×

Российский рынок бизнес-приложений и ИТ-услуг, 2014–2025 гг. Тенденции разработки бизнес-приложений в мире

Январь 2022 года

Аналитический Отчет (полная версия)

Запросить стоимость полной версии исследования: news@json.tv

Аналитический Отчет (полная версия)

Российский рынок бизнес-приложений и ИТ-услуг, 2014–2025 гг. Тенденции разработки бизнес-приложений в мире
Российский рынок бизнес-приложений и ИТ-услуг, 2014–2025 гг. Тенденции разработки бизнес-приложений в мире
Январь 2022

Российский рынок бизнес-приложений и ИТ-услуг, 2014–2025 гг. Тенденции разработки бизнес-приложений в мире

Январь 2022 года

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы скачать PDF-версию Информационного бюллетеня

Скачать

+7 926 561 09 80; news@json.tv

Пишите, звоните, если есть вопросы

Компания J’son & Partners Consulting представляет краткие результаты исследования российского рынка корпоративного ПО (бизнес-приложений) и ИТ-сервисов за период 2014–2020 гг. (факт) и прогноз до 2025 г. Определены глобальные тенденции и дана оценка российского рынка разработки корпоративного ПО.

 

Оценка российского ИТ-рынка

 

По оценке J’son & Partners Consulting, российский ИТ-рынок в 2020 году составил 892 млрд руб. (в сегментах B2B/B2G). Консультанты прогнозируют, что к 2025 году рынок вырастет в 1,5 раза и составит 1,4 трлн руб. Базовым сценарием данного прогноза является предположение об умеренно успешной реализации программ цифровизации отраслей реального сектора экономики России.

 

Локдаун 2020 года активизировал интерес инвесторов и заказчиков к решениям, позволяющим обеспечить переход к онлайн- и облачной (цифровой) трансформации бизнеса, а также к автоматизированному управлению производственными объектами. 

 

Интерес инвесторов фокусируется в основном на двух группах компаний: на разработчиках и провайдерах базовых облачных сервисов, в особенности сложных видов PaaS, и на разработчиках и провайдерах прикладных отрасле-специфичных сервисов, базирующихся на интенсивном использовании ИТ, таких как онлайн-торговля, онлайн-образование (EdTech), онлайн-банкинг, цифровой контент и другие ориентированные на массовый рынок сервисы, а также B2B-сервисы высокоавтоматизированного адаптивного управления индустриальными объектами.

 

Облачная трансформация, заключающаяся в резком росте уровня автоматизации и интеллектуализации производственных и бизнес-процессов, обеспечивает высокую загрузку ресурсов и низкую удельную себестоимость услуг, является в настоящее время не только стратегией компаний, изначально созданных как облачные провайдеры, но и охватывает все виды традиционных игроков ИКТ-рынка: вендоров, системных интеграторов и операторов сетей связи. При этом облачная трансформация чрезвычайно ресурсоемка – она требует большого объема инвестиций в разработку автономных интеллектуальных процессов и выработку новых моделей кооперации между ИКТ-игроками и заказчиками из не-ИКТ-отраслей.

 

Факторы роста потребления корпоративного ПО (бизнес-приложений) в России и в мире

 

Основными факторами роста потребления корпоративного программного обеспечения и услуг системной интеграции в долгосрочной перспективе будут онлайнизация и цифровизация бизнеса с использованием инфраструктурных и прикладных облачных сервисов.

 

Фактор цифровизации определяет:

 

- расширение функционала используемых приложений, в первую очередь за счет внедрения функционала имитационного моделирования в процессы планирования всех уровней – от стратегического до оперативного;

 

- интеграцию уровней управления – бизнес-, производственного и технологического в единый замкнутый контур оптимизационного управления приводит к резкому росту объема и интенсивности обработки и передачи данных, и, как следствие, требований к ИКТ-инфраструктуре.

 

Фактор облачной трансформации имеет две компоненты:

 

- во-первых, облачная модель расширяет доступную клиентскую базу за пределы сегмента крупных корпоративных потребителей;

 

- во-вторых, генерирует дополнительный спрос на разработку оптимизированных под облачный формат предоставления приложений, замещающих аналогичные, оптимизированные под on-premise модель развертывания, при этом непосредственно этап внедрения приложения упрощается. 

