×

Рынок бизнес-SaaS в России в 2020 году и прогноз на 2021-2025 гг

Май 2021 года

Аналитический Отчет (полная версия)

Запросить стоимость полной версии исследования: news@json.tv

Аналитический Отчет (полная версия)

Рынок бизнес-SaaS в России в 2020 году и прогноз на 2021-2025 гг
Рынок бизнес-SaaS в России в 2020 году и прогноз на 2021-2025 гг
Май 2021

Рынок бизнес-SaaS в России в 2020 году и прогноз на 2021-2025 гг

Май 2021 года

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы скачать PDF-версию Информационного бюллетеня

Скачать

+7 926 561 09 80; news@json.tv

Пишите, звоните, если есть вопросы

Компания J’son & Partners Consulting завершила подготовку исследования российского рынка бизнес-SaaS по итогам 2020 г. и сформировала прогноз его развития на период 2021-2025 гг. Результаты исследования показывают, что несмотря на начальный этап своего развития и крайне малый размер – 11,5 млрд. руб. в 2020 году, с 2018 года российский рынок бизнес-SaaS демонстрирует устойчивое замедление темпов роста, и эта негативная тенденция не изменилась в 2020 году даже несмотря на массовый перевод офисного персонала на удаленную работу. При этом проникновение основных видов облачных бизнес-приложений находится на уровне менее 10% от общего количества хозяйствующих субъектов, имеющих широкополосное подключение к сети Интернет. В период 2021-2025 гг. ожидается что темпы роста рынка бизнес-SaaS в России упадут ниже 10% в год в денежном выражении.

 

Российский рынок бизнес-SaaS в 2014-2020 годах

 

Под бизнес-приложениями, предоставляемыми по модели SaaS, в настоящем исследовании понимаются транзакционные и аналитические приложения (учетные, CRM, ERP, BI) и приложения класса Enterprise Content Management (ECM), включая офисные приложения и системы управления веб-сайтами (Content Management Systems, CMS). Таким образом, бизнес-SaaS представляют из себя многопользовательские приложения, позволяющие создать единое информационное пространство предприятия и автоматизировать информационный обмен в рамках сквозных производственных и бизнес-процессов. Это своего рода минимальный «джентельменский набор», необходимый для организации цифрового (виртуализованного) рабочего места офисного персонала. Подобная трансформация и виртуализация «рабочего инвентаря» меняет принципы офисной работы и позволяет организовать дистанционную занятость (занятость без территориальной и аппаратной привязки к офису) для эффективной работы распределенных команд. В рамки исследования не включены не входящие в этот набор, но обычно относимые к бизнес-SaaS веб-сервисы внешнего электронного документооборота - рынок данного вида сервисов описан в отдельном отчете.

 

По оценке J'son & Partners Consulting, в 2020 году рынок рассматриваемых видов бизнес-SaaS в денежном выражении вырос на 28% и достиг 11,5 млрд. руб. Согласно уточненным данным, в 2019 году рынок в денежном выражении вырос на 29%, в 2018 году на 37%, в 2017 году на 56%. Таким образом, негативная тенденция снижения темпов роста рынка бизнес-SaaS в денежном выражении, отмечавшаяся в 2018-2019 годах, не изменилась в 2020 году даже на фоне массового перевода офисного персонала на удаленную работу.

 

Наряду с объемом выручки и количеством пользователей, ключевым показателем развития рынка является уровень проникновения. Для сервисов бизнес-SaaS целевой уровень проникновения должен быть выше уровня проникновения on-premise бизнес-ПО, который по данным J’son&Partners Consulting составлял в России в 2015 году чуть более 21% от общего количества действующих хозяйствующих субъектов, имеющих ШПД-подключение. По итогам 2020 года общий уровень проникновения бизнес-SaaS в России пока остается низким – на уровне менее 10%. Даже с учетом проникновения IaaS/PaaS, общий уровень проникновения приложений, предоставляемых и/или развертываемых по облачной модели, составляет существенно менее 15%. 

 

По данным J'son & Partners Consulting, в 2020 году отраслевая структура потребления бизнес-SaaS в России не изменилась: как и в 2019 году 80% потребления пришлось на предприятия торговли и сферы услуг, включая финансовые и телекоммуникационные организации (см. Рис. 1). Распределение пользователей бизнес-SaaS по отраслям близка к отраслевой структуре рынка в денежном выражении ввиду отсутствия существенных различий в ARPU пользователей различных отраслей. Эта структура стабильно смещена в сторону гипертрофированной доли торговли и сферы услуг, и за период 2014-2020 гг. не было отмечено существенных изменений.

