×
Использование Интернета вещей для достижения конкурентного преимущества

Интернет вещей является следующим рубежом цифровой революции. Он может помочь компаниям повысить производительность труда, сократить расходы, предложить потребителям новые продукты и услуги, а также внедрить новые бизнес-модели. Но для полноценной реализации ИВ могут потребоваться широкие возможности интеграции и квалифицированный персонал. Кроме того, он создаст новые требования к безопасности и функциональной совместимости – способности различных компьютерных систем и приложений общаться друг с другом. В этой статье эксперты из Wharton и Dell Digital Business Services изучили, почему компании не могут позволить себе игнорировать Интернет вещей в эпоху цифровых технологий, особенно если они хотят получить конкурентное преимущество.

 

Wharton

 

Бытовые приборы по всему миру постепенно подключаются к Интернету – терморегуляторы, приборы учета расхода воды, домашние сигнализации, кухонные гаджеты, медицинское оборудование, оборудование фабрики и даже автомобили. В совокупности эта система представляет собой следующий рубеж цифровой революции – Интернет вещей. В отличие от просто автоматизации, ИВ мобилен и виртуален, а также имеет постоянное подключение к Сети.

 

Система Интернета вещей состоит из датчиков данных, сетей, облачных систем хранения данных, приложений и устройств, которые работают вместе, чтобы помочь компаниям и потребителям управлять своими цифровыми жизнями более разумным способом.

 

«Превращая пассивные вещи вокруг нас в активные, которые способны обмениваться информацией друг с другом, Интернет вещей позволяет нам понять их лучше, чем когда-либо прежде, и тем самым помогает нам лучше делать то, что мы привыкли делать каждый день, – говорит Раман Сапра, глава цифрового отдела бизнес-услуг Dell. – ИВ также выводит на новый, цифровой уровень легкую и пищевую промышленность, производство, поставки, логистику и многие другие области. Это, в свою очередь, приведет к операционной эффективности, новым моделям доходов, повышению вовлеченности сотрудников и отличному обслуживанию».

 

Что же может сделать Интернет вещей? На умном заводе, например, Интернет вещей может привести к улучшению управления запасами, улучшению производственных процессов и более быстрым срокам поставки. Датчики в заводских цехах будут постоянно передавать данные на каждом этапе производственного процесса, чтобы предоставить операторам информацию, необходимую им для улучшения качества финального продукта и обеспечения своевременной доставки. Возможен даже сценарий, при котором компания заранее отправляет сотрудника для ремонта машины, прежде чем она окончательно выйдет из строя – будь то стиральная машинка или сложный реактивный двигатель.

 

Сегодня Интернет вещей строится по принципам «машина машине» (М2М). Читан Горур, директор по облачным сервисам Dell, отмечает, что М2М существует уже в течение нескольких десятилетий. Торговый автомат мог сообщить дистрибьютору, если конкретный элемент заканчивается и требуется пополнение запасов, например. Но Интернет вещей выходит за рамки М2М, используя мощные аналитические инструменты для создания и передачи большего количества данных, так что операторы могли бы подобрать наиболее подходящие действия. Результатом этого является более глубокое, чем когда-либо, понимание того, что может быть использовано для улучшения и трансформации бизнеса.

 

«Первый шаг на пути Интернета вещей для компаний – определение четкого и реалистичного процесса», – говорит Читан Горур.

 

John Deere является ярким примером. Компания делает стальные плуги с 1837 года, и название бренда является синонимом сельского хозяйства и тракторов в США. Но, начиная с 2012 года, они начинают встраивать датчики в свои продукты и продвигают подключенность в качестве основного преимущества продукта. Сегодня эти датчики помогают фермерам решить, где пахать, какие культуры и когда сажать. Эта информация является потенциально более ценной, чем сам трактор.

 

Так что, в отличие от прошлого, когда объем данных был ограничен, а Интернет вещей имел общий характер и использовался для обнаружения аномалий на производственной линии, сейчас он работает в режиме реального времени и собирает большие объемы данных с высокой точностью. Более того, он может помочь синхронизировать связь – например, при интеграции в корпоративные системы организации, такие как планирование ресурсов предприятия, управление взаимоотношениями с клиентами и управление жизненным циклом изделия.