 

Потенциал роста ИТ-рынка России в сравнении с ИТ-рынком США 

 

Моделирование J’son & Partners Consulting показывает, что все рассматриваемые рынки, включая традиционные ИТ-услуги в России, имеют потенциал многократного роста объема потребления. Если ориентироваться на рынок США как на сравнительный показатель максимально достижимого уровня потребления ИТ относительно размера ВВП, то по ИТ-услугам в России имеется потенциал более чем 20-ти кратного роста, по программному обеспечению - 8-и кратного, по аппаратному обеспечению – 3-х кратного. При этом по относительному (удельному) потреблению телеком услуг имеет место паритет между экономиками США и России, что говорит о том, что паритет и по другим составляющим ИКТ также достижим при определенных условиях.

 

В сегментах корпоративного программного обеспечения и ИТ-услуг наибольшим потенциалом обладают связанные с IoT рынки. В первую очередь это рынок облачных аналитических сервисов для инфраструктурных отраслей экономики (промышленность всех переделов, транспорт, энергетика, строительство и эксплуатация зданий и сооружений), а также рынки публичных и гибридных облачных сервисов общего назначения, в настоящее время все еще характеризующиеся крайне низким уровнем проникновения.

 

Потенциал рынка традиционных ИТ-услуг (услуг системной интеграции) связан с ростом проникновения бизнес-приложений, и, как следствие, увеличением потребности в кастомизации и внедрении бизнес-приложений. Она будет связана не только с увеличением клиентской базы – количества компаний, использующих бизнес-приложения, но и с расширением внедряемого функционала и переходом на принцип DevOps, то есть на постоянную модернизацию внедренных приложений. Даже с учетом перехода на микросервисную архитектуру и наличия широкой номенклатуры готовых API трудоемкость постоянной модернизации приложений будет только возрастать, а не снижаться. Особенно это будет заметно по росту внутренних затрат на разработку/внедрение/модернизацию цифровых приложений, которые при определенных условиях можно перевести во внешние (аутсорсинг). 

 

Потребление информационных технологий и телекоммуникационных услуг в США без учета облачных и IoT составило в 2020 году 1 436 млрд долл., что в 41 раз больше чем в России (35 млрд долл. в 2016 году) и почти в три раза больше чем разница размеров экономик США и России по номинальному ВВП (14 раз).

 

Структура ИКТ-рынка также кардинально отличается от российского – см. Таблицу 1 Так, объемы потребления ИТ-услуг в США в 1,6 раза превышают объем потребления аппаратного обеспечения и превышают даже объем потребления телекоммуникационных услуг. В России ИТ-услуги (услуги системной интеграции) – примерно одна четвертая от потребления аппаратного обеспечения. Таким образом, разница в объемах потребления ИТ-услуг в России (менее 2 млрд долл.) и США (470 млрд долл.) составляет 240 раз.

 

 

Важно отметить, что в части потребления ИТ-услуг столь существенная разница (240 раз) обусловлена не только почти пятнадцатикратной разницей в объемах экономик США и России (21 трлн долл. и 1,5 трлн долл. в 2020 году соответственно), но и разницей в уровне проникновения многопользовательских бизнес-приложений в США и России. Так, если в России уровень проникновения многопользовательских средств автоматизации бизнеса можно оценить примерно в 13%, то в США он находится на уровне почти в четыре раза выше – около 80%.

 

Аналогично с объемом и уровнем проникновения облачных сервисов в России и США. Разница в объеме потребления: в США, по разным оценкам, 100-110 млрд долл. в 2020 году, в России 0,9 млрд долл. в 2015 году. То есть разница в объемах потребления составляет 120 раз и также не может быть объяснена лишь разницей в объемах экономик. 

 

Другим принципиальным отличием США от России в сфере ИКТ является то, что если в России потребление ИТ превалирует над созданием ИТ, то США являются не только крупнейшим в мире потребителем ИТ, но и крупнейшим в мире разработчиком информационных технологий и продуктов. Причем речь идет как о проведении научных исследований и разработках базовых технологий и концепций, осуществляемых базирующимися в США крупнейшими глобальными ИТ-разработчиками и облачными провайдерами в тесной кооперации ведущими американскими и зарубежными университетами, так и о коммерциализации этих разработок через развитые механизмы финансирования, «упаковки» технологий в продукты и их продвижения на глобальный рынок.

