не видя различий, они не понимают, помогают ли они рынку и своим клиентам или вредят. К тому же именно в этом различии заключается самая большая бизнес-перспектива в истории.

 

Различие объясняется разницей между макроэкономикой и микроэкономикой. Макроэкономика понимает, что люди должны зарабатывать, чтобы тратить. Между работником и клиентом нет разницы, они одинаковы.

 

В микроэкономике клиент и работник – разные: один зарабатывает, другой тратит.

 

Корпорации живут в микромире из-за их инновации и автоматизации, они увольняют работника, чтобы обеспечить наилучший товар для клиента. Для них клиент – король, а работник – нет.

 

Но клиенты, потерявшие свою работу, очень слабые короли; их самая большая потребность – это найти хорошую работу с надежным доходом. Когда бизнес пытается удовлетворить свою потребность в заработке, помогая им жить дешевле, то экономика погружается в парадокс: экономический рост всегда означает увеличение доходов.

 

И эта конкуренция за увеличение доходов может в конечном итоге ухудшить экономику: создать парадокс растущей прибыли. Компании увольняют рабочих, чтобы обслуживать клиентов, которые потеряли свои рабочие места в других компаниях. Парадокс еще больше разогревается «гонкой против машин».

 

Существует решение этого парадокса, но оно не такое, как предполагают микронастроенные техноанархисты: инновации автоматизируют все рабочие места, предлагая людям основной базовый доход. 

 

Автоматизация работы

 

В таком видении будущего люди не должны будут работать ради денег, вместо этого они смогут тратить свое время на более значимые вещи.

 

«Свобода начинается только там, где труд, который определяется необходимостью, прекращается», – сказал Карл Маркс столетие назад.

 

Его видение общества – это когда технологические инновации предоставляют людям все, в чем они нуждаются, где никто не является рабом и все равны.

 

Основной концепцией общества является то, что все люди зависят друг от друга. Общество создается, когда скопления людей связаны сетью личных обязательств. Это самоорганизующаяся, самозакрепляющаяся сеть обязательств между отдельными лицами, которая формирует общий язык для доверия, этики, законодательства и практики, в которой каждое физическое лицо имеет свою долю.

 

Этот общий язык является основой для любой экономики, культуры и общества. Таким образом, «все являются клиентами, но никто не является рабочим» – это рецепт катастрофы, он будет разлагать общество, потому что межличностные обязательства испаряются. Безработица и сокращения угрожают обществу по той же причине. Но в обществе, где «каждый является и клиентом, и рабочим», все очень хорошо, оно развивается и процветает.  

 

Утописты, которые отмечают, что Финляндия предоставляет единый базовый доход, так и не поняли ничего. Финляндия нуждается в большом количестве рабочих и меньшем количестве пенсионеров, иначе ее экономика разрушится в течение нескольких лет. Ни один политик не будет повышать пенсионный возраст и заставлять пожилых избирателей снова искать работу.

 

Переход от пенсий до всеобщего базового дохода может являться решением, можно предположить, что вместо повышения пенсионного возраста до семидесяти лет нужно уменьшить его до семнадцати лет. Мы обсуждали эти вещи на i4j Helsinki Summit. Финны стремятся достичь нордической модели; это противоположность «утопического» коммунизма.

 

Решением парадокса общего роста прибыли является переход от сегодняшней экономики, ориентированной на задачи и сосредоточенной на снижении стоимости, на экономику, ориентированную на людей, что повысит человеческую ценность, о чем я писал выше.

 

Самый мощный способ создать новую стоимость для клиента – это создание новой стоимости вместе с клиентом, используя инновации. Клиент – это работник, являющийся капиталом.

 

Программа Kauffman Foundation’NEG New Entrepreneurial Growth Agenda включает в себя деталь, в которой я расскажу, как бизнес, ориентированный на людей, навсегда уничтожит конкуренцию бизнеса, ориентированного на задачи, это будет до тех пор, пока инновации достаточно хороши.

