×
Стив Бланк о технологическом пузыре: «Венчурный капитал не признает, что попал в схему Понци»

Стив Бланк (Steve Blank), создатель схемы «бережливого стартапа» (lean startup), объясняет, как роль венчурного капитала меняется со временем и почему это не принесет ничего хорошего основателям стартапов.

 

Стив Бланк, технический предприниматель и консультирующий профессор, которому принадлежит методология «бережливого стартапа», предупреждает, что пузырь Силиконовой долины (Silicon Valley) собирается лопнуть.  По его мнению, это будет крах, не отличающийся от банкротства доткомов в 2000-х,  отчасти потому, что инвесторы делают необоснованно высокую ставку на частные компании, хотя они и сами не хотят признать, что на них оказывают давление акционеры.

 

«Венчурный капитал не хочет признать, что они являются одной гигантской схемой Понци, – говорит Бланк. – И потом, они играют совместно, потому что они взяли деньги у инвесторов, а те ожидают определенной отдачи, но это больше не честная игра. Вот почему они чувствуют себя как в 1999 году».

 

Чтобы проиллюстрировать свою точку зрения, Бланк дает отсылку к сцене классического фильма 1942 года «Касабланка» (Casasblanca). В ней капитан Рено, начальник французской полиции, настаивает на немедленном закрытии кафе, утверждая, что не знал об азартных играх в нем – моментом позже к нему подходит лакей со словами: «Ваш выигрыш, сэр».

 

Бланк не единственный, кто осуждает пузырь Силиконовой долины. Корень проблемы, как писал Джефф Берковичи (Jeff Bercovici), кроется в том, что инвесторы оценивают многие компании в миллионы и даже миллиарды долларов, хотя шанс, что они окупятся, находится ниже приемлемого значения. Многие из этих компаний приносят малый доход, некоторые приносят нулевой, а часть вовсе убыточна. Даже самые громкие имена в технической сфере могут «похвастаться» стоимостью, которая во много раз превосходит их доходы: по данным за 2015 год от CB Insights, оценка Uber в 50 миллиардов долларов в 100 раз превосходит доходы, оценка Airbnb в 25 миллиардов долларов в 28 раз превосходит доходы.

 

На более широком уровне, по мнению Бланка, поменялась сама основная цель венчурного капитала, поскольку венчурные капиталисты заботятся о продажах и получении прибыли. С их точки зрения, есть «не высказываемое, но твердое правило: нам нужно пять кварталов подряд быть рентабельными и получать доход, чтобы сделать компанию публичной». «Ролью венчурного капитала раньше было научить вас, как превратить свою идею  в прибыльную компанию. Сейчас венчурный капитал представляет собой величайшую глупость».

 

Что произойдет, когда рынок обрушится?

 

Если пузырь лопнет, то это может дать непосредственную выгоду бизнесу: аренда в крупных городах, таких как Нью-Йорк (New York) и Сан-Франциско (San Francisco), может снизиться, проще станет нанимать талантливых инженеров. Впрочем, в долгосрочной перспективе стартапам станет сложнее находить финансирование, а бизнес, который пользуется услугами стартапов, например ведением отчетности, поставами и другими вариантами поддерживающей инфраструктуры, заметит подъем цен либо полное исчезновение этих сервисов с рынка.

 

Бланк повторяет слова Барри Шулера (Barry Schuler), управляющего директора венчурной фирмы Draper Fisher Jurvetson, который ранее высказал на Inc. мнение, что выстоят инвесторы из тех, кто финансирует на поздних стадиях.

 

«Сегодня большая часть ликвидности приходится на долю крупных компаний, что покупают стартапы, и на хедж-фонды, покупающие их в последних раундах. Так что, когда крах случится, это в основном повлияет на тех, кто инвестирует на поздних стадиях», – говорит Бланк. В этом будет состоять отличие от случая, когда пузырь лопался ранее, поскольку «тогда [крах 1999 года] уничтожил и публичные ценности, пострадал не только частный капитал. Ваша бабушка пострадала не меньше».

 

Впрочем, стоит отметить, что некоторые публичные деньги выделяются на финансирование на поздних стадиях, от взаимных находок, таких как Fidelity, Janus и T. Rowe Price, и вплоть до (косвенно) пенсионных хедж-фондов и фондов прямых инвестиций. Пять фондов взаимных инвестиций, которые являются наиболее активными инвесторами в стартапы, сделали 45 инвестиций в 2014 году, что можно сравнить с 18 инвестициями в 2013.

 

Бланк предупреждает, что для предпринимателей картина складывается очевидная: «Стартапам будет все сложнее, сложнее и сложнее находить финансирование, линия ликвидности вернется к старым добрым временам, когда вы действительно должны были приносить деньги, чтобы стать открытой компанией».

 

Перевод: Вячеслав Гладков

 

Оригинал фото: inc