 

Переломный момент

 

Реализация Интернета вещей растет в геометрической прогрессии в результате нескольких одновременных новых разработок: скачок в области инноваций вычислительной техники, хранения и аналитики, снижение стоимости технологий, резкий скачок в использовании мобильных устройств. К 2020 году количество подключенных единиц во всем мире должно превысить 28 миллиардов, а рынок Интернета вещей должен приблизиться к 7,1 триллиона долларов, по данным IDC. В основном рост технологии определяется Интернетом вещей для предприятий, а не Интернетом вещей для потребителей (умные часы, цифровая одежда и прочие переносные устройства). Любая крупная инициатива Интернета вещей для потребителей должна вытекать из производственных технологий Интернета вещей, заявляет Горур.

 

Картик Хосанагар, профессор Wharton, считает Интернет вещей «явно преобразующей технологией», но предостерегает о риске «попасть в цикл». Интернет вещей в основном касается двух вещей: сбора дополнительной информации с помощью датчиков и принятия более эффективных решений и действий, исходя из нее. Тем не менее, по его словам, «важно узнать у бизнеса, какую информацию он ждет от устройств и что собирается делать с ней».

 

«Эксплуатационные преимущества, которые может обеспечить Интернет вещей, не позволяют ему быть проигнорированным компаниями – особенно в промышленном и энергетическом секторе», – утверждает Картик Хосанагар.

 

Хосанагар считает, что в краткосрочной перспективе бизнес-кейс Интернета вещей должен быть сфокусирован на операционной эффективности – более эффективном использовании активов, повышении производительности и снижении затрат.

 

«Эксплуатационные преимущества, которые может обеспечить Интернет вещей, не позволяют ему быть проигнорированным компаниями – особенно в промышленном и энергетическом секторе. В долгосрочной перспективе возможность создавать интересные приложения может быть стратегически важной. Даже если она и не будет играть тактическую роль, это не означает, что она не будет иметь решающее значение», – говорит он.

 

Хосанагар говорит, что Интернет вещей будет иметь первостепенную роль для поставщиков даже в ближайшей перспективе. Компании, которые в состоянии добиться лидерства в Интернете вещей, например, играя ведущую роль в разработке стандартов, будут лидерами мнений. Это, несомненно, окажет влияние на динамику рыночной доли на многих рынках устройств.

 

Помимо эксплуатационных преимуществ

 

Аджай Джасти, руководитель практики Интернета вещей Dell, согласен с тем, что Интернет вещей приведет к «новым продуктам, новым услугам, новым бизнес-моделям и улучшенному качеству обслуживания клиентов». Потребительские товары длительного пользования, такие как кондиционеры и холодильники (White goods – товары, как правило, окрашенные в белый цвет), – вот область, созревшая для революции.

 

Интернет вещей от Dell

 

В прошлом производитель стиральных машин был заинтересован исключительно в продаже продукта, при небольшом проценте учета интересов конечных пользователей. В лучшем случае производитель мог предложить гарантию и некоторое послепродажное обслуживание. Но теперь он создает умные, подключаемые продукты, которые могут взаимодействовать с домашними системами потребителей, принимать внешние данные и передавать данные аналитическим отделам своего производителя.

 

Такая функциональность позволит производителям внимательно следить за показателями продукта и управлять им удаленно, а также предоставлять спектр дополнительных упреждающих услуг, говорит Джасти. Например, если стиральная машина подключена к другим гаджетам в доме, Интернет вещей может контролировать электрическую нагрузку остальных приборов и тем самым избежать перегрузки либо сэкономить на электроэнергии. Для машин, в которых одежда сушится только наполовину, а затем вывешивается для полного высыхания (актуально для развивающихся стран), подключение к Интернету может позволить автоматически изменять настройки в зависимости от погодных условий.

 

Указав на то, что устройства Интернета вещей могут «предлагать способы оптимизации потребления энергии или, сочетая аналитику реального времени с историческими данными, проводить профилактическое обслуживание», Джасти далее отмечает, что лучшее понимание потребностей клиентов и способов использования продукта потенциально может изменить основные ключевые моменты производства, как было в случае с John Deere.

 

«В будущем клиенты могут также получать бытовую технику бесплатно и платить производителям ежемесячную плату за услуги вместо этого», – добавляет Джасти.

 

Где Интернет вещей может быть наиболее эффективным?

 

Производство, транспортировка и здравоохранение, говорит Хосанагар: «В производстве одна сфера деятельности будет направлена на повышение энергоэффективности и автоматизации – например, машины будут использоваться на основе их энергозатратности, потребностей предприятия и прочего».