 

Тем не менее, даже располагая столь мощной индустрией ИТ и крупнейшим в мире рынком сбыта ИТ, США отнюдь не ощущают себя как незыблемого лидера в индустрии ИКТ - в первую очередь из-за активности Китая в этой сфере. В США активно ищут пути дальнейшего развития ИКТ-отрасли. Так, в настоящее время речь идет о переходе от концепции ИКТ как отдельной отрасли к интегрированной концепции, когда ИКТ являются неотъемлемой частью не-ИКТ продуктов и услуг, что кардинально расширяет сферы применения ИКТ. Аналогичные концепции заявлены к реализации в Германии, Японии, Китае и ряде других промышленно развитых стран. В России лишь в 2021 году появились первые признаки понимания сложившейся ситуации со стороны государства и первые попытки ее исправить, в частности, это принятие программы цифровизации российского машиностроения.

 

ИКТ-инфраструктура

 

Однако, для полномасштабной цифровизации отраслей реального сектора экономики требуется ИКТ-инфраструктура нового поколения, в противном случае цифровизация не сможет стать прибыльной и единственным возможным сценарием останется инерционное развитие ИКТ-рынка – см. Рис. 1.

 

 

Границы исследуемого рынка: определения и классификация

 

В настоящем исследовании детально описаны следующие направления бизнеса ИТ-компаний:

 

- Разработка программного обеспечения корпоративного уровня, включая как разработку прикладного ПО (BI/BigData, ERP, ECM, PLM), так и системного ПО (включая формирующийся сегмент разработчиков виртуальных сетевых функций, ПО для платформ Интернета Вещей и пр.).

 

- Услуги системной интеграции (ИТ-консалтинг, проектирование, кастомизация и внедрение программно-аппаратных систем и комплексов, услуги технической поддержки и аутсорсинга эксплуатации систем и комплексов).

 

- Все виды облачных B2B-сервисов (BPaaS, SaaS, PaaS/IaaS, SECaaS и другие), развиваемых как путем создания специализированных облачных провайдеров, так и в рамках провайдеров услуг коммерческих дата-центров.

 

Согласно классификации, используемой J’son&Partners Consulting, в России основными видами традиционных ИТ-услуг, также называемые услугами системной интеграции являются:

 

- Внедрение и интеграция бизнес-приложений, включая как собственно услуги по внедрению, так и управленческий консалтинг (реинжиниринг бизнес-процессов) в составе проектов внедрения. Это наиболее крупный сегмент рынка ИТ-услуг в России.

 

- Тесно связанный с ним сегмент – услуги технической поддержки и аутсорсинга эксплуатации корпоративных автоматизированных систем и рабочих мест, а также специализированной компьютерной техники (кассы, банкоматы, терминалы).

 

- Услуги по проектированию и развертыванию корпоративной ИТ-инфраструктуры (сервера, СХД, ЛВС).

 

Представляя из себя производную от наиболее крупного сегмента ИТ-рынка - поставок аппаратного обеспечения и системного ПО, сегмент услуг по проектированию и развертыванию корпоративной ИТ-инфраструктуры, тем не менее, является наименее крупным сегментом рынка ИТ-услуг. Кроме того, это наименее прозрачный для анализа сегмент, где распространенной практикой является включение стоимости этих работ в конечную цену поставок оборудования. Сегмент ИТ-консалтинга, по мнению J’son&Partners Consulting, отсутствует в России как самостоятельный сегмент рынка. Инжиниринговые услуги по строительству и эксплуатации коммерческой ИКТ-инфраструктуры (объектов связи и дата-центров) в настоящем исследовании не рассматриваются как не относящиеся напрямую к исследуемому рынку услуг разработки, внедрения и кастомизации бизнес-приложений, но это крупный близкий к ИТ рынок, присутствующий в выручке большинства крупных ИТ-компаний в России. Его размер в денежном выражении, по оценкам J’son&Partners Consulting, составил в 2020 году около 35 млрд рублей.

