×
Когда Uber изменит мир?

Uber – популярное приложение, которое дает возможность нелицензированному таксисту подработать, а пассажиру получить более выгодное такси с тем же набором функций и правил, что и в стандартном.

 

Как известно, приложение хранит имя, номер телефона и номер карты пользователя, а также помнит маршрут следования и случаи отказа от услуг. Так что, если не хотите попасть в черный лист, лучше следовать несложным правилам этикета: вызывая такси, пользоваться им вовремя, а отказ мотивировать или компенсировать частью суммы.

 

Причем у программы взаимообратная связь. То есть водителей, подрабатывающих таксистами, тоже обязывают соблюдать приличия, если они не хотят получить выговор и лишиться подработки. У приложения даже есть внутренний сервис под названием God View. С его помощью в компании могут следить за водителями и пассажирами в реальном времени.

 

Армия любителей Uber растет, как и армия недоброжелателей. Правительства многих стран обвиняют сервис в неуплате налогов, а профсоюзы таксистов жалуются на то, что программа лишает честного заработка лицензированных таксистов.

 

Журналисты и читатели в комментариях призывают как удалить приложение Uber с телефонов и не пользоваться сервисом, так и заменить все службы такси в мире одной этой программой.

 

Uber в целом – это очень хорошее, полезное изобретение. Его приложение и сайт позволяют заказать машину в 200 городах мира, к тому же выбрать эту машину по собственному усмотрению, а заодно и водителя, и все это на карте, плюс заплатить за проезд сумму, которая не очень отразится на семейном бюджете.

 

Количество любителей Uber и таксистов на подработке растет и в России. Правда, пока не настолько, как хотелось бы. В любом случае Uber – удача планетарного масштаба для транспортировки пассажиров и один из самых успешных стартапов Силиконовой долины, в который инвесторы вложили 1,7 миллиарда долларов.

 

Еще важнее, что Uber вместе с другими агрегаторами офлайновых услуг, такими как Airbnb, хочет перевернуть индустрию обслуживания. У компании это, кажется, едва ли не официальная миссия – предложить новую концепцию общественного транспорта, дешевую альтернативу такси. Разработчики приложения пытаются приблизить то комфортное и недорогое время, где люди легко справляются со своими повседневными делами, обращаясь друг к другу за помощью напрямую.

 

Водители сервиса – частники, которым, кроме прочего, не приходится платить за лицензию. Чтобы подключиться к системе и принимать заказы, достаточно иметь машину и права, вести себя корректно и помнить про свой рейтинг. У водителей остается 80 % выручки, и некоторые из них неплохо зарабатывают. Поэтому против компании устраивают забастовки таксисты Лондона. Еще бюджетное подразделение Uber запрещают в Германии. А один депутат Госдумы даже попросил президента закрыть сервис в России, поскольку Uber якобы обвалил рынки такси в 50 странах мира. По его мнению, можно предположить, что и российский рынок ждет обвал, так как никто из предпринимателей не выдержит конкуренции при заявленных Uber 99 рублях минимального тарифа, напрямую дотируемого транснациональной корпорацией Google.

 

 

В некоторых странах компания проводит транзакции, пользуясь услугами платежных операторов, зарегистрированных на Бермудах, в Ирландии и Голландии. То есть часть ее выручки не учитывается в налоговых системах тех стран, где она работает.



Uber действует как онлайновый проект, но работать ему приходится в офлайновом мире, и похоже, что первое и второе друг с другом пока не очень совместимо. Допустим, что в теории любой обычный сервис можно радикально улучшить, если перенести его на платформу в интернете. Благодаря фантастическим результатам Uber это явление так и назвали – uberification, а у техблогеров и инвесторов появился повод как-то осмыслить и классифицировать эту новую технологию.

 

Uber устроен примерно так же, как и первые онлайновые компании вроде Google и Facebook. Это операторы-посредники с интерактивным интерфейсом вместо диспетчерской, которые за комиссию связывают миллионы маленьких поставщиков с потребителями. Способ, каким они пытаются решать любые задачи пользователей, заключается в автоматизации всего, что можно автоматизировать. Поэтому обходятся они относительно небольшим количеством ресурсов, крохотным штатом, минимальным набором правил.

 

Плохие законы или высокие цены – это не только повод делать стартап, но, наверно, еще и результат эволюции и компромиссов. Свобода, мобильность, децентрализация – это здорово. Про полезность и достижения стартаперского движения тоже все знают. Оно делает мир лучше.

 

Автор: Степан Мазур