 

В транспортировке датчики, наряду с повышением автоматизации, могут сократить потребление энергии и сократить количество несчастных случаев. Хосанагар думает, что здравоохранение также имеет значительный потенциал, но «существуют серьезные проблемы конфиденциальности и безопасности, которые необходимо преодолеть».

 

Некоторые отрасли, такие как производство, транспорт, нефтяная и газовая промышленности, являются постоянными пользователями информационных технологий в течение последних 30–40 лет. Они уже имеют необходимое аппаратное обеспечение и вполне готовы использовать ИВ, отмечает Джасти. Добавив еще несколько датчиков, компании в этих отраслях могли бы получать точные данные в режиме реального времени, что позволило бы им быстрее принимать решения.

 

Эффективный подход

 

Но реализация Интернета вещей требует квалифицированного персонала и комплексной интеграции компьютерных систем, программных приложений, сетей, операционных систем и тому подобного.

 

«Интернет вещей начинается с датчиков и заканчивается привлечением коммерческого потребителя, и это кажется довольно простым», – говорит Джасти. Но это требует координирования «различных поставщиков услуг, различных производителей, каждый из которых имеет свои собственные стандарты. Архитектура крайне сложна, и в ней задействовано множество технологий».

 

Развитие Интернета вещей

 

По словам и Джасти, и Горура, первый шаг на пути к Интернету вещей для компаний заключается в определении четкого и реалистичного исхода процесса. Например, для отеля этой целью может являться повышение качества обслуживания, а не продукт. Узнавание гостя может быть стартовой точкой. На основании датчиков в гостинице и возможности подключения к мобильному телефону гостя отель будет знать, когда приходит конкретный гость. Таким образом, персонал отеля может приветствовать гостя по имени, как только он входит в здание, предоставляя ему таким образом более персонализированный опыт взаимодействия. В медицинской сфере становится возможной удаленная диагностика. Это повлечет за собой получение соответствующей информации о пациентах, такой как частота сердечных сокращений, сожженные калории и артериальное давление, через носимые устройства, отправку этой информации к врачу, а затем получение от него электронного предписания на мобильное устройство. Это приведет к более быстрой диагностике и более эффективному управлению сферой здравоохранения, особенно если удаленная диагностика происходит с использованием данных в реальном времени, передаваемых на большие расстояния.

 

«Интернет вещей также выводит на новый, цифровой уровень легкую и пищевую промышленность, производство, поставки, логистику и многие другие области. Это, в свою очередь, приведет к операционной эффективности, новым моделям доходов, повышению вовлеченности сотрудников и отличному обслуживанию», – говорит Раман Сапра.

 

На втором этапе организации должны провести ревизию Интернета вещей. Имеет ли фирма уже некоторые системы Интернета вещей и как существующие процессы и технологии готовы к реализации Интернета вещей? Например, есть ли у компании устройства, обменивающиеся данными? Можно ли обеспечить на основе этих данных анализ проблем в реальном времени? Привязаны ли эти данные к своим корпоративным системам? Затем компания должна сопоставить текущий уровень зрелости своих технологий Интернета вещей (или уровень готовности) и уровень технического мастерства, необходимого для достижения бизнес-целей.

 

Далее организация должна определить, как можно закрыть пробелы. Что для этого нужно – квалифицированные кадры, технологии, оборудование, программное обеспечение, ноу-хау? После этого организация должна запустить проект в тестовом режиме.

 

«В идеале пилот должен дать результаты в течение восьми-десяти недель. На их основе компания должна принять решение о последующем курсе действий», – говорит Джасти.

 

Отдача от инвестиций

 

Как можно оценить отдачу от инвестиций в реализацию Интернета вещей? Ссылаясь на результаты из сферы услуг, Горур говорит, что некоторые показатели отдачи могут включать в себя меньшее количество выездов к клиенту и более короткие звонки обслуживания, например. Это автоматически повысит эффективность обслуживания и приведет к экономии средств для организации, потребителя или их обоих.

 

Немецкий производитель оптических микроскопов, например, может сэкономить 500 000 долларов в год, избегая 400 выездов на место с использованием модели Интернета вещей. Профилактическое обслуживание, тем временем, может означать меньшее количество претензий по гарантии, в то время как меньшее время простоя означает повышение удовлетворенности клиентов.

