×
Рост трансатлантической электронной экономики

Примечания

Кэтрин А. Новелли

Заместитель министра по экономическому росту, энергии и окружающей среде

Лиссабонский совет

Брюссель, Бельгия

2 июня 2015

 

I. Введение

 

Добрый день. Очень приятно находиться сейчас здесь, в Брюсселе. Я хочу поблагодарить Лиссабонский совет за то, что мы собрались обсудить важную тему: рост трансатлантической электронной экономики.

 

Вопросы электронной экономики в последнее время широко освещаются в новостях, особенно после заявления о создании единого цифрового рынка Европейского союза. Часть своего внимания пресса сосредоточила на огромной важности развития трансатлантической электронной экономики и ее влиянии на весь остальной мир.

 

II. Единый цифровой рынок и история ЕС

 

Работая в американо-европейской торговле на протяжении 30 лет, я поражаюсь тому, насколько сегодняшние дебаты по поводу единого цифрового рынка схожи с предыдущими усилиями по интеграции и унификации национальных рынков Европы. Еще при создании Европейского сообщества стали и угля в 1951 году европейские лидеры заключили соглашения, позволяющие извлекать экономические выгоды на крупных, лучше интегрированных рынках, и убедились, что эти преимущества отражаются и на обычных людях. Огромный шаг вперед на этом пути был сделан в 1992 году, когда европейскими лидерами был впервые создан Единый рынок ЕС с господствующими на нем свободами: свободой движения товаров, услуг, людей и капитала.

 

Единый цифровой рынок

 

В Америке считали, что волнения на Едином европейском рынке приведут к тому, что после 1992 года Европа превратится в «Европу-крепость». По заявлениям некоторых политиков ЕС, существовали опасения, что после 1992 года ЕС будет сосредоточен на создании «европейских чемпионов» и использовании дискриминационных норм и стандартов, чтобы закрыть рынки для компаний, не являющихся членами ЕС. К счастью, политики ЕС увидели хорошие перспективы создания «открытой» экономики в странах Евросоюза. И после многочисленных обсуждений барьеры на Едином рынке были сняты, ЕС стал более глубоко интегрирован, Европа стала более конкурентоспособной на мировом рынке, а также превратилась в глобальную площадку для открытой торговли и инвестирования.

 

Все, в том числе американские компании, были довольны таким исходом и с радостью стали вливать деньги в Европу. Мир снова ликовал два года спустя, когда благодаря действиям США и стран ЕС было принято решение по «Уругвайскому раунду» – так назывались переговоры по вопросам международной торговли – и создана Всемирная торговая организация. Сочетание этих двух важных событий сильно повлияло не только на США и Европу, но и на мировую экономику. Двадцать лет спустя на долю Соединенных Штатов и ЕС приходится одна треть всей мировой торговли товарами и услугами и почти половина мирового производства. А американские компании вложили более 2,4 триллиона долларов инвестиций в Европу, что составляет почти половину от всех прямых иностранных инвестиций США, в то же время компании ЕС инвестировали более 1,7 триллиона долларов в США. Тринадцать миллионов рабочих мест для наших граждан зависят от наших успехов в торговых и инвестиционных отношениях с другими странами.

 

Существует аналогичная перспектива и для единого цифрового рынка Европы. Отмена многих запретов, а также создание единого цифрового рынка из 28 национальных могут способствовать появлению дополнительных 415 миллиардов евро ежегодно в европейской экономике и образованию 3,8 миллиона рабочих мест в ЕС. И это только в цифровой экономике.

 

Некоторые утверждают, что Европа находится позади Америки в цифровом пространстве, поэтому ЕС должен пропагандировать политику, которая сдерживала бы американские компании, а европейские, в свою очередь, смогли бы их «догнать». Но дело в том, что интернет-компании – уже один из самых динамично развивающихся секторов европейской экономики.

 

По данным исследования, опубликованного в 2014 году, с 2000 года в Европе появилось 30 технологических компаний стоимостью 1 миллиард, в то время как в Соединенных Штатах 39 таких компаний в период с 2003 по 2013 год. Некоторые из них всем нам известны, например Spotify (Швеция), King Digital (Великобритания), Zalando (Германия).