 

 

Перспективы российского рынка бизнес-SaaS на период 2021-2025 гг.

 

С 2014 года рынок бизнес-SaaS в России вырос в пять раз по количеству компаний-пользователей и почти в девять раз в денежном выражении, что соответствует ежегодному росту с CAGR на уровне 43%. Однако налицо замедление темпов роста рынка в 2018-2020 гг. как по клиентской базе, так и в денежном выражении, имеющее место на фоне крайне незначительного абсолютного размера рынка бизнес-SaaS, который по своему объему в денежном выражении равен объему рынка Виртуальных АТС, то есть такой же как рынок отдельно взятой наиболее простой функциональности SaaS.

 

Более того, заметно «окукливание» спроса на бизнес-SaaS в России - рынок в значительной степени развивается за счет крайне ограниченного круга потребителей, которые расширяют используемую номенклатуру приложений, и в меньшей степени – за счет расширения круга потребителей, то есть за счет роста проникновения. 

 

Особенно тревожно то что это «окукливание» происходит преимущественно внутри двух вертикалей – торговли и сферы услуг. Предприятия именно этих отраслей наиболее пострадали от локдауна 2020 года, что не позволило рынку бизнес-SaaS воспользоваться возможностями предоставляемыми переводом офисного персонала на удаленную занятость. 

 

Долгосрочные последствия искаженной в пользу торговли и сферы услуг структуры рынка бизнес-SaaS связаны с тем что полномасштабная цифровизация этих отраслей глубоко убыточна (Рис. 2), соответственно, они не смогут выступить как независимый хозяйствующий субъект цифровой экономики, и будут вынуждены превратиться в сервисные подразделения производственных и транспортно-логистических компаний.

 

Представленное на Рис. 2 расчетное распределение потенциального экономического эффекта от цифровизации отраслей реального сектора экономики России показывает, что удельный экономический эффект тем выше чем больше создаваемая в отрасли добавленная стоимость. В этой связи следует отметить что в отраслевой структуре российской экономики имеет место крайне низкая доля бизнесов, создающих значительный размер добавленной стоимости, в первую очередь это промышленность высоких переделов. При этом удельные1 затраты на цифровизацию распределены обратно пропорционально экономическому эффекту – максимум затрат приходится на этап розничного распределения потребительской ценности, то есть на сферу розничной торговли и услуг населению.

 

 

Особенно это заметно в структуре экономик крупных городов.  Например, в Москве – крупнейшей в России и одной из крупнейших в мире городских агломераций, доля обрабатывающих производств составила в 2016 году, по данным официальной статистики, всего 12%, а доля торговли (включая торговлю недвижимостью) и сферы услуг (включая телекоммуникационные и финансовые услуги) – 79%. Отметим, что отраслевая структура потребления бизнес-SaaS (Рис. 1) в точности соответствует структуре ВРП крупных городов.

 

Особенность бизнеса предприятий торговли и сферы услуг состоит в относительно невысоких требованиях к функционалу средств автоматизации, которые, как правило, ограничиваются функционалом офисных, учетных и CRM приложений. В настоящее время рынок бизнес-SaaS в России растет именно за счет таких приложений. Таким образом, фактор роста за счет расширения потребляемого функционала, и, как следствие, увеличения ARPU, пока не реализован.

 

России нужны национальные отраслевые программы цифровизации, направленные на реализацию идеологии сквозного оптимизационного управления, охватывающего не только торгово-посредническую деятельность и сферу услуг, но и все отрасли промышленности, логистики и транспорта. Только полноценная реализация таких программ создаст необходимые предпосылки для использования полнофункциональных средств автоматизации всеми участниками цепочек создания и распределения добавленной стоимости продуктов и услуг, и, как следствие, обеспечит быстрый рост рынка бизнес-SaaS в России в денежном выражении и количестве компаний-пользователей.

 

В отсутствие таких программ рынок бизнес-SaaS в России в период 2021-2025 гг. продолжит демонстрировать устойчивое замедление темпов роста - уже в 2023 году они упадут ниже 10% на фоне снижения ARPU в течение всего периода прогнозирования. Отметим, что столь незначительный объем рынка облачных бизнес-приложений не позволит окупить вложения в развитие сетей нового поколения, включая сети 5G.