 

Под оцениваемым в настоящем исследовании рынком облачных B2B-сервисов понимается потребление в России следующих корпоративных облачных и web-сервисов: 

 

• Облачные сервисы:
◦ SaaS: транзакционные и аналитические приложения как сервис, офисные и бизнес-приложения как сервис, включая сервисы совместной работы с документами и внутренний документооборот, унифицированные коммуникации как сервис (включая сервисы виртуальных АТС).
◦ IaaS/PaaS: серверные мощности как сервис (IaaS), персональный компьютер как сервис (DaaS) и платформа как сервис (PaaS), отдельно PaaS не выделялся.

 

• Web-сервисы (могут быть классифицированы и как SaaS):
◦ подача отчетности в налоговые и другие контролирующие органы в электронном виде через web-интерфейс,
◦ внешний электронный документооборот, включая юридически значимый, через web-интерфейс,
◦ обмен электронными данными (EDI), через web-интерфейс,

 

• сервисы межмашинных коммуникаций (IoT/M2M) и формирующийся сегмент цифровых бизнес-сервисов B2B2X (IoT с высокой добавленной стоимостью).

 

Рынки аппаратного обеспечения и услуг связи показаны без детального исследования, как компоненты ИКТ-рынка в целом, необходимые для бенчмарка с другими странами.

 

__________________________________ 

 

Информационный бюллетень подготовлен компанией J'son & Partners Consulting. Мы прилагаем все усилия, чтобы предоставлять фактические и прогнозные данные, полностью отражающие ситуацию и имеющиеся в распоряжении на момент выхода материала. J'son & Partners Consulting оставляет за собой право пересматривать данные после публикации отдельными игроками новой официальной информации.

  

 

 

Детальные результаты исследования представлены в полной версии отчета:

 

«Российский рынок бизнес-приложений и ИТ-сервисов: факт за 2014-2020 гг., прогноз на 2021-2025 гг.»

 

Оглавление

 


1.ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ РЕЗЮМЕ


2.ГРАНИЦЫ ИССЛЕДУЕМОГО РЫНКА: ОПРЕДЕЛЕНИЯ И КЛАССИФИКАЦИЯ


3.РОССИЙСКИЙ РЫНОК БИЗНЕС-ПО И ИТ-УСЛУГ – ФАКТ ЗА 2014-2020 гг.
3.1.Объем, динамика и особенности развития рассматриваемого рынка: суммарно и по каждому из рассматриваемых направлений
3.1.1.Услуги системной интеграции (ИТ-консалтинг, проектирование, кастомизация и внедрение программно-аппаратных систем и комплексов, услуги технической поддержки и аутсорсинга эксплуатации систем и комплексов) – потребление в России
3.1.2.Разработка программного обеспечения корпоративного уровня, включая разработку прикладного ПО (BI/BigData, ERP, ECM, PLM) и системного ПО – потребление в России и за рубежом
3.1.3.Облачные и web B2B-сервисы – потребление в России
3.1.4.Оценки по новым рынкам с высоким потенциалом роста – облачные IoT-сервисы и облачная ИКТ-инфраструктура для них
3.2.Клиентская структура рынка и ее трансформация
3.2.1.Горизонтальная структура потребления бизнес-приложений – программное обеспечение и услуги системной интеграции (крупный, средний, малый и микробизнес), оценка уровней проникновения для каждого из основных видов бизнес-приложений, отдельно для on-premise и облачной модели предоставления
3.2.2.Горизонтальная структура потребления ИТ-инфраструктуры и уровни проникновения, отдельно для on-premise и облачной модели предоставления
3.2.3.Отраслевая структура потребления бизнес-приложений – отдельно on-premise и облачной
3.2.4.Отраслевая структура потребления ИТ-инфраструктуры – отдельно on-premise и облачной

 

4.РОССИЙСКИЙ ИТ-РЫНОК НА ФОНЕ ГЛОБАЛЬНЫХ ТЕНДЕНЦИЙ
4.1.Глобальный рынок ИТ и телекома – ключевые технологические и бизнес-тенденции
4.1.1.Глобальный рынок информационно-коммуникационных технологий в целом
4.1.2.Трансформация моделей потребления и создания корпоративных ИТ-решений
4.2.Рынок США как наиболее развитый ИТ-рынок
4.3.Рынок Польши как наиболее близкий по основным показателям к российскому
4.4.Рынок Бразилии как наиболее реалистичная оценка возможного улучшения ситуации на российском ИТ-рынке