 

Горур отмечает, что, как правило, Интернету вещей требуются инвестиции в рамках всей организации, которые, в свою очередь, должны быть сопоставлены с уровнем готовности предприятия. Первый уровень инвестиций, например, превращает пассивные устройства в активные. Следующий уровень инвестиции дает контроль над активными устройствами. После этого необходимы инвестиции для интеграции передачи данных от устройств к корпоративным системам организации и так далее. Помимо технологических инвестиций, фирмам необходимы правильные люди и организационная деятельность. «Для организации очень важно иметь план технологий, чтобы в полной мере реализовать преимущества своих инвестиций. Самый лучший способ сделать это – постепенный, слой за слоем.

 

На начальных этапах (в том числе во время пилотного запуска), однако, компаниям не нужно вкладывать значительные средства, отмечает Джасти. Можно работать с существующей инфраструктурой и ресурсами, с некоторыми незначительными улучшениями, такими как увеличение количества датчиков в использовании.

 

На самом деле большинство организаций ожидают от Интернета вещей сокращения эксплуатационных расходов, так что «даже небольшие преимущества могут привести к большой экономии», – добавляет Джасти.

 

Возьмем роскошный отель, который имеет большие расходы на отопление, вентиляцию и кондиционирование воздуха. Расходы могут быть сокращены за счет регулирования кондиционирования воздуха и отопления, основанного на количестве людей в той или иной части отеля – датчики могут легко добыть эти данные. В одном пилотном проекте Интернета вещей было установлено, что таким образом может быть сэкономлено более 60 000 долларов в год.

 

«Отели, как правило, являются частью большой цепи, и снижение затрат на кондиционирование и отопление даже на 1 % может привести к существенной экономии», – отмечает Джасти.

 

Присущие проблемы

 

Как и любая новая технология, Интернет вещей не лишен проблем. Хосанагар отмечает отсутствие первоначальной стандартизации, что приводит к проблемам в функциональной совместимости.

 

«Различные производители имеют свои собственные проприетарные платформы и решения, и они, как правило, несовместимы. Это означает, что затраты на технологии выше, а покупатели и пользователи значительно рискуют. Существует также риск потенциальной избыточности. Вы можете начать использовать технологию, которая проигрывает альтернативе», – говорит он.

 

Джасти добавляет: «Интернет вещей заключается в информационных технологиях плюс операционные технологии (например, производственный процесс). Это два совершенно разных явления: у них свои собственные, разные стандарты, и они плохо взаимодействуют. Их полная интеграция была бы сенсацией».

 

Но самым большим риском в сфере Интернета вещей остается безопасность, говорит Джасти. В обрабатывающей промышленности, например, взлом систем управления технологическими процессами чреват закрытием целых заводов. В июле 2015 года Fiat Chrysler отозвал 1,4 миллиона автомобилей после взлома системы безопасности одного Jeep Cherokee через мультимедийную систему, которая была подключена к Интернету. Другой случай – в 2014 году киберпреступники взломали более 100 000 подключенных к Интернету потребительских гаджетов, в их числе – маршрутизаторы, телевизоры и холодильники.

 

Чем больше устройств подключены к Интернету, тем «выше вероятность их взлома и связанных с этим кражи данных и саботажа», – добавляет Хосанагар.

 

Взлом Jeep Cherokee

 

Другие проблемы касаются данных. Например, что подразумевается под соответствующими данными? Как можно использовать их наиболее эффективно? Кому принадлежат эти данные? Как можно предотвратить их неправильное использование?

 

«Значение Интернета вещей крайне велико, однако нужно осознавать все риски, прежде чем реализовывать его. Для компаний очень важно не поддаться шумихе», – отмечает Хосанагар.

 

Горур соглашается с тем, что компании должны «избегать пробежки по Силиконовой долине и верить каждой компании, у которой есть крутой девайс». Понимание уровня готовности предприятия к Интернету вещей наряду с постепенным подходом «может помочь организациям пробраться сквозь пелену шумихи».

 

Горур добавляет: «В настоящее время множество разговоров ведется об инфраструктуре ИВ и путях ее реализации. Это важно для общего понимания того, как Интернет вещей работает, но для движения вперед нам нужно вернуть разговор в рамки бизнес-выгоды и отдачи от инвестиций».  

 

Перевод: Вячеслав Гладков

 

Оригинал фото: digitaltrends, businessinsider, digitaldaily, knowledge.wharton.upenn