 

 

__________________________________ 

 

Информационный бюллетень подготовлен компанией J'son & Partners Consulting. Мы прилагаем все усилия, чтобы предоставлять фактические и прогнозные данные, полностью отражающие ситуацию и имеющиеся в распоряжении на момент выхода материала. J'son & Partners Consulting оставляет за собой право пересматривать данные после публикации отдельными игроками новой официальной информации.

  

 

Детальные результаты исследования представлены в полной версии отчета


«Российский рынок бизнес-SaaS в 2014-2020 гг. Прогноз до 2025 г.»


Содержание


1.ОПРЕДЕЛЕНИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ
2.РЫНОК
2.1.ОСНОВНЫЕ ВИДЫ ИГРОКОВ
2.2.ОБЪЕМ, ДИНАМИКА И СТРУКТУРА РЫНКА
2.2.1.Объем и динамика рынка в 2014-2020 гг.
2.2.2.Объем и динамика в сегментах рынка в 2014-2020 гг.
2.2.2.1.Офисные пакеты приложений в формате SaaS
2.2.2.2.E-commerce as a Service
2.2.2.3.Учетные облачные сервисы и ERPaaS начального уровня
2.2.2.4.CRMaaS
2.2.2.5.Полнофункциональные ERP и BI aaS и их элементы
2.2.3.Структура рынка в вертикальном (отраслевом) разрезе
2.2.4.Структура рынка в горизонтальном разрезе
2.2.5.Структура рынка в территориальном разрезе
2.3.ДРАЙВЕРЫ
2.4.СДЕРЖИВАЮЩИЕ ФАКТОРЫ
2.5.ТЕНДЕНЦИИ И ПРОГНОЗЫ
2.5.1.Прогноз количества предприятий-пользователей
2.5.2.Прогноз объема рынка в денежном выражении
2.5.3.Прогноз динамики ARPU
2.5.4.Прогноз изменения структуры рынка
2.5.5.Прогноз положения игроков рынка
3.МОДЕЛЬ РЫНКА
3.1.МЕТОДИКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МОДЕЛИ РЫНКА

 

Список рисунков

 