 

Spotify

 

Рост цифровой экономики ЕС впечатляет, и при правильной политике по обе стороны Атлантики наши цифровые экономики могут расти еще больше. Мы считаем, что достижение этой цели требует четырех ключевых мер: гибких, совместимых стандартов; эффективных трансграничных потоков данных; расширения высокоскоростного доступа в интернет; интернет-дружественных торговых соглашений.

 

III. Важность стандартов для инноваций и роста

 

Наши цифровые экономики полагаются на гибкие и функционально совместимые стандарты. С учетом того, что сейчас на всей планете насчитывается 4,9 миллиарда подключенных устройств (еще многие миллиарды добавятся в течение следующего десятилетия), нам нужны широко согласованные технические решения и стандарты, обеспечивающие совместимость, безопасность и переносимость цифровых устройств. Одной из сильных сторон цифровой экономики является то, что эти стандарты в основном были разработаны не правительствами, а инженерами-добровольцами, которые знают, какие новшества лучше, и не подвержены влиянию государства.

 

Технические специалисты в крупных, устанавливающих стандарты организациях, таких как World Wide Web Consortium, IEEE или Internet Engineering Task Force, разрабатывают стандарты открыто, совместно, основываясь на принципе широкого участия. Они оказались более чем способны решить вопросы со скоростью и гибкостью, необходимой в условиях быстро меняющейся среды интернета. Мы считаем, поддержка этих процессов принципиальна в интересах как Соединенных Штатов, так и Европы.

 

IV. Важность информационного потока для инноваций и роста

 

Политика, поддерживающая свободный поток данных, так же важна, как гибкие, совместимые стандарты, и абсолютно необходима для функционирования экономики.

 

Трансграничные потоки данных между Соединенными Штатами и Европой уже имеют самый высокий объем в мире, на 50 процентов больше, чем между Соединенными Штатами и Азией, и почти вдвое больше, чем между Соединенными Штатами и Латинской Америкой. Почти 40 процентов потоков данных между Соединенными Штатами и Европой происходят по бизнес- и научно-исследовательским сетям.

 

В сочетании с интернет-магистралями потоки данных позволяют нам обеспечивать широкий спектр видов деятельности. Мы все зависим от электронной почты, в том числе социальных сетей, интернет-сайтов и интернет-банкинга. США и ЕС являются двумя крупнейшими нетто-экспортерами цифровых товаров и услуг к остальной части мира. В 2012 году положительное сальдо торгового баланса Соединенных Штатов в 151 миллиард долларов от цифровых услуг было превзойдено только 168 миллиардами долларов профицита ЕС. Еще более интересно связующее звено между цифровыми услугами и так называемыми «brick-and-mortar economy» (физическим имуществом и недвижимостью, предназначенной для ведения бизнеса, как правило, в сфере ретейла). В Евросоюзе 53 процента цифровых услуг, импортируемых из США (в том числе консалтинг, инженерия, проектирование, финансовые услуги), были использованы в ЕС при производстве физических товаров на экспорт. Аналогичный процент цифровых услуг ЕС пошел на экспорт в США.

 

В то же время многочисленные новые потоки данных увеличивают число вопросов конфиденциальности и безопасности, которые необходимо решить, чтобы сохранить доверие бизнеса, исследователей, новаторов и простых граждан к системе. Соединенные Штаты и Европа должны наладить связи («мосты») и преодолеть любые разногласия таким образом, чтобы сохранять нашу трансатлантическую цифровую экономику здоровой. Программа Safe HarborБезопасная гавань») является ярким примером одного из таких мостов.

Программа Safe Harbor

Поскольку она была создана 15 лет назад, почти 3500 организаций в широком диапазоне отраслей промышленности стали ею сертифицированы. Это большие многонациональные корпорации, средние фирмы, но также и удивительно большое количество малых и средних предприятий, более 60 процентов. Укрепляя и подтверждая основы безопасной гавани, мы можем эффективно работать с европейскими партнерами, чтобы гарантировать, что данные могут быть переданы через границы свободно и безопасно. Мы с нетерпением ждем завершения пересмотра договоров в самом ближайшем будущем.

 

V. Важность доступа к интернету для инноваций и роста

 

Сила интернета – в его универсальности. Чтобы полностью развить перспективы интернета, мы хотим работать с Европейской комиссией и другими странами, чтобы удвоить усилия в области развития, предоставить всем доступ к интернету. К сожалению, преимущества, которые предоставляет интернет экономическому развитию, – доступ к образованию, медицине, информации и всемирным рынкам, заметили еще не все. Почти 60 % всего населения планеты сегодня не имеет доступа к интернету, а в самых бедных странах эта цифра может превышать 95 %.