 

5.АНАЛИЗ ПОТЕНЦИАЛА РОСТА ИТ-РЫНКА РОССИИ, «ТОЧКИ РОСТА»
5.1.Конвергенция ИТ и телеком-рынков, образование единого трансграничного ИКТ-рынка с отличной от традиционной цепочкой создания добавленной стоимости
5.2.Существующий и потенциально достижимый (на основе анализа бенчмарков) уровень проникновения ИТ-инфраструктуры и ИТ-приложений - как потенциал роста
5.3.Точки роста в разрезе клиентских и продуктовых сегментов
5.3.1.Трансформация бизнес-моделей игроков ИКТ-рынка - феномен бурного роста потребления ИТ со стороны всех горизонтальных сегментов при переходе на облачную модель предоставления ИТ
5.3.2.Технологические новации - «переизобретение ИТ» и переход от модели развертывания ИТ-систем «on-premise» к модели гибридного облака
5.3.2.1.Интеграция контуров IT и OT, введение цифровых двойников и имитационного моделирования
5.3.2.2.Микросервисная cloud-native архитектура
5.3.2.3.Гибридная облачная инфраструктура – проблемы управления
5.3.2.3.1.AWS Wavelength (AWS в партнерстве с операторами сетей 5G)
5.3.2.3.2.Global Mobile Edge Cloud (Google в партнерстве с операторами сетей 5G)
5.3.2.3.3.Azure Edge Zones with Carrier (Microsoft Azure с операторами сетей 5G)
5.4.Оценка возможного влияния заявленных государством программ цифровизации экономики и оценка влияния существующих и возможных мер по поддержке отечественных разработчиков и производителей ИТ-решений
5.4.1.ИКТ-инфраструктура
5.4.2.Отраслевые программы цифровизации и разработка приложений для цифровизации
5.4.3.Кадры

 

6.ПРОГНОЗ ОБЪЕМА И ДИНАМИКИ РАССМАТРИВАЕМОГО РЫНКА В 2021-2025 гг.: СУММАРНО И ПО КАЖДОМУ ИЗ РАССМАТРИВАЕМЫХ НАПРАВЛЕНИЙ
6.1.Объем, динамика и особенности развития рассматриваемого рынка: суммарно и по каждому из рассматриваемых направлений
6.2.Услуги системной интеграции (ИТ-консалтинг, проектирование, кастомизация и внедрение программно-аппаратных систем и комплексов, услуги технической поддержки и аутсорсинга эксплуатации систем и комплексов) – потребление в России
6.3.Разработка программного обеспечения корпоративного уровня, включая разработку прикладного ПО (BI/BigData, ERP, ECM, PLM) и системного ПО – потребление в России и за рубежом
6.4.Все виды облачных и web B2B-сервисов – потребление в России
6.5.Оценки по новым рынкам с высоким потенциалом роста – облачные IoT-сервисы и облачная ИКТ-инфраструктура для них
6.6.Клиентская структура рынка и ее трансформация
6.6.1.Горизонтальная структура потребления бизнес-приложений и ИТ-услуг (крупный, средний, малый и микробизнес), оценка уровней проникновения для каждого из основных видов бизнес-приложений и ИТ-услуг, отдельно для on-premise и облачной модели предоставления
6.6.2.Горизонтальная структура потребления ИТ-инфраструктуры и уровни проникновения, отдельно для on-premise и облачной модели предоставления
6.6.3.Отраслевая структура потребления бизнес-приложений – отдельно on-premise и облачной
6.6.4.Отраслевая структура потребления ИТ-инфраструктуры – отдельно on-premise и облачной

 

7.ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

 


Список рисунков

 