 

В ориентированной на людей экономике микроэкономика полностью согласована с макроэкономикой. Теперь клиент – это работник как для стран, так и для предприятий. Для них рабочий-клиент – это капитал, который они инвестируют. Их доходы и ВВП растут, если «рабочий-клиент» увеличивается в стоимости.

 

Экономика, ориентированная на людей, решает парадокс растущей прибыли. Это разрушает стену между рабочей и инновационной политикой, позволяющей правительствам совместно инвестировать в инновации в обмен на работу экосистемы, которая разрушает безработицу, давая людям хорошие рабочие места вместо благосостояния.

 

Переход от ориентированной на задачи к ориентированной на людей экономике может показаться слишком большим.

 

С одной стороны – это фундаментальный сдвиг, с другой – это действительно маленький шаг, легко выполнимый посредством внедрения инноваций для работы в экосистему нынешней экономики. Эта экосистема объединяет предпринимателей, инвесторов, влиятельных политиков и других вовлеченных в увеличение стоимости людей.

 

При поддержке Kauffman, Google, Cisco и других компаний i4j – форум, на котором я являюсь сопредседателем с Vint Cerf, развивается, чтобы создать инновации для работы экосистемы. Мы собрали исполнителей и опубликовали наше видение в книге «Разрешение безработицы», вместе со специальными главами, включающими в себя мнения лидеров из i4j.

 

В своей предыдущей статье я указывал на то, как Sebastian Thrun’s Udacity переключался на бизнес-модель, ориентированную на людей. The Gates Foundation, the Lumina Foundation и другие фонды – процветающий рынок подключения инвесторов к образованию для работы.

 

Стартапы для образования создаются путем заключения инвестиционного договора со студентами, с помощью которых они смогут поступить в колледж без оплаты обучения. Вместо оплаты они отдают часть своих доходов в течение нескольких лет после окончания колледжа и устройства на работу. Другими словами, стартапы инвестируют деньги в студентов. ROI – это разница между оплатой стоимости обучения и тем, что они отдают инвесторам.

 

Vemo Education в настоящее время реализует такой проект совместно с Purdue University. Это даст стимул студентам для получения высокооплачиваемой работы после колледжа.

 

Представьте себе автономную компанию, в которую не вовлечен колледж; их лучшими клиентами могут быть дети из бедных семей, которые благодаря стартапам могут выбрать себе колледж и получить хорошее образование. Если эта концепция приживется, а я думаю, что она сможет это, то колледжи будут вести переговоры с этими новыми компаниями вместо переговоров со студентами.

 

Pave в последнее время получает финансирование примерно в 300 миллионов долларов и предлагает кредитную платформу для молодежи, которая желает добиться чего-либо в жизни. Давайте предположим, что ребенок хочет быть сценаристом. Тот, кто поверит в его талант, сможет покрыть все его расходы и быть наставником.

 

Эта модель предлагает наставнику личное удовлетворение, а также рентабельность инвестиций, если ребенок преуспевает в учебе. Наставник не должен покрывать все расходы полностью, ведь он возвращает свои средства с помощью инвестиционного договора. Подумайте о Стивене Спилберге в роли наставника. Инвестиционный договор может стать надежной защитой, если ребенок станет звездой. Так что Спилберг может вести благоприятные для ребенка переговоры об инвестиционном соглашении.

 

Это создает новый рынок человеческого капитала, где все больше и больше людей заинтересованы в вашем успехе. Это может быть будущим для работы, для бизнеса и для капитальных инвестиций.

 

Поэтому в конечном итоге, от отдельного рабочего типичной семьи до самого большого предприятия, можно представить, что мы все здесь друг для друга; лучшая экономика – это та, где мы вкладываем капитал в личный успех друг друга.

 

Перевод: Вячеслав Гладков

 

Оригинал фото: techcrunch