 

Исследования показывают, что существует прямая связь между подключением к интернету и развитием страны. С каждым 10%-м увеличением покрытия широкополосного доступа к интернету рост ВВП страны увеличивается от 1 до 2 %.

 

Существует причина, почему почти вся Колумбия, большая часть Малайзии и практически вся Кения подключены к интернету, а в Венесуэле, Северной Корее и Эфиопии большая часть населения не имеет к нему доступа. Некоторые правительства сделали гораздо больше, чем другие, чтобы сделать возможным этот доступ. Всем странам – в том числе США и государствам – членам ЕС – нужны четкие и всеобъемлющие национальные планы широкополосного вещания, что помогает привлечь частные инвестиции, поощряет конкуренцию, устраняет бюрократические препятствия и позволяет в полной мере воспользоваться интернетом в школах, библиотеках, общественных центрах и кафе.

 

С учетом этой цели мы ищем пути к партнерству со странами, региональными банками развития, сетевыми инженерами и руководителями промышленности в целях содействия в создании здоровой политики в отношении интернета и существенного увеличения доступа к нему в развивающихся странах.

 

VI. Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство

 

Хотелось бы также сказать несколько слов о влиянии трансатлантической торговли и инвестиционного партнерства, или TTIP, на трансатлантическую цифровую экономику.

 

Как мы все знаем, главной целью почти всех торговых соглашений, в том числе TTIP, является снижение или устранение тарифов и нетарифных барьеров в торговле. Это действует для как физических товаров, предоставляемых через интернет, так и для цифровых предоставляемых услуг.

 

TTIP

 

Что также иногда забывают, это то, как удаление этих барьеров помогает малым, инновационным фирмам, только стартовавшим на рынке. Девяносто девять процентов европейских и американских компаний – более 20 миллионов компаний в Европейском Союзе и 28 миллионов в Соединенных Штатах – маленькие и средние компании, и это более двух третей всех новых рабочих мест в Соединенных Штатах в Европейском Союзе в последние десятилетия. Интернет дал возможность небольшим фирмам быть глобальной компанией с первого дня, с тем же набором возможностей, которым могли бы обладать только крупные компании.

 

Согласно исследованиям института McKinsey, малый и средний бизнес с сильным веб-присутствием заработал в два раза больше, чем те компании, что не позаботились о веб-присутствии. То же самое исследование показало, что подключенные малые и средние компании создали более чем в два раза большее количество рабочих мест.

 

Тем не менее торговые барьеры, которые ограничивают потоки данных, такие как требования по локализации, ухудшают экономический рост. Локализация данных означает, что все технологии или интернет-стартапы будут сталкиваться с гораздо более высокими барьерами для выхода на рынок – они должны построить локальную инфраструктуру в каждой юрисдикции, в которой работают. И затраты на инфраструктуру ошеломляют.

 

Чтобы построить центр обработки данных в Бразилии, Чили и США, по некоторым оценкам, нужно будет потратить 60 900 000 $ в Бразилии, 51 200 000 $ в Чили и 43 $ миллиона в США, плюс огромные объемы дополнительной энергии и других операционных расходов. Это создает чрезвычайно высокие барьеры вступления местных интернет- и технологических компаний в Европе и по всему миру. В наших общих интересах – противодействовать этому и закрепить свободный поток данных в торговых соглашениях, таких как TTIP.

 

VII. Заключение

 

Как Монне и Шуману, создателям европейской идеи, нам известно, что свободный поток товаров, услуг и идей является не только мощной формулой для экономического роста, но также укрепляет мирные демократические объединения, которыми все мы дорожим. Именно поэтому мы убеждены, что Единый цифровой рынок ЕС, что способствует росту, свободе и свободному потоку знаний в ЕС и во всем мире, будет способствовать укреплению трансатлантических связей и мировой экономики. Через TTIP, программу Safe Harbor и десятки других сотрудничеств, направленных на содействие цифровой экономике, мы готовы работать на трансатлантическом рынке, открытом, безопасном и цельном, насколько это возможно.

 

Большое спасибо.

 

Перевод: Вячеслав Гладков

 

Оригинал фото: eurointegration, blog.etilize, mobilemarketingmagazine, madan, en.wikipedia