Рис. 1. Российский B2B/B2G ИТ-рынок – потребление в России, млрд. руб.
Рис. 2. Сопоставление структуры ИКТ-рынков России и США и долей сегментов этих рынков в ВВП, 2020 г., %
Рис. 3. Доля рынка доступная для системных интеграторов на этапах жизненного цикла приложений
Рис. 4. Эволюция позиционирования глобальных системных интеграторов
Рис. 5. Объем и структура российского рынка «традиционных» ИТ-услуг (услуг системной интеграции), 2014-2020 гг., млн руб.
Рис. 6. Цифровизация предприятия
Рис. 7. Изменение требований к ИКТ при цифровизации предприятия
Рис. 8. Объем и структура российского рынка услуг заказной разработки корпоративного программного обеспечения, 2014-2020 гг., млрд. руб.
Рис. 9. Экономический эффект от цифровизации основных отраслей экономики России и структура затрат на цифровизацию, прогноз на 2030 год
Рис. 10. Экономический эффект от цифровизации основных отраслей экономики США и структура затрат на цифровизацию, прогноз на 2030 год
Рис. 11. Объем и структура российского рынка облачных сервисов, 2014-2020 гг., млн руб.
Рис. 12. Объем и структура российского рынка облачных IoT-сервисов, 2014-2020 гг., млрд. руб.
Рис. 13. Проникновение облачных IIoT-платформ в России по видам подключенных объектов, факт за 2020 г., %
Рис. 14. «Традиционная» бизнес-модель – модель системного интегратора on-premise ИКТ-систем
Рис. 15. Облачная бизнес-модель предоставления цифровых приложений
Рис. 16. Новации в области автоматизации процессов производства и эксплуатации промышленной продукции
Рис. 17. Новации в архитектуре построения систем автоматизации процессов производства и эксплуатации промышленной продукции
Рис. 18. Сквозные сете-вычислительные слои для гибридных облаков (hybrid virtual private clouds, hybrid VPC) – новый вид сервиса для индустриальных кейсов IoT
Рис. 19. Возможный объем, структура и динамика потребления сервисов распределенных облачных вычислений в России, оценка на период 2020-2025 гг.
Рис. 20. Станочный парк в России, тыс. штук станков, 1992 - 2013 гг.
Рис. 21. Динамика возрастной структуры производственного оборудования в машиностроении России, 1980-2013 гг.
Рис. 22. Динамика износа производственного оборудования в машиностроении России, в % от общей стоимости производственных фондов, 1992-2013 гг.
Рис. 23. Динамика уровня использования производственных мощностей в разрезе отдельных видов продукции машиностроения, в % от рабочего времени, в период 1980-2013 гг.
Рис. 24. Уровень проникновения основных видов средств автоматизации бизнес-процессов на крупных предприятиях в России, % от общего количества крупных предприятий, 2015 год
Рис. 25. Отраслевая структура потребления развертываемых по модели on-premise бизнес-приложений в России, 2020 г.
Рис. 26. Отраслевая структура потребления предоставляемых по модели SaaS бизнес-приложений в России, 2020 г.
Рис. 27. Структура потребления в сегменте «облачных» АСУТП (IIoT-платформ и приложений) по сферам применения, факт за 2020 г., %
Рис. 28. Отраслевая структура потребления развертываемой по модели on-premise ИТ-инфраструктуры в России, 2020 г.
Рис. 29. Отраслевая структура потребления предоставляемой по моделям IaaS и PaaS ИТ-инфраструктуры в России, 2020 г.
Рис. 30. Объем, структура и динамика глобального рынка публичных облачных сервисов в 2019 – 2020 гг. и ее прогноз на 2021-2022 гг., млрд долл. США
Рис. 31. Объем, структура и динамика глобального рынка телекоммуникационных услуг в 2016 – 2020 гг. и ее прогноз до 2025 г., млрд долл. США
Рис. 32. Уровни интеллектуальности и автономности в управлении ИКТ-инфраструктурой и сервисами
Рис. 33. Уровень затрат на персонал исполняющий NMS/OSS/BSS-процессы относительно выручки для уровней автоматизации и интеллектуализации L0-L1 (традиционные телекомы) и L2-L3 (облачные провайдеры SECaaS, SDWANaaS, CDNaaS), %, 2020 г.
Рис. 34. Уровень затрат на НИОКР относительно выручки для уровней автоматизации L0-L1 (традиционные телекомы) и L2-L3 (облачные провайдеры SECaaS, SDWANaaS, CDNaaS), %, 2020 г.