Рис. 1. Доли основных групп игроков рынка по выручке, %, 2014 и 2020 гг.
Рис. 2. Доли основных групп игроков рынка по размеру клиентской базы, %, 2014 и 2020 гг.
Рис. 3. Положение игроков в горизонтальных сегментах рынка (по выручке): российские провайдеры/вендоры бизнес-SaaS, %, 2014 и 2020 гг.
Рис. 4. Положение игроков в горизонтальных сегментах рынка (по выручке): глобальные провайдеры/вендоры бизнес-SaaS, %, 2014 и 2020 гг.
Рис. 5. Объем рынка бизнес-SaaS в натуральном выражении, юр. лиц., 2014-2020 гг.
Рис. 6. Объем рынка бизнес-SaaS в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2014-2020 гг.
Рис. 7. ARPU на рынке бизнес-SaaS, рублей без НДС, 2014-2020 гг.
Рис. 8. ARPU в горизонтальных сегментах рынка, рублей без НДС, 2014-2020 гг.
Рис. 9. Проникновение сервисов бизнес-SaaS в России: общее и в горизонтальных сегментах рынка, % от общего кол-ва хозяйствующих субъектов имеющих ШПД-подключение, %, 2014-2020 гг.
Рис. 10. Структура рынка бизнес-SaaS в России по видам приложений в денежном выражении, в % и млн руб. без НДС, 2014-2020 гг.
Рис. 11. Структура рынка бизнес-SaaS в России в натуральном выражении, в % и кол-ве компаний-потребителей, 2014-2020 гг.
Рис. 12. Объем рынка офисных SaaS в натуральном выражении, юр. лиц., 2014-2020 гг.
Рис. 13. Объем рынка офисных SaaS в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2014-2020 гг.
Рис. 14. ARPU на рынке офисных SaaS, рублей без НДС, 2014-2020 гг.
Рис. 15. Объем рынка e-commerce aaS в натуральном выражении, юр. лиц., 2014-2020 гг.
Рис. 16. Объем рынка e-commerce aaS в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2014-2020 гг.
Рис. 17. ARPU на рынке e-commerce aaS, рублей без НДС, 2014-2020 гг.
Рис. 18. Объем рынка облачных учетных систем в натуральном выражении, юр. лиц., 2014-2020 гг.
Рис. 19. Объем рынка облачных учетных систем в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2014-2020 гг.
Рис. 20. ARPU на рынке облачных учетных систем, рублей без НДС, 2014-2019 гг.
Рис. 21. Объем рынка облачных CRM в натуральном выражении, юр. лиц., 2014-2020 гг.
Рис. 22. Объем рынка облачных CRM в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2014-2020 гг.
Рис. 23. ARPU на рынке облачных CRM систем, рублей без НДС, 2014-2020 гг.
Рис. 24. Объем рынка облачных ERP и BI в натуральном выражении, юр. лиц., 2014-2020 гг.
Рис. 25. Объем рынка облачных ERP и BI в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2014-2020 гг.
Рис. 26. ARPU на рынке облачных ERP и BI систем, рублей без НДС, 2014-2020 гг. 28
Рис. 27. Формирующаяся глобальная экосистема IoT-платформ и приложений для реализации бизнес-моделей цифровой экономики в промышленности
Рис. 28. Структура пользователей бизнес-SaaS по вертикалям (отраслям), %, 2020 г.
Рис. 29. Горизонтальная (по размеру компаний-пользователей) структура рынка бизнес-SaaS в денежном выражении, %, 2014-2020 г.
Рис. 30. Горизонтальная (по размеру компаний-пользователей) структура рынка бизнес-SaaS в натуральном выражении, %, 2014-2020 г.
Рис. 31. Территориальное распределение потребления бизнес-SaaS в России в денежном выражении, %, 2014-2020 гг.
Рис. 32. Территориальное распределение потребления IaaS в России в натуральном выражении, %, 2014-2020 гг.
Рис. 33. Уровень производительности труда в России относительно США и причины низкой производительности труда в России, 2009 г.
Рис. 34. Проникновение функционала учетных, ERP и BI-систем в России, крупный и малый бизнес, 2015 г.
Рис. 35. Кибер-физический продукт-сервис как базовый элемент цифровой экономики
Рис. 36. Оценка распределения возможного экономического эффекта от цифровизации по отраслям, Россия, 2030 г.
Рис. 37. Прогноз по проникновению бизнес-SaaS в России, %, 2025 год в сопоставлении с фактом за 2020 год
Рис. 38. Прогноз объема рынка бизнес-SaaS в натуральном выражении, юр. лиц. – уникальных пользователей SaaS, 2020 г. факт, 2021-2025 гг. прогноз
Рис. 39. Прогноз объема рынка бизнес-SaaS в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2020 г. факт, 2021-2025 гг. прогноз
Рис. 40. Прогноз динамики ARPU, рублей без НДС, 2020 г. факт, 2021-2025 гг. прогноз
Рис. 40. Прогноз ARPU в горизонтальных сегментах, рублей без НДС, 2025 год в сопоставлении с фактом за 2020 год
Рис. 42. Прогноз распределения компаний-пользователей бизнес-SaaS по вертикалям (отраслям), %, 2025 г.
Рис. 43. Горизонтальная (по размеру компаний-пользователей) структура рынка бизнес-SaaS в денежном выражении, %, 2020 г. (факт) и 2025 г. (прогноз)
Рис. 44. Горизонтальная (по размеру компаний-пользователей) структура рынка бизнес-SaaS в натуральном выражении, %, 2020 г. (факт) и 2025 г. (прогноз)
Рис. 45. Территориальная структура рынка бизнес-SaaS в денежном выражении, %, 2020 г. (факт) и 2025 г. (прогноз)
Рис. 46. Территориальная структура рынка бизнес-SaaS в натуральном выражении, %, 2020 г. (факт) и 2025 г. (прогноз)
Рис. 47. Доли основных групп игроков рынка по выручке, %, 2020 г. (факт) и 2025 г. (прогноз)
Рис. 48. Доли основных групп игроков рынка по размеру клиентской базы, %, 2020 г. (факт) и 2025 г. (прогноз)
Рис. 48. Положение игроков в горизонтальных сегментах рынка (по выручке): российские провайдеры бизнес-SaaS, %, факт за 2020 г. и прогноз на 2025 г.
Рис. 49. Положение игроков в горизонтальных сегментах рынка (по выручке): глобальные провайдеры бизнес-SaaS, %, факт за 2020 г. и прогноз на 2025 г.
Рис. 51. Распределение доли игрока рынка на шкале ARPU