Рис. 35. Понятие сквозного сетевого слоя
Рис. 36. Модель взаимодействия между операторами доменов, кросс-доменного слоя и потребителя кросс-доменного слоя
Рис. 37. Сквозной сетевой слой и кросс-доменная оркестрация в Релизе 16 стандарта 5G
Рис. 38. Логика кросс-доменной оркестрации на примере сквозного слоя для автономного автотранспорта, использующего ресурсы доменов 5G RAN, MEC, транспортных и магистральных сетей с SDN и корневых дата-центров
Рис. 39. Максимально достижимое в России проникновение облачных SCADA/MES (IIoT-платформ и приложений) в сопоставлении с реалистичным прогнозом на 2025 г., %
Рис. 40. Максимально достижимый в России объем потребления облачных SCADA/MES (IIoT-платформ и приложений) в денежном выражении в сопоставлении с реалистичным прогнозом на 2025 г., млн. долл.
Рис. 41. Потенциальный объем российского потребления сете-вычислительных облачных сервисов для создания распределенных гибридных облачных инфраструктур, млн. долл.
Рис. 42. Развитие экосистемы индустриальных облачных IoT-платформ и приложений
Рис. 43. Микросервисная архитектура приложений
Рис. 44. Развитие экосистемы индустриальных облачных IoT-платформ и приложений
Рис. 45. Развитие экосистемы индустриальных облачных IoT-платформ и приложений
Рис. 46. Функциональная архитектура системы управления для AWS Wavelenght
Рис. 47. Замкнутый автономный контур системы управления для AWS Wavelenght
Рис. 48. Программное управление сетевой и вычислительной инфраструктурой AWS Wavelength, текущий облик сервиса - реконструкция на основе публичных данных
Рис. 49. Программное управление сетевой и вычислительной инфраструктурой AWS Wavelength, текущий облик сервиса - реконструкция на основе публичных данных
Рис. 50. Возможность комбинирования виртуализованных служебных функций для различных инстансов сетевых слоев
Рис. 51. Функциональная схема платформы Google Anthos используемой для автоматизации NMS/OSS/BSS-процессов сервисов распределенных вычислений
Рис. 52. Логическая схема выбора конфигурации размещения и масштабирования распределенных элементов приложения
Рис. 53. Возможности платформы MS Azure for operators
Рис. 54. Сценарии цифровизации отраслей реального сектора российской экономики
Рис. 55. Распределение трафика в глобальных сетях по его видам и оценка объема трафика в 2021 году, зеттабайт (Зб) в год
Рис. 55. Зависимость между эволюцией технологий DWDM и снижением удельной себестоимости организации полосы 1 Мбит/с на расстояние 10 тыс. км
Рис. 49. Структура трафика в сетях распределенных вычислений с MEC
Рис. 58. Российский B2B/B2G ИТ-рынок – потребление в России, факт на 2020 г., прогноз на 2021-2025 гг., млрд. руб.
Рис. 59. Объем и структура российского рынка «традиционных» ИТ-услуг (услуг системной интеграции), 2020-2025 гг., млн руб.
Рис. 60. Объем и структура российского рынка услуг заказной разработки корпоративного программного обеспечения, 2020-2025 гг., млрд. руб.
Рис. 61. Объем и структура российского рынка облачных сервисов, факт за 2020 г., прогноз 2020-2025 гг., млн руб.
Рис. 62. Объем и структура российского рынка облачных IoT-сервисов, факт за 2020 г., прогноз на 2020-2025 гг., млрд. руб.
Рис. 63. Проникновение облачных IIoT-платформ в России по видам подключенных объектов, прогноз на 2025 г., %
Рис. 64. Отраслевая структура потребления развертываемых по модели on-premise бизнес-приложений в России, факт за 2020 г., прогноз на 2025 г.
Рис. 65. Отраслевая структура потребления предоставляемых по модели SaaS бизнес-приложений в России, факт за 2020 г., прогноз на 2025 г.
Рис. 66. Структура потребления в сегменте «облачных» АСУТП (IIoT-платформ и приложений) по сферам применения, факт за 2020 г., прогноз на 2025 г., %
Рис. 67. Отраслевая структура потребления развертываемой по модели on-premise ИТ-инфраструктуры в России, 2020 г.
Рис. 68. Отраслевая структура потребления предоставляемой по моделям IaaS и PaaS ИТ-инфраструктуры в России, факт за 2020 г., прогноз на 2025 г.

 

Список таблиц

 


Таблица 1. Бизнес-SaaS: расхождение факта за 2020 г. с консервативным (инерционным) и агрессивным прогнозами 2017 года
Таблица 2. UCaaS и ВАТС: расхождение факта за 2020 г. с консервативным (инерционным) и агрессивным прогнозами 2017 года
Таблица 3. IaaS и PaaS: расхождение факта за 2020 г. с консервативным (инерционным) и агрессивным прогнозами 2017 года
Таблица 4. Многопользовательские приложения для автоматизации бизнес-процессов: горизонтальное распределение абонентской базы и проникновение, факт за 2014 и 2020 гг.
Таблица 5. Многопользовательские приложения для автоматизации бизнес-процессов: горизонтальная структура рынка в деньгах и компаниях-пользователях, факт за 2014 и 2020 гг.
Таблица 6. UCaaS и ВАТС: проникновение и горизонтальная структура рынка в деньгах и компаниях-пользователях, факт за 2014 и 2020 гг.
Таблица 7. Web-ЭДО: проникновение и горизонтальная структура рынка в деньгах и компаниях-пользователях, факт за 2018 и 2020 гг.
Таблица 8. On-premise сервера и СХД: проникновение и горизонтальная структура рынка в деньгах и компаниях-пользователях, факт за 2014 и 2020 гг.
Таблица 9. IaaS и PaaS: проникновение и горизонтальная структура рынка в деньгах и компаниях-пользователях, факт за 2014 и 2020 гг.
Таблица 10. SECaaS: проникновение и горизонтальная структура рынка в деньгах и компаниях-пользователях, факт за 2015 и 2020 гг.
Таблица 11. Глобальное потребление информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), факт за 2015 и 2020 гг., прогноз на 2021-2022 гг., млрд. долл. США (объем) и % (динамика к предыдущему году)
Таблица 12. Объем и структура «традиционных» ИКТ-рынков США и России, млн. долл. США и %, 2020 г.
Таблица 13. Объем и динамика внутреннего потребления «традиционных» ИКТ в Польше и России в 2014-2020 годах, отдельно - объем и доля потребления ИТ-услуг (услуг системной интеграции), млн. евро и %
Таблица 14. Объем и структура ИКТ-рынков Бразилии и России в 2018 и 2020 годах, млн. долл. США и %
Таблица 15. Проникновение многопользовательских приложений для автоматизации бизнес-процессов: реалистичный прогноз на 2025 г. и максимально достижимый уровень проникновения
Таблица 16. Проникновение Бизнес-SaaS: факт за 2020 г., прогноз на 2025 г. в сопоставлении с агрессивным прогнозом 2017 года на 2021-2023 гг., %
Таблица 17. Проникновение UCaaS и ВАТС: факт за 2020 г., прогноз на 2025 г. в сопоставлении с агрессивным прогнозом 2017 года на 2021-2023 гг., %
Таблица 18. Проникновение IaaS и PaaS: факт за 2020 г., прогноз на 2025 г. в сопоставлении с агрессивным прогнозом 2017 года на 2021-2023 гг., %
Таблица 19. Многопользовательские приложения для автоматизации бизнес-процессов: горизонтальное распределение абонентской базы и проникновение, факт за 2020 г., прогноз на 2025 г.
Таблица 20. Многопользовательские приложения для автоматизации бизнес-процессов: горизонтальная структура рынка в деньгах и компаниях-пользователях, факт за 2020 г., прогноз на 2025 г.
Таблица 21. UCaaS и ВАТС: проникновение и горизонтальная структура рынка в деньгах и компаниях-пользователях, факт за 2020 г., прогноз на 2025 г.
Таблица 22. Web-ЭДО: проникновение и горизонтальная структура рынка в деньгах и компаниях-пользователях, факт за 2020 г., прогноз на 2025 г.
Таблица 23. On-premise сервера и СХД: проникновение и горизонтальная структура рынка в деньгах и компаниях-пользователях, факт за 2020 г., прогноз на 2025 г.
Таблица 24. IaaS и PaaS: проникновение и горизонтальная структура рынка в деньгах и компаниях-пользователях, факт за 2020 г., прогноз на 2025 г.
Таблица 25. SECaaS: проникновение и горизонтальная структура рынка в деньгах и компаниях-пользователях, факт за 2020 г., прогноз на